Дипломатия

Владимир Чижов

Россия и Европейский союз - 20 лет спустя

Двадцать лет назад, 24 июня 1994 года, на греческом острове Керкира, именуемом также Корфу, было подписано Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС) Россия - ЕС. Оно вступило в силу тремя годами позже, 1 декабря 1997 года, и действует поныне. Без преувеличения можно сказать, что на рубеже столетий эта прорывная договоренность заложила стабильный договорно-правовой фундамент для всестороннего развития диалога Россия - ЕС в самых различных сферах. Соглашением были созданы предпосылки для построения тесных экономических отношений, включая перспективу формирования зоны свободной торговли, учреждена разветвленная архитектура сотрудничества, а также заданы рамки политического диалога Россия - ЕС.

За истекшие два десятилетия Россия и ЕС провели 32 саммита, пять встреч в формате Правительство России - Еврокомиссия. Было налажено взаимодействие на министерском уровне - первоначально в виде Совета сотрудничества, позднее, по взаимной договоренности, - в более гибком формате Постоянного совета партнерства.

СПС способствовало созданию одного из основных инструментов экономического сотрудничества Россия - ЕС - 13 ныне действующих отраслевых диалогов (помимо диалогов по «горизонтальным» вопросам, затрагивающим проблемы инвестиций, госзакупок и защиты прав интеллектуальной собственности). По двум направлениям, а именно по развитию предпринимательства и делового климата и по интегрированной морской политике, ведется работа на предмет институционализации диалогов. Несколько особняком стоит научно-техническое сотрудничество Россия - ЕС - по структуре оно схоже с диалоговым форматом, но выстраивается на базе отдельного межправительственного Соглашения о НТС от 2000 года, недавно, кстати, продленного на очередной пятилетний срок. Активно, хотя и вне формальных рамок диалога, развивается сотрудничество в области ветеринарии и фитосанитарии.


Дипломатия

Константин Косачев

Россия и содействие международному развитию

Содействие международному развитию, официальная помощь развитию, помощь развивающимся странам - почти однокоренные понятия, каждое из которых уже узнаваемо в России, активно обсуждаются в экспертном сообществе, но не всегда понятны гражданам нашей страны. Именно поэтому считаю важным поддерживать широкую общественную дискуссию о том, как эти процессы в принципе происходят в современном мире и что в них может найти для себя Россия как мировая держава с глобальными интересами и собственной повесткой дня для международных отношений.

Начну издалека. Два месяца назад, 15-16 апреля этого года, в Мексике состоялось первое заседание на высоком уровне Глобального партнерства за эффективное сотрудничество в области развития. Как известно, в 2000 году в Нью-Йорке Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию тысячелетия ООН, в которой наряду с другими семью Целями развития тысячелетия (ЦРТ) была сформулирована восьмая - Формирование глобального партнерства в целях развития1

Глобальное партнерство за эффективное сотрудничество в области развития было создано в 2012 году после четвертого Форума высокого уровня по повышению эффективности внешней помощи, состоявшегося в Пусане (Республика Корея) в 2011 году. Оно было задумано в качестве специальной платформы для политического диалога, подотчетности и обмена опытом по вопросам эффективного сотрудничества в целях развития. Предполагается, что Глобальное партнерство, которое привлекало бы представителей деловых кругов и гражданского общества, а также правительства, являющиеся поставщиками и получателями помощи, как и различные многосторонние учреждения, будут проводить встречи на уровне министров примерно каждые 18 месяцев. Управление осуществляется Руководящим комитетом в составе 15 членов, сопредседателями являются Мексика, Нидерланды и Нигерия, а секретариатскую поддержку оказывают Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Программа развития Организации Объединенных Наций (ПРООН).


Дипломатия

Валентин Богомазов

Папа Франциск: первый год в Ватикане

После избрания 13 марта 2013 года архиепископа Буэнос-Айреса кардинала Хорхе Марио Бергольо главой Римско-католической церкви (РКЦ), что влечет за собой управление государством-городом Ватикан (официально именуемым Святым престолом), и принятия новым Папой Римским имени Франциск прошло не так много времени. Тем не менее уже идут обсуждения сделанного им и возможных перспектив. Высказываемые в России, США, странах Западной Европы, Латинской Америки суждения покрывают всю возможную палитру оценок - от прагматично-реалистичных до экстремистско-радикальных.

Сконцентрируемся на рассмотрении комментариев папской активности в прямой связи с тем, что на самом деле он предпринимает.

Начнем с того, что достоянием гласности стало содержание выступления тогда кардинала Х.М.Бергольо на предшествовавшем конклаву, избирающему первосвященника, сверхсекретном пленарном заседании коллегии кардиналов («генеральной конгрегации»), посвященном заслушиванию программ кандидатов на папскую тиару. Призыв аргентинского соискателя «строить церковь, которая должна выйти из самой себя, освободиться от светской духовности, лучше и полнее отражать свет Христа среди людей нашего времени, включая живущих на дальних перифериях существования», произвел сильное впечатление на выборщиков в силу «вызывающей доверие постановки темы и глубоко религиозного духа, пронизывавшего все высказанное»1.

Едва начав свою деятельность, Папа Франциск приобрел невероятную популярность: в 2013 году его имя чаще упоминалось в Интернете, чем термины «Obamacare», то есть реформа здравоохранения в США, и «NSA», то есть Агентство национальной безопасности США2. Число подписчиков Папы в «Twitter» превысило 12 млн. человек, большинство из которых читают его записи на испанском языке - 4,897 миллиона, а 4,7 млн. подписчиков пользуются английской версией3. В Италии имя Франческо стало самым распространенным среди новорожденных мальчиков. В Риме зафиксирован значительный прирост туристического потока при одновременном увеличении посещаемости базилик и храмов города. Как первое, так и второе объясняют одним и тем же - «эффектом Папы Франциска».


Московский дипкорпус

Оун О’Лири

Ирландия: старая нация и молодая страна

Ирландия - молодая страна, добившаяся независимости только в 1922 году. Однако она является родиной древней культуры.

Тема моего выступления дает мне широкий выбор. Слово «современный» можно, конечно, употребить в отношении любого живущего сегодня человека. У меня есть тетя, которой 98 лет, она родилась в 1916 году и до сих пор водит машину. Что касается Ирландии, то невозможно понять ее современное общество без глубокого понимания ее истории.

А история Ирландии очень богатая и непростая. Она видела и самые хорошие, и самые плохие времена. В период с V по IX век Ирландия, пасторальное и языческое общество на краю Европы, населенное враждующими кельтскими племенами, вдруг превратилась в центр христианской веры и знаний, в остров святых и ученых. В одной из книг эта эпоха описывалась так: «Как ирландцы спасли цивилизацию».

В течение этого периода, конечно, Ирландия пережила вторжения викингов, нормандцев и англичан. Она прошла через периоды религиозной розни и экономической нужды. Великий голод 1840-х годов был самым тяжелым временем в экономической истории Ирландии. Последствием этого катаклизма стала эмиграция населения, продолжавшаяся более 100 лет, свидетельства которой сейчас можно увидеть в процветающих ирландских общинах в Америке, Канаде, Великобритании, Новой Зеландии и Австралии. Еще в более ранний период, в XVII веке, представители Ирландии, например известные, как «Дикие гуси», рассеялись по всей Европе. Де Лэйси служил в царской армии. И конечно, великий Джон Филд сыграл важную роль в развитии мировой и русской музыки.


Армен Оганесян

Из дневника Главного редактора

6 мая.     С надеждой начал читать статью в «American Thinker», рассчитывая, что встречу в конце концов нечто мудрое, освещающее бурные события наших дней в спокойном философском ключе, так сказать с высоты птичьего полета. Увы, впечатление получилось прямо обратное. Некто Ким Зигфельд аплодирует «робкой администрации Обамы», которая наконец поднялась до высот виртуальной конфронтации, достойной Рональда Рейгана.

Видимо, желая стать образцом для подражания, статья пронизана энтузиазмом непримиримой воинственности. Что Рейган? Тут попахивает самим Маккарти: «Среди нас [sic!] остаются некоторые путинские пособники, пытающиеся подорвать нашу решимость». В «провокаторы» попал профессор Стивен Коэн, «который, как заводной, пропагандирует за Путина», и бывший канцлер Герхард Шрёдер, который, оказывается, «занимался «провокациями», позволив Путину устроить на его день рождения шикарный прием в своем родном Санкт-Петербурге». Коэн, Шрёдер и иже с ними названы «полезными идиотами» России. Словцо запущено польским политиком Славомиром Сераковским.

Нет, все же Западу и Востоку сойтись и впрямь трудно. Ведь в русской ментальности слово «идиот» не такое уж и ругательство, если вспомнить, например, князя Мышкина или блаженного дурачка из «Бориса Годунова». Полезность «идиотов» в том и заключается, что они нередко говорят правду в глаза «умным» дядям и тетям. Так что уж лучше делать ставку на «полезных идиотов», чем на «полезных» мерзавцев, наподобие молодцов из «Правого сектора» и их подручных.


Украинский вектор

Александр Орлов

Кризис на Украине: стратегическая ошибка Запада или закономерность?

В первой половине 1990-х годов мне по долгу дипломатической службы довелось несколько раз побывать в бывшей Югославии, объятой пламенем братоубийственной гражданской войны. Все сербы, с кем приходилось встречаться, - от представителей политического руководства и военных, до простых людей на улицах Белграда и в тех местах, где дислоцировались российские миротворцы, - не сговариваясь, говорили одно и то же: «Югославия - это только начало, цель Запада - Россия».

В течение двух десятилетий после окончания холодной войны США и их западные союзники методично, целенаправленно, с упорством, достойным лучшего применения, занимались изменением геополитической карты мира сообразно своим интересам и разноплановым потребностям, прежде всего военно-политическим и экономическим.

Те изменения, которые отобразила политическая карта Старого Света, показывающая динамику расширения НАТО и Евросоюза на Восток, не могут не впечатлять. Военно-политически и экономически «старушка» Европа была за эти годы фундаментально переформатирована, причем, что симптоматично, в период мирного затишья, когда заверения о партнерстве и сотрудничестве, образно говоря, лились рекой. Хотя уже тогда трудно было избавиться от назойливого ощущения, что рано или поздно процесс безудержной односторонней экспансии должен будет завершиться каким-то мощным катаклизмом общеевропейского, а то и мирового масштаба. Видимо, сегодня мы переживаем такой момент. Под удар поставлены такие основополагающие принципы глобального сосуществования, как стратегическая стабильность, равная безопасность и взаимное доверие.

Если кто-то продолжает сегодня сомневаться в том, что «киевский Майдан» долго и тщательно готовился Западом, то остается предположить, что этот кто-то - человек крайне наивный, нежелающий снять розовые очки, чтобы увидеть окружающий его мир таким, какой он есть на самом деле. О всех перипетиях киевского хаоса, организаторах, участниках, спонсорах и пиар-сопровождающих майданной демократии уже сказано и написано немало. Уверен, что процесс анализа и осмысления технологии «оранжевых революций» будет продолжен и нас ожидают многие ошеломляющие откровения и интересные обобщения и выводы.


Украинский вектор

Сречко Джукич

Крах «украинского проекта»

В настоящее время славянские народы переживают еще один острый конфликт. Но история усиленно движется вперед. Не вызывает сомнения, что в этом конфликте «украинский проект» - мечта об Украине как о западном плацдарме (известно для кого), о чем мечталось еще со времен распада СССР, - переживает поражение. Украинская драма приближается к своей кульминационной точке, отмеченной проблемными выборами президента 25 мая, - к границе, после которой следует либо разделение, либо последняя надежда на диалог с народом в целях сохранения своего рода конфедеративной, асимметрической Украины, то есть создания некого «другого украинского проекта».

Ни в том ни в другом случае нельзя упускать из виду, игнорировать завоевание плебисцита в Восточной Украине, Донецкой и Луганской областях, который состоялся 11 мая 2014 года, и вскоре после этого - провозглашение независимых республик в качестве ядра Новороссии. Новому украинскому президенту будут необходимы большое мастерство и широта политического мышления, чтобы с помощью всеукраинских внутренних и внешних факторов предупредить окончательный раскол и приблизить переговоры диаметрально противоположных сторон, введя их в конструктивное и конституционное русло.

Что же на самом деле произошло на Украине зимой и весной этого года? Новый политический кризис в стране спровоцирован известной украинской политикой шантажа, которая характеризует все ее режимы - от приобретения «незалежности» до сегодняшнего дня, - и «прорусские», и прозападные. Как говорится в русской поговорке: «И нашим и вашим». Так в течение последних двух десятков лет ведут себя украинские власти: шаг в сторону России, шаг в сторону ЕС, НАТО и США. Попытки незрелой украинской политики и незрелых украинских политиков «доить» и Запад, и Россию одновременно закончился классическим государственным переворотом. А в результате - полным фиаско.

Мы, в Сербии, которая в последние четверть века пережила все, что могут пережить народ и страна, до сих пор пребываем в недоумении от того, что происходит на Украине после мирного распада Советского Союза и братоубийственного военного кровопролития и уничтожения Югославии. Наши ожидания от Украины были совершенно другими. Казалось, что Украина, будучи православной страной, самой большой по своей территории в Европе, проявит себя как своего рода европейская Канада или Мексика. Однако Украина пошла по другому пути. Должен сказать, что я всегда указывал на неустойчивость политики Украины и «украинской модели» в целом.


Тенденции

Павел Завальный

Россия и Европейский союз нацелены на диалог и стратегическую кооперацию

«Международная жизнь»: Павел Николаевич, ваш доклад открывал ежегодную, IX Международную конференцию «Энергетический диалог Россия - ЕС: газовый аспект». Как сказалось на ее проведении осложнение отношений России и Европы из-за ситуации на Украине?

Павел Завальный: Конференция «Энергетический диалог Россия - ЕС: газовый аспект» - это совместное мероприятие, которое Российское газовое общество и Европейский союз газовой промышленности проводят при участии Генерального директората Еврокомиссии по энергетике уже много лет. Сначала местом проведения был Берлин, но уже три года мероприятие проводится в Брюсселе как центре принятия решений в области энергетической политики ЕС. Как правило, все наши конференции проходили очень содержательно, конкретно,  иногда остро, в них всегда принимали участие чиновники высокого уровня с обеих сторон, парламентарии, топ-менеджеры крупнейших энергетических компаний, эксперты и ученые. 

Очередная конференция была запланирована на середину мая 2014 года еще в прошлом ноябре, когда у меня была встреча с генеральным директором Генерального директората Еврокомиссии по энергетике Филиппом Лоу. Проведение мероприятия было намечено на 14 мая, в преддверии европейских парламентских выборов и последующих изменений в составе руководства Еврокомиссии. Мы планировали традиционно обсудить актуальные вопросы энергетического сотрудничества, которые существуют между Евросоюзом и Россией, определить текущие тенденции, проблемы, требующие решения, в том числе в части реализации «Третьего энергопакета» реформ европейского рынка газа, и по итогам мероприятия передать наработанное вновь избранным парламентариям и чиновникам. Еврокомиссия подтвердила свой интерес к конференции и важность ее проведения для развития российско-европейских отношений в области энергетики.

Но уже на последнем этапе подготовки мероприятия сказалась ситуация, сложившаяся на Украине и существенно обострившая отношения по линии Россия - ЕС. В конце апреля нам было объявлено, что ни еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер, ни нынешний глава Генерального директората Еврокомиссии по энергетике Доминик Ристори участия в конференции не примут именно по политическим соображениям.


Тенденции

Антон Варфоломеев

О политико-правовых технологиях противодействия международной террористической деятельности

Несмотря на серьезные усилия, прилагаемые всем мировым сообществом, проблематика новых вызовов продолжает определять повестку дня современной международной безопасности, а ключевая из негосударственных угроз - международная террористическая деятельность - остается предметом главной озабоченности всех ведущих государств и международных организаций.

Безусловно, пальма первенства в непосредственной борьбе с терроризмом принадлежит государственным правоохранительным органам и спецслужбам. Однако долгое противостояние с хитрым и хорошо организованным врагом привело специалистов к однозначному пониманию того, что ощутимо снизить уровень террористической опасности даже в отдельном регионе планеты можно лишь в том случае, когда силовые меры контртеррора дополняются решением проблем социальной нестабильности и межэтнической напряженности, которые подпитывают терроризм; вымещением идеологии радикализма и экстремизма; разрушением финансовой и инфраструктурной основы террора*. Именно поэтому в наши дни мы вполне обоснованно можем говорить о социальных, финансово-экономических, организационных и иных технологиях противодействия терроризму. Очевидная цель столь широкой разнонаправленности антитеррористических векторов - повысить эффективность в устранении ключевой угрозы международному миру и безопасности XXI века.

В данной статье мы хотим сфокусировать внимание на политико-правовой составляющей противодействия международной террористической деятельности. Не умаляя значения перечисленных выше технологий противодействия терроризму, отметим, что политико-правовое направление антитеррора играет особую роль. Во-первых, это обусловлено самой сущностью терроризма, который является видом политически мотивированной преступности. Во-вторых, говоря о международной террористической деятельности, нельзя не констатировать, что в целом ряде исторических случаев отдельные правительства «заигрывали» с террористами, пытались использовать их для решения собственных узкополитических задач, в частности для дестабилизации ситуации в соседних странах, и с другими противоречащими духу и букве международного права целями. Для обозначения такой деятельности в свое время Генассамблея ООН ввела в официальный оборот термин «политика государственного терроризма». В этом плане четкая юридическая квалификация террористической деятельности, не оставляющая возможности для двусмысленностей, и грамотное политико-правовое сопровождение контртеррористических мер являются необходимым залогом устранения важнейшей угрозы международному миру и безопасности.


Тенденции

Валерия Занина

Из Кремля Босфор не виден

«Судоходство в Босфоре будет прекращено» - с таким заявлением выступил в апреле 2011 года премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган перед многотысячной турецкой аудиторией, предложив в качестве альтернативы действующего пролива Босфор новый «грандиозный проект» - пролив Босфор-2 (официальное название - «Канал Стамбул»)1. Поднятый в преддверии парламентских выборов вопрос о строительстве канала сразу же после победы правящей Партии справедливости и развития (ПСР) рисковал быть забытым. Однако из заявлений турецкого правительства накануне президентских выборов в августе этого года стало понятно, что работа над проектом продолжается и уже предприняты практические шаги по его реализации2. С определенной долей скептицизма план Эрдогана тем не менее взволновал турецкое и мировое сообщество в связи с необходимостью прояснения юридического статуса нового пролива и ненужным ажиотажем вокруг действующих проливов Босфор и Дарданеллы.

Турецкая сторона не предоставила внятных объяснений относительно статуса Босфора-2, озвучив лишь ряд предложений по его использованию.

Если речь идет исключительно о строительстве дополнительного отводного морского пути из Мраморного моря в Черное без запрета на судоходство через Босфор, тогда логично ставить вопрос о распространении действия Конвенции Монтрё на Босфор-2. Распределение объема перевозок сняло бы чрезмерную загруженность действующего пролива вблизи крупнейшего турецкого мегаполиса и связанную с этим опасность экологической катастрофы, которую турки выдвигают в качестве основной причины для нового строительства. При этом об особом статусе Босфора-2 свидетельствуют намерения Турции взимать плату за его проход с иностранных судов, что является прямым нарушением ст. 2 Конвенции Монтрё. Если же действие конвенции формально не будет распространяться на новый канал, то при условии сохранения статус-кво в отношении действующих проливов предусмотренные ограничения (особенно в отношении военных кораблей третьих стран) фактически касались бы и нового канала, так как попасть в него из Эгейского моря можно только через Дарданеллы. Что же до другого выхода в Черное море через Дунай, то Дунайская комиссия, регулирующая судоходство в этой водной артерии, в принципе запрещает проход через нее военных кораблей третьих стран. В этой связи к Босфору традиционно проявляется особое внимание. При этом название нового пролива меняется на «Стамбул», подразумевая его статус в качестве внутренних водных путей Турции. Это говорит о заинтересованности определенных кругов в отходе от принципов Конвенции Монтрё.


Мир вокруг нас

Эдуард Соловьев

Суверенитет в рамках полицентричного миропорядка: возвращение к истокам

На протяжении последних 30 лет на наших глазах произошла глубокая трансформация системы международных отношений. «Классическая биполярность» стала фактом прошлого. Все мы являемся свидетелями парадоксальных эффектов глобализации и трансформации мировой политики. С одной стороны, становится все более очевидной неделимость и взаимосвязанность всего человеческого сообщества. Глобализация подталкивает к сотрудничеству перед лицом общих проблем, к выработке общих норм и правил поведения мировой политики, к совершенствованию существующих и созданию новых эффективно функционирующих международных институтов. Но одновременно глобализация с ее неравномерностью развития и очевидно получающим основные преимущества авангардом в лице ведущих государств и некоторых транснациональных сил (включая ТНК) ведет к обострению целого ряда проблем, порождая серьезные экономические и политические кризисы и социальные потрясения.

Становление однополярного мира и формирование новых правил игры на международной арене

Период после окончания холодной войны обладал рядом специфических черт. Прежде всего, на протяжении почти двух десятилетий никем не оспаривалось глобальное лидерство США (большое число аналитиков и экспертов открыто говорили об американской гегемонии, «гипердержаве» и т. д.). Совокупная мощь США действительно впечатляла. На них приходилось более 20% мирового ВВП, почти половина мировых военных расходов. Соединенные Штаты оставались мировым инновационным центром и глобальным технологическим лидером. Попытки закрепления американского доминирования в мировых политических и экономических процессах, в принятии ключевых решений глобального масштаба рассматривались в этом контексте как обоснованные, а американское политическое лидерство - как de facto вполне легитимное.

Еще в ходе биполярного противостояния США приняли активное участие в создании системы международных норм, которая служила бы их интересам, поддерживала и развивала продвигаемые ими ценности. К моменту падения Берлинской стены США добились невероятного успеха в легитимации и институционализации собственных притязаний на власть и влияние - прежде всего за счет подтверждения жизнеспособности собственной модели политической и экономической организации. Поддерживаемую США либеральную модель (Вашингтонский консенсус), включавшую свободную рыночную экономику и развитие демократических институтов, другие государства мира принимали прежде всего потому, что и политические элиты, и широкая общественность в соответствующих странах считали ее наиболее эффективной. Либеральная идеология стала настолько доминирующей (причем доминирующей почти по всеобщему признанию), что в пору было вести речь о «конце истории».


Мир вокруг нас

Екатерина Виноградова

Роль стратегической коммуникации в международных отношениях

Инструменты убеждения и влияния были необходимы для идеологической борьбы в XX веке.

Я считаю, что они также необходимы и в XXI веке, даже, может быть, еще больше.

Роберт Гейтс (бывший министр обороны США)

 

Важнейшей тенденцией развития современного мира следует рассматривать глобализацию*. (*В данном контексте под глобализацией мы понимаем процесс всевозрастающего воздействия различных факторов международного значения (например, тесных экономических и политических связей, культурного и информационного обмена) на социальную действительность в отдельных странах.) Ее технологической основой стали информатизация всех областей социальной деятельности, интеграция информационных систем различных государств в единую общемировую информационную сферу, формирование единого информационного пространства, создание глобальных информационно-коммуникационных сетей, интенсивное внедрение новых информационных технологий во все области человеческой деятельности1.

Генезис и эволюция стратегической коммуникации как управленческой дисциплины

Развитие информационных технологий меняет принципы и методы управления, обучения, оно же легло в основу революции в области международных отношений и в военном деле.

В этой связи одной из важнейших задач, стоящих перед современными государствами и их военными ведомствами, является использование информации для управления любыми конфликтами, так как информация способна влиять на восприятие людей.


Мир вокруг нас

Вера Анисимова

Французский миграционный опыт и российская реальность

После распада СССР Российская Федерация и другие молодые государства постсоветского пространства вынуждены были адаптироваться к процессам глобализации и жесткой конкуренции на мировой арене. С одной стороны, это раскрывало новые возможности для развития, с другой - неизбежно бросало новые вызовы и обнажало слабости и недуги еще неокрепших социально-политических и экономических систем. Ранее единая хозяйственная структура, позволявшая сгладить неравномерное распределение ресурсов и оптимально их задействовать, чтобы, насколько возможно, обеспечить гармоничное развитие всех территорий бывшего Союза, оказалась искусственно разорванной в угоду политическим интересам без оглядки на складывающиеся десятилетиями экономические связи. Именно данный фактор вкупе с проблемами демографии и предопределил возрастающую динамику миграционных потоков на постсоветском пространстве.

Для России это стало новым явлением - существовавшее до распада Союза внутригосударственное перемещение трудовых ресурсов, причем зачастую от центра в бывшие республики, превратилось в несопоставимую по масштабам трансграничную миграцию, направленную исключительно в Российскую Федерацию. В данных условиях страна оказалась перед необходимостью в кратчайшие сроки разработать и принять профильное законодательство и на его основе приступить к государственному регулированию миграционных потоков. Оптимизация соответствующих норм и механизмов продолжается и до настоящего времени.

Именно поэтому представляется весьма востребованным соответствующий зарубежный опыт, прежде всего европейский, где маховик современных миграционных процессов начал раскручиваться лет на 30 раньше, чем в России. Массовый приток иностранцев из африканских и азиатских государств (бывших колоний) с иными культурой и традициями, образом мышления и уровнем образования обострил социальные проблемы европейских обществ и поставил под угрозу национальное своеобразие европейцев. А в последнее время в связи с ростом исламского экстремизма и терроризма - и безопасность государств1. В итоге в большинстве европейских стран идея синтезировать многообразие культур уступила место стремлению к «жесткой интеграции» мигрантов в европейское общество на условиях компромисса: с соблюдением их гражданских прав в том объеме, в котором они не вступают в противоречие с национальными интересами и культурными традициями европейских государств.


Мир вокруг нас

Сергей Шарко

Геостратегические интересы Южной Кореи и будущее Корейского полуострова

Правительство Южной Кореи во главе с новым Президентом Пак Кын Хе критически переосмысливает практику обеспечения жизненно важных интересов своего государства в геополитическом и геоэкономическом пространстве Корейского полуострова. Сегодня, когда речь идет о формировании новой системы глобального управления, повышается ответственность Республики Корея, как и других государств, за происходящие события в Восточно-Азиатском регионе и мире в целом.

Для южнокорейского государства важно укрепить свои позиции на международной арене в качестве влиятельного субъекта мировой политики и экономики. Международный авторитет Южной Кореи, а следовательно, и степень влияния на Корейском полуострове будет зависеть от способности ее руководства вовремя увидеть преобладающие тенденции глобального и регионального развития и формы отношений между ведущими геополитическими акторами в регионе, правильно определить свои геостратегические ориентиры в жизненно важном для страны пространстве.

Определение вектора долгосрочного стратегического развития страны необходимо для выстраивания своих отношений как с мировыми державами, так и с соседними странами, включая КНДР, на основе инициативной внешней политики, подчиненной решению не узко экономических задач сегодняшнего дня, а перспективным геополитическим целям государства. Создание благоприятных внешних условий для национального развития Южной Кореи во многом определяется геополитической ситуацией на Корейском полуострове как неотъемлемой части АТР и мира в целом. Внешний окружающий мир для Южной Кореи становится значительно более важным, чем за всю предыдущую историю ее национального развития. Мера ответственности южнокорейского государства значительно возросла: на чаше весов - мир и доверие на Корейском полуострове путем создания новых межкорейских отношений или грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного внешним манипуляциям корейского народа.

Способна ли провозглашенная Президентом Южной Кореи Пак Кын Хе «политика доверия» в отношении КНДР стать эффективным инструментом разрешения корейского кризиса и действительно действующей стратегией вывода Севера из изоляции?


Книги и обзоры

Евгения Пядышева

«Другая Русь» на страницах «Исторического вестника»

В МИД России 22 мая состоялась презентация специального тематического номера «Литва, Русь и Польша XIII-XVI вв.» журнала «Исторический вестник», которая была организована редакцией журнала и Ассоциацией российских дипломатов.

Ежеквартальный журнал «Исторический вестник»* (*Исторический вестник. Том седьмой [154]. Март 2014.)  представляет собой возобновленное дореволюционное издание одноименного журнала, выходившего в 1880-1917 годах. Журнал был основан известным русским писателем и публицистом А.С.Сувориным и русским историком, библиофилом С.Н.Шубинским. Современный журнал «Исторический вестник» издается начиная с 2012 года при поддержке компании ОАО «АК «Транснефть». Редколлегию возглавляет ректор Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) профессор, член-корреспондент РАН Е.И.Пивовар.

Очередной тематический номер, или, как его в соответствии с дореволюционной традицией принято именовать, том «Исторического вестника», посвящен проблемам взаимоотношений России, Литвы и Польши в XIII-XVI столетиях, принципиально изменивших карту Восточной Европы. Появление на ее просторах улуса Монгольской империи - Золотой Орды запустило процесс выдвижения новых политических центров. Одним из них стала Москва, но рядом с ней выросла другая Русь - Великое княжество Литовское и Русское, бóльшая часть населения которого называлась «русскими», или «русинами», но не считала себя «московитами». В средневековой Европе Литва сочетала воинственную центральную власть князей Гедиминовичей с широкими автономными правами отдельных земель и получила уникальный опыт конфессиональной и национальной терпимости.

В номере собраны работы исследователей, изучавших с различных точек зрения своеобразие литовской модели государственности и факторы, способствовавшие дивергенции систем общественно-политического устройства двух крупнейших государств Восточной Европы - Великого княжества Литовского и Московского царства. Редакция «Исторического вестника» предоставила возможность высказать свои позиции не только российским историкам, но и их коллегам из Украины, Белоруссии, Литвы и Польши - тех стран, которые считают себя преемниками средневековой державы Гедиминовичей.


Книги и обзоры

Дмитрий Климов

Казаки: страницы истории

Нет сомнения в том, что Россия своим могуществом и величием, славным прошлым во многом обязана казачеству. Доблесть и отвага русских казаков, беззаветное служение Отечеству заслужили уважение врагов и благодарную память потомков. Однако история казачества имеет и немало неоднозначных страниц, трудных и переломных периодов, когда на карту ставились не только честь и достоинство, но и сама жизнь. Впрочем, это утверждение справедливо было бы отнести и ко всей истории нашей страны.

Книга профессоров И.И.Бондаренко и Й.Долейши «Летопись казачества. Казаки в Центральной Европе»* (*Бондаренко И.И.Долейши Й. Летопись казачества. Казаки в Центральной Европе. Издание 2-е, дополненное и переработанное. Братислава: Европейский центр изобразительных искусств, 2014. 536 с.: илл.)  на основе редких документов, биографических данных представляет довольно подробное описание нахождения казаков в Центральной Европе с момента первых контактов длиннобородых лихих наездников с местными жителями в середине XVIII века и до дней сегодняшних.

В этом смысле довольно глубокое исследование, содержащееся в монографии авторов, выбивается из ряда многочисленных изданий, вышедших в последние десятилетия.

Тема казачества находилась в многолетнем плену забвения, или, если сформулировать более корректно, полузабвения в отечественной исторической мысли. Сегодня к ней обращаются многие авторитетные ученые, издаются даже специальные энциклопедии, посвященные этой теме. Между тем представленное издание в своем роде уникально. «Эта книга наверняка станет одной из самых заметных научных публикаций, будет полезной не только историкам, но и специалистам в других областях знаний. Нужно воздать должное авторам за подробный анализ темы, то внимание, с которым они исследуют отношения между людьми. Им удалось увязать друг с другом самые различные пласты информации, благодаря чему перед нами предстает всеобъемлющая картина жизни казачества и его роли в истории», - отмечает во введении к монографии американский профессор Тодд Лефко (с. 8).


Книги и обзоры

Игорь Ковалев

Современная Великобритания: модернизация страны традиций

Важным событием в отечественной научной жизни стала публикация коллективной монографии «Дилеммы Британии: поиск путей развития»* (*Дилеммы Британии: поиск путей развития / Под. ред. Ал.А.Громыко (отв. ред.), Е.В.Ананьевой. М.: Весь мир, 2014. 480 с.)  - тем более в перекрестный год культуры двух стран. В результате плодотворного сотрудничества Российского совета по международным делам (РСМД) и Института Европы РАН вышла в свет не просто очередная работа страноведческого характера, а комплексное, глубокое и всестороннее исследование, в котором анализируются важнейшие проблемы экономической, конституционной и политической модернизации Соединенного Королевства на протяжении последних лет. В предисловии президент РСМД И.С.Иванов, отмечая, что Британия для России «трудный партнер», указывает, что взаимодействие наших стран в области экономики, культуры, в гуманитарной сфере не просто дополняет, а порой обгоняет, создает «запас прочности», способный амортизировать колебания политической конъюнктуры. Элементом «запаса прочности» стала книга «Дилеммы Британии...».

В авторский коллектив под руководством Ал.А.Громыко вошли как признанные мэтры отечественного англоведения - доктора наук, профессора (Е.С.Хесин, С.П.Перегудов, Г.С.Остапенко, Н.К.Капитонова, Н.М.Степанова), сделав весомый вклад в свои многолетние фундаментальные исследования, так и молодые ученые и аспиранты, представившие свое понимание некоторых важных аспектов современной британской политики. Ценным представляется и то, что данная монография, по сути, стала продолжением книги «Великобритания: эпоха реформ» (2007 г.). Следовательно, заинтересованный читатель получает возможность проследить преемственность и взаимосвязь новейших реформ и тенденций развития страны с прошлыми преобразованиями.

В начале монографии профессор Е.С.Хесин дает обстоятельную картину современного экономического развития Британии, анализирует причины смены тренда от подъема к кризису, отмечает факторы внешнего воздействия на хозяйство страны и специфику ее социально-экономической модели. Особое внимание уделено методам и инструментам антикризисной политики как лейбористского кабинета Г.Брауна, так и пришедшего ему на смену в 2010 году коалиционного консервативно-либерального правительства Д.Кэмерона. Констатируя определенную преемственность мер по преодолению рецессии, автор в то же время отмечает более жесткий характер шагов последнего, а также применение нетрадиционного метода регулирования - программы количественного смягчения.


Книги и обзоры

Виктор Журавлев

В «объективе» - Демократическая Республика Конго

В издательстве «Восточная литература» вышла книга «Вооруженные конфликты в Африке: на примере Демократической Республики Конго»*. (Сидорова Г.М. Вооруженные конфликты в Африке: на примере Демократической Республики Конго. М.: Восточная литература, 2013. 399 с.)

 Ее автор - Г.М.Сидорова, проработавшая около десяти лет в африканских странах, дважды (в 2006 и 2011 гг.) принимавшая участие в качестве международного наблюдателя на президентских и парламентских выборах в ДР Конго. В практическом решении поставленных перед собой задач автор опирался, как свидетельствуют материалы книги, прежде всего на документальные источники, включая Национальный архив ДРК «Арнако» в Киншасе и Архив Генри Стэнли в Тервюрене (Бельгия), куда были вывезены в постколониальную эпоху уникальные материалы по истории этой страны.

Наряду с теоретическим обоснованием и анализом событий важной составляющей исследования являются личные впечатления автора от многих поездок по стране, ее встреч с официальными представителями, с деятелями государственных структур, общественно-политических организаций, традиционными вождями, с представителями науки и культуры, а также преподавателями университетов Киншасы, Лумумбаши и Дипломатической академии МИД ДРК.

Хронологические рамки работы охватывают период более 50 лет, начиная с 1960 года, когда одна за другой освобождались от колониальной зависимости африканские страны, до наших дней. Актуальность рассматриваемых автором проблем не вызывает сомнений: накал внутренней напряженности в стране не снижается. Конфликты в целом на континенте продолжаются и сегодня. Они наносят колоссальный материальный ущерб в сферах экономики, культуры, приводят к гибели сотен тысяч людей, отрицательно влияя на процессы общего социально-политического развития африканских народов.


in memoriam

Борис Пядышев

Памяти друга - Виктора Суходрева

Ушел из жизни Виктор Михайлович Суходрев.

Ничто так не изменяет человека, как годы. Разных людей - по-разному. Одних - беспощадно, других - милостиво. Виктор до последнего дня был центром притяжения, около него и вокруг него собирались люди самых различных интересов, занятий, увлечений. Диапазон его общения и дружбы был удивителен - и политики, и дипломаты, и художники, артисты, искусствоведы, киношники, владельцы художественных салонов. Но все они, безусловно, были личностями.

Виктор Михайлович Суходрев получил от времени, от судьбы режим наибольшего благоприятствования. Он прожил, нет, скорее, пролетел, более восьми десятков лет. Не растерял по длинной дороге жизни своих талантов. И своих друзей, поклонников. Но не смог жить без своей супруги, Инги Дмитриевны, оставившей этот мир месяцы назад.

Виктор Суходрев в отечественной дипломатии - личность почти легендарная. Детство и юность, проведенные в Англии, среди английских сверстников, наградили его бесценным призом - вторым родным языком, английским. Но этот чудесный дар нужно было еще уметь использовать. Виктор использовал по максимуму.

С 1956 года, когда известный советский дипломат О.А.Трояновский рекрутировал его в Бюро переводов МИД из Института иностранных языков, В.М.Суходрев занял достойное место в московском истеблишменте. И не только как переводчик. Он - настоящее общественное явление. И в нашей стране, и в тех странах, куда ему приходилось ездить с советскими лидерами.

Переводил он артистично, на совершенном литературном языке, если это вообще возможно в политике. В его устах стандартные языковые клише обретали выразительную окраску, точность, образность.


В совете молодых дипломатов

Константин Колпаков

Иван Кравченко

О Первом форуме молодых дипломатов стран СНГ, Абхазии и Южной Осетии

На базе российского Министерства иностранных дел создана уникальная дискуссионная площадка для молодых профессионалов-международников, а также представителей политических элит и предпринимательских кругов стран СНГ - Форум молодых дипломатов стран СНГ, Абхазии и Южной Осетии*. (*Москва, 24-25 апреля 2014 г. организатор - клуб «ЗНАК» Совета молодых дипломатов МИД России в партнерстве с АНО «ОИ«Креативная дипломатия».)

Это качественно новый формат - впервые актив молодежи министерства, при поддержке руководства МИД, взял на себя концептуальную разработку и практическую реализацию международного мероприятия с участием министра иностранных дел.

Выступление и пресс конференция Сергея Викторовича Лаврова стали одними из ключевых событий форума**. (**Текст выступления опубликован в журнале «Международная жизнь». 2014. №5.)  Особо была отмечена важность продвижения в современных условиях формирования полицентричного мира объединительной, позитивной повестки дня, предполагающей решение любых глобальных и региональных вопросов через коллективную работу на основе уважения международного права, с максимальным привлечением центральной координирующей роли ООН. Министр развернуто изложил наши оценки истоков украинского кризиса и позиции по его урегулированию, подчеркнул важность разъяснения объективной картины происходящего, обеспечения прав населения юго-восточных регионов на полноценное участие в жизни страны.

В своих тезисах С.В.Лавров четко отразил общий настрой организаторов и гостей. Ведь конструктивную дискуссию и слаженную совместную работу молодых дипломатов и экспертов-международников во многом определили единодушное стремление активизировать усилия для укрепления объединительных начал в международных отношениях, неприятие изживших себя геополитических игр в духе холодной войны и конфронтационной риторики, ориентированной на создание новых разделительных линий.