Политика

Григорий Карасин

«Оккупация» Южной Осетии и Абхазии: мифы и реальность

В августе этого года, точнее, в ночь с 7 на 8 число наступила четвертая годовщина трагических событий в Южной Осетии. Напомним, что в ту ночь, вероломно нарушив обещание о прекращении огня, данное накануне публично по телевидению, грузинский Президент М.Саакашвили отдал приказ о ночной атаке на мирный город Цхинвал - столицу Южной Осетии. После массированного ракетного и артиллерийского обстрела город подвергся нападению грузинских сухопутных сил при танковой и воздушной поддержке. Результаты преступной авантюры были плачевны - сотни убитых и тысячи раненых, снос с лица земли десятков домов и зданий, практически полное уничтожение социально-экономической
инфраструктуры Южной Осетии.

С дипломатической точки зрения те события четырехлетней давности печально примечательны еще и тем, что М.Саакашвили нагло растоптал принципы международного права и традиции международного общения. Он грубо попрал существовавший на тот момент мирный политический переговорный процесс грузино-осетинского урегулирования, осуществлявшийся по международному мандату с участием ОБСЕ и при российском посредничестве, предприняв вооруженное нападение на Цхинвал. Рота же грузинских миротворцев, входившая в состав Смешанных сил по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта, нарушив все воинские клятвы и предав своих товарищей, тайно покинув за день расположение миротворческого батальона, следующей ночью направила против российских и осетинских коллег свои автоматы. Такое, как говорят военные люди, не прощается никогда.

12 августа 2008 года после отражения Россией вероломного нападения Грузии на Южную Осетию состоялась встреча Президента Российской Федерации Д.А.Медведева с Президентом Французской Республики Н.Саркози, в результате которой были одобрены шесть мирных принципов урегулирования конфликтов.

Кстати, для дипломатов и юристов-международников будет интересно знать, что, в то время как лидеры Абхазии и Южной Осетии подписали эти шесть принципов в том виде, как они были сформулированы президентами России и Франции, М.Саакашвили подписал по сути другой текст. В нем отсутствовала принципиально важная преамбула договоренностей Д.А.Медведева и Н.Саркози с призывом ко всем сторонам (грузинской, абхазской и югоосетинской) подписаться под шестью принципами. Таким образом, никаких совместно подписанных Грузией, Абхазией и Южной Осетией договоренностей о неприменении силы не существует. Именно это создает вакуум безопасности в регионе и стало ключевой темой Женевских дискуссий по Закавказью.


Политика

Сергей Петрович

Андрей Прицепов

К началу российского председательства в Совете государств Балтийского моря

1 июля этого года Россия официально заступила на пост председателя Совета государств Балтийского моря (СГБМ). Так уж совпало, что в этом году совет отмечает свой 20-летний юбилей. По историческим меркам, этот срок, возможно, не слишком большой, но для международной организации - уже вполне зрелый этап деятельности.

Стоит, наверное, напомнить, что СГБМ был создан в 1992 году по инициативе тогдашних министров иностранных дел Германии и Дании - Х.-Д.Геншера и У.Эллеманна-Йенсена. Их замысел состоял в том, чтобы преодолеть наследие холодной войны, устранить рубежи блоковой конфронтации, которые проходили в регионе, и создать атмосферу доверия в отношениях между государствами, стоявшими прежде по разные стороны идеологических баррикад. Россия изначально поддержала создание совета, видя в нем структуру, способную эффективно воссоздать существовавшую ранее общность государств, имеющих выход на Балтику.

Сегодня можно с уверенностью сказать, что этот замысел, рожденный на гребне крупнейших в современной истории геополитических перемен, полностью себя оправдал - СГБМ вот уже два десятилетия является эффективным механизмом координации совместных усилий в регионе. Уникальным фактором является, безусловно, и то обстоятельство, что совет развивает сотрудничество во всех областях, представляющих взаимный интерес, за исключением вопросов, относящихся к сфере «жесткой безопасности».

В настоящее время в СГБМ входят 11 государств: Германия, Дания, Исландия, Латвия, Литва, Норвегия, Польша, Россия, Эстония, Финляндия, Швеция. Полноправным членом совета является также Еврокомиссия. Ряд стран имеют в нем статус наблюдателя: Белоруссия, Великобритания, Испания, Италия, Нидерланды, Румыния, Словакия, США, Украина, Франция. Руководит деятельностью совета страна-председатель, осуществляющая свои полномочия в течение одного года на основе ротации. В 1998 году для обеспечения административно-технической и информационной поддержки действующему председательству был создан Постоянный международный секретариат СГБМ, располагающийся в Стокгольме.


Политика

Юрий Белобров

Китай и ПРО

Американская глобальная система противоракетной обороны (ПРО) представляет гораздо более серьезную проблему для национальной безопасности КНР, чем для России, поскольку китайский ракетно-ядерный потенциал значительно слабее российского и обладает меньшей выживаемостью. В условиях же, когда США и их союзники не особенно скрывают намерений формирования единого фронта против Китая, который, дескать, бросает вызов всему западному миру, Пекин не могут не настораживать планы приближения американских военных структур к его границам.
В этом контексте в Пекине, безусловно, озабочены начавшейся практической реализацией планов США по развертыванию элементов ПРО по периметру китайских и российских границ. Так как Россия остается главным стратегическим соперником США, до последнего времени в КНР, в отличие от России, эта проблема рассматривалась как потенциальная угроза безопасности страны, скорее, в долгосрочной или, по крайней мере, в среднесрочной перспективе. Разворачивание европейского сегмента глобальной ПРО могло, как считалось, лишь косвенно затронуть интересы Китая, особенно в случае если Москве и Вашингтону удалось бы найти какой-то модус вивенди по данному вопросу. В этих условиях ключевым направлением в противодействии возникновению потенциальной противоракетной угрозы в Пекине рассматривали и продолжают считать скрытное наращивание своего арсенала ракетно-ядерного оружия, а также поддержку любых мер, которые всячески затягивали бы осуществление противоракетных замыслов США. Китай подключился к дипломатическим усилиям России в данной сфере, хотя собственных инициатив на международной арене не предпринимал.

Беспокойство нарастает

Недавние решения администрации Б.Обамы о смещении основного фокуса американской политики с Европы в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) и связанная с этим интенсификация усилий по созданию в прилегающих к Китаю районах Азии и на Ближнем Востоке щитов для защиты от ракетных угроз со стороны Ирана и КНДР вынуждают военно-политическое руководство Китая усилить внимание к этой проблеме, которая, по его оценке, может подорвать национальную безопасность Китая, а также глобальную и региональную стабильность уже в ближайшие годы. Серьезным импульсом к росту китайской озабоченности по этому поводу послужило объявленное Пентагоном в марте этого года намерение ускорить развертывание региональной системы американской ПРО в АТР с использованием тех же решений, которые уже были опробованы в Европе. Согласно озвученным планам Минобороны США, четыре элемента ПРО будут размещены на Окинаве и еще три - вокруг Токио. Кроме того, прибрежные воды Окинавы будут патрулировать три корабля, оснащенных противоракетной системой «Иджис». Эта система, как утверждает военное руководство США, будет защищать американские войска и союзные страны от возможного ракетного нападения со стороны Северной Кореи. В свою очередь, в странах Персидского залива планируется разместить восемь батарей перехватчиков «Патриот» с целью предотвращения возможной ракетной атаки Ирана.

В Пекине вполне оправданно не верят заверениям Вашингтона о том, что, дескать, создаваемый в Азии противоракетный барьер будет нацелен лишь на перехват ракет КНДР и Ирана. Китайские военные круги обоснованно полагают, что реализация этих планов эффективно обесценит сравнительно ограниченный ракетно-ядерный потенциал Китая.


Политика

Дина Малышева

Монархии Персидского залива и «арабская весна»

Мощный социально-политический подъем в странах Ближнего Востока и Северной Африки, больше известный как «арабская весна», был обусловлен в основном внутренними причинами. Другое дело, что «оседлать» протестную волну, направить антиправительственные выступления в выгодном для себя направлении попытались разные внешние силы. В их числе были и монархии Персидского залива, точнее, их «ваххабитский тандем»1 в составе Королевства Саудовская Аравия (КСА) и Катара. Они впервые так активно выступили на мировой сцене, сумев, действуя в тесном союзе с Западом, максимально использовать свои финансовые, военные, политические и информационные ресурсы для утверждения Персидского залива в качестве самостоятельного геополитического центра Ближневосточного региона и арабского мира в целом.

МЕЖДУНАРОДНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ОБЛИК СТРАН ЗАЛИВА

В основе влияния стран Персидского залива, как известно, лежат колоссальные запасы углеводородов. На долю аравийских монархий, являющихся ведущими экспортерами энергоносителей, приходится около 19% добываемой в мире нефти и 8% природного газа. Кроме того, они обладают 37% доказанных мировых запасов нефти и 25% газа. Саудовская Аравия стоит на первом месте по нефтяным запасам, а Катар - на третьем по запасам газа. Поскольку большая часть углеводородов реализуется странами Персидского залива на рынках Азии, стратегическое значение региона в предстоящие десятилетия будет только расти2.

Авторитарные политические системы Залива достаточно далеки от демократии и соблюдения прав человека. В Королевстве Саудовская Аравия, например, политические партии вообще запрещены, а оппозиция выдворена за пределы государства.


Политика

Галина Сидорова

Киншаса: курс на стабильность в Центральном регионе Африки

Определение контуров современного этапа внешней политики ДРК началось с окончанием гражданской войны (1998-2003 гг.) в условиях военно-политического кризиса. Реабилитировать имидж страны и восстановить доверие на международной арене было непросто. Страна имела большую внешнюю задолженность (около 14 млрд. долл.), лишилась права голоса в Афросоюзе (из-за задолженности по неуплате взносов), была слабо представлена и пассивна в международных организациях. В переходный период (2003-2005 гг.) основное внимание руководства страны было направлено на восстановление разрушенной  экономики, закладывание основ демократического государства. Отягчающим обстоятельством являлась нестабильная обстановка на восточных границах ДРК, где не прекращались боевые действия между военными формированиями различного происхождения.

В 2006 году впервые за постколониальную историю в ДРК состоялись всеобщие демократические выборы. Новое руководство страны во главе с легитимно избранным Президентом Ж.Кабилой взяло курс на вывод государства из политико-дипломатической изоляции, повышение его авторитета на международной арене и в интеграционных процессах на африканском континенте, обеспечение безопасности и стабильности в районе Великих озер (РВО). Внешнеполитическая деятельность стала одним из приоритетных направлений работы Третьей Республики. 6 декабря 2006 года в своей инаугурационной речи Ж.Кабила заявил о необходимости сменить «представительскую дипломатию на дипломатию развития»1. Ввиду комплексного характера проблем постпереходного периода ДРК нуждалась в активной поддержке со стороны международного сообщества. Реализация задач по восстановлению экономики и социальной сферы напрямую зависела от помощи традиционных партнеров, субрегиональных, региональных и международных организаций, мирового сообщества в целом. Значительные усилия конголезская дипломатия прилагала для притока в страну иностранных инвестиций и кредитов, содействия процессу списания внешней задолженности и борьбы за искоренение бедности и таким образом стабилизации макроэкономических показателей.

Начиная с 2006 года дипломатия ДРК стала набирать обороты и выходить из состояния стагнации. Конголезские делегации активизировали свое участие практически во всех региональных и международных организациях (в первую очередь в ООН). Киншаса стала местом проведения представительных форумов, включая международную встречу по разоружению, демобилизации, интеграции и развитию в Африке в 2006 году. В том же году Президент ДРК Ж.Кабила был избран председателем Экономического сообщества стран Центральной Африки (ЭССЦА), что знаменовало собой признание международным сообществом легитимной власти в ДРК, ее дееспособности и возможного влияния на интеграционные процессы в регионе.

В 2007 году впервые в качестве законно избранного президента Ж.Кабила выступил на открытии 62-й сессии ГА ООН с изложением программы выхода страны из кризиса и призывом к мировому сообществу оказать содействие в этом процессе2. За короткий период глава государства осуществил визиты в США, Республику Конго, Анголу, Гану, ЮАР, Бельгию. Ж.Кабила сосредоточил внимание на соседних государствах в целях продвижения двусторонних отношений и общей нормализации обстановки в регионе. ДРК продемонстрировала свой внешнеполитический потенциал на международной арене в ходе второго саммита Международной конференции по миру, безопасности, демократии и развитию в РВО (Найроби, 14-15 декабря 2006 г.). На этой встрече конголезское руководство выдержало твердую линию по ряду важных для страны вопросов, в частности по ратификации Пакта о безопасности, стабильности и развитии в РВО, подписанного 15 декабря 2006 года3.


Политика

Андрей Кленов

Россия - США: обновление «программного обеспечения»

После победы Обамы на президентских выборах в 2009 году новая администрация сформировала свою концепцию внешней политики в отношении России. Основным идеологом этой концепции, названной в дальнейшем «перезагрузка», стал специальный помощник Президента США по вопросам национальной безопасности, директор отдела России и Евразии Совета национальной безопасности США, член предвыборного штаба Обамы, профессор Стэнфордского университета Майкл Макфол, сегодня - Чрезвычайный и Полномочный Посол США в России.

Новая идеология

Общеизвестно, что события августа 2008 года - проведенная российскими вооруженными силами операция по защите российских миротворцев, граждан России и Южной Осетии - усугубили и без того уже находившиеся в кризисе российско-американские отношения. Администрация Президента Б.Обамы имела другую, основную проблему, решить которую при существующем на то время уровне напряженности в российско-американских отношениях было практически невозможно. В декабре 2009 года истекал срок действия российско-американского Договора о СНВ и Б.Обама поставил вопрос так: скатывание отношений вниз не отвечает национальным интересам США. Это было его главным наблюдением1.

В Москве и Вашингтоне понимали необходимость заключения нового взаимообязывающего Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений. Признавая конфронтационность внешнеполитического подхода, сложившегося при «позднем» Буше, администрация Президента Обамы и Государственный департамент избрали новую внешнеполитическую стратегию в отношении России. Все это способствовало тому, что Вашингтон в короткое время инициировал старт новой внешнеполитической концепции в отношении России, именуя ее «перезагрузкой». На встрече в Женеве 6 марта 2009 года государственный секретарь США Х.Клинтон и министр иностранных дел России С.В.Лавров нажали на символическую кнопку «Reset».


Внешнеполитическая концепция РФ. Мнения

Игорь Юргенс

Будущее за «европейским выбором»

Европейское направление внешней политики России - одно из самых насыщенных, самых проблемных и самых многообещающих. Можно с уверенностью говорить, что все эти характеристики останутся справедливы и в обозримом будущем.

Тем, что в списке наших внешнеполитических приоритетов европейский вектор занимал и будет занимать место среди первых, мы обязаны не только политической воле руководства страны. Европейский выбор нынешнего Российского государства обусловлен культурной и цивилизационной общностью России и Европы, тысячелетнем историческим опытом, налаженными экономическими связями. Европейский выбор - это и личный выбор подавляющего большинства наших граждан.

Вместе с тем незавершенность процессов создания современного государства и современной экономики в России, «букет» европейских кризисов - от нарастающего социально-экономического до давно обозначившегося кризиса идентичности, долгий перечень взаимных претензий (тоже, как правило, исторически укорененных) - создают очень непростой фон для развития наших отношений.

Институт современного развития недавно завершил исследование, в котором обобщен материал последнего десятилетия по основным сферам российско-европейских связей.


Внешнеполитическая концепция РФ. Мнения

Александр Фоменко

Наши перспективы. Контуры евразийской внешней политики

Очевидно, что императивы внешней политики России определяются не разного рода благопожеланиями, но вполне объективными факторами - географией и историей. Ведь даже Наполеон признавал, что политическое руководство страны может изменить в ее жизни все - кроме географии. Но политическое руководство не властно и над историей: со всей ясностью продемонстрировали это две наши революционные попытки начать внешнюю политику с нуля, произведенные в прошлом веке.

Россия как географическая реальность - есть, строго говоря, сумма Восточной Европы и Северной Азии. Поэтому экономические и политические отношения, например между Россией и Китаем, Японией, Вьетнамом, другими странами Юго-Восточной Азии, - это внутриазиатские отношения в той же степени, в какой внутриевропейскими являются наши отношения с Германией или Италией.

Уже поэтому у внешней политики России не может быть какого-то одного - важнейшего для нее - направления: она слишком велика и обильна, чтобы иметь безусловные внешнеполитические приоритеты. Для Москвы должны быть равно важными как ее связи с членами Таможенного союза - Белоруссией и Казахстаном, с другими странами постсоветского Содружества, так и ее отношения с ЕС, США и КНР уже хотя бы потому, что мы граничим как с Евросоюзом, так и с Соединенными Штатами и континентальным Китаем. Для нас отношения со всеми этими разнообразными мирами, по сути, являются приграничными.

Постоянно имея дело практически со всем миром, нам чрезвычайно важно учитывать цветущую сложность политической культуры этого мира. А особенно - сложность политической культуры наших западных партнеров. Весьма сложные, отнюдь не линейные, методы выработки внешнеполитических подходов и решений, присущие либерально-демократическим режимам, требуют от нас соответствующих ответных реакций. Нельзя воспринимать публичные или кулуарные высказывания тех или иных представителей западного истеблишмента в качестве едва ли не директив Политбюро и, соответственно, действовать в отношениях с Западом таким же образом, как, например, с азиатскими коммунистическими режимами Китая или Вьетнама.


Колонка главного редактора

Армен Оганесян

Pussy Riot и посткультура

«Общественные страсти по Pussy Riot, похоже, улеглись. Приговор вынесен. В Финляндии министр иностранных дел С.Лавров посоветовал иностранным журналистам не впадать в истерику и уважать решение суда. Церковный совет призвал оказать «милость к падшим». По времени прозвучало корректно: несмотря на давление извне, церковное руководство не стало, в свою очередь, оказывать давление на суд до вынесения вердикта. Реакция верующих тем не менее неоднозначна: слишком мягкий приговор, по их мнению, может спровоцировать похожие кощунства в других храмах.

Однако ход судебных слушаний и даже сам по себе приговор не могут заслонить главного - российское общество проходило тест на зрелость, и не только гражданскую, ведь «народ творит культуру, а не политику».

В последние дни к модному слову «постмодерн» добавилось еще одно новомодное словечко - «панк-молебен», по крайней мере применительно к российской действительности.

Их, впрочем, объединяет понятие, которое лучше всего определить словом «посткультура».  Заметьте, не антикультура,  когда рука тянется к пистолету при слове «культура» даже у вполне культурного человека, а именно посткультура - бунт черной дыры, восстание «нети». Тут есть разница: стрелять в иконы, рушить и сносить «культурные пережитки прошлого» - это одно, а ставить свою «мерзость» на месте святыни - другое. До последнего надо «дозреть», и в большевистское время было строгое разделение труда - матросики крушили, интеллигенты-большевики устраивали вместо крестин звездины, клубы, частушки и атеистические карнавалы в личинах, изображавших попов, монахов, архиереев и все «темное христианство». Системно, хотя и низкопробно.  Считалось, что для народа чем низкопробней, тем лучше.


Международное право

Кирилл Геворгян

«Односторонние санкции» и международное право

Обращение к читателям
журнала «Международная жизнь»

 

 

Вашему вниманию предлагается материал, ставший итогом обсуждения темы односторонних санкций в Международно-правовом совете при Министерстве иностранных дел Российской Федерации.


Международное право

Евгений Воронин

Проблема легитимности вооруженного вмешательства. Ливийский casus belli

Вскýю шатáшася языцы, и людие поучишася тщетнымъ?*

Пс. Дав. 2, 1

 

Военная интервенция Cевероатлантического союза в Ливии, как и аналогичные акции государств западного сообщества (в Югославии, Ираке, Косове), поставившие под сомнение принципы и нормы современного международного права, прежде всего принцип государственного суверенитета, не получила пока, как представляется, должной, квалифицированной юридической оценки.


Мир вокруг нас

Евгений Трофимов

Ближе к Европе через социальные программы

На современном этапе многие европейские страны переживают серьезнейший социально-экономический кризис. Он больнее всего бьет по наименее защищенным слоям населения - урезаются социальные выплаты и пособия. Сейчас становится совершенно ясно, что без существенных сдвигов в социальной среде кризис не преодолеть.

Оценки российских руководителей, как известно, состоят в том, что наша страна с меньшими потерями выходит из кризиса. Но при этом в России также ставят во главу угла осуществление социальных программ. Более того, именно через сеть взаимно дополняющих социальных программ мы сможем стать ближе к Европе, поддерживать друг друга в этой сложной ситуации, если иметь в виду наше общее стремление к общеевропейскому дому.

В России сейчас много говорят о значении идей евразийства, но никуда не уйти от того факта, что большинство населения страны, и особенно это касается нашей элиты, смотрит на Запад. Поэтому России и странам Европы нужно идти навстречу друг другу. Возможны прорывы в наших отношениях с отдельными европейскими странами на высоком уровне, но они не будут долговременными без формирования социальной базы партнерства, без повсеместного развития горизонтальных связей, включающих в себя гуманитарные, культурные, научные, профессиональные обмены, развитие туризма. Проведение российско-греческого инвестиционного форума в октябре 2011 года показало, что Россия реально может помочь странам Южной Европы, наиболее сильно пострадавшим от кризиса, решая совместные проблемы в туризме.

Россия традиционно тесно общалась с Европой. Если обратиться к русской классике, произведениям И.Тургенева, Ф.Достоевского, А.Куприна, других наших великих писателей, то вспомним, что в конце XIX века благодаря развитию железнодорожного транспорта ежегодное число выездов российских подданных достигало 9 млн. человек! Сейчас в области въездного и выездного туризма видна диспропорция. В Европу россиян едет не меньше, но круг их ограничен принадлежностью к высшему и пока еще в процентном соотношении достаточно узкому среднему классу, а вот в связи  с высокими транспортными и иными издержками при наличии такого желания далеко не все европейцы могут поехать в Россию. Образовался огромный разрыв между теми средствами, которые россияне оставляют за границей, и средствами, которые иностранцы оставляют в России. Если Россию посетило в прошлом году менее 2 млн. иностранных туристов, то за первое полугодие прошлого года только в одном Париже побывало более 6 млн. гостей из других стран мира1. Среди иностранных гостей больше едущих в командировки бизнесменов или  людей с высоким достатком. Россия с ее поистине огромным туристским потенциалом только тогда сможет извлекать из въездного туризма большую выгоду, если к нам в страну поедут иностранцы со средним или небольшим достатком2. Нам есть что им показать, но мы должны быть готовы их качественно обслужить.


Мир вокруг нас

Ольга Пузанова

Общественное телевидение: японский опыт и Россия

В России в последнее время особую актуальность приобрели дискуссии об общественном телевидении. Тем более что в стране в 2012 году был подписан Указ о создании ОТВ, а в июле Президентом России В.В.Путиным назначен генеральный директор и утвержден состав Совета по общественному телевидению.

Очевидно, что целью общественного телевидения является не только обеспечение плюрализма на медийном пространстве, но и, в гораздо большей степени, создание источника информации, свободного от влияния различных групп интересов, в том числе властных структур. Между тем было бы заблуждением утверждать, что слово «общественный» в названии теле- или радиокомпании гарантирует ее полную независимость от государства. В связи с этим особенный интерес представляют принципы функционирования Японской вещательной корпорации NHK.

NHK играет главную информационную роль не только в Японии, но и во всей Азии и является второй по величине компанией такого рода в мире (после британской ВВС). Корпорация была создана в 1926 году1, через год после появления радиовещания в Японии. Она объединила три радиовещательные станции - в Токио, Осаке и Нагои. К середине XX века появились уже две радиосети, была учреждена специальная научно-техническая исследовательская лаборатория2, а в 1950 году вышел Закон о вещании3. Он действует и по сей день с некоторыми поправками (последняя - от 24 июня 2011 г.) и определяет базовые принципы, на которых строится работа корпорации.

Первый телеэфир состоялся в 1953 году, с тех пор NHK ведет регулярные телевизионные передачи. Сейчас компания осуществляет общенациональное и местное вещание и включает в себя пять телевизионных каналов, три радиостанции и Интернет-службу. В самой Японии
54 корпункта и 30 бюро находятся за границей (последнее из них появилось в 2010 г. в Вене (Австрия)4. Кроме того, ведутся передачи на зарубежные страны в общей сложности на 18 языках5.


Мир вокруг нас

Саадат Кадырова

Мир в миниатюре, или Вокруг света за один день

На Калужской земле, вдалеке от шума больших городов раскинулся огромный этнографический парк под названием «Этномир», где за несколько часов любой желающий может совершить настоящее кругосветное путешествие. Здесь можно окунуться в культуру любой страны, познакомиться с традициями и обычаями народов мира, принять участие в старинных играх, забавах и празднествах.

Масштабность проекта впечатляет: не выделяя особенным образом ни одну из культур, его создатели стремятся сохранить историческое наследие всего мира, отметить заслуги каждой нации в формировании той культурной среды, в которой мы живем. В огромном пространстве парка все народы в равных условиях, вне зависимости от размера их страны, многочисленности, политических, экономических и религиозных факторов.

В концепции «Этномира» разные уголки нашей планеты объединяются вместе на Российской земле. Русское подворье неслучайно занимает центральное место в парке: многонациональная Россия стоит между Востоком и Западом, реализуя свою великую миссию обеспечивать возможность диалога между представителями  разных цивилизаций. Описать, как выглядит «Этномир», не имея возможности увидеть все своими глазами, - задача не из легких. Это все равно, что рассказать, как расположены звезды, не имея возможности видеть неба. Каждая страна представлена на территории этнографического парка собственным «этнодвором» и занимает около одного гектара. На этнодворе расположено традиционное жилище, где история и культура народа представлены, переходя из одного двора в другой. Путешествуя по «миру», человек словно пересекает государственную границу, только без бюрократических формальностей.

«Так или иначе, мы всегда занимались проектами, связанными с диалогом культур, дружбой народов или социальными вопросами, но в виде «Этномира» идея родилась на берегах Иссык-Куля, где я впервые переночевал в юрте, - пояснил в беседе руководитель проекта Руслан Байрамов. -  После этого я решил, что надо привезти юрту в Москву».


Книжная полка

Григорий Поволоцкий

Ближний Восток: «весна» масштаба третьей мировой

Одним из основных драйверов, определяющих развитие военно-политического и военно-стратегического положения в мире в течение последнего года является ситуация в ряде арабских государств на Большом Ближнем Востоке, получившая название «арабской весны». Сложность восприятия того, что происходит в странах этого региона и в регионе в целом, заключена в наличии нескольких арен (геополитической, региональной, локальной), на которых планируются и разворачиваются политические процессы, протекающие по различным временным шкалам. Лишь глубокая оценка происходящих в регионе процессов и изучение их ретроспективы позволяют представить возможные сценарии и версии дальнейшего развития ситуации на Большом Ближнем Востоке. В последнее время, пожалуй, одной из наиболее удачных и тщательно обоснованных попыток заглянуть в будущее и оценить последствия процессов региона стал аналитический доклад* (*Ближний Восток: возможные варианты трансформационных процессов. Аналитический доклад ИМИ МГИМО (У). Выпуск 3(33) / А.В.Федорченко, А.В.Крылов. М.: МГИМО-Университет, 2012. 90 с.)  Центра ближневосточных исследований Института международных исследований (ИМИ) МГИМО (У) МИД России.

Авторы доклада - известные специалисты по ближневосточной проблематике: А.В.Федорченко - доктор экономических наук, директор Центра ближневосточных исследований ИМИ МГИМО (У), член Консультативного совета Всемирного конгресса ближневосточных исследований (WOCMES) и Европейской ассоциации ближневосточных исследований (EURAMES); его соавтор - А.В.Крылов, известный специалист в области гебраистики, истории Израиля, ведущий научный сотрудник Центра ближневосточных исследований ИМИ МГИМО (У), немало проработавший до этого в дипломатических миссиях России в Ближневосточном регионе.

Значимость работы, проделанной авторами, достаточно высока. В предисловии к докладу директор ИМИ МГИМО (У) А.А.Орлов отмечает: «Положение на Ближнем и Среднем Востоке имеет стратегически важное значение для России как с точки зрения обеспечения национальной безопасности и продвижения наших внешнеполитических интересов, так и в плане развития экономического сотрудничества с государствами этого региона… Авторы представленного аналитического доклада проанализировали различные аспекты формирования ситуации в регионе, разработали сценарии развития событий для некоторых стран, а также сформулировали консолидированные рекомендации для соответствующих российских государственных структур по проведению оптимальной стратегии в различных сценариях развития событий» (с. 4).

Исходя из географической протяженности Ближнего Востока, мозаичности его политических и социально-экономических систем, разной степени остроты проблем, авторы доклада сочли необходимым при разработке темы выделить ряд стран и ключевых проблем, сценарии трансформации которых могут быть применимы к большинству ближневосточных государств: это Ливия, Сирия, проблема урегулирования палестино-израильского конфликта, перспективы исламизации региона, проблемы обеспечения стабильного и сбалансированного экономического роста.


Книжная полка

Юрий Райков

Корейский полуостров после холодной войны

Ситуация, сложившаяся на Корейском полуострове, - противостояние двух корейских государств, наличие у КНДР ядерного оружия и активная вовлеченность в дела этого района расположенных в АТР великих держав - сегодня является одной из наиболее резонансных и сложных региональных проблем. Она вызывает озабоченность не только азиатских государств, но, имея глобальное измерение, находится в центре внимания всего международного сообщества.

Проблематика Корейского полуострова - важная составляющая российской политики в отношении КНДР. Эта тема подробно рассматривается в вышедшей недавно монографии Л.В.Забровской «Стратегия и основные направления политики России в отношении КНДР после завершения «холодной войны»*.  (*Забровская Л.В.  Стратегия и основные направления политики России в отношении КНДР после завершения «холодной войны». М.: Морской гос. ун-т
им. адм. Г.Н.Невельского, 2011. 300 с.)   Работа посвящена истории и современному состоянию двусторонних связей между Москвой и Пхеньяном, охватывая в основном период с 90-х годов прошлого века по настоящее время. Сделана успешная попытка пролить свет на наши отношения, сформировать у российских читателей более четкое представление об их нынешнем характере и в целом о внешней политике КНДР. К этому следует добавить, что изучение Северной Кореи - дело весьма непростое для российского исследователя, учитывая большую закрытость страны и труднодоступность оригинальных корейских материалов.

В первой части книги автор объясняет причины, приведшие к обострению политической обстановки на Корейском полуострове, где в течение двух последних десятилетий Вашингтон, используя международную изоляцию КНДР, создавал условия для военно-политического доминирования США в Северо-Восточной Азии (СВА). Пхеньян расценивал эти действия как прямую угрозу своей государственной безопасности, как политику, направленную «на удушение республики». Американская тактика подтолкнула руководство КНДР к созданию «оружия ядерного сдерживания», решению выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и совершенствованию баллистических ракет.

Особенность ситуации в СВА - наличие военно-политических структур, перешедших из прошлого в ХХI век и разделивших Корейский полуостров на две части. Появившиеся на международной арене в условиях военного противостояния периода холодной войны КНДР и Республика Корея, подчеркивает Л.В.Забровская, тесно связаны с великими державами, с которыми они заключили военно-политические союзы. У КНДР есть бессрочный Договор 1961 года о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи с Китаем (аналогичный договор с Северной Кореей до 1996 г. имели СССР и его преемница Россия), а РК подписала соответствующее военно-политическое соглашение с США (1954 г.).


Книжная полка

Елена Шашкина

Восприятие войны новым поколением

Российский институт стратегических исследований (РИСИ) выпустил книгу «Расскажу вам о войне...»*(*«Расскажу вам о войне...» Вторая мировая и Великая Отечественная войны в учебниках и сознании школьников славянских стран. М., 2012. 432 с.) Рецензентами издания выступили доктор исторических наук Г.Ф.Матвеев, доктор исторических наук Н.А.Нарочницкая.

Авторы анализируют современные учебники истории России, Белоруссии, Украины, Польши, Болгарии, Чехии, Словакии, Сербии и Хорватии, а также других европейских стран и бывших советских республик, выделяют общие характеристики и особенности в повествованиях событий 1939-1945 годов, выявляют, что подход к истории и ее интерпретация в школьных учебниках отдельных стран обусловлены конъюнктурой внешнеполитических отношений. Специальный раздел посвящен познаниям и представлениям школьников о Второй мировой войне, которые исследуются на основе тестов и сочинений. Такой подход позволил авторам показать степень воздействия разнообразных факторов на историческое сознание подрастающего поколения.

В настоящее время интерпретация исторических событий приобретает особый смысл, становится предметом политических и этнонациональных спекуляций и даже пропагандистским оружием. Как правило, школьная программа во многом закладывает основы мировоззрения человека. Новая книга известных российских и зарубежных ученых, изданная РИСИ, освещает процессы формирования исторической памяти о Второй мировой и Великой Отечественной войнах у молодежи славянских стран Восточной Европы.

Анализ учебников происходил по следующим критериям: анализ начальных этапов войны, отношение к пакту Молотова - Риббентропа, изучение роли союзников, определение героев войны.


Книжная полка

Сергей Филатов

«Надо научиться жить в ладу с самим собой»

Вячеслав стоял на вершине Килиманджаро и грустил. Перед ним расстилались - куда не глянь - африканские просторы, а рядом ребятишки торговали кока-колой. И от этого диссонанса было как-то не по себе.

Потом он мне скажет: «Когда ты можешь на вершине Килиманджаро отправлять смски и покупать кока-коку, это радует гораздо меньше, чем когда ты оказываешься в окружении местных племен и наблюдаешь их подлинную культуру».

Но величие пейзажа, открывающегося с вершины Килиманджаро, заставило его написать такие слова: «Пять тысяч восемьсот девяносто пять метров. Вершина Африки. Здесь все по-другому. Ты еще тут, на земле, но отсюда небо уже гораздо ближе, чем та земля. Совсем рядом над головой висит белый шар Луны и ровным светом освещает серые скалы. Яркой звездой блестит Венера. Чтобы увидеть облака, уже не надо поднимать привычным движением голову вверх. Достаточно бросить взгляд вниз - вот они раскинулись под ногами холмистой розовой равниной.

Не знаю, что это было, может, чувство победы над собой, может опьянение окружающей красотой или просто недостаток кислорода…