***

Сергей Лавров

Российская дипломатия и вызовы XXI века

«Международная жизнь»: Сергей Викторович, какие позитивные и негативные тенденции вы видите в сегодняшней мировой политике? Куда они могут привести?

Сергей Лавров: Существует несколько базовых параметров в оценках современной международной ситуации, с которыми в целом согласны все, кто пытается серьезно осмыслить тенденции мирового развития. Во-первых, речь идет о том, что мы переживаем сегодня переходный период, который, по сути, может означать очередную смену исторических эпох. Этот тезис выделил Президент В.В.Путин в выступлении на совещании послов и постпредов Российской Федерации в июле. Происходят глубокие преобразования международного ландшафта, сопровождающиеся волнениями в сферах экономики, политики, в целом в международных отношениях.

Во-вторых, исторические процессы продолжают набирать скорость. Мы это видим и в ускорении глубинных, как принято говорить, тектонических сдвигов, в перераспределении мощи и влияния на глобальном уровне, в стремительных событиях в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, в ряде других районов мира.

В-третьих, становится уже очевидным, что в XXI веке международные отношения продвигаются в направлении становления полицентричной системы. Это значит, что судьбы мира не смогут определять ни какое-то одно, пусть даже самое мощное, государство, ни противостоящие друг другу военно-политические блоки, как это было в период холодной войны, ни даже узкий концерт «избранных» стран и центров мирового влияния. Речь идет о том, чтобы построить справедливую, демократическую и устойчивую, в идеале - саморегулирующуюся систему международных отношений.


Политика

Игорь Иванов

«Перезагрузка» в российско-американских отношениях: тактический шаг или стратегический выбор?

Отношения между Россией и США развивались в последние годы под знаком «перезагрузки», которая была инициирована в начале 2009 года Президентом России Д.Медведевым и Президентом США Б.Обамой.

«Перезагрузка» пришла на смену острой фазе противостояния. Именно так характеризовались отношения между нашими странами в годы правления в США республиканской администрации Президента Дж.Буша. Несмотря на высокопарные заявления о партнерстве, содержащиеся в совместных российско-американских заявлениях, одобренных на высшем уровне в 2002 и 2008 годах, эти отношения, по мнению многих экспертов, скатились до низшей точки со времен завершения холодной войны. Кульминацией можно считать так называемый «кавказский кризис» в августе 2008 года, когда Вашингтон открыто выступил на стороне руководства Грузии, спровоцировавшего  вооруженный конфликт с Россией.

Такая политика в отношении России была отражением общего курса Вашингтона на установление безраздельного американского доминирования в мировой политике. Отсюда вызывающее пренебрежение политики США к ООН и другим многосторонним институтам, к основополагающим нормам международного права, отсюда упор на силу и односторонние действия, стремление грубо навязывать свои взгляды и решения другим государствам и народам. Односторонний выход США из Договора по ПРО 1972 года, вооруженное вторжение в Ирак в обход СБ ООН, неприкрытое вмешательство во внутренние дела России и ее ближайших соседей, открытое пренебрежение интересами России на международной арене -  все это не могло не сказаться негативно на состоянии российско-американских отношений.

«Перезагрузка»: мотивы Вашингтона


Политика

Юрий Корчагин

Алексей Рубинчик

На пути к стратегическому партнерству. К 40-летию Торгового соглашения между Россией и Испанией

«Правительства СССР и Испанского государства с целью содействия развитию товарооборота, предусмотренного в Торговом соглашении, подписанном сего числа, соглашаются с учреждением торговых представительств соответственно в Мадриде и Москве…»

Так 40 лет назад, 15 сентября 1972 года, начинался новый, современный этап пятивековых российско-испанских отношений. После долгих лет отсутствия дипломатических связей (с 1939 г.) наши страны сделали важный шаг навстречу друг другу. В Париже заместитель министра внешней торговли СССР А.Н.Манжуло и генеральный директор Департамента международных экономических связей МИД Испании Х.Л.Серон подписали Торговое соглашение и прилагающиеся к нему документы, в том числе процитированный выше Протокол об учреждении торговых делегаций.

Статья 1 этого соглашения гласила: «Договаривающиеся стороны будут содействовать тому, чтобы товарооборот… носил, по возможности, постоянный и регулярный характер и осуществлялся в гармоничной форме и на разумно сбалансированной основе». Для выполнения поставленной задачи учреждались торговые делегации, призванные «содействовать и способствовать развитию торговых и экономических отношений», а также «представлять торговые и экономические интересы» обеих стран (ст. 5 протокола).

Примечательно, что статус создаваемых торгпредств во многом напоминал статус классических дипломатических учреждений. Они частично наделялись иммунитетом (например, освобождались от некоторых налогов - ст. 2), имели право пользоваться шифроперепиской (ст. 7), сноситься с властями страны пребывания (ст. 8) и т. д., иными словами, были прообразами полноценных посольств.


Политика

Наталья Дьякова

США - страны СНГ: военные аспекты политики

С начала нынешнего столетия администрация США, возглавляемая Дж.Бушем-младшим, стала проводить более активную политику на постсоветском пространстве в плане реализации там своих задач, которые помимо всего прочего включали создание на евразийском континенте при помощи трансатлантического партнерства плацдарма, позволяющего продвигаться в глубь бывшей советской территории, а также своего рода «санитарного кордона» из окружающих Россию постсоветских республик.

За это время почти все постсоветские государства были включены в зоны ответственности военных командований Пентагона. Прибалтика, Украина, Молдавия и страны Закавказья вошли в зону ответственности Европейского командования (Евкома), а государства Центральной Азии - Центрального командования (Сенткома).

С 2001 по 2005 год политика «агрессивного реализма», проводимая Дж.Бушем, привела к тому, что военное присутствие США и НАТО во многих государствах - членах СНГ многократно возросло. Запад осуществил прорыв в Среднюю Азию, создав в Киргизии и Узбекистане американо-натовские военные базы. Вашингтон вовлек в индивидуальные планы сотрудничества с НАТО (IPAP) такие страны, как Грузию, Казахстан, Азербайджан, Молдавию, Армению и Украину.

При этом США использовали в своих интересах пограничные и этнотерриториальные проблемы, обременяющие многие новые независимые государства (ННГ). Участие Запада в решении таких проблем было нацелено на отторжение от России постсоветских государств Черноморского бассейна и Каспийского региона, усиление в них американского и натовского военного присутствия, и, наконец, их постепенное встраивание в НАТО.


Колонка главного редактора

Армен Оганесян

Дефицит «великодержавности»

«Сегодня самый верный признак могущества - не способность начинать войны, а способность предотвращать их». Это голос из века ХХ, обремененного кровавыми конфликтами и войнами. Принадлежит он американской писательнице Энн О´Хэр Маккормик, которая, пережив две мировые войны, умерла в 1954 году.

Увы, очень скоро могущество стало измеряться не только наличием устрашающего потенциала гарантированного взаимного уничтожения, но и количеством региональных войн, которые государство было способно вести в разных частях света одновременно. Подобные сентенции кочевали из одной военной доктрины в другую. Этот критерий сохранился и после завершения холодной войны, вплоть до наших дней.

Да, собственно, работал ли критерий г-жи Маккормик когда-нибудь в истории человечества, ну, скажем, на протяжении последних двух столетий? Работал. Сразу после наполеоновских войн мир воцарился в Европе, в которой Россия играла важную роль. В дипломатических кругах в ходу было высказывание, что ни одна пушка в Европе не может «заговорить» без воли Санкт-Петербурга.

Крымская война положила конец тишине и благоденствию, и истощившие себя в ней Франция и Англия проглядели усиление Пруссии. В результате те же военные вожди, которые сражались под стенами русской Трои, потерпели сокрушительное поражение от «бошей». «У Франции остались только глаза, чтобы плакать», - скажет позже о Франко-прусской войне де Голль. Усиление России в царствование Александра III вернуло мир и спокойствие Европе - факт, который признавался, хоть и без энтузиазма, во всех европейских столицах.


Внешнеполитическая концепция РФ. Мнения

Александр Лукин

Внешняя политика России: необходим курс на сосредоточение

В январе 2012 года нынешний Президент России В.В.Путин повторил знаменитые слова российского министра иностранных дел А.М.Горчакова (1856-1882 гг.) в названии своей предвыборной статьи «Россия сосредотачивается - вызовы, на которые мы должны ответить». Отмечая трудное положение, в котором находится страна в результате «глубокого спада, который последовал за крахом тоталитарной модели социализма и распадом Советского Союза», а также в связи с кризисными явлениями в мировой экономике, автор отмечал: «Россия не та страна, которая отступает перед вызовами. Россия сосредотачивается, собирается с силами и достойно отвечает на любые вызовы. Преодолевает испытания и всегда побеждает… Только от нас зависит, как мы ответим на сегодняшние вызовы и как используем свой шанс, чтобы укрепить себя и свое положение в быстро меняющемся мире».

Использование слов А.М.Горчакова здесь, безусловно, не случайно. Положение России сегодня сложное. Ее совокупная мощь и влияние в мире значительно снизились по сравнению и с царским, и с советским периодами, так как значительно сократились ее размеры и ресурсы. Советские и постсоветские эксперименты не дали возможности эффективно развивать экономический потенциал. Тем не менее она остается одной из крупнейших стран мира как по ресурсам, так и потенциалу развития. Но для реализации этого потенциала нужны, как и в середине XIX века, два условия: эффективные реформы и время. Неслучайно статья В.В.Путина была посвящена не только внешней политике, но и положению страны в целом. Дипломаты, естественно, не могут отвечать за эффективность внутренних реформ - это задача сотрудников других ведомств. Однако верная внешняя политика может создать условия для их осуществления, дать необходимое время.

Сегодня в мире сложилась уникальная ситуация по сравнению с любым другим историческим периодом, когда реальные внешние угрозы безопасности России минимальны. Российская дипломатия призвана создать благоприятные внешние условия, чтобы обеспечить прорывное внутреннее развитие. Для этого необходим новый курс на сосредоточение.

q


Внешнеполитическая концепция РФ. Мнения

Александр Дугин

Многополярный мир и российская внешняя политика

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: В декабре 2012 года по поручению президента Министерство иностранных дел должно представить новую редакцию внешнеполитической концепции. С вашей точки зрения, что сейчас является приоритетным для нашей внешней политики, какие акценты стоит расставить, что бы вы обязательно включили в эту программу?

Александр Дугин: Хочу отметить, что я работаю в этом направлении, являясь заведующим кафедрой социологии международных отношений в МГУ на социологическом факультете. Весной мы представили теорию многополярного мира. Это довольно объемный труд, положения которого, на мой взгляд, должны быть отражены в доктрине. Без обоснования многополярности, без трактовки того, что мы понимаем под многополярностью, и что из нее вытекает, и как ее формировать, невозможно создать последовательную внешнеполитическую доктрину.

А.Оганесян: Вы считаете, что именно многополярность должна стать идеологической базой новой доктрины?

А.Дугин: Безусловно, да. Хотя мы признаем и наличие других теорий. Например, есть идея бесполярного мира. Это другой концепт. Мы понимаем, что речь идет о том, что Запад решил навязать нам свои протоколы в экономике, политике, идеологии, ценностной системе, информационной системе, свои представления о гендере и другие вещи, но только не с опорой на какое-то конкретное государство, которое будет обеспечивать эти либерально-демократические стандарты, а с опорой на мировую общественность. Это не гегемония государства, как в однополярном мире, а гегемония идеологии ценностей. Это гегемония либеральной абсолютной идеологии, которая становится нормативной для всего человечества.


Тенденции

Людмила Терновая

Психология реверсии в международных отношениях

Защита от глобальных перемен, с пагубными последствиями которых не в состоянии справиться ни отдельные люди, ни целые государства, может быть найдена как в разных областях деятельности, так и в обращении к надеждам и мечтам на будущее или в прошлом опыте. Эта возможность психологической мобилизации картины прошлого, его идей, его достижений как к средству решения проблем настоящего обуславливает интерес к проблеме реверсии политического развития.

Явление реверсии - столь же древнее, сколь сама история человечества. Вероятно, потому это явление первоначально зафиксировали литературные источники. В древнегреческой поэзии распространен был вид палинодии*,  (*Palinodía, буквальный перевод с греческого языка - отречение, (pálin - обратно, против; odé - песнь, лирическое стихотворение).  позволявший автору выразить отречение, отказ от своих слов, высказанных в другом стихотворении. В дальнейшем под палинодией стало пониматься всякое отречение, и в этом смысле данное понятие вошло в международные отношения. Самая яркая «Палинодия, или Книга обороны кафолической святой апостольской всходней церкви» - памфлет против Брестской унии (1596 г.), написанный украинским писателем З.Копыстенским в 1621-1622 годах в Киеве в ответ на трактат униата Л.Кревзы «Оборона Унии». Копыстенский резко осуждал захватническую политику Польши и Ватикана на Украине и в Белоруссии, подчеркивал исторические связи русских, украинских и белорусских народов1.

Требуется отметить, что специфика палинодии давала авторам возможность выразить свои политические идеалы и цели. Поэтому и обращение к такому произведению, как правило, выходило за рамки литературного проекта, что видно на примере «Палинодии» итальянского поэта и писателя-моралиста XIX века Дж.Леопарди. Называя так стихотворение, Леопарди подчеркивал, что не намерен отказываться от пессимистических воззрений. Действительно, приводимые политиками факты могут указывать на прогресс, но у людей при этом не складывается ощущения того, что имеется какое-либо позитивное развитие. Но для того, чтобы выразить такое отношение к настоящему, нужна или политическая смелость, или умение прибегать к иносказаниям, в том числе к палинодии как одной из форм.

Вполне понятно, почему к особенностям палинодии обращается и выдающийся французский философ Ж.Бодрийяр. Задумываясь о психологической сложности перехода через грань тысячелетий, а именно в такие периоды всегда обостряется восприятие политического времени, он писал: «Годах в 80-х XX века история повернулась вспять. Пройдя точку временного апогея, вершину эволюционной дуги, момент исторического солнцестояния обнаруживает своеобразное искривление событийного хода и разворачивает его к противоположному смыслу. Как и в космическом пространстве, существует, возможно, искривление исторического пространства-времени. Во времени, как и в пространстве, действует тот же хаотический эффект, который заставляет вещи двигаться все быстрее и быстрее по мере того, как приближается их срок - подобно тому, как вода необъяснимым образом ускоряет бег по мере приближения к водопаду»2.


Тенденции

Саргис Мирзаханян

«Наднациональное»: из Европы в Евразию

В настоящее время на международной арене абсолютно отчетливо можно обозначить ряд ключевых региональных объединений, находящихся в силу своей специфики на разных этапах интеграционного развития: НАФТА, АСЕАН, МЕРКОСУР, УНАСУР,
КАРИКОМ, СНГ. Однако лишь Европейский cоюз обладает своеобразным статусом sui generis наднационального* (*Наднациональность - добровольная передача государством части своего суверенитета международным институтам.)

  объединения, что в первую очередь определено широтой спектра вопросов, находящихся в ведении наднациональных институтов. В то же время ЕС, пройдя долгий интеграционный путь, по-прежнему остается эволюционирующей наднациональной структурой.

Несмотря на то что сейчас для объединенной Европы не лучшее время - провал евроконституции, глобальная рецессия, кризис еврозоны, - историческая ретроспектива позволяет обозначить немало политико-экономических и социальных метаморфоз, сопровождаемых как спадом, так и подъемом, пережитых Европой с середины XX века, и это, в свою очередь, наводит на мысль, что кризис последних лет общими усилиями европейской общественности, политической и финансовой элиты будет в скором времени преодолен. Однако в ЕС назревают серьезные структурные и функциональные трансформации, и в данном контексте наднациональным институтам следует предпринять ряд мероприятий, возможно с использованием инструментария стратегического планирования, с целью достижения организацией качественно нового уровня наднациональной интеграции, в противном же случае организацию ждут состояние глубокой стагнации и предпосылки к дезинтеграции.

Напомним, что процесс упрочения «наднационального» в рамках институциональной архитектуры ЕС за последние полвека прошел множество этапов, каждый из которых связан с ключевыми вехами евроинтеграции и принятием фундаментальных нормативно-правовых актов Сообщества, а затем и Союза.


Тенденции

Владимир Котляр

«Ответственность при защите» и «арабская весна»

На 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке бразильская делегация распространила документ под заголовком «Ответственность при защите. Основные положения для развития и продвижения концепции», содержавший предложение о разработке одноименной концепции и проект ее основных положений1. В документе прямо не упоминается операция НАТО в Ливии в 2011 году, но из его текста нетрудно сделать вывод, что непосредственным толчком для появления этой бразильской инициативы стало откровенное извращение блоком НАТО и его «партнерами» мандата Совета Безопасности ООН, выданного этому блоку в соответствии с резолюцией 1973 СБ ООН в марте 2011 года для введения на территории Ливии зоны, запретной для полетов ливийских ВВС, с целью прекратить использование режимом Каддафи военной авиации против гражданского населения своей страны2.

В преамбуле этой резолюции СБ ООН содержалась ссылка на «ответственность ливийских властей по защите ливийского населения» - термин, заимствованный из концепции «Ответственность по защите», ставшей объектом широкой дискуссии в кругах ООН и среди юристов-международников в начале 2000-х годов, которая была инициирована рядом политических деятелей и специалистов по международному праву Великобритании и США, представляющих англо-саксонскую школу международного права. Она, в свою очередь, по существу, явилась продолжением другой, не менее широкой дискуссии по вопросу о концепции «гуманитарной интервенции», которая была начата теми же инициаторами в 1980-1990-х годах для оправдания вооруженного вмешательства Запада с целью форсирования распада Югославии, остававшейся в то время последним независимым геополитическим фактором на Балканах, и отделения от нее края Косово. Поэтому есть смысл напомнить об основных тезисах обеих концепций, прежде чем перейти к анализу самой бразильской инициативы.

От «гуманитарной интервенции» к «Ответственности по защите»

Суть обсуждавшейся с 1980-х годов концепции «гуманитарной интервенции» состояла в том, что если в какой-либо стране начинались преследования со стороны властей или части населения в отношении других групп населения, сопровождавшиеся масштабными нарушениями его прав (геноцид, этническая чистка и т. п.), и правительство этой страны не принимало мер для прекращения таких нарушений, то это давало другим государствам право вмешаться для защиты населения, в том числе и военным путем. «Активисты» такого вмешательства отстаивали допустимость в этих случаях «гуманитарной интервенции», то есть военного вмешательства извне под флагом помощи мирным жителям, причем без санкции СБ ООН - небезызвестный американский сенатор Дж.Маккейн предложил создать для осуществления таких интервенций «Лигу демократических государств»3. В то же время значительная часть политических кругов и юристов Европы выступала достаточно сдержанно, предпочитая действовать в таких случаях через ООН и ее СБ.


Арабский вектор

Борис Долгов

Сирийский кризис: развитие и перспективы

Кризис в Сирии остается одним из наиболее важных элементов политики на Ближнем Востоке, а также глобальных политических процессов. Здесь фокусируется внимание мировых держав - ведущих стран НАТО, России, Китая и региональных центров силы - Турции, Ирана, Израиля, монархий Персидского залива, а также соседних с Сирией арабских стран.

Сирийский кризис можно квалифицировать как часть «арабской весны», но очень специфическую. В Тунисе, Египте и Йемене причинами социального взрыва, каковым, по сути, являлась «арабская весна», были внутренние факторы, а именно: обострение социально-экономического кризиса, коррупция и непотизм правившей десятки лет властной элиты, отсутствие реальных демократических свобод. Что же касается Сирии, то там при наличии, хотя и в гораздо меньшей степени, внутренних проблем главными причинами продолжающегося противостояния властей с оппозицией являются внешние факторы. То есть поддержка оппозиции теми внешними силами, которые пытаются использовать «сирийскую весну» для реализации своих стратегических целей.

Социально-экономическая ситуация в Сирии отличается в лучшую сторону по сравнению с Тунисом и Египтом, где имел место системный кризис. По данным МВФ на 2010 год, ВВП на душу населения в Сирии составляет 4800 долларов, прирост ВВП - 2,3%. Хотя уровень безработицы достаточно высок - 20%, а среди молодежи - до 30%, тем не менее он ниже, чем в Тунисе и Египте, где безработица среди молодых людей до 30 лет достигала 50%. В Египте к тому же, как подтвердил на пресс-коференции в Москве в июле 2012 года посол Египта, 40% населения жило менее, чем на 2 доллара в день. При этом можно отметить, что уровень безработицы в 24% в 2012 году был отмечен в такой достаточно развитой стране - члене ЕС, как Испания. В Сирии к тому же гораздо ниже, чем в Тунисе и особенно Египте, процент безработных дипломированных специалистов. Достаточно высок образовательный уровень сирийского общества - процент грамотных среди лиц старше 15 лет достигает 86% (для мужчин) и 73,6% (для женщин). Продолжительность жизни составляет 70 лет. Инфляция колеблется в пределах 2%.

Таким образом, ситуацию в Сирии нельзя определить как внутренний социально-экономический и политический кризис. Наряду с этим можно напомнить, что после прихода к власти в Сирии в 1970 году левого крыла Партии арабского социалистического возрождения (ПАСВ) в соответствии с ее доктриной (Сирия была провозглашена «социалистическим народно-демократическим государством») проводились мероприятия, направленные на улучшение социально-экономической ситуации в стране. Так, например, было введено бесплатное образование и медицинское обслуживание, проведена аграрная реформа, в результате которой возрос материальный достаток крестьян, составлявших на тот период большинство населения, был установлен достаточно приемлемый уровень цен на продукты питания и предметы первой необходимости. Один из членов ПАСВ, являющийся депутатом парламента, рассказывал автору этих строк, что родился в бедной многодетной крестьянской семье. Только благодаря социально-экономическим реформам ПАСВ, изменившим жизнь в Сирии, он прошел путь от крестьянина до парламентария.


Арабский вектор

Алексей Подцероб

Каддафи, каким я его знал

Первый раз я увидел Муаммара Каддафи в 1975 году, когда, будучи вторым секретарем I Африканского отдела МИД, прибыл в Триполи в составе делегации, сопровождавшей председателя Совмина СССР А.Н.Косыгина. Поразило, что 33-летний М.Каддафи, бывший тогда председателем Совета ревкомандования ЛАР, то есть главой государства, в разговоре с А.Н.Косыгиным всячески подчеркивал уважение к нему как к человеку, превосходящему его по возрасту и опыту, а иногда не мог скрыть своего смущения. Обратили также на себя внимание горячность и искренность, с которой он излагал свои идеи.

В последующем, работая в 1976-1980 годах первым секретарем посольства СССР в Триполи, я встречался с М.Каддафи десятки раз, сопровождая в ходе визитов к нему наших послов И.Н.Якушина и А.В.Анисимова, принимая участие в переговорах посещавших Ливию делегаций, переводя беседы ливийского лидера с советскими руководителями во время его приездов в Москву в 1976 и 1981 годах, а затем имел встречи с ним в 1992-1996 годах уже в качестве посла РФ в Триполи.

С течением времени манера поведения М.Каддафи изменилась. Он уже не смущался в ходе бесед с «сильными мира сего», а стремился всячески подчеркнуть свою значимость. На публике же он бывал совершенно разным, умело подстраиваясь под аудиторию. Тем не менее в ходе наших встреч с ним он становился прежним М.Каддафи, держался просто и естественно. Может быть, он понимал, что подчеркиванием своей значимости не произведет на меня впечатления, а возможно, потому, что я был для него человеком, пришедшим из его молодости.

М.Каддафи был экстравагантен (ночевки в шатре во время зарубежных визитов, охрана из женщин, разрывание во время выступления на Генеральной Ассамблее Устава ООН и т. д.), но это было продуманной тактикой руководителя небольшой страны, стремившегося любой ценой привлечь внимание к себе и Ливии.


Русский мир

Михаил Троянский

Русская Бразилия в Рио-Гранде-ду-Сул

Тема русской эмиграции в Бразилии неоднократно поднималась в различных трудах и исследованиях отечественных авторов, научных и общественно-политических изданиях. Это, безусловно, богатая, насыщенная фактами и суждениями проблематика, заставляющая вновь и вновь задуматься над тем, как жестоко судьба распорядилась в прошлом веке российским людским потенциалом, разбросала его по всем частям света. Тем не менее, абстрагируясь от общих положений и источников, хотелось бы взглянуть на данную тему через призму отдаленного уголка бразильской глубинки, затерянного в ее самом южном штате, где вот уже добрую сотню лет можно услышать русские народные мелодии, увидеть молодежь с явно не бразильской - если исходить из привычных стереотипов - внешностью, которая по праздникам водит хороводы и лихо отплясывает уж точно не бразильские танцы.

Речь идет о небольших городках и муниципалитетах, расположенных на северо-западе бразильского штата Рио-Гранде-ду-Сул, там, где границу с соседней Аргентиной пересекает река Уругвай. Здесь находятся многочисленные населенные пункты, в приставках к названиям которых часто встречается слово «сан» (святой), например «Святой Ангел», «Святая Роза», «Святая Мария» и т. д., либо слово «миссия», так как на этих землях много веков назад сосредоточивались различные группы миссионеров, как правило португальских и испанских, враждовавших между собой и разбивавших вокруг выстроенных церквей небольшие поселения. В этих местах вас с удовольствием угостят вместо традиционной для Бразилии кайпириньи (легкий алкогольный напиток) и фейжоады (национальное блюдо на основе фасоли и мяса) пельменями, варениками с творогом, квашеной капустой, солеными огурцами, а к мясу подадут настоящую, сделанную по русскому рецепту горчицу. Речь идет о небольшом городке Санта-Роса и находящемся от него в 50 км поселении Кампина-дас-Миссоес, от которого до границы с Аргентиной рукой подать - каких-то 40 км.

Вообще же штат Рио-Гранде-ду-Сул, как считают некоторые исследователи, является как раз тем самым местом, где впервые появились переселенцы из России. Говорят, что представители самой первой волны эмигрантов - беженцы от преследований в России в 1905-1907 годах. Хотя есть и те, кто утверждает, что в последней четверти XIX века среди прибывших сотен тысяч эмигрантов из разных стран были и семьи из России. Второй волной считается прибытие трудовых мигрантов начиная с 1909 по 1914 год. Причем многие из их числа оказались в штате Рио-Гранде-ду-Сул. Следующим толчком к эмиграции стали события октября 1917 года. Часть из тех, кто был вынужден покинуть родину, добралась и до Бразилии. Прибывали они сюда в основном с 1921 по 1926 год. Путешествие через страны и континенты нередко длилось долгие изнурительные месяцы, пока наконец корабли, на которых плыли эти люди, пришвартовывались в портах Рио-де-Жанейро или Сантоса, а то и на самом юге - в Порту-Алегре.

Следующей волной эмиграции можно считать послевоенную - в 1946-1955 годах. Речь идет о тех, кто по тем или иным причинам, оказавшись либо на оккупированной территории, либо в Западной Европе, либо в харбинской эмиграции, также устремились к далеким берегам на юге Атлантики - в Бразилию и Аргентину. Говорить об их однородном составе не приходится. Разнились они и по социальной принадлежности, и по причинам, заставившим покинуть родину. Но, пожалуй, единственным крепким цементирующим началом для подавляющего числа эмигрантов из России, которое объединяло и скрепляло большинство этих людей, было православие. Именно вера давала неиссякаемые жизненные силы с надеждой смотреть в будущее, помнить о своих корнях, своей принадлежности к далекой отчизне.


Русский мир

Надежда Данилевич

«Я родился под счастливой звездой». О 100-летии барона Фальц-Фейна

Большой меценат живет в маленьком княжестве Лихтенштейн, среди неба и гор. Вилла укрыта от посторонних глаз густой листвой глицинии и раскидистыми ветвями старой ели. Из центра Вадуца дорога поднимается круто вверх, и на подступах к замку князя Лихтенштейна нужно не пропустить едва заметный поворот налево. На въезде указатель - «Аскания-Нова», с головой лошади. Любимое место хозяина - в гостиной на диване у витринного окна, откуда открывается вид на швейцарские Альпы.

Эдуард Александрович излучает сердечность и оптимизм, юмор и заинтересованность в разговоре. С высоты своего возраста он рассказывает о своей удивительной жизни, о событиях русской и мировой истории.

Русский дом в лихтенштейне

Его дом - настоящий музей старой России. Начиная с парадной лестницы, стены увешаны портретами Романовых в парадных униформах. Из угла смотрит поверх посетителей фельдмаршал Кутузов, изображенный в полный рост. А рядом, подпирая потолок, находится громадное полотно с драматической сценой времен войны с Наполеоном «Переправа через Березину». Под ним картина Репина с веселыми запорожцами, которые пишут письмо турецкому султану. Это авторский вариант всем известного полотна. Когда-то лестницу украшал бронзовый бюст Екатерины Великой знаменитого французского скульптора Ж.-А.Гудона на мраморном пьедестале. Это была жемчужина коллекции барона. Все гости фотографировались на лестнице на фоне Екатерины. Где же теперь этот бюст? Расскажем о нем несколько позже.


Мир вокруг нас

Андрей Карбовский

На Эльбрусе установлены флаги МИД России и журнала «Международная жизнь»

2 сентября 2012 года на Эльбрусе, самой высокой вершине Европы, состоялось водружение флага Министерства иностранных дел Российской Федерации и журнала «Международная жизнь». Это первое событие такого рода за всю историю советской и российской дипломатической службы. И, конечно же, за 90 лет существования «Международной жизни».

Но наша экспедиция была интернациональной, в нее входили российские и словенские альпинисты. И мы посвятили свое восхождение 20-летию установления официальных контактов между Российской Федерацией и Республикой Словения как суверенными, независимыми государствами, образовавшимися на руинах социалистических федераций - СССР и СФРЮ соответственно.

Точкой отсчета в истории современных российско-словенских отношений стало 14 февраля 1992 года, когда российское руководство в ответ на послание Президента Словении М.Кучана от 30 января 1992 года с просьбой о признании независимости Словении приняло решение удовлетворить просьбу словенской стороны. Тремя месяцами позже, 25 мая 1992 года, Москва и Любляна официально установили дипломатические отношения.

«Крыша» Европы


ГлавУпДК

Дом Игумнова

В каждом городе есть дома, мимо которых невозможно пройти и не окинуть их взглядом, даже если ходить мимо таких домов ежедневно.

Проходя по Якиманке, непривычный человек рискует заработать косоглазие, ибо в конце этой улицы находятся сразу два сооружения, резко «выпадающие» из сероватого массива практичной городской архитектуры. Справа, в глубине дворов, скрывается кажущаяся чудесной игрушкой церковь Иоанна-воина начала XVIII века, а на противоположной стороне улицы элементы древнерусского стиля причудливо отразились в изразцах и башенках Дома Игумнова.

Этот дом с самого начала оказался в центре бурных обсуждений. Коллеги-архитекторы и критики неодобрительно восприняли новаторство никому не известного автора, прочая же общественность высказывалась вполне положительно и даже восторженно.

В соседнем доме (№ 45) несколько лет прожил А.П.Чехов с семьей, который выбрал место жительства не в последнюю очередь благодаря великолепному соседству. Дом Игумнова высоко ценил выдающийся русский критик В.В.Стасов. В 1896 году он, обращаясь к Л.Н.Толстому, писал о «той породе настоящих талантов, каким был, например, покойный Поздеев, построивший чудный «русский дом» купцу Игумнову, у вас в Москве на Якиманке... я о нем собираюсь раз грянуть в каком-нибудь журнале, с рисунками».