Политика

Геннадий Гатилов

«На полях» 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН

«Международная жизнь»: Как вы оцениваете основные итоги «министерской недели» 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН?

Геннадий Гатилов: Каждая сессия Генассамблеи ООН является рубежным событием, которая не только подводит итоги минувшего политического года, дает оценку состоянию международных отношений на текущем этапе, но и закладывает вектор для будущего движения вперед. Совершенно верно утверждение о том, что в Организации Объединенных Наций как в зеркале отражаются глобальные процессы в политической, экономической, правочеловеческой сферах, в вопросах коллективной безопасности.

В этом смысле нынешняя сессия вобрала в себя весь комплекс сложных, противоречивых проблем, которые пронизывают мировую политику. Можно сказать, что главным итогом общеполитической дискуссии стало осознание подавляющим числом государств мира безальтернативности коллективных согласованных действий в деле преодоления глобальных угроз на основе соблюдения международного права и Устава ООН. Именно на этом сделал основной упор Генеральный секретарь ООН в своем выступлении с трибуны ГА, подчеркнув беспрецедентную сложность и многообразие проблем, которые приходится решать ООН в нынешних условиях.

Показательно, что попытки американского доминирования в мире в ущерб многовекторности, явно прозвучавшие в выступлении на сессии Президента США Б.Обамы, многими воспринимались с недоверием и отторжением. Они по-своему видят причины вызовов в области безопасности, экономического развития и ценностных устоев.


Политика

Таир Мансуров

ЕврАзЭС: от интеграционного сотрудничества к Евразийскому экономическому союзу

ИНТЕГРАЦИЯ - ГЕНЕРАЛЬНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЯ 
СОВРЕМЕННОЙ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

Интеграционные процессы - это качественно новая форма межгосударственного взаимодействия в современном мире, в ее основе - создание общих условий функционирования факторов производства и единая система управления единым пространством, включая надгосударственную компоненту.

Цели интеграции обычно являются общими для всех региональных интеграционных моделей, но в каждом конкретном случае они имеют различную мотивацию и основываются на разных подходах. Разнообразие социально-экономических, географических, геополитических, историко-культурных условий порождает множество форм интеграции, каждая из которых уникальна. Процесс международной интеграции в том виде, в котором мы его знаем сегодня, начался примерно с середины XX века, и поэтому в мире накоплен достаточный теоретический и практический опыт в этой сфере.

Экономическая интеграция - это взаимодействие и взаимоприспособление национальных экономик разных стран, ведущее к их постепенному объединению в единое экономическое пространство. На межгосударственном уровне интеграция происходит путем формирования региональных экономических объединений государств и согласования их внутренней и внешней экономической политики. Она проявляется в расширении и углублении производственно-технологических связей, совместном использовании ресурсов, объединении капиталов,  создании друг другу благоприятных условий для экономической деятельности, снятии взаимных торговых и иных барьеров. Ключевой целью подлинной интеграции является создание единого рынка, скрепленного прочными экономическими и социокультурными связями.


Политика

Алексей Климов

БРИКС: уже не только саммиты

До недавнего времени многие из тех, кто профессионально говорит и пишет о БРИКС, были в определенном затруднении. Да, за пять минувших лет периодические встречи глав государств сначала четырех (БРИК), а затем и пяти стран (Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР) походили более всего на политический «клуб» - новую площадку для обсуждения глобальных вопросов между ведущими державами евро-азиатского, южноамериканского и африканского материков. Дискуссии саммитов носили все более глубокий характер и постепенно расширяли тематику обсуждаемых вопросов, но такого рода факты сами по себе не означали еще формального появления нового объединения или союза (хотя в СМИ формат БРИКС нередко так и называли).

Более того, наиболее информированные эксперты указывают на то, что до создания подобного объединения странам БРИКС (даже при наличии обоюдного желания) необходимо пройти гораздо больший путь.

Да, страны описываемого неформального альянса действительно имеют немало общих интересов и схожих черт (ни одна из них, например, будучи самодостаточной, не входит в западные военно-политические и экономические союзы и не стесняется отстаивать собственную точку зрения на мировой политической сцене).

Кроме того, их экономики потенциально взаимодополняемы и находятся в стадии развития. Но даже появление де-юре совместных институций БРИКС (Нового банка развития (НБР) и финансового фонда) не устраняет пока существующих различий и объективных сложностей для трансформации в полноценное международное объединение государств.


Политика

Константин Долгов

VI международный фестиваль православных СМИ «Вера и слово»

Панельная дискуссия «Права человека - граница свободы и произвола»

23 сентября 2014 года

Права человека - объективное поле для широкого международного сотрудничества. За последние полвека в этом плане совместными усилиями участников международного сообщества достигнуто немало. Согласованы соответствующие универсальные стандарты и критерии, призванные служить ориентиром для всех государств. Создан ряд механизмов сотрудничества - не только для обмена опытом, но и для решения конкретных проблем. Хотелось бы особо отметить ключевой вклад и роль в этом процессе Организации Объединенных Наций.

Уверены, что наиболее эффективным методом укрепления и распространения универсальных правочеловеческих ценностей является ведение равноправного, взаимоуважительного и конструктивного диалога при соблюдении краеугольного принципа государственного суверенитета и культурно-исторических особенностей государств.

В современных турбулентных условиях международного развития, учитывая сохраняющиеся негативные последствия финансово-экономического кризиса, считаем сложение усилий всех ответственных членов международного сообщества во имя дальнейшего утверждения основных прав человека, веры в достоинство и ценность человеческой личности чрезвычайно важным.


Украинский вектор

Владимир Петровский

Россия и Восточная Азия в контексте украинского кризиса: «нет» санкциям, «да» новому миропорядку

В  настоящее время система международных отношений и существующий мировой порядок проходят «испытание Украиной». Отношения России со странами Восточной Азии - отнюдь не исключение а, скорее, подтверждение и наглядная иллюстрация этого.

Так, администрация США, взявшая курс на изоляцию России, склоняла к введению санкций и ограничений против нее не только страны ЕС и остальную Европу, но и страны Восточной Азии и АТР. В июле 2014 года, в разгар пропагандистской истерики в западных СМИ по поводу сбитого над Восточной Украиной малайзийского «боинга», помощник госсекретаря США Питер Харрелл совершил турне по странам региона, пытаясь убедить их в том, что санкции против России ввести необходимо. Харрелл встретился с правительственными чиновниками и лидерами частного сектора в каждой из стран, которые он посетил.

«Конечно, мы надеемся, что страны Азии - региона, славящегося большим количеством значимых финансовых и коммерческих центров, - присоединятся к нам в нашей тактике политического давления [на Россию]», - заявил представитель Госдепартамента. Однако результат этих усилий оказался негативным. «Америка настаивает на том, что Азии следует принять меры против России. Но любые старания Вашингтона, скорее всего, обречены на провал», - подчеркивал в этой связи японский журнал «Дипломат»1.

Действительно, ближайшим союзникам Вашингтона в Восточной Азии было трудно не поддаться нажиму «старшего партнера». Так, в сентябре 2014 года правительство Японии ввело дополнительные санкции против России. Ограничения затронули в первую очередь финансовый сектор: были введены санкции против Сбербанка, Внешторгбанка, Внешэкономбанка, Газпромбанка и Россельхозбанка. Это был уже четвертый пакет антироссийских санкций, принятых Японией с весны этого года.


Украинский вектор

Александр Орлов

Новая парадигма международных отношений

Политика - не математика. В ней встречаются

аксиомы, требующие постоянных напоминаний,

повторений. И происходит это не потому, что

кто-то плохо что-то усвоил. Просто есть

политики, которые не хотят усваивать некоторые

аксиомы, как противоречащие их взглядам.

А.А.Громыко («Памятное»)1

 

Спецификой современного момента исторического развития является то, что на наших глазах происходит существенное, а возможно, и кардинальное изменение геополитической картины мира. Завершается четвертьвековой период партнерских отношений между Россией и Западом (со всеми их известными сложностями и изгибами), начавшийся еще в последние годы перестройки в СССР, на смену которому, вероятно, придет новая структура международного взаимодействия, построенная на гораздо более прагматичных началах, лишенных необоснованных иллюзий и завышенных ожиданий. Последнее замечание, правда, больше относится к России, чем к Западу. Если кто-то думает, что после стабилизации ситуации на Украине, которая так или иначе, рано или поздно произойдет, мир (или, во всяком случае, та его часть, которая простирается от Владивостока на востоке до Ванкувера на западе) вернется в то состояние, в котором он был до украинского кризиса, сильно ошибается. Обратной дороги уже нет. Старые мосты сожжены, а строительство новых еще, по сути дела, не началось. Полностью разрушена основанная на перспективах долгосрочного партнерства парадигма мирового развития, которая долгое время представлялась абсолютно безальтернативной.


Украинский вектор

Эдуард Соловьев

«Смена режима» на Украине и проблемы эволюции российско-американских отношений

Статья подготовлена при поддержке РГНФ, проект №12-03-00611а «Метаморфозы геополитики в условиях новой фазы глобализации».

Долгое время внимание отечественных исследователей привлекала тема дефицита ресурсов в мире, что могло в перспективе стать источником серьезных международных конфликтов. В последние годы, однако, все более четко проявляет себя другой, по-видимому, не менее важный как для мировой экономики, так и для мировой политики дефицит универсального по своей значимости ресурса - доверия. Доверия к основополагающим институтам и правилам игры, доверия основных акторов к действиям и намерениям друг друга. От того, насколько быстро и успешно удастся преодолеть этот фундаментальный дефицит, во многом будут зависеть тенденции мирового развития. Сразу отметим, что развитие ситуации вокруг Украины отнюдь не прибавляет оптимизма с точки зрения перспектив ее преодоления.

ПОСЛЕ «ПЕРЕЗАГРУЗКИ»

Еще совсем недавно казалось, что 2010-е могут стать периодом «перелома», тектонического позитивного сдвига в российско-американских отношениях, если бы удалось закрепить многообещающие тенденции, обозначившиеся с началом «перезагрузки», и придать им дополнительный импульс (чему в общем-то, как представлялось, способствовало и сохранение президентского поста в США за Б.Обамой в 2012 г.). Однако этого не произошло. «Перезагрузка» исчерпала повестку дня, а новые импульсы для развития сотрудничества так и не возникли. Скорее, наоборот - стали поступать отчетливые сигналы, свидетельствовавшие об откате в российско-американских отношениях. Последние пять лет Россия оставалась одним из важных направлений американской внешней политики потому, что способна была оказать серьезное воздействие на американские интересы в самых разных сферах - от геополитики и нераспространения ОМУ до энергетики и решения более частных проблем американской внешней политики (вроде распутывания афганского узла).


Колонка главного редактора

Армен Оганесян

Речь Обамы: между «миром и войной»

Выступление Президента Обамы на Генеральной Ассамблее ООН длилось 40 минут. По стилю это была речь не президента, а «пророка» или проповедника, открывающая глаза человечеству на происходящее в мире. Право хозяина обязывает быть сдержанным, еще больше к этому обязывают сегодняшние реалии мировой политики. Но все правила были нарушены, кроме одного, хорошо известного: чем слабее позиция, тем сильнее риторика. Совету Безопасности и Генассамблее ООН пора пересмотреть традицию предоставлять возможность для столь пространного открытия, насыщенного оценками и саморекламой перед лицом представителей мирового сообщества, вынужденных выслушивать мнение лидера одной, пусть и весьма влиятельной страны.

Речь была наполнена «политическими драматизмами» о том, что мир находится на перекрестке между «миром и войной», «надеждой и страхом». А среди главных угроз - «российская агрессия в Европе». Создавалось впечатление, что хозяин Белого дома перепутал времена и эпохи, факты и лица. Эту речь можно было бы назвать речью человека, который видит мир в черно-белых красках, если бы в ней не было столько попыток выдать черное за белое, а белое за черное. Как писал в свое время В.Розанов в «Опавших листьях», «и заслушался соловей сам себя».

Все это было бы смешно, если бы не было опасно. Как писала газета «Гардиан»: «Впервые со времен правления Рейгана США грозят втянуть мир в войну. При том что Восточная Европа и Балканы стали военными форпостами НАТО, выпущенные на волю Америкой и Евросоюзом фашистские силы раздирают на части последнее «буферное государство» на границе с Россией - Украину. После успешно разработанного февральского восстания против демократически избранного правительства в Киеве запланированный Вашингтоном захват исторически и законно принадлежавшей России базы ВМФ в Крыму провалился. Русские защитили себя, как они это делали, сталкиваясь с любыми угрозами и вторжениями с Запада на протяжении столетия. Русскоязычные украинцы борются за выживание».


Jubilaeus

70 лет МГИМО (У) МИД России

Уважаемый Анатолий Васильевич,

Уважаемые профессора и преподаватели, студенты и выпускники!

 

Поздравляем вас с 70-летней годовщиной МГИМО (У) МИД России. Юбилеем зрелости и мудрости.

Возможно, семь десятков лет для учебного заведения - период небольшой, ведь европейская образовательная традиция насчитывает века.

Но МГИМО, или просто ИМО, за эти годы из международного факультета МГУ в три специальности вырос в представительный университетский центр с мировой репутацией.


Jubilaeus

Человек - Эпоха

Журнал «Международная жизнь» и Фонд «Мировая политика и ресурсы» собрали ученых и общественных деятелей в преддверии юбилея Е.М.Примакова.

Открывая встречу, главный редактор журнала «Международная жизнь» Армен Оганесян сказал: «Благодаря Юрию Константиновичу Шафранику, его идее и энергичным действиям, друзья и ученики Евгения Максимовича собрались здесь, пользуясь этим юбилеем как поводом, и каждый из нас принес свои
воспоминания, мысли, суждения о 
юбиляре. Надеюсь, что наш портрет выдающегося человека в интерьере эпохи не получится хвалебно-льстивым, а объективно, без преувеличений представит многогранность личности Примакова и как государственного деятеля, и как ученого, и как журналиста, и, разумеется, как человека».

Евгений Максимович всю свою жизнь тесно связан с нашим журналом. И, как заметил А.Г.Оганесян, по авторской сноске можно наблюдать и его карьерный рост, а по контенту его статей изучать историю не только ближневосточного вопроса, но и внешней политики России и международных отношений. Первая заметка, появившаяся в «Международной жизни», датирована 1957 годом и подписана - «журналист Евгений Примаков». «Отмечу, что, несмотря на всю степень нормированности изложения материала на страницах СМИ в СССР, автору в полной мере удавалось выразить свою позицию, привлекая значительный объем фактов и аргументаций. А заключения и анализ событий на Ближнем Востоке до сих пор имеют не только научную, но и практическую ценность», - подытожил А.Г.Оганесян.

Продолжая встречу, Ю.К.Шафраник, президент Фонда «Мировая политика и ресурсы», отметил, что в переломные моменты и во времена испытаний невольно оглядываешься на историю, опыт и авторитеты.


Мир вокруг нас

Юрий Райков

Россия - Япония: тяга к сотрудничеству

Несмотря на необычный по смыслу  заголовок, речь в данной статье пойдет о возможности и перспективах полномасштабного сотрудничества между Россией и Японией. Звучит нереально, скажут многие. Но жизнь справедливо учит нас - в международных отношениях возможны любые повороты.

На политической арене Азиатско-Тихоокеанского региона эти два государства стоят как бы особняком. Фактически они оттеснены на вторые роли американцами и бурно развивающимся Китаем. Располагающие внушительным потенциалом и имиджем держав, игравших активную и важную роль в послевоенной истории Азии, Москва и Токио сегодня непоследовательно, но настойчиво ищут пути к сближению. К этому их побуждает жесткая реальность международной жизни начала ХXI века. Сталкиваясь с  новыми геополитическими и внутренними вызовами, Россия и Япония объективно становятся естественными стратегическими партнерами в Восточной Азии.

Дело в том, что на протяжении последнего 20-летия медленно, но неуклонно меняется прежний международный порядок: американские попытки заменить послевоенный двухполюсный мир однополярным, по существу, провалились, открыв дорогу становлению и развитию более сложной и менее управляемой международной системы, базирующейся  на  многополярности. «В мире не останется ни одной гегемонистской державы. Мир станет многополярным. Мощь перейдет к сетям и коалициям», - утверждает в этой связи заслуживающий внимания  доклад американского Национального совета по разведке «Глобальные тенденции-2030», в котором американцы пытаются обобщить происходящие в мире основные перемены1. Особенно наглядно эти изменения проявляются в Азиатско-Тихоокеанском регионе, одном из трех крупнейших центров мировой экономической активности: страны данного района лидируют по темпам роста экономики, уровню экономической взаимозависимости и интенсивности интеграционных процессов.


Мир вокруг нас

Эва Чарковска

Динамика центральноазиатской стратегии России и Китая

Для анализа политики России и Китая в Центральной Азии (ЦА) следует задать несколько существенных вопросов: каковы достоинства данного региона? Почему он привлекает внимание крупных игроков на международной арене, в том числе России и Китая? Какие российские и китайские интересы переплетаются в регионе, создавая пространство для двустороннего и многостороннего сотрудничества, а также поле для соперничества? Как эволюционировала российская и китайская политика в отношении ЦА, начиная с 90-х годов прошлого века, какова ее динамика и основные принципы? Ответы на эти вопросы имеют фундаментальное значение для понимания процессов и явлений, наблюдающихся в российско-китайских отношениях применительно к данному региону.

ЦА - это тот регион мира, где продолжается процесс самоопределения, строительства национальной государственности и создания основ для международной идентичности. При этом здесь активно развивается процесс внутреннего соперничества между странами, осложняющийся не оформившимся до конца видением места и перспектив региона в мировой политике и экономике, что существенно облегчает действия внешних игроков. Не будет преувеличением утверждение, что ЦА сформировалась как регион скорее потому, что таковым ее видят извне. Неслучайно именно внешние факторы оказывают решающее воздействие на формирование регионального порядка, а в центральноазиатскую политику вовлечено много внешних игроков, у каждого из которых есть конкретные геостратегические интересы, что, в свою очередь, порождает между ними конкуренцию за влияние.

Особое место ЦА в региональной политике России и Китая предопределено рядом факторов. Во-первых, Москву и Пекин объединяют особые отношения с государствами ЦА, прежде всего в силу их географической близости и общей истории, что, с одной стороны, способствует региональному сотрудничеству, но с другой - служит основанием для соперничества.


Мир вокруг нас

Андрей Давыденко

Россия - страны Азии: мы нужны друг другу

19-23 сентября этого года состоялся официальный визит в Лаос и Китай делегации российских сенаторов во главе с председателем Совета Федерации РФ В.И.Матвиенко. Визит стал логическим продолжением многоуровневого системного диалога России с азиатскими партнерами, который в последние годы заметно активизировался.

То, что азиатско-тихоокеанское направление - один из ключевых приоритетов внешней политики России, - закономерно и естественно. Регион справедливо называют локомотивом глобального развития. Государства АТР демонстрируют уверенные темпы роста, сюда все больше смещается центр тяжести не только мировой экономической, но и политической активности. Здесь де-факто формируется новое полицентричное мироустройство.

Россия исторически связана с государствами региона. Поддержка нашей страной стала в свое время одним из решающих факторов победы национально-освободительных движений во многих странах Азии. И для нас курс на усиление вовлеченности в разворачивающиеся на восточноазиатском пространстве процессы политико-экономической кооперации и интеграции является долгосрочной и последовательной линией. Важная часть этой большой системной работы - содержательный диалог на парламентском уровне. Именно такой предметный и обоюдополезный диалог состоялся в ходе нынешнего визита российских сенаторов в Лаос и Китай.

Время для визита в столицу Лаосской Народно-Демократической Республики Вьентьян было выбрано не случайно. В эти дни там проходила 35-я сессия Генеральной ассамблеи Межпарламентской ассамблеи Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АИПА-35) - авторитетной международной организации, в рамках которой страны-участницы ведут постоянный диалог по экономическим, политическим, социальным и гуманитарным вопросам. Тема нынешней межпарламентской встречи - «Активизация взаимодействия в создании в 2015 году Сообщества АСЕАН под девизом «Одно видение, один колорит, одно сообщество».


Вехи истории

Дмитрий Сафонов

Москва в ее роковое время

Так получилось, что мне пришлось защищать дипломный проект об окончании МВТУ имени Н.Э.Баумана 22 июня 1941 года, то есть в день нападения на СССР гитлеровской Германии. И поэтому защита во многом носила необычный характер. В отличие от той торжественности, в какой защита дипломных проектов проводилась всегда, когда в актовом зале института собирались не только те, кто имел к ней какое-то отношение, но и просто любопытные, в этот раз ничего похожего не было. Делалось все наспех и, конечно, без всякой торжественности.

А на следующий день я был уже в Подлипках Московской области, на военном заводе, куда меня распределила Межведомственная комиссия еще за полгода до окончания института.

Завод, на котором оказался, был мне хорошо знаком, особенно сварочный цех, где я проходил преддипломную практику. Вот туда и определил меня заводской отдел кадров в качестве сменного мастера.

Со своей работой быстро освоился, тем более что оборудование цеха было не таким уж сложным: несколько токарных станков, с полдюжины разных сварочных автоматов и десятка два сварочных кабин, в которых работали преимущественно женщины. Последнее нередко ставило меня в затруднительное положение, когда приходилось выбирать между строгостью и требовательностью, какая должна быть присуща мастеру, и чисто человеческими чувствами с их мягкостью. Чаще всего перед таким выбором оказывался я во время ночных дежурств. Об одной из таких ситуаций хочу рассказать.


Вехи истории

Юлия Басенко

Деятельность МИД по оказанию помощи российским подданным за границей в начале Первой мировой войны

В основополагающем документе, принятом накануне Первой мировой войны и регламентировавшем деятельность МИД Российской империи, - «Учреждение МИД» от 24 июня/7 июля 1914 года - отмечалось, что одним из направлений деятельности министерства является «забота о защите интересов и всесторонней поддержке русских подданных за границей». C началом войны это направление наполнилось новым содержанием и приобрело особое значение.

В июле 1914 года, как и всегда в летние месяцы, в европейских странах, в основном в курортных местах, находилось большое количество российских подданных (по некоторым данным, только на территории Германии - более 40 тыс. человек), значительную часть которых составляли больные, женщины и престарелые. В связи с началом военных действий многочисленные соотечественники, оказавшиеся вне пределов страны, попали в крайне трудное и зачастую бедственное положение. Железнодорожное, пароходное и телеграфное сообщения России со странами Западной Европы были дезорганизованы, с неприятельскими государствами - прерваны, пересылка денег за границу и размен там русских денежных знаков чрезвычайно затруднены, а порой и вовсе невозможны.

Заботу о соотечественниках взяло на себя государство. Первое межведомственное совещание по вопросу об оказании материальной помощи российским подданным, застигнутым военными действиями за границей, состоялось уже 24 июля/6 августа 1914 года*. (*Впоследствии совещания проводились регулярно.)  Министерство иностранных дел было одним из главных его участников. По итогам было принято решение о необходимости предоставления российским подданным денежных средств прежде всего для возвращения их на родину, а также для удовлетворения «насущных нужд». Эту задачу, по мнению участников совещания, следовало выполнить быстро и эффективно, главным исполнителем  стало Министерство иностранных дел1


Вехи истории

Никита Барсуков

«Чешский вопрос» в чешской консервативной мысли на рубеже XIX-XX веков

В истории чешской политической мысли второй половины XIX - начала XX века вопросы внутреннего устройства Австрийской монархии, а позднее Австро-Венгрии*, (*Австро-Венгрия (официальное название - сообщество королевств и земель, представленных в рейхсрате, а также земли венгерской короны святого Стефана) была образована в 1867 г. на основе австро-венгерского соглашения.) самым тесным образом переплетались с проблемой внешнеполитического курса монархии. Это многонациональное государство формировалось в окружении двух мощных культурно-исторических центров - России и немецких земель, которые оказывали воздействие на все стороны жизни империи Габсбургов.

Для земель чешской короны**, (**Чешские земли, или земли чешской короны святого Вацлава, составляли Чешское королевство, маркграфство Моравия и часть герцогства Силезии.)  которую населяли как чехи, так и немцы, внешнеполитическая ориентация Вены носила определяющее значение для всей внутренней жизни, прежде всего политической. Особенно явно это стало проявляться после революционных событий 1848-1849 годов. В 50-60-х годах XIX века происходит трансформация всей политической структуры и жизни государства Габсбургов, формируются новые политические институты (рейхсрат*), (*Рейхсрат - двухпалатный парламент, состоявший из палаты господ и палаты депутатов.)  расширяются избирательные права граждан, из абсолютистской монархии Австрийское государство превратилось в конституционную дуалистическую Австро-Венгерскую монархию.

Демократизация и либерализация политического климата в государстве, с одной стороны, открыла новые возможности для активизации политической жизни народов империи, с другой - оголила многие национальные противоречия. В чешских землях речь шла о возрастании напряжения между чешской и немецкой элитой. Тем более что во второй половине XIX века чехи уже нисколько не отставали от немцев в области культуры, образования, экономики. Была сформирована национальная политическая и экономическая элита, бюрократия, система образования.


Вехи истории

Михаил Якушев

Церемониал приема российских дипломатов у султана и великого визиря в российско-османских отношениях конца XVIII века

Церемонии приема иностранных высокопоставленных дипломатов во дворце Топкапы и в Высокой Порте являются важнейшей составляющей османского государственного протокола и представляют собой один из интереснейших сюжетов политической истории Османской империи, а также дипломатических отношений султанского двора с Россией и другими государствами. Отличаясь немалой консервативностью и обилием уходящих в средние века обрядов, церемониал приема иностранных послов и посланников при османском дворе тем не менее может служить зеркалом перемен, происходивших во внешней политике и других областях жизни османского государства и общества конца XVIII века.

Интересным представляется проведение сравнительного анализа аудиенций российских и иностранных дипломатов у османских сановников в конце XVIII века и того, как менялось отношение к ним по мере сокрушительных побед русской армии над османскими войсками.

Статья написана на базе документальных материалов фондов «Сношения России с Турцией» и «Канцелярия», хранящихся в Архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ).

В султанском дворце устраивались пышные и красочные церемонии по случаю приемов глав иностранных дипломатических представительств.