«Европейский канцлер» или закат эры Ангелы Меркель?


Результаты состоявшихся в Германии 22 сентября 2013 года парламентских выборов были расценены многими мировыми и немецкими СМИ как персональный триумф Ангелы Меркель, возглавлявшей правительство ФРГ с 2005 года. Кто-то даже поспешил окрестить ликующего лидера ХДС «канцлером Европы». Но так ли это?

И в 2009, и в 2013 годах Меркель шла на выборы под лозунгом предпочтительной для нее лично правоцентристской коалиции с либеральной партией СвДП, которая в последнее время явно сдвигалась вправо в экономической сфере. В 2009 году напуганный мировым кризисом и финансовым крахом некоторых стран еврозоны немецкий бюргер решил не менять лошадей на переправе и выбрал Меркель. Но настоящим триумфатором тех выборов стали именно свободные демократы, показавшие лучший результат в своей истории - более 14% голосов. Многие избиратели тогда поверили, что «буржуазные» партии лучше разбираются в экономике, чем склонные к «социальному расточительству» левые. К тому же СвДП обещала резко снизить налоги на бизнес и простых граждан.

Но именно Меркель и не допустила в 2009-2013 годах «налогового прорыва», столь широковещательно анонсированного либералами. У ФРГ, несмотря на имидж «локомотива» еврозоны, просто не было средств залатать дыры в собственном бюджете, а не то чтобы побрезговать налоговыми поступлениями.

И на выборах 2013 года либералы заплатили за вынужденную неуступчивость фрау Меркель сполна - СвДП потеряла почти 10% голосов и не прошла в бундестаг. К тому же избирателям странно было видеть ведущим кандидатом «обновленной» СвДП Райнера Брюдерле - политика эпохи 1980-х. Как сказали бы в голливудском фильме - «из другой жизни».

Таким образом, главная цель Меркель - продолжить коалицию с либералами, но в более благоприятном для ХДС соотношении сил - оказалась недостигнутой. Да и в целом правоцентристская коалиция потеряла голоса. Если блок ХДС/ХСС прибавил 22 сентября 2013 года 7,7% (набрав 41,5%), то СвДП лишилась 9,9%. Итого, для коалиции госпожи Меркель в целом минус 2,2%.

То есть христианские демократы просто оттянули голоса у своих незадачливых союзников, нанеся им тем самым смертельный удар и оставшись в парламенте один на один с левыми. На триумф похоже, мягко говоря, не сильно. Но не все благостно и на левом фланге немецкого политического спектра. Его пока еще главная сила - социал-демократы - выступили, как и на прошлых выборах, слабо, но прибавили-таки 2,7% голосов (набрав всего лишь 25,7%). На сей раз многие склонны винить в затянувшейся стагнации старейшей германской партии кандидата в канцлеры Пера Штайнбрюка, якобы «переборщившего» с накалом предвыборной риторики.

Но, как представляется, закат СДПГ начался еще в 1983 году в «старой» ФРГ, когда недовольные правым курсом социал-демократов левые избиратели вывели на политическую авансцену новую, более радикальную партию «Зеленые». Свой шанс на воскрешение СДПГ упустила в 1990-х годах, когда так и не смогла по-настоящему пустить корни в бывшей ГДР. В то время социал-демократы слишком увлеклись обличением «тоталитарной» ГДР и восточным немцам это явно не понравилось. Тогда в новой Германии прочно обосновалась новая Левая партия (до 2007 г. - Партия демократического социализма (ПДС), возникшая именно на основе бывшей правящей партии ГДР - СЕПГ.

СДПГ не только не смогла вернуть утраченных ею левых избирателей, но и продолжала активно терять голоса. Пришедшая к власти под левыми лозунгами в 1998 году коалиция социал-демократов и «зеленых» была переведена канцлером и лидером СДПГ Герхардом Шрёдером на правые рельсы (социал-демократы тогда фактически выступили против своего главного электорального резерва - профсоюзов), и результатом была череда поражений партии на выборах 2005, 2009 и 2013 годов. Избиратели ФРГ сегодня просто не понимают, зачем им партия, которая практически ничем уже не отличается от правоцентристского ХДС.

С небольшим временным лагом судьбу СДПГ «успешно» повторяют «Зеленые». Былые радикалы и ниспровергатели, шокировавшие «добропорядочную» общественность 1980-х джинсами в бундестаге и яростной критикой НАТО, остепенились, поседели и поскучнели. Тема окружающей среды со временем завяла, а ничего нового стране «Зеленые» предложить не смогли. Бывшую ГДР «Зеленые» тоже проиграли и по той же причине, что и СДПГ, - оголтелый антикоммунизм западногерманских партий не разделяли многие избиратели новых земель. Не мудрено, что «Зеленые» «докатились» до коалиции с ХДС на региональном и муниципальном уровнях, что многие их сторонники восприняли как откровенную измену идеалам. Таким образом, если нынешняя СДПГ напоминает ХДС 1990-х, то «Зеленые» - саму СДПГ 1980-х. Неудивительно, что они не смогли «подобрать» растерянные социал-демократами голоса левого электората.

Все руководство «Зеленых» после выборов 2013 года подало в отставку - партия во второй раз не смогла удержаться на «почетном», третьем месте в марафоне германских партий. Как и в СвДП, все «паровозы» избирательного списка «Зеленых» могли бы составить в лучшем случае благодарную аудиторию «дискотеки 1980-х».

Впервые бронзовым призером избирательной гонки стала Левая партия, которую еще недавно все остальные партии ФРГ считали кастой неприкасаемых. Мол, это бывшие коммунисты из ГДР и любая коалиция с ними для прочих «демократических» партий немыслима. Но уже в 1990-х годах выяснилось, что тогдашняя ПДС ответственно может править на муниципальном и региональном уровнях. Нежелание Шрёдера признать сей упрямый факт на федеральном уровне стоило ему поста канцлера в 2005 году. Социал-демократы к удовольствию ХДС добровольно лишили себя союзника, за которым идет, причем стабильно, примерно каждый десятый немецкий избиратель.

Вопреки прогнозам, согласно которым популярность левых в бывшей ГДР спадет по мере ухода из активной жизни старшего («отравленного коммунизмом») поколения восточных немцев, Левая партия на выборах 2013 года прочно удержала за собой традиционную долю в 20-25% электората в Восточной Германии. К тому же многократно приговоренные многими политологами к исчезновению «коммунисты-гэдээровцы» преодолели пятипроцентный барьер в семи западных землях, в том числе и на родине Герхарда Шрёдера в Нижней Саксонии. А в Бремене они получили даже больший процент, чем в целом по стране (10% против 8,6%).

В бундестаг едва не прорвалась только что образованная партия (а скорее движение) «Альтернатива для Германии», выступившая фактически с одним единственным требованием: немедленный выход ФРГ из еврозоны. В «Альтернативе» есть и правые, и левые, но попади эта партия в бундестаг (ей не хватило для этого всего 0,1%), положение «европейского канцлера Меркель» стало бы просто безвыходным, хотя бы с точки зрения имиджа Германии как «мотора» европейской интеграции.

А имидж этот обманчив, что и стало, как представляется, главным итогом выборов в бундестаг 22 сентября 2013 года. Победили евроскептики - «коалиция» ХДС/ХСС, Левой партии и «Альтернативы», получившая суммарно 55% голосов. Сюда же с оговорками можно добавить и кандидата от СДПГ на пост канцлера П.Штайнбрюка, и тогда получится, что евроскептиков в «европейской» Германии три четверти, если не больше.

Христианские демократы, несмотря на «проевропейскую» риторику Меркель, внушали избирателям, что Германия не окажет больше никакой помощи якобы «ленивым» южным странам еврозоны, таким как Греция, Испания, Португалия и Италия. На самом же деле те же греки работают в году больше немцев, а Испания имеет гораздо меньший государственный долг, чем самая будто бы «экономная» ФРГ. Но именно созданная по инициативе Берлина еврозона напрочь подорвала промышленность и сельское хозяйство этих стран, сделав их тем самым удобным рынком сбыта немецких товаров. Выход, например, Греции из еврозоны и создание там «дешевой» валюты очень быстро реанимировал бы, по крайней мере, виноделие и туризм, и те же россияне с удовольствием променяли бы Турцию как место своего отпуска на родину вина, оливок и демократии.

А вот для Германии выход «иждивенцев» из еврозоны стал бы кошмаром, крахом экспорта (основы немецкого благосостояния) и началом затяжного экономического кризиса. Не зря именно Германия после парламентских выборов в Греции 2012 года настаивала на сохранении этой страны в еврозоне против воли самих же греческих избирателей. Прямо скажем, странный мазохизм со стороны «экономных бюргеров», якобы уставших спонсировать «ленивцев-южан».

Причем немецкие избиратели во многом даже инстинктивно понимают всю ценность общей европейской валюты для Германии. Примерно 70% немцев хотят сохранения евро и лишь 27% настроены в пользу его отмены (данные апреля 2013 г.). Причем чем богаче опрошенные, тем активнее они поддерживают евро. Среди членов партии Ангелы Меркель таковых 75%.

Однако ХДС удалось внедрить в сознание многих немцев лестный для них и не имеющий ничего общего с действительностью имидж спасителя Евросоюза, хотя тех же греков финансирует в основном МВФ, и с этой точки зрения Россия, например, сделала для «спасения» Греции не меньше Германии. Стоит вспомнить и предложенный Берлином «великодушный» план «спасения» Кипра за счет денег российских вкладчиков и компаний на этом острове. Причем ранее именно Россия, а вовсе не Германия, и так уже предоставила члену ЕС Кипру солидный кредит на льготных условиях.

Другое дело, что навязанный именно Берлином Южной Европе сценарий жесткой экономии завел эти страны в полный тупик, выход из которого при условии сохранения там евро вообще уже не просматривается.

Достаточно вспомнить, как «благодарно» встречали «европейского канцлера» в Афинах. Сложно обвинять греков в черной неблагодарности, если учесть, что ВВП «спасенной» страны упал в 2012 году на 7,9% и продолжит свое пикирование и в этом году.

Простые немцы во многом солидарны не с канцлером, а с греками. 91% опрошенных бундесбюргеров в августе 2013 года полагали, что долговой кризис в еврозоне далеко еще не завершился, и лишь 17% считают, что кризис этот в основном преодолен. Особенно неприятным для канцлера было то, что лишь один из десяти немцев считает, что политики говорят народу всю правду о причинах европейского кризиса.

Таким образом, именно «солидные» и «европейские» христианские демократы вели на выборах 2013 года самую популистскую и далекую от истины предвыборную кампанию. На самом деле именно иные страны еврозоны с помощью кредитов МВФ спонсируют германскую экономику, а не наоборот. Явно популистским и ничем в смысле аргументов не подкрепленным было и требование ХДС не пускать Турцию в ЕС. «Европейцы» Меркель оказались единственной партией ФРГ, категорически выступившей против любого двойного гражданства, даже для «братьев по Европе».

 «Альтернатива для Германии» в этом смысле была, по крайней мере, честнее. Ведь в конечном итоге курс на жесткую экономию в странах Юга Европы «накроет» и германскую экономику, и капитаны немецкой промышленности это прекрасно понимают. В этом смысле «маргиналы» из «Альтернативы» гораздо солиднее ХДС, ибо на их стороне упрямые факты: интеграция в еврозоне по немецкому лекалу зашла в тупик и в тупик этот неудержимо несется и непогрешимый «немецкий локомотив».

Левая партия - за Европу, но не такую, какой она видится Меркель. Левые хотят именно социального выхода из кризиса еврозоны, который с помощью роста социальных расходов запустит заново механизм потребления, а значит и производства. Один из виднейших экономических гуру Запада лорд Кейнс был бы с ними согласен, доживи он до наших дней.

СДПГ, в том что касается Европы, как обычно разорвалась пополам, пытаясь усидеть на двух стульях: и покритиковать «южан-бездельников», и заклеймить жесткую экономию а-ля Меркель. В первом случае избиратели больше поверили канцлеру, во втором - левым и «Альтернативе». Социал-демократы упорно пытаются играть не свою роль и на чужой сцене.

О «европейских» настроениях в СДПГ свидетельствует хотя бы тот факт, что член партии Тило Сарацин, руководивший финансами немецкой столицы, а потом ставший членом правления Бундесбанка, выпустил оказавшуюся бестселлером антииммигрантскую книгу «Германия ликвидирует сама себя». Еще работая в Берлине, Сарацин назвал турецких иммигрантов (которых сама же Германия пригласила для черновой работы в 1960-х гг.) «плебеями», портящими «элитный» характер немецкой столицы. Несмотря на то что СДПГ решила исключить Сарацина из своих рядов за откровенную ксенофобию, тот не остановился и выпустил в 2012 году новую книгу «Евро не нужен Европе». Название говорит здесь само за себя.

В 2010 году тезисы Сарацина против турок и арабов поддержали 37% немцев, 42% - высказались против. Причем за Сарацина высказались 52% членов «либеральной» СвДП, 45% сторонников ХДС/ХСС, 36% социал-демократов, но только 20% членов Левой партии. 39% опрошенных немцев назвали ислам воинствующей религией, причем такое мнение набирает популярность от опроса к опросу.

 «Зеленые», явно просто не понимая настроения избирателей, говорили о необходимости расширить права Европарламента. Но немцы одинаково не любят все органы ЕС, этих надоевших им «евробюрократов», и в этом смысле для многих бюргеров требование былых радикалов звучало как издевательство.

И СДПГ, и «Зеленые», пусть и с оговорками, поддержали членство исламской Турции в Евросоюзе, за что и получили «красную карточку» от уставшего и от ЕС, и от мигрантов немецкого электората.

При всем скепсисе граждан ФРГ относительно евро они все же в большинстве считают, что именно блок ХДС/ХСС сможет лучше других партий справиться с экономическими проблемами ФРГ, что и предопределило успех Ангелы Меркель 22 сентября 2013 года. Конечно, рост ВВП Германии в первом полугодии 2013 года (0-0,7%) впечатляет не сильно в мировом масштабе, но на фоне давно стагнирующей еврозоны он выглядит более чем приемлемо. Тем не менее рост этот пока явно затухающий - он слабее с каждым послекризисным годом. Если в 2011 году «локомотив» Европы вырос на 3%, то в 2012-м - всего на 0,7%. Такой же вялый рост в 2013 году наблюдается в другой крупнейшей экономике еврозоны - французской - 0-0,5%.

Хотя на фоне Греции, Италии (минус 0,3%), Испании (минус 0,4%) франко-германский лидирующий тандем ЕС выглядит, конечно, просто блестяще.

Отношения с Россией не играли заметной роли в предвыборной кампании, хотя ХДС и «зеленые» вяло попытались было поэксплуатировать тему «прав человека» и загадочной Московии, но избирателей, озабоченных кризисом собственного дома - еврозоны, это явно «не зажгло». Немцам пока не до российских сексуальных меньшинств.

А может быть, зря обошли немецкие партии тему России в своей предвыборной, особенно «европейской», риторике?

Нет особых сомнений, что лично Ангела Меркель еще со времен своей школьной юности (когда она посетила СССР) относится к нашей стране хорошо. Но как политик, она вынуждена считаться с общественным мнением Германии, которое под влиянием «мейнстримовских» СМИ ФРГ явно не жалует русских.

Эти СМИ чувствуют настроения лидеров немецкой экономики: летом 2013 года две трети опрошенных сотрудников немецких фирм выражали недовольство высоким уровнем протекционизма в России (особенно якобы излишне высокими таможенными пошлинами) через год после присоединения Москвы к ВТО. Хотя справедливости ради стоит заметить, что России и не снился еще пока тот уровень протекционизма, который существует в Евросоюзе. Особенно впечатляют противоречащие всем нормам ВТО гигантские субсидии европейским, в том числе и немецким, сельхозпроизводителям. Именно благодаря им сахар в Германии чудесным образом оказывается дешевле, чем в Бразилии.

Такой скепсис немецких компаний в отношении Москвы, как ни странно, имеет под собой приятную для России основу - 83% фирм ФРГ считают перспективы российской экономики хорошими (январь 2013 г.) и намерены расширять экспорт и инвестиции в нашу страну. 65% компаний заявили о намерении увеличить свой персонал в России и вложить в нашу страну в общей сложности 800 млн. евро.

Но нормальные деловые связи (впрочем, как и культурные, научные и прочие) сильно затрудняет давно изживший себя визовой режим в отношениях между Москвой и Берлином. И именно на это указывают сами же немецкие предприниматели в упомянутом выше опросе. С ними можно вполне согласиться.

Как представляется, именно инвесторы и туристы из России могут еще придать новое дыхание подозрительно долго буксующему Евросоюзу. На юге Европы это давно осознали и предупредительно, и с удовольствием дают россиянам гостевые визы на длительные сроки. Ведь граждане России, по некоторым оценкам, только в розничной торговле оставили в ЕС в прошлом году более 18 млрд. евро, что вполне хватило бы для реального, а не показного «спасения» Греции. И если в Берлине действительно озабочены правами человека, в том числе правом на свободу передвижения, то настала пора разрешить россиянам посещать Евросоюз без виз. Естественно, что и европейцы должны ездить в Россию свободно. Это поможет обычным людям как в России, так и в Европе, причем на сегодняшний день больше последним.

Следование же рецептам жесткой экономии и строительство «осажденной крепости Европа» в еврозоне опасно, в том числе и для Германии. Нет сомнений, что рано или поздно это будет осознано в ЕС и, возможно, русских как партнеров потом все же «призовут» помочь.

Главное здесь - не промедлить и выстраивать отношения на равноправной и честной основе. Любое правительство Германии после 22 сентября 2013 года никак не минует «русскую» тему. В Москве к диалогу со своим традиционным привилегированным партнером готовы. Без предубеждения и с новыми идеями.

Отправить статью по почте