Политика

Вадим Луков

Саммит глобальных решений

Состоявшийся 5-6 сентября 2013 года Санкт-Петербургский саммит стал кульминационным событием «российского года» в жизни «двадцатки» - главного форума международного экономического сотрудничества входящих в него государств.

На подходах к председательству

Процесс выработки приоритетов и программы председательства начался еще весной 2012 года. Был внимательно изучен опыт наших предшественников, а также опыт председательства самой России в схожих по масштабу и профилю форумах («восьмерка» в 2006 г., ШОС в 2008-2009 гг., АТЭС в 2012 г.).

Определение приоритетов председательства стало серьезным вызовом для российской стороны. Пришлось учитывать сразу множество разновекторных тенденций в развитии мировой экономики и финансов, в эволюции позиций участников «двадцатки». Еще один фактор, который нельзя было игнорировать, - неровная реализация предыдущих решений «Группы двадцати», что дает повод для периодических рассуждений о падении эффективности этого форума и его роли как одного из механизмов глобального управления. 


Политика

Хамрохон Зарифи

ОБСЕ и проблемы ее реформирования: новые горизонты и новые ориентиры

В современном мире проблемы обеспечения безопасности, а также экономические вопросы, аспекты экологии и другие, наряду с вопросами всеобъемлющей и наступательной борьбы с международным терроризмом и экстремизмом, борьбы с международной преступностью, наркоагрессией, - важны как никогда. Мировое сообщество не оставляло попыток выработать единый механизм для совместного поддержания безопасности. Этот процесс берет свое начало еще со времен образования Лиги Наций и остается одним из наиболее актуальных до нынешнего дня. Естественно, что многочисленные противоречия между государствами, группами стран, социальные и политические различия, разнообразие аспектов внешнеполитических концепций, отсутствие взаимопонимания в выборе подхода к решению международных и межгосударственных проблем, соперничество между субъектами международного права всегда являлись сдерживающими факторами при попытках выработки единого для всех механизма. Тем не менее в начале 70-х годов прошлого столетия в результате долгих переговоров и консультаций удалось создать основу для формирования дипломатического форума, получившего название Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). Уникальность этого форума состояла в том, что страны, относившиеся к разным общественно-политическим системам и входившие в противостоящие друг другу военные структуры, а также нейтральные и неприсоединившиеся государства сумели создать устойчивый процесс диалога и переговоров по актуальным проблемам обеспечения мира и стабильности на континенте.

Сегодня ОБСЕ уже не просто европейская организация. Являясь евроатлантической структурой, она становится также структурой евроазиатской, поскольку в начале 1992 года в ее состав в качестве полноправных членов были приняты новые независимые государства, в том числе страны Центральной Азии, которые, вступив в Организацию, активно подключились к общеевропейским политическим процессам, позволяющим на практике применять хельсинкские принципы. Таким образом, СБСЕ со временем транформировалось в ОБСЕ, которая, в корне изменившись, обрела новую сущность, новый характер и новое измерение, как минимум в географическом отношении. Государства Центральной Азии рассматриваются ОБСЕ как составные части так называемой Большой Европы*. (*Термин «Большая Европа» вошел в словарный обиход после расширения Европейского союза с 15 до 27 государств.)

В результате значительного расширения круга участников в настоящее время членами ОБСЕ являются 57 государств. Это, несомненно, придает Организации более репрезентативный характер и вместе с тем стало фактором интеграции в мировое сообщество новых государств, возникших на пространстве бывшего СССР, включая, конечно же, страны Центральной Азии. Однако если раньше указанные регионы входили в «европейское пространство» как часть бывшего Советского Союза, то теперь возникшие в них страны представлены в ОБСЕ непосредственно. Таким образом, зона ОБСЕ географически выходит далеко за пределы Европы. ОБСЕ из континентальной европейской организации уже давно превратилась в организацию, которая и по зоне ответственности, и по конкретным участкам работы приобрела трансконтинентальный характер.

Как известно, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе сыграла ключевую роль в имевших место преобразованиях в Центральной и Восточной Европе после окончания холодной войны. Однако вследствие присоединения стран Центральной Азии в 1992 году сфера деятельности Организации распространилась далеко за пределы Европы, где существуют проблемы совершенно иного рода, и ОБСЕ столкнулась с новыми вызовами. В сложные и противоречивые периоды СБСЕ/ОБСЕ сыграла определенную стабилизирующую роль, предприняла важные шаги по укреплению мер доверия и безопасности, оказала поддержку демократическим и рыночным преобразованиям, в том числе в государствах Центральной Азии.


Политика

Алексей Подцероб

Конец исламизма в арабском мире?

На Ближнем Востоке царит сложная обстановка. В ряде стран исламисты терпят поражение, в других государствах они сопротивляются.

На ситуацию влияет, естественно, обстановка в Египте. Президент Мухаммед Мурси был избран в июне 2012 года, за него проголосовали 52% египтян. При этом малограмотные и вовсе неграмотные массы голосовали за ставленника Ассоциации «Братьев-мусульман» (АБМ) М.Мурси, а элита голосовала против. Вновь избранный президент пошел по пути превращения Египта в «исламскую республику». Пятеро представителей Ассоциации «Братьев-мусульман» обрели портфели министров, восемь были назначены на должности в администрации президента, 25 - на посты помощников губернаторов, 12 представителей были выдвинуты в мэры. М.Мурси попытался установить контроль над законодательной, исполнительной и судебной властями, а также над органами массовой информации. В ноябре 2012 года М.Мурси принял решение, что судам нельзя оспаривать постановления президента. При нем в 2012 году была сформулирована новая Конституция АРЕ, которая, в частности, ограничила права женщин, а также провозгласила, что руководство Университета Аль-Азхар, которое влияет на политические процессы в арабском мире, является «высшим и единственным арбитром в вопросах шариата» и «основным источником легальных законов».

Между тем число египтян, живущих менее чем на два доллара в день, возросло с 2011 по 2012 год с 40 до 50%. Безработица среди жителей страны моложе 30 лет достигла 82%. Туризм, приносивший 10% валового внутреннего продукта, переживает далеко не лучшие времена: в 2010 году страна получила от своих гостей 13,6 млрд. долларов, а с начала текущего года доходы от туризма составили 4 млрд. долларов. Неблагополучно обстоит дело и с Суэцким каналом: в первом полугодии этого года по сравнению с первым полугодием 2012 года доходы от него сократились на 4%, то есть до 2,4 млрд. долларов. Если при режиме свергнутого Президента Хосни Мубарака страна располагала 36 млрд. долларов золотовалютных резервов, то на конец июня 2013 года осталось
15 млрд. долларов. За прошлый год потребительские цены взлетели на 8,3%, а в текущем году рост цен ожидается на 8,4%. Ежегодный прирост производства, составивший во времена Х.Мубарака 6%, в 2012 году рухнул до 2% в год. Население, естественно, реагировало на происходящее. В 2013 году в стране было 1014 забастовок и 558 демонстраций, протестующих против падения жизненного уровня. А на Синайском полуострове происходили выступления боевиков-джихадистов.

Конечно, М.Мурси пытался бороться со сложным экономическим положением. Налог для богатейших египтян был повышен с 20 до 25%, введен сбор со сделок по слиянию и поглощению в размере 10%, налогами были обложены 25 товаров и услуг, включая вино, пиво, табак, безалкогольные напитки, звонки с мобильных телефонов, кондиционированный транспорт, масло, строительную арматуру, удобрения, пестициды; повышена стоимость прохождения судов через Суэцкий канал. Были получены займы от Катара, Саудовской Аравии, Ливии и Турции в размере 9 млрд. долларов. Но предоставление займа в 4,8 млрд. долларов от Международного валютного фонда было сорвано, поскольку он потребовал от правительства Египта отказа от дотаций на экономику, на которые уходит 20-25% ВВП.


Политика

Лев Воронков

Международные организации и современные международные отношения

Суверенные государства традиционно выстраивают свои отношения с внешними игроками и партнерами, руководствуясь интересами создания благоприятной международной среды для эффективной реализации национальных задач. Внешняя политика государств выполняет очень важную, но преимущественно вспомогательную функцию при решении его внутренних проблем.

В последние десятилетия в связи с ростом взаимозависимости современных государств, интернационализацией их жизни и углублением процессов глобализации значение международных факторов для успешного решения национальных задач отдельных государств заметно выросло. Международные и внутренние аспекты их политики становятся все более органично взаимосвязанными. Это побуждает государства изыскивать пути повышения своей роли в формировании благоприятной международной среды для национального развития.

Растущее значение в этой области приобретают различные формы многосторонней дипломатии, позволяющие государствам не только согласовывать общие правила и нормы поведения на международной арене, но и договариваться о средствах обеспечения их безусловного соблюдения.

НАЧАЛО ЭПОХИ СУВЕРЕННЫХ ГОСУДАРСТВ


Политика

Сергей Шарко

Центральная Азия как евразийский геополитический центр: новые возможности или иллюзии?

Новый посткризисный период мировой геополитики обещает пробуждение интереса к развивающимся экономикам и регионам. Ведь крупнейшие державы мира потерпели фиаско по поводу преимуществ англо-американской либерально-экономической модели развития, якобы лучше приспособленной к процессам глобализации и кризисам. Одним из таких новых развивающихся регионов является Центральная Азия (ЦА) - Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, - пока не исчерпавшая запасы своих природных ресурсов.

В недрах региона Центральной Азии и прилегающего бассейна Каспийского моря хранятся запасы природного газа и нефти, превосходящие месторождения Кувейта, Мексиканского залива и Северного моря. Через евразийское постсоветское пространство проходят важнейшие транспортные сети, которые способны соединить промышленные районы Запада с весьма удаленными восточными регионами Евразии, «прорубить окно» на юге в зону Индийского океана, направив центральноазиатские сырьевые потоки по Малаккскому проливу в Японию, Южную Корею и США, а также уплотнить сухопутные маршруты на юго-востоке в направлении Китая.

Едва очнувшись от шоковой консолидации с глобальной периферией во время мирового финансового кризиса, Запад во главе с США ужесточил условия международной конкуренции в борьбе за геополитическое пространство. По-прежнему в поле зрения мировой геополитики остаются глобальные ресурсы, стратегические коммуникации и ключевые регионы мира. Судя по последним событиям (американская истерия в Совете Безопасности ООН при блокировании Россией и Китаем проекта резолюции по преодолению вооруженного конфликта в Сирии, выдвинутого ЛАГ с ведома США, эмбарго иранской нефти со стороны европейских стран), Запад принялся разыгрывать новые конфронтационные сценарии, в которых ЦА наряду с другими отводится своя роль: ей остается ждать своего часа, когда западной международной коалиции потребуется оказать политическое давление на регион, поскольку здесь американцы продолжают «столбить» и «замораживать» участки до лучших времен, нагнетать нестабильную ситуацию в сопредельных и близлежащих странах, неугодных США.

Остроту стратегической ситуации в ЦА придают не только пересечение зон международной экономической экспансии, но и столкновение узкокланового эгоизма правящих элит с общенациональными интересами масс внутри отдельных центральноазиатских государств. Тем более что постсоветское пространство ЦА после распада СССР все еще отличается внутренней нестабильностью. Процессы самоидентификации отдельных центральноазиатских государств и этого региона в целом протекают болезненно и противоречиво. Так, новый глава Киргизии А.Атамбаев, пользующийся репутацией самого пророссийского политика, отворачивается от России.


Политика

Татьяна Дейч

«Китайский век» для Африки

В последние годы наблюдается всплеск международного интереса к Африке, которую еще недавно называли «забытым континентом». Ведущие страны мира по-новому оценивают этот континент, являющийся источником столь необходимых им минералов и энергетических ресурсов. Не последний фактор, подстегивающий интерес к Африке, - беспрецедентная экспансия в ее страны «возникающих держав», в первую очередь Китая, чей бурный экономический рост побуждает его с удвоенной силой стремиться на мировые рынки, вытесняя оттуда «старых игроков».

Африканский континент, на который, по разным оценкам, приходится от 30 до 40% разведанных мировых запасов природных ресурсов, а фактически больше, поскольку степень их изученности остается низкой, становится, в частности, важным источником нефти для китайской экономики. В 2012 году Китай импортировал 64,7 млн. метрических тонн нефти из Африки, что составило, согласно официальным источникам, 24% всего нефтяного импорта страны1. Китай также является крупнейшим мировым потребителем меди и удовлетворяет значительную часть своих потребностей в ней за счет Африки. Он в большой степени зависит от африканского хрома, платины, кобальта, железа, золота, серебра и древесины.

Однако интерес Китая к Африке объясняется не только ролью ресурсного потенциала континента, но и растущим политическим весом региона на международной арене. Отношения с Африкой - часть китайской стратегии нового мирового порядка, создания многополярного мира и блока стран Юга как механизма противостояния вызовам глобализации.

КНР имеет дипломатические отношения с 50 из 54 государств Африки. Четыре страны - Буркина Фасо, Гамбия, Свазиленд, Сан-Томе и Принсипи - сохраняют верность Тайваню. Принцип «одного Китая» остается неизменным во внешней политике Пекина: он автоматически разрывает отношения со странами, признающими Тайбэй. Последними пополнили список дипломатических побед Пекина Либерия (2003 г.), Сенегал (2005 г.), Чад (2006 г.), Малави (2007 г.). Выбор в пользу Китая сделало и новое государство - Южный Судан. 9 июля 2011 года Китай одним из первых признал Республику Южный Судан, в августе 2011 года ее посетил министр иностранных дел КНР Ян Цзечи, а в апреле 2012 года в Пекине был принят Президент Южного Судана Сальва Киир.


Политика

Руслан Леков

Абхазия и Южная Осетия: проблемы становления государственности

Сегодня в дискуссиях об этнополитических конфликтах Абхазия и Южная Осетия, как правило, рассматриваются вместе. Между тем такой подход чреват слишком сильным упрощением. Ведь у двух республик, отколовшихся от Грузии, очень разный путь к самоопределению.

В советский период Абхазия была намного хуже интегрирована в социальное, политическое и культурное пространство Грузинской ССР по сравнению с Южной Осетией. Начиная с 1931 года в Абхазской АССР время от времени возникали призывы к выходу из состава Грузии и созданию либо самостоятельной союзной республики, либо к вхождению в состав РСФСР.

В случае же с Южной Осетией мы можем говорить о «сепаратизме поневоле», поскольку идея отделения от Грузии была спровоцирована по большей части неумеренным националистическим популизмом ряда грузинских политиков. Именно их стараниями автономия, хорошо интегрированная в Грузинскую ССР, была фактически принуждена к поиску альтернатив. Размежевание грузин и осетин началось в начале 1990-х годов как ответ на известный лозунг «Грузия для грузин» и продолжается уже в течение почти 20 лет. Тамерлан Тадтаев, писатель, а также участник грузино-осетинских вооруженных конфликтов 1991-1992, 2004 и 2008 годов, пишет: «Когда мы входили в состав Грузии, цхинвальцы и южные осетины хотели быть ближе к грузинам. Каждый хотел стать грузином, тбилисцем. Чтобы сделать карьеру, продвинуться по службе, нужно было поменять фамилию, написать «-швили». В настоящее время половина грузин - осетины по происхождению. Однако как бы мы их ни любили, грузины держали нас на расстоянии, всегда давали понять, что мы чужие. Когда к власти пришел З.Гамсахурдия, он напрямую объявил, что негрузины не имеют права иметь больше одного ребенка. Это не могло не возмущать»1.

Столкновение в 2008 году вовсе не было чем-то неожиданным. Все предпосылки к этому уже сложились, и Грузия внесла в их формирование свой огромный вклад. Многим в Осетии видится, что «развод» Грузии и Осетии - объективно сложившийся факт, который должен получить признание. Это единственный способ снять напряженность и угрозу новых конфликтов в регионе.


Интервью номера

Микеле Валенсизе

Искусство дипломатии

Интервью подготовил и провел профессор Игорь Пеллицциари, корреспондент журнала «Международная жизнь» по Евросоюзу, Италии и Западным Балканам.

Игорь Пеллицциари: Вы приехали в Москву в одну из своих первых командировок в новом для себя качестве генерального секретаря МИД Италии. Как оцениваете свой московский визит, какие ставились задачи и какие достигнуты результаты?

Микеле Валенсизе: Москва - вторая зарубежная столица, куда я приехал в качестве генерального секретаря МИД Италии. Это неслучайно, а вполне определенный и сознательный выбор, призванный подчеркнуть стратегический характер партнерских отношений, связывающих Италию и Россию. Наши многолетние отношения, в том числе на уровне МИД, находят выражение в регулярном и чрезвычайно полезном обмене мнениями по актуальным международным вопросам, таким как Ближний Восток, Африка, мировая экономика, соблюдение прав человека, вопросы европейской политики.

Мой визит в Москву состоялся за несколько недель до заседания итало-российского Совета по экономическому сотрудничеству, имеющего целью углубление экономических, торговых и технологических связей, выработку общего направления развития стратегического партнерства, в том числе в этих сферах. Из Москвы уезжал с чувством убежденности в том, что отношения с Россией необходимо выстраивать структурированно, на твердой, постоянной, а также инновационной основе. У нас общие интересы, способствующие развитию активного сотрудничества, которое Министерство иностранных дел и правительство Италии в целом всемерно приветствуют и поддерживают.


Колонка главного редактора

Армен Оганесян

«Кадры решают все»

По поводу ожесточенных дебатов вокруг будущего Российской академии наук Борис Межуев в «Известиях» писал о том, что схватка эта отразила противоречие между технократическим и интеллектульным классами России. Вывод верный, но запоздалый, хотя автор и призывает технократов быть благоразумней и терпимей, поскольку интеллектуальный класс для будущего России важнее. Надо бы к этому добавить, что без последних не нужны и первые. Однако, как им стать благоразумней, при том что уже в течение нескольких лет «классовый» баланс последовательно нарушается в пользу менеджеров.

Оглядываясь на недавнее прошлое, невольно удивляешься тому, что в самую разруху начала 1990-х годов принцип кадровой политики во многих сферах все же оставался вполне рациональным. При несомненной ангажированности новых выдвиженцев вне политической сферы все еще ценился профессионализм. «Чикагские мальчики», шептавшие на ухо власти фантасмагории монетаризма, не могли в такой огромной стране так сразу пробить толщу народного здравого смысла. «Он свое дело знает, он - профи» - еще служило критерием если не отбора новых, то, по крайней мере, сохранения старых кадров. Предстояло запустить такие механизмы кризиса, которые бы сами собой дискредитировали слой опытных работников, якобы не сумевших приспособиться к условиям «шоковой терапии».

Следующий немаловажный этап заключался в подборе кризисных менеджеров, призванных «спасать и выручать», отодвигая от управления класс профессионалов.

Щадились только те, кто, в отличие от «чудаков», был готов безжалостно сокращать работников, урезать социальные программы и, главное, не рисковал сопротивляться грошовой приватизации. Европейцы, ревновавшие к влиянию американцев на Кремль, знакомясь с плодами трудов школы Милтона Фридмана на просторах России, только разводили руками. В этот исторический момент «странные русские» казались им еще страннее. К странностям американцев они, конечно, давно привыкли.


Германский вектор

Николай Платошкин

«Европейский канцлер» или закат эры Ангелы Меркель?

Результаты состоявшихся в Германии 22 сентября 2013 года парламентских выборов были расценены многими мировыми и немецкими СМИ как персональный триумф Ангелы Меркель, возглавлявшей правительство ФРГ с 2005 года. Кто-то даже поспешил окрестить ликующего лидера ХДС «канцлером Европы». Но так ли это?

И в 2009, и в 2013 годах Меркель шла на выборы под лозунгом предпочтительной для нее лично правоцентристской коалиции с либеральной партией СвДП, которая в последнее время явно сдвигалась вправо в экономической сфере. В 2009 году напуганный мировым кризисом и финансовым крахом некоторых стран еврозоны немецкий бюргер решил не менять лошадей на переправе и выбрал Меркель. Но настоящим триумфатором тех выборов стали именно свободные демократы, показавшие лучший результат в своей истории - более 14% голосов. Многие избиратели тогда поверили, что «буржуазные» партии лучше разбираются в экономике, чем склонные к «социальному расточительству» левые. К тому же СвДП обещала резко снизить налоги на бизнес и простых граждан.

Но именно Меркель и не допустила в 2009-2013 годах «налогового прорыва», столь широковещательно анонсированного либералами. У ФРГ, несмотря на имидж «локомотива» еврозоны, просто не было средств залатать дыры в собственном бюджете, а не то чтобы побрезговать налоговыми поступлениями.

И на выборах 2013 года либералы заплатили за вынужденную неуступчивость фрау Меркель сполна - СвДП потеряла почти 10% голосов и не прошла в бундестаг. К тому же избирателям странно было видеть ведущим кандидатом «обновленной» СвДП Райнера Брюдерле - политика эпохи 1980-х. Как сказали бы в голливудском фильме - «из другой жизни».


Германский вектор

Илья Классен

Кризис Свободной демократической партии и возможности его преодоления

Выборы в бундестаг 22 сентября 2013 года стали провальными для Свободной демократической партии (СвДП), бывшего младшего партнера блока христианских демократов (ХДС/ХСС) по правящей коалиции. Результат 4,8% * (*Здесь и далее статистические данные о результатах выборов и социологических опросов взяты из источника www.wahlrecht.de)  и ни единого места в парламенте - самый низкий с 1949 года **. (**До этого наихудший результат СвДП показала на федеральных выборах 1969 г., набрав 5,8% голосов и получив 31 место в бундестаге.)  Удивительно, что это произошло через четыре года после наилучшего достижения в партийной истории и бесспорного триумфа в 2009 году***. (***Наилучший результат на федеральных выборах до 2009 г. партия показала в 1961 г., набрав 12,8% голосов и получив 67 мест в бундестаге.) Попытаемся разобраться в факторах, обусловивших столь резкий взлет популярности СвДП и столь же стремительное падение.

q

Свободной демократической партии принадлежит особое место среди других политических сил послевоенной Германии. На первых выборах в парламент Западной Германии она получила 11,9% голосов, образовав правящую коалицию с блоком ХДС/ХСС, и в дальнейшем прочно закрепила за собой позицию малого правоцентриста. За свою почти 65-летнюю историю она на протяжении более 40 лет входила в состав правительства ФРГ, при этом, как в коалиции с ХДС/ХСС, так и СДПГ, позволяя одной из крупных «народных» партий набрать необходимое большинство в бундестаге для назначения канцлера.

Монопольное положение СвДП было подорвано в 1998 году, когда Герхард Шрёдер привел к победе возглавляемую им Социал-демократическую партию Германии и впервые сформировал правительственную коалицию с партией «Зеленые». Это стало серьезнейшим вызовом для либералов. Партия погрузилась в затяжную полосу неудач и поражений, преодолеть которую она смогла благодаря «обновлению», предложенному ее новым председателем Гидо Вестервелле.


Jubilaeus

Анатолий Торкунов

Пусть развивается и процветает наш факультет

Евгения Пядышева, ответственный секретарь журнала «Международная жизнь», кандидат исторических наук: Анатолий Васильевич, факультет международных отношений, безусловно, является визитной карточкой МГИМО. Сегодня в открытом и все более глобализующемся мире факультет МО не утрачивает своей привлекательности у студентов и значимости как научный центр и учебное заведение. Как бы вы сформулировали основные задачи, которые стоят перед факультетом, и те цели, ради которых эти задачи определены?

Анатолий Торкунов: Начну с цели. Она у факультета и института в целом одна: быть высококлассным, конкурентным учебным центром как на российском образовательном пространстве, так и на мировом, европейском, который производит и воспроизводит знания на совершенно новом уровне науки и познания. Эта задача звучит в общих чертах, но речь идет о том, чтобы нынешние выпускники получали те компетенции, те знания, которые позволили бы им очень быстро адаптироваться, находясь на практической работе, и не только адаптироваться, но и внести нечто новое. Они должны хорошо представлять все, что происходит сегодня в мире, регионах, стране, которой они занимаются. И, конечно, блестяще знать иностранный язык, являющийся одним из основных инструментов в их дипломатической работе. Ведь, не побоюсь сравнения, дипломат без знания иностранного языка, как дворник без метлы.

Если говорить о задачах, которые стоят конкретно перед факультетом, конечно же, это создание  стандартов нового поколения. Президент РФ дал право утверждать их нам самим. У нас уже утверждены стандарты третьего поколения, по которым работает сегодня высшая школа. И мы - авторы этих стандартов - сейчас занимаемся утверждением своих собственных стандартов, которые, конечно же, будут выше общепринятых. Студентам и преподавателям для того, чтобы отвечать таким высоким стандартам, придется трудиться еще больше. Мы, будучи головным центром изучения и преподавания дисциплин по международным отношениям, должны выполнить такую миссию, раз она нам поручена.

Должен сказать, что все более важной составляющей становится исследовательская работа. Студенты, начиная с первого курса, занимаются ею вместе с преподавателями. Следует отметить, что современные информационные технологии значительно облегчили процесс взаимодействия студентов и преподавателей: они могут общаться не только в аудитории, но и по электронной почте, по скайпу и т.д. Но вот зажечь искру интереса к исследовательской работе можно только в личном общении с преподавателем. 


Jubilaeus

Юрий Булатов

Об окопном 1943-м, Книге рекордов Гиннесса и любви к Отечеству

Евгения Пядышева: ответственный секретарь журнала «Международная жизнь», кандидат исторических наук: Юрий Алексеевич, вы руководите огромным, многофункциональным центром, который включает разнообразные виды учебной и научной деятельности. Расскажите, что такое сегодня факультет международных отношений МГИМО (У) МИД России?

Юрий Булатов: Прежде всего, факультет международных отношений - это сохранение традиций, заложенных в середине 1940-х годов, и приумножение этих традиций в условиях сегодняшнего дня.

В настоящее время профессорско-преподавательский состав насчитывает свыше 350 человек. Общее число студентов постоянно возрастает, сегодня их более 850. Если раньше на первый курс мы могли принять порядка 150 человек, включая иностранцев, то сейчас эта цифра перевалила за 200. К нам на учебу приезжают посланцы из дальнего и ближнего зарубежья, из тех стран, студенты которых до развала Советского Союза у нас не учились. Я имею в виду США, Германию, Францию, Турцию, Израиль и целый ряд других стран.

Наш институт на базе факультета международных отношений вошел в Книгу рекордов Гиннесса. 53 иностранных языка, которые изучают в МГИМО, в основном преподаются на факультете международных отношений. Мы сохраняем полную регионоведческую специализацию, заложенную еще в те годы, много десятилетий назад, когда факультет делился на два отделения: Запад и Восток.


Из истории внешней политики

Евгений Осипов

Французские архивы: визит Жоржа Помпиду в США в 1970 году

В 60-х годах XX века при Президенте Шарле де Голле франко-американские отношения носили напряженный характер. Голлистская доктрина, направленная на возвращение Франции самостоятельной роли в мире, предполагала проведение независимой внешней политики. Испытание Францией ядерной бомбы, выход из военной организации НАТО, курс на построение «европейской» Европы, а также визит де Голля в СССР в 1966 году, послуживший началу разрядки международной напряженности, могли только осложнить отношения между двумя странами.

Перед Жоржем Помпиду, сменившим де Голля на посту Президента Франции в 1969 году, стояла сложная и противоречивая внешнеполитическая задача. От него ждали шагов в сторону улучшения франко-американских отношений. Однако при этом он выступал за продолжение голлистской политики и разрядку международной напряженности, что предполагало сохранение и дальнейшее развитие сотрудничества с СССР. 

К 1969 году в отношениях между двумя государствами накопился целый ряд противоречий. Помимо уже упомянутого выхода Франции из интегрированных структур НАТО, двусторонние отношения осложнялись множеством разногласий в экономической области. Париж выступал за пересмотр сложившейся мировой финансовой системы - Бреттон-Вудской, в которой ключевую роль играл американский доллар. Стремление французского государства к экономической независимости нашло свое прямое отражение в традиционном голлистском лозунге о построении «европейской» Европы. Де Голль, а потом и Помпиду всегда подчеркивали, что «единая Европа» должна вести самостоятельную экономическую политику, что не улучшало климата двустороннего сотрудничества.

Еще одной причиной напряженного характера межгосударственных отношений были разногласия в позициях сторон по некоторым ключевым проблемам международных отношений. Прежде всего это касалось конфликтов в Индокитае и на Ближнем Востоке. Французское руководство выступало против эскалации войны в Индокитае. В духе своей внешнеполитической доктрины и декларированных принципов о свободном самоопределении народов оно считало, что необходимо как можно скорее прийти к мирному соглашению.


Из истории внешней политики

Виктор Сибилев

Победа в битве под Кульмом. К 200-летнему юбилею битвы

Сыны Бородина, о кульмские герои!

А.С.Пушкин

 

В конце августа 2013 года в Чехии и России прошли торжественные мероприятия по случаю 200-летия победы в битве под Кульмом сил 6-й антифранцузской коалиции в составе России, Австрии и Пруссии над наполеоновскими войсками.


Книжная полка

Анатолий Торкунов

Мегатренды: 30 лет спустя

Термин «мегатренды» стал давно привычным в научных дискуссиях1. Однако не так часто мы задумываемся над тем, как они во всей своей совокупности проявляются на современном этапе мирового развития. В этом смысле только что появившаяся монография «Мегатренды»* (*Мегатренды. Основные траектории развития мирового порядка в ХХI веке / Под ред. Т.А.Шаклеиной и А.А.Байкова. Учебник для вузов. М.: АСПЕКТ ПРЕСС, 2013. 448 с.) положительно выделяется стремлением авторов комплексно проанализировать глобальные тренды как феномен сегодняшней действительности. Такой анализ важен и актуален не только для лучшего понимания всего происходящего в мире, но и для адекватного представления о том, чего же мы можем ожидать в будущем, а также что можно (и нужно) сделать для нейтрализации кризисных процессов и угроз разного уровня и направленности.

«Мегатренды» охватывают широкий тематический спектр, связанный как с текущими изменениями международной среды, так и с эволюцией попыток управления этими трансформациями. В этом смысле книга отражает реально присутствующую двойственность объективных и субъективных оснований мирового развития. Авторы не просто разбирают тенденции в традиционных областях международных взаимодействий: в сферах политической организации общественных отношений, безопасности и экономики. Существенное внимание в книге уделено проблематике, которая по-прежнему остается недооцененной в российских исследованиях мировой политики. Речь прежде всего идет о сдвигах в демографической карте мира, политических последствиях глобальных миграционных потоков, влиянии на международные отношения нового этапа научно-технологического развития.

Нельзя не согласиться с авторами в том, что современную миросистему характеризуют несколько функциональных трендов. К ним относятся ускорение темпов социального развития, инверсия фундаментальных ценностей, виртуализация общественно-политических отношений, появление новой модели политической власти и управления в отдельных странах.

Развиваются процессы полицентризации мира, кризиса института глобального лидерства, смещение центра мирового развития на работу. Все это идет на фоне универсализации миграционных потоков. Каждый из указанных трендов сложен и амбивалентен по своему характеру и оказывает двойственное воздействие на мир, подводит человечество  к той черте, за которой начнется новая эпоха, мир более жесткий, чем тот, в котором мы живем сейчас. Чтобы адаптироваться к грядущему миру, следует верно оценить последствия и возможности встраивания в этот новый мир как отдельной страны, так и каждого человека.


Книжная полка

Александр Рупасов

Новые документы о литовском подполье

Публикация сборника документов по актуальной конкретной, узкой проблеме или теме почти с неизбежностью влечет за собой упреки в ангажированности публикатора. Критика буквально расцветает в тех случаях, когда речь идет о документах, освещающих краткий хронологический период и только отдельные аспекты процессов и событий, происходивших на ограниченной территории. Впрочем, случается и так, что публикатор в погоне за невозможным - всесторонним показом событий - сам оказывается не готов к тем выводам, к которым способен прийти читатель.

Общая канва событий 1939-1941 годов в Литве, Латвии и Эстонии известна. Дискуссии вызывают прежде всего интерпретация, причинно-следственные связи имевших место процессов. Недостаточность аргументации в современной историографии государств Балтии часто компенсируется эмоциональностью оценок. В принципе, эмоциональность может являться критерием истины, но едва ли при трактовке тех сложных процессов, которые имели место в этот период на территории Прибалтики. Следует отдать должное составителю рецензируемого сборника документов*, (*Накануне Холокоста: Фронт литовских активистов и советские репрессии в Литве, 1940-1941 гг.: Сборник документов / Сост. А.Р.Дюков. М.: Фонд «Историческая память», 2012. 534 с.) он предельно четко сформулировал в предисловии ставившиеся им цели, а именно: «Справедливо ли утверждение, что «Июньское восстание» [1941 г.] стало ответом литовцев на массовое выселение соотечественников или, быть может, это выступление было подготовлено задолго до депортации и не имело к ней прямого отношения?» Знакомство с публикуемыми в сборнике документами наводит на мысль, что составителю вполне можно было удовлетвориться постановкой некоторых историографических проблем, а поиск ответа на сформулированный вопрос оставить читателю. Приведенный же во «Введении» краткий историографический обзор более чем уместен, если принять во внимание скромную осведомленность российского читателя об издаваемой в государствах Балтии исторической литературе и применяемых в исследованиях методах.

Вышеупомянутый вопрос диктовал составителю решение ряда проблем, связанных с поиском и отбором источников. Отсутствие привычных уже сетований на недоступность или отсутствие архивных документов не служит в данном случае свидетельством довольствования малым, отказа от поиска дополнительных материалов. Последние были извлечены из шести российских, двух литовских и одного украинского архивов. Хотя часть документов уже публиковали, в том числе в Литве, однако на русском языке они ранее не были представлены.

Выстроить в хронологическом порядке материалы, параллельно освещающие деятельность органов госбезопасности и внутренних дел ЛССР и деятельность литовского и польского подполья, вероятно, было бы просто, если бы не ставившаяся издателем цель: доказать, что июньская депортация не была причиной устроенных литовскими активистами в первые дни после начала войны Германией потрясающих по жестокости расправ, готовившихся задолго до этого.


in memoriam

Борис Пядышев

Памяти Б.Л.Колоколова

Борис Леонидович Колоколов - родился 9 ноября 1924 года в городе Симферополь.

Воевал на фронтах Великой Отечественной войны. До поступления в Институт международных отношений служил в армии автомехаником, а затем был на комсомольской работе.

Окончил МГИМО в 1956 году.

Сразу после завершения института направлен на работу в Секретариат Европейского отделения ООН в Женеве, сначала в качестве переводчика, редактора, а затем и заведующего секцией русских переводов. В 1962 году он возвращается в Центральный аппарат МИД СССР и поступает на службу в Протокольный отдел. В 1969 году становится его руководителем. Б.Колоколову присужден  ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла.