Золотая коллекция

Нури Аль-Малики

Мы сможем выжить, только построив единое государство, единое гражданское общество

Мне хотелось бы прежде всего поблагодарить Президента России г-на Путина за приглашение посетить вашу страну и уважаемого главного редактора журнала «Международная жизнь» за предоставленную возможность рассказать об Ираке и его внешней политике, о пути, которым пришлось пройти нашему государству, а также о тех вызовах, с которыми оно сегодня сталкивается. Не сомневаюсь, что тот непростой период, который переживает сейчас весь мир, отложил свой отпечаток и на ситуацию в Ираке. Рад выступить перед вами, уважаемые господа дипломаты и журналисты.

Дамы и господа! Вы знаете, где расположен Ирак, вы знаете его историю. Это страна великих цивилизаций, живущая по законам шариата. Ирак унаследовал древнюю культуру и историю месопотамской цивилизации. Наша страна всегда играла большую роль в истории человечества, когда-то поделившись с остальным миром многими своими достижениями, которыми люди пользуются и сегодня. Ирак богат своей историей, обладает большим человеческим потенциалом и широкими экономическими возможностями. Мы также имеем огромные запасы нефти и газа. Все эти факторы должны сыграть позитивную роль в процессе развития самого Ирака и его взаимодействия с другими странами мира.

Сегодня мы живем в новом мире. В этой связи мы будем говорить не только об Ираке, но и о современном мире в целом, пережившем две мировые и одну холодную войну. Сегодня мировая политика уже не опирается на какие-то группировки или полюса. Мы говорим сейчас о мире, основой которого являются общенациональные гражданские государства. В то же время мы - свидетели того, как те, кто обладает правом решающего голоса, предпринимают многочисленные попытки навязать свои условия отдельным государствам. Но так или иначе, мы вступаем в этот новый мир, который должен опираться на справедливость и обеспечивать свободу людям. Мы должны стремиться к построению мира, в котором не будет угнетения, где государства будут жить в системе новых отношений. Во избежание повторения ошибок должны быть учтены уроки истории для ранее угнетающих и угнетенных государств. Мы с надеждой следим за рождающимся новым миром. Любое государство должно заботиться о своих гражданах. Государства должны обмениваться накопленным ими опытом в области науки и культуры и оказывать друг другу поддержку.

Сегодня поговорим с вами о новом Ираке во всех смыслах этого слова. Наша внешняя политика опирается на два фактора: на ситуацию в мире и регионе, а также на то положение дел, которое имеет место в самом Ираке. Постараюсь быть кратким в изложении сути внешней политики Ирака.


Многосторонняя дипломатия

Александр Грушко

В военно-политической сфере не изжито полностью блоковое мышление

«Международная жизнь»: Как вы оцениваете динамику отношений России и НАТО сегодня, что является главным для конструктивного развития этих отношений?

 

Александр Грушко: Динамика есть, но, к сожалению, изменения военно-политического ландшафта в Евро-Атлантике сегодня явно не поспевают за трендами интеграции, взаимозависимости во всех ключевых областях межгосударственных и хозяйственных связей. Если говорить о России, то абсолютно все векторы ее развития связаны с наращиванием взаимодействия с внешним миром и дальнейшим встраиванием в глобальные экономические процессы.

Вместе с тем в военно-политической сфере не изжито полностью блоковое мышление. До нас доносятся призывы к «сдерживанию» России. Продолжается процесс расширения НАТО. Лишенный смысла в новых реалиях, этот процесс генерирует поиск противника, подогревает стереотипы поведения «прифронтовых государств».


Многосторонняя дипломатия

Андрей Келин

Россия и ОБСЕ

В2015 году ОБСЕ будет отмечать 40-летнюю годовщину хельсинкского Заключительного акта (ХЗА), ознаменовавшего собой начало общеевропейского процесса и рождение новой международной структуры. В венской штаб-квартире ОБСЕ начались дискуссии о пройденном пути и перспективах Организации. Ряд делегаций выступают за то, чтобы поднять ее роль в изменившейся ситуации в сфере безопасности в Евро-Атлантике и вернуть ее на «передовую» международных отношений. В связи с этим хотелось бы поговорить о роли ОБСЕ в условиях нарастающей «институциональной тесноты» в Европе и месте Организации в арсенале внешнеполитических инструментов России.

Наши соотечественники и российские туристы, посещающие Вену, часто бывают на площади, где находится величественный дворцовый комплекс - бывшая резиденция австрийской императорской семьи Габсбургов - Хофбург. Многие обращают внимание на развивающиеся флаги с аббревиатурой «ОБСЕ». Но, к сожалению, сегодня уже далеко не все знают, что именно здесь располагается штаб-квартира одной из крупнейших в мире региональных политических организаций, где работают над злободневными вопросами безопасности на пространстве от Ванкувера до Владивостока представители 56 государств.

Снижение авторитета венского форума, его роли в панъевропейских делах и как следствие - спад интереса к нему со стороны общественности очевидны. Действующий председатель ОБСЕ, вице-премьер, министр иностранных дел и торговли Ирландии Э.Гилмор, как-то с грустью признал: «ОБСЕ сейчас не та организация, о которой думают министры иностранных дел, просыпаясь по утрам». Действительно, в настоящее время Организация переживает нелегкие времена. О ее минусах не говорит только ленивый. Они всем известны - раскол на «демократический Запад» и «постсоветский Восток», практика двойных стандартов, тематические и географические перекосы, попытки использовать институты ОБСЕ для механического насаждения в постсоветских и других странах, не охваченных НАТО и Евросоюзом, неолиберальных моделей построения демократии без учета национальных особенностей, цивилизаций и культур.

Поэтому, конечно, будет непросто преодолеть глубокие расхождения в концептуальных подходах 56 государств-участников, придать новое дыхание Организации, которая призвана служить площадкой для равноправного, уважительного политического диалога и выработки консенсусных решений в интересах всех ее участников и с должным учетом особенностей развития конкретных обществ, как того требует подлинная демократия.


Многосторонняя дипломатия

Николай Школяр

Председательство в «двадцатке»: от Мексики к России

В начале XXI столетия развитие глобальной экономики набрало высокие обороты. Многосторонние и национальные финансовые институты не успевали реагировать на запросы реального сектора и социальные вызовы. Кризис 2008-2009 годов стал естественной реакцией на несовершенство управления глобальными изменениями. Эпицентр возникновения кризиса в США и последующая европейская волна его развития в той или иной степени затронули все страны мира. Взаимозависимость различных экономик оказалась настолько сильной, что поведение американских и европейских потребителей отразилось на доходах населения во многих странах. Страх перед глобальной депрессией подтолкнул руководителей крупнейших стран мира к коллективному поиску решений в формате переговоров «Группы двадцати». За четыре года лидеры стран, входящих в эту группу, встречались семь раз, а последний их саммит прошел в Мексике. С декабря 2012 года лидером в «Группе двадцати» становится Россия, что повышает интерес в мире к нашей стране, ее концептуальным подходам, приоритетам в «двадцатке» на предстоящий период. В то же время в России растет интерес к информации о «Группе двадцати», предпосылках ее формирования и перспективах эволюции, опыте проведения саммитов в других странах, особенно последнего - мексиканского председательства, который попытаемся удовлетворить в данной публикации.

Предпосылки формирования

Глобальный финансово-экономический кризис вскрыл многочисленные проблемы современности, одна из которых заключается в противоречии между сложившимся более шести десятилетий назад распределением влияния стран на принятие решений в международных финансово-экономических организациях и произошедшими за это время изменениями в реальном весе государств в мировой экономике. Структуры ООН, представляющие интересы всех стран независимо от степени их вклада в мировую экономику, оказались неспособны принимать оперативные решения, отвечающие на вызовы глобального кризиса. Сложившаяся система многосторонних организаций и форумов, на которых обсуждались и принимались решения для всего мира, не учитывала изменений в расстановке сил на международной арене, роста влияния крупных быстро растущих экономик. Так, если в 1980 году на страны «Группы семи» приходилось 55% мирового ВВП, то в настоящее время - лишь 35%. В то же время выросла доля быстро растущих стран с 30% в 1980 году до 50% в 2011 году1.

Международное сообщество осознало необходимость преодоления монопольного влияния индустриально развитых стран в Бреттон-Вудских институтах, а также повышения роли быстро растущих и развивающихся экономик в формировании новой международной экономической и финансовой архитектуры. Обострение ситуации в глобальной экономике в 2008 году стало объективной причиной выхода на первый уровень международной политики новой группы стран, которая могла бы представлять на равных условиях как индустриально развитые, так и быстро растущие и развивающиеся экономики, а также быть способной оперативно разрабатывать коллективные решения антикризисного взаимодействия.


Московский дипкорпус

Дмитрий Медоев

260 лет первому посольству Осетии в Санкт-Петербурге (1752-2012 гг.)

Предпосылки русско-осетинских отношений

Средневековая Алания - государство алан, потомками которых являются современные осетины, было разрушено в результате нашествия многочисленных монголо-татарских орд в XIII-
XIV веках. Длительные жестокие войны обескровили алан и привели страну к демографической катастрофе. Тесные ущелья Главного Кавказского хребта стали надежным укрытием для тех небольших групп, которым удалось выжить в этих войнах и отступить на юго-восток некогда могущественной Алании.

Лишившись своей государственности, аланы-осетины жили замкнутыми обществами, несколько веков обороняясь в неприступных горах от многочисленных набегов и нашествий. Они сохранили свою христианскую веру и язык, древнейшие обычаи и культуру и в суровых условиях сумели спасти народ от физического истребления.

Осетины жили обществами, представлявшими собой своеобразные «кантоны», объединенные в одну «конфедерацию», но имевшие полностью самостоятельное управление. К XVII-XVIII векам в Осетии было уже достаточно и населения, и ресурсов, чтобы ставить перед собой задачи не только физического выживания, но и стратегического плана - воссоздания утраченной государственности.


Внешнеполитическая концепция РФ. Мнения

Руслан Гринберг

О новой концепции внешней политики Российской Федерации

Быстро меняющаяся международная обстановка требует от России гибкой и своевременной реакции на новые вызовы и угрозы ее безопасности, которые возникают в ходе постоянной эволюции всей системы современных международных отношений. В то же время и сама Российская Федерация находится в процессе трансформации, у нее появляются новые возможности для адекватного ответа на эти вызовы и угрозы, изменяется структура интересов ее национальной безопасности, что должно найти отражение в новой концепции российской внешней политики. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в числе своих первых указов после вступления в должность Президента России В.В.Путин подписал указ «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации», в котором Министерству иностранных дел РФ поручалось в установленном порядке представить проект Концепции внешней политики РФ в новой редакции. За 21 год существования Российского государства, прошедший после распада СССР, это будет четвертая внешнеполитическая концепция страны.

Распад Советского Союза, самоликвидация мировой социалистической системы означали исчезновение политических основ Ялтинско-Потсдамского мирового порядка и переход к новой системе международных отношений. Она имеет целый ряд характерных отличительных черт.

Новый мировой порядок складывается в условиях глобализации. Она стала доминирующей тенденцией в мировом развитии, превратилась в социальную и политическую реальность, с которой необходимо считаться.

Каковы экономические, социальные, культурные и, что особенно важно, политические последствия процесса глобализации, основные его характеристики?


Внешнеполитическая концепция РФ. Мнения

Виталий Третьяков

Внешнеполитическая концепция Российской Федерации: талантливая пьеса для талантливых актеров

В принципе, я всячески приветствую подготовку нового концептуального документа. Но концептуальные документы, по определению, должны касаться фундаментальных, стратегических направлений деятельности нашего государства. Потому что внешняя политика проводится в первую очередь государством. Хотя сейчас есть всякие другие инструменты - «мягкая сила», «народная дипломатия» и прочие вещи.

Но в чем в этом смысле проблема России? Может быть, не только России, но сейчас мы говорим о ней. Документы, имеющие статус концепций, плодятся со скоростью некоторых млекопитающих. Не может быть много концепций и доктрин, и они не могут меняться часто. Концепция предполагает нечто стратегическое - не тактическое, не оперативное, - а именно стратегическое, рассчитанное на многие годы, и, желательно, как минимум на десятилетие-полтора. И еще: концепция (или доктрина) не может быть чем-то неясным или противоречивым. Текст и содержание должны быть таковы, чтобы ее могли внятно понимать и единообразно трактовать и специалисты, и неспециалисты. А вот с этим у России много проблем не только во внешней политике, но и во многих других сферах.

Я сам многократно сталкивался с такой постановкой вопроса, как и читатели, и авторы «Международной жизни», да и сотрудники МИД в целом. Однако в некоторых кругах об этом не принято говорить. Практически невозможно ясно и лапидарно представить себе и изложить другим доктринальные основы современной внешней политики России. Знаю только двух человек, которые это могут сделать: президент страны и министр иностранных дел. И понятно, почему. Как два высших должностных лица, отвечающих за внешнюю политику России, причем постоянно взаимодействующих в этой сфере, в том числе и конфиденциально, они неизбежно опираются на доктринальные установки, существующие в их профессиональном, должностном сознании, опирающемся, в частности, на максимальный объем реальной, объективной информации из многих источников, в том числе и негласных. А всем остальным в публичных выступлениях приходится оперировать только официальными источниками информации и общими фразами и очевидными посылами.

Россия - слишком большая страна, слишком великая держава, слишком (несмотря на все свои нынешние слабости) конкурентна как один из пяти-шести главных субъектов мировой политики, слишком укоренена наша внешняя политика в нашем историческом (в том числе и дипломатическом) прошлом, в нашем ожидаемом, но по-разному трактуемом будущем, чтобы ограничиться двумя-тремя внешнеполитическими догматами, как, к примеру, Грузия. Там достаточно сказать: европейский выбор, вступление в НАТО, восстановление территориальной целостности, чтобы все поняли, какой будет внешняя политика страны, и соотнести свои собственные представления с этими провозглашенными установками.


Внешнеполитическая концепция РФ. Мнения

Юрий Шафраник

Энергетика и геополитика

Более полувека мировая карта добычи углеводородов концентрировалась вокруг Ближнего Востока. Многие годы традиционный нефтегазовый меридиан проходил по оси: Ямал - Туркмения - Иран - Ирак - Кувейт - Саудовская Аравия. Однако сегодня мы наблюдаем кардинальное изменение ситуации: центр добычи нефти активно смещается в Западное полушарие. Новая энергетическая ось проходит от канадской провинции Альберта через американские штаты Северная Дакота и Техас, через Мексику, Венесуэлу и Бразилию.

За предыдущее десятилетие нефтеносные пески Канады превратились в один из крупных источников добычи «черного золота» не только для нее самой, но и для США. Сейчас добыча там достигла 1,5 млн. баррелей в день - это больше, чем экспорт нефти из Ливии до начала гражданской войны. Дальнейший рост добычи позволит Канаде занять пятое место в мире после России, Саудовской Аравии, США и Китая, опережая Иран.

Одновременно прорывы в разработке новых технологий геологоразведки и добычи позволили обнаружить гигантские месторождения нефти у южного побережья Бразилии, недоступные ранее из-за того, что находятся на большой глубине и почти под двухкилометровым слоем соли. А в Соединенных Штатах внедрение горизонтального бурения и технологии гидроразрыва пласта сделало рентабельным извлечение нефти и газа из малопроницаемых слоев.

В целом эти факторы радикально меняют мировой нефтегазовый рынок, что может привести к сокращению всего импорта углеводородов в Западное полушарие примерно наполовину, включая значительное сокращение импорта из стран Ближнего Востока и Западной Африки.


Колонка главного редактора

Армен Оганесян

Пейзаж после битвы

Многократно в ходе избирательной кампании в США говорилось о том, что внешняя политика, а уж тем более российско-американские отношения для нее не приоритетны. Так ли это? В напряженной борьбе даже нюансы и оттенки политических трактовок могли стать решающим фактором. Что касается сегодняшней Америки, живущей в глобализированном мире, то для нее внешняя политика в высшей степени неотделима от состояния мировой экономики - и это отнюдь не второстепенная деталь.

Достаточно сказать, что для Обамы финансово-экономический кризис в Европе на грани банкротства целого ряда стран ЕС, грозящий к тому же вылиться в кризис политический, послужил как нельзя более выгодным фоном для собственных скромных и во многом промежуточных успехов в преодолении кризиса.  В отношении России в пылу полемики высветились и уже совершенно новые позиции, обозначившие рубеж, который многие поспешили назвать скорее декларацией, чем заявкой на конкретные действия.

Начиная с середины 1990-х годов республиканцы и демократы спорили о том, кто из них «потерял Россию» в качестве абсолютно лояльного партнера. В ходе избирательной кампании Ромни вернулся к старой формуле: Россия - «геополитический враг США номер 1», демонстративно разрушив всякий примирительный дискурс в отношении Кремля, которого так или иначе придерживались его непосредственные предшественники.

Однако Рейган выглядел в глазах американцев намного естественней со своей «империей зла» в 1980-х, чем нынешний претендент-республиканец с его риторикой о «новых забытых» врагах Америки. Это тонко понял Обама, который в ходе последних теледебатов ловко запутал противника в его собственных терминах. Не без удивления телезрители услышали от Ромни, что угроза, исходящая от Ирана, - это главная «угроза национальной безопасности США», а что касается России - это «враг геополитический». Поскольку, как известно, интересы национальной безопасности неразрывно связаны с геополитикой, то провести между ними грань не смогли даже умудренные опытом политологи, не говоря уже о рядовом зрителе.


Политика

Владимир Батюк

Разделенные Штаты Америки

Итак, подошла к концу 57-я кампания по выборам Президента Соединенных Штатов Америки. Чтобы подвести все итоги, потребуется время. Но уже сейчас можно сделать некоторые предварительные выводы - и о состоянии американского общества, и о будущей американской политике, внутренней и внешней.

Прошедшая кампания отличалась беспрецедентным политико-идеологическим ожесточением. Еще никогда позиции претендентов на президентский пост не были до такой степени несовместимы друг с другом. И это обстоятельство, безусловно, объясняется не особенностями характеров Б.Обамы и М.Ромни, а позицией тех социально-политических сил, которые их поддерживали. Тут насмерть сошлись, с одной стороны, резко поправевшие сторонники Республиканской партии, принадлежащие к традиционной, лилейно-белой и богатой Америке, а с другой - поддерживающие демократов многочисленные американские меньшинства (афроамериканцы, латиноамериканцы, люди с нетрадиционной ориентацией, сторонники абортов и легализации марихуаны и т. д.).

Ситуация осложняется тем, что в Республиканской партии в последние годы умеренные, центристские силы утратили контроль над ситуацией: инициатива в «партии слона» теперь принадлежит экстремистам из пресловутого «Движения чаепития», а также так называемым «неоконсерваторам». Для этих людей даже умеренный центрист Обама - это «коммунист». В нынешних условиях достижение компромисса между двумя ведущими партиями США по важнейшим проблемам американской внутренней и внешней политики становится весьма проблематичным. Бюджетный кризис 2011 года - яркий пример недоговороспособности американской политической элиты. Каким же образом американский политический класс будет решать проблему бюджетного дефицита, роста государственного долга, экономического кризиса, снижения конкурентоспособности?

При этом «разделенное правление» в США по итогам выборов сохраняется: демократы отстояли Белый дом и Сенат, но республиканцы упрочили свои позиции в Палате представителей. До тех пор пока у руля «партии слона» и «партии осла» были центристы, это не имело особого значения, но сейчас, когда так называемая «Великая старая партия» резко качнулась вправо, достижение компромисса по решению важнейших проблем, стоящих перед страной, становится трудноразрешимой задачей.


Политика

Олег Брыкин

Россия - Польша: прозвучит ли благовест?

Размышления на тему российско-польских отношений

 

Недавно я посетил единственное в Варшаве православное кладбище, расположенное в районе Воля. Созданное более 170 лет назад оно охраняется законом. Его интригующей достопримечательностью является доброе сосуществование здесь двух религиозных общин - православной и католической. И это реальный факт. Как упоминается в путеводителе по кладбищу, оба церковных прихода «независимо от экуменических тенденций стали братскими, взаимодействующими в духе служения Богу и людям». В связи с этим появляется, возможно, наивный, но вполне закономерный вопрос: почему же русские и поляки столетиями не могут в этой мирской, земной жизни научиться жить в мире и согласии? Без нескончаемых претензий и обвинений, распрей и раздоров.

Неужели только на кладбище, рождается крамольная мысль, где упокоились русские и поляки, украинцы и белорусы, православные и католики, русские князья и генералы, тайные и надворные советники, строители Дворца культуры и науки, между нашими народами возможны покой и согласие?


Политика

Владимир Беляков

Египет: рождение «второй республики»

30 июня нынешнего года можно смело назвать датой рождения в Египте «второй республики». В этот день принес присягу новый Президент страны Мухаммед Мурси. Человек он сугубо гражданский. Предыдущие 60 лет, начиная с революции 23 июля 1952 года, после которой Египет стал республикой, страной управляли военные. Четыре президента - Мухаммед Нагиб, Гамаль Абдель Насер, Анвар Садат и Хосни Мубарак - были офицерами и опирались главным образом на армию. Военные встали у руля непосредственно после того, как в результате 18-дневных массовых протестов им пришлось отстранить от власти 11 февраля прошлого года Президента Мубарака.

«Запасное колесо»

Новый глава государства - выходец из социально-политической ассоциации «Братья-мусульмане», запрещенной при прежнем режиме. Но первым кандидатом от «Братьев» на пост президента был не он, а заместитель верховного наставника ассоциации Хайрат аш-Шатыр. Харизматичная и полумафиозная личность, этот человек сколотил с нуля огромное состояние. В ассоциации он подмял под себя всю организационную и финансовую деятельность. Революцию Шатыр встретил в тюрьме, куда попал как по политическим, так и финансовым обвинениям. Вскоре его, как и других исламистов, освободили, но уголовная судимость осталась непогашенной. Военные могли сделать это, но не сделали, видимо, считая, что Шатыр - реальный претендент на президентское кресло. А с непогашенной судимостью шансов быть зарегистрированным в качестве кандидата у Шатыра практически не было.

Понимая это, «Братья-мусульмане» вскоре выдвинули еще одного кандидата, лидера созданной ими после революции Партии справедливости и свободы Мухаммеда Мурси. Предполагалось, что если Шатыра зарегистрируют, то Мурси снимет свою кандидатуру, чтобы не раскалывать электорат. Шатыра до выборов не допустили. Комментируя на все лады перипетии выдвижения «Братьями» своих кандидатов, либеральная пресса окрестила Мурси «запасным колесом».


Политика

Юрий Райков

Восточная Азия: территориальные конфликты или геополитические противоречия

Обострение нынешним летом территориальных противоречий в Восточной Азии между Японией и Китаем, Японией и Республикой Корея, Китаем и некоторыми членами АСЕАН заметно осложнило политическую обстановку в Азиатско-Тихоокеанском регионе, напомнило нам о хрупкости мира в этом исключительно важном районе, выдвинуло ситуацию наряду с Ближним Востоком на передний край мировой политики. Речь идет о ведущих странах мира, от политики которых во многом зависит спокойствие на международной арене. Ведь здесь расположены государства, представляющие собой первую, вторую и третью экономики мира (США, Китай и Япония), обладающие громадным хозяйственным потенциалом и большими возможностями политического влияния как на развитие мировой экономики, так и на ситуацию в международных отношениях в целом.

Что же произошло? Почему нынешний всплеск дипломатической и информационной борьбы вокруг островов в Японском и Южно-Китайском морях получил такой резонанс? Наконец, что стоит за обострением территориальных конфликтов в Восточной Азии?

Характерными приметами международных отношений в АТР сегодня наряду с развитием экономической интеграции и многостороннего сотрудничества в различных сферах стали политическое и военное соперничество между великими державами, гонка вооружений и наличие время от времени напоминающих о себе отложенных территориальных конфликтов. Основной источник нестабильности - столкновение геополитических интересов ключевых силовых центров, которое будет усиливаться по мере дальнейшего утверждения региона как глобального полюса экономической, финансовой и политической активности.

В последние год-полтора существенно изменились геополитические приоритеты США и Китая - ключевых держав современного мира. Произошло событие, которое, хотя внешне и не оказало заметного влияния на международную обстановку, имеет исключительное значение для положения дел в мировой экономике и политике. В 2010 году по объему ВВП Китай потеснил Японию, став второй экономикой мира и продемонстрировав тем самым реальную возможность обойти Америку по ключевому экономическому показателю уже в следующем десятилетии. Растущее влияние на международные экономические отношения он оказывает и своей успешной моделью многоукладной экономики, где основную роль играет реальная экономика (производство), которую часто противопоставляют американской, базирующейся в большей степени на финансовом могуществе. Переход КНР на позиции второй экономики произвел сильное впечатление во многих столицах мира, прежде всего в Вашингтоне, показав, что в современном мире более нет одного центра принятия решений.


Мир вокруг нас

Иван Кравченко

Партия «Веселого Роджера»

Пиратская партия ФРГ - новый игрок в германской политике, креативный, харизматичный и оригинальный. Пиратам удалось за короткий срок не только заявить о себе как о реальной политической силе, но и в целом оживить дискуссию о сущности и направлениях развития демократии в стране.

На скромные успехи молодой, мало кому известной партии стали обращать внимание после коммунальных выборов в земле Северный Рейн-Вестфалия в 2009 году, где пиратам удалось провести по одному представителю в городские советы Аахена и Мюнстера. На общефедеральных выборах в Бундестаг в сентябре того же, 2009 года, где страсти бушевали, как обычно, вокруг основных конкурентов - ХДС/ХСС и СДПГ, пираты набрали всего лишь 2%, по сути, будучи выброшенными на информационную свалку вместе с так называемыми «прочими партиями».

Настоящим прорывом для них стали выборы в парламент Берлина 18 сентября 2011 года. Пиратская партия отвоевала 8,9% голосов избирателей и теперь представлена в столице 15 депутатами. Таким образом, был обеспечен хотя и небольшой, но тем не менее надежный задел для дальнейшей политической борьбы. Пиратам удалось очень грамотно сделать важнейший первый шаг в политике - попасть в истеблишмент. Уроки истории они усвоили хорошо: в демократическом обществе реально обращают внимание только на тех, кто добился мандата и закрепился в системе государственной власти. Слушают того, за кем есть доля электората. А пытаться продвигать свои идеалы и бороться за свои принципы «извне» бесполезно: демонстрации и массовые протесты мало кого трогают, зачастую вызывая только негативную реакцию общественности. К выступлениям и рекомендациям экспертов в политике не менее равнодушны.

В 2012 году партия удостоилась пусть пока еще сдержанных, но тем не менее официальных комментариев канцлера в интервью региональной газете «Leipziger Volkszeitung» 28 апреля 2012 года: «Пираты - относительно новая партия, делающая политический спектр теперь еще более разнообразным. Они - интересное явление, и мы не знаем, как оно будет развиваться... Подождем дальнейшего развития событий»1


Мир вокруг нас

Ирина Ивахнюк

Управление трудовой миграцией: в поисках новых подходов

Международная миграция трудовых ресурсов составляет квинтэссенцию присущих глобализации проблем, воплощая противоречие интересов государств, принимающих мигрантов, и государств их происхождения. Поиск компромиссных международных механизмов упорядочения потоков трудовой миграции и максимальной реализации заложенного в ней потенциала лежит в основе дискуссии о миграции, накал которой возрос в условиях глобального экономического кризиса. Международные организации настаивают на том, что соблюдение прав человека - единственно возможный подход к формированию международной системы управления трудовой миграцией. Насколько реализуема в современном мире идея обеспечения прав человека в качестве основы межгосударственного сотрудничества в сфере миграции и как она модифицируется под воздействием возрастающей миграционной взаимозависимости государств?

Новая роль международной трудовой миграции в мире

Возможности передвижения по миру расширились благодаря развитию средств транспорта и коммуникаций, вызвав радикальное изменение структуры мировых миграционных потоков в пользу временной трудовой миграции. Поскольку расстояние между странами «сократилось», временная работа за рубежом стала для многих людей предпочтительнее смены постоянного места жительства, которая сопряжена с большими материальными и психологическими издержками.

С другой стороны, повышается спрос мирового рынка труда на временных работников, которые отличаются большей гибкостью миграционного поведения, что также способствует росту масштабов временной трудовой миграции. Миграционные законодательства многих стран создают особые преимущества для трудовых мигрантов. Даже такие традиционные страны иммиграции, как США, Канада или Австралия, население которых в значительной степени состоит из иммигрантов и их потомков, в последние десятилетия смещают фокус своей миграционной политики в пользу временных трудовых мигрантов, прежде всего высококвалифицированных. США, например, принимают ежегодно порядка 200 тыс. временных трудовых мигрантов, въезжающих по «неиммиграционной» визе, Канада - 100 тыс. человек, Австралия - 80 тыс. человек.


Русский мир

Виктор Сибилев

Четвертый Всемирный конгресс соотечественников, проживающих за рубежом

Четвертый Всемирный конгресс соотечественников, проживающих за рубежом, состоявшийся в соответствии с Федеральным законом от 24 мая 1999 года «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» по решению государственных органов Российской Федерации и при поддержке МИД России 26-27 октября 2012 года в Санкт-Петербурге, в Таврическом дворце, стал центральным событием в жизни соотечественников не только нынешнего года, но и всего трехлетнего периода между съездами.

Предыдущий конгресс прошел 1-2 декабря 2009 года в Москве. На нынешний конгресс по решению Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом (ПКДСР) были приглашены 540 видных представителей российской зарубежной общины из 94 стран мира, в том числе члены Всемирного координационного совета российских соотечественников, руководители и активисты страновых координационных советов, объединений и НПО соотечественников, потомки великих россиян, происходящих из известных династий, связанных с историей России.

В нем также приняли участие 200 представителей федеральных органов исполнительной и законодательной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, российских неправительственных организаций.

Конгресс был созван на качественно новом этапе. За прошедший период принята новая редакция вышеупомянутого Федерального закона «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом», отразившая те изменения, которые произошли за последние десять лет, более современную и активную политику государства в отношении зарубежных россиян. В обновленном законе усилены акценты на консолидацию российских общин, защиту их прав в полном соответствии с международными нормами, закреплены отношения партнерского сотрудничества российской диаспоры с исторической Родиной вместо устаревшей патерналистской модели взаимодействия.


Русский мир

Евгения Пядышева

Беседы в кулуарах

Не в первый раз съезд выходцев из нашей страны проходил в Питере, в Таврическом дворце. Значительное количество людей, под тысячу, сбиваясь в стайки, заинтересованно обсуждали проблемы, эмоционально приветствовали знакомых. Со стороны это действие в стенах исторического здания немного напоминало съезд учителей или врачей советских времен. Но был один нюанс, который возвращал  в наше время: люди в одеждах священников и казаков. И именно это обстоятельство, пусть внешне, указывало на непохожесть тех, кого собрали вместе, назвав их нашими соотечественниками, проживающими за рубежом.

Однако трудно представить более разных людей - во всем, - чем наши соотечественники.

Различные обстоятельства занесли их за границу, по-разному оценивается самоидентификация, отношение к ассимиляции в стране проживания. В конце концов, по разным причинам они участвуют в движении соотечественников. У каждого своя история.

Митрофорный протоиерей Михаил Протопопов, управляющий делами Австралийско-Новозеландской епархии, - человек известный, по несколько раз в год бывает в России по делам не только церковным. Он живет в Австралии, потомок белоэмигрантов, принадлежит, как у нас принято говорить, к первой волне эмиграции.


Книжная полка

Лев Клепацкий

Двусторонний формат отношений России со странами СНГ

*Татаринцев В.М. Двусторонние отношения России со странами СНГ. М.: Восток - Запад, 2011. 264 с.

Развитие межгосударственных отношений в рамках СНГ имеет свою специфику, на что обращалось внимание в рецензии на монографию В.М.Татаринцева «Содружество независимых государств в начале XXI века: проблемы и перспективы»1. Новая книга того же автора «Двусторонние отношения России со странами СНГ»* является логичным продолжением предыдущего исследования, посвященного анализу Содружества независимых государств как межгосударственного образования. Разумеется, и в нем имеется двусторонний аспект отношений между его участниками. Но в настоящей работе дается полновесная характеристика эволюции двусторонних отношений России с партнерами по СНГ. И автор снова отмечает, что многие из участниц СНГ нервно реагируют на любые намеки, способные ущемить их национальный суверенитет. Подчеркивается, что страны СНГ почувствовали «востребованность в системе международных отношений» и отсюда их предпочтения (внешнеполитические) имеют более широкие координаты, выходят за пределы СНГ. Не все из них владеют искусством сочетать экономические и внешнеполитические интересы, явно отдавая приоритет вторым. Отсюда внутренняя противоречивость интеграционных процессов в СНГ, да и двусторонних отношений России с отдельными странами Содружества.

Нет смысла останавливаться на характеристике данных отношений: это значило бы конспективное повторение содержания книги. Интереснее то, что сам автор монографии анализирует некоторые общие вопросы двустороннего сотрудничества России со странами СНГ, пытаясь установить некие закономерности в развитии подобного формата взаимных отношений.

Среди них отмечаются такие, как абсолютизация национальных интересов, окрашенная нередко к тому же субъективным их толкованием лидерами стран или подмена национальных интересов групповыми, корпоративными. Автор подчеркивает то обстоятельство, что во всех государствах СНГ сформировался «определенный слой довольно состоятельных и богатых людей», твердо усвоивших принципы потребления, но мало заинтересованных в качественных изменениях в экономике, улучшении социальной жизни всех слоев населения. Нельзя не заметить и явно наблюдающееся иждивенчество, характерное со стороны некоторых партнеров России, стремление получить большую выгоду в сотрудничестве с ней при своих минимальных затратах.


Книжная полка

Алексей Славин

Тень тоталитаризма над миром

*Бережная С.В., Бондаренко И.И., Кучемко Н.М. Тоталитаризм в истории Европы ХХ века. Братислава, 2012. 192 с.

 

В монографии «Тоталитаризм в истории Европы ХХ века»* тоталитаризм рассматривается как феномен, проявившийся вопреки законам демократического развития общественно-политической жизни Европы. Довольно часто это явление в массовом сознании ассоциируется с диктатурой, восточной деспотией, тиранией, но, как убедительно показывают авторы в своем труде, имеет свои особенности и отличительные черты. Авторы выделяют и то общее, что присуще всем без исключения тоталитарным обществам ушедшего столетия. «Тоталитаризм - явление современности, отличающееся рядом специфических признаков: унитарной идеологией, массовым народным движением, жестокой диктатурой и массовыми репрессиями, стремлением к тотальному контролю над обществом и личностью. Именно совокупность этих признаков выделяет тоталитаризм из системы родственных ему автократических, авторитарных режимов, из которых он может вырасти и в которые может, при наличии определенных условий, преобразоваться» (с. 14).

Примечательно, что во всех странах, в которых установилось столь нехарактерное для европейского менталитета устройство общественной жизни, когда-то монархические идеи были консолидирующими. Напротив, республиканское правление, предшествующее, как правило, зарождению тоталитаризма, находилось лишь в самой начальной точке своего развития и занимало по историческим меркам ничтожно малый период.