Тенденции

Марина Ларионова

БРИКС в системе глобального управления

Место БРИКС в системе глобального управления определяется их растущим влиянием на мировую экономику. Цитируя Джима О’Нила, спрогнозировавшего рост экономики стран БРИК в 2001 году: «Все четыре страны превзошли мои ожидания 2001 года. Прогнозы, шокировавшие многих в то время, теперь кажутся очень консервативными. Агрегированный ВВП стран БРИК увеличился практически в четыре раза - с 3 миллиардов до уровня от 11 до 12 млрд. долларов. Объем мировой экономики увеличился вдвое с 2001 года. Треть этого роста приходится на страны БРИК. Рост их совокупного ВВП более чем в два раза превысил рост ВВП США и был равнозначен созданию еще одной Японии и Германии, или пяти Соединенных Королевств Великобритании за десятилетие… На страны БРИК сейчас приходится 20% мировой торговли по сравнению с 10% в 2001 году. Объем торговли между членами БРИК рос быстрее, чем объем мировой торговли в целом»1.

И все-таки роль БРИКС в системе глобального управления не является функцией одной переменной - экономического роста стран БРИКС. Значительный вклад в усиление влияния БРИКС оказывает поступательное укрепление сотрудничества стран. С 2008 кризисного года расширяется и углубляется координация БРИКС в различных сферах политики, различных форматах и на разных уровнях. Накопленная к настоящему времени база данных позволяет осуществить количественный и качественный анализ сотрудничества по нескольким параметрам. Первое - была проанализирована динамика институционализации. Для этого были использованы данные по количеству встреч, форматов, принятых документов, приоритетов постоянно расширяющейся повестки дня. Были выделены характеристики «качества» встреч, каждой из которых было присвоено по одному баллу. Рассматривалось: состоялась ли встреча «на полях» других мероприятий или была самостоятельной («standalone»); принят участниками встречи итоговый документ или не принят; приняты решения о дальнейшем углублении/расширении деятельности форума или нет. Условный максимальный вклад конкретной встречи в развитие институционализации БРИКС составляет три балла.

Второй параметр анализа - оценка исполнения БРИКС функций глобального управления: обсуждение, определение направления действий, принятие коллективных решений, исполнение решений, развитие глобального управления. Анализ осуществляется на основе доли символов, посвященных конкретной функции в общем объеме дискурса за год. Третий параметр анализа - динамика приоритетов в повестке дня БРИКС. Оценка проводится на основе доли символов, посвященных конкретному приоритету в общем объеме дискурса. Четвертый параметр анализа включает вклад БРИКС в развитие многосторонней системы глобального управления. Для этого используются такие индикаторы, как взаимодействие с международными институтами (количество упоминаний и количество мандатов, переданных БРИКС международным многосторонним институтам) и количество собственных инструментов и институтов, созданных странами - членами БРИКС.

После первой встречи лидеров на полях саммита «Группы восьми» в Хоккайдо, в ходе которой главы государств договорились о дальнейшей координации по наиболее насущным экономическим проблемам, включая взаимодействие в финансовой сфере и продовольственной безопасности, динамика сотрудничества в поисках общих или скоординированных ответов на новые проблемы неизменно усиливалась. Постоянными стали встречи министров финансов и глав центральных банков стран БРИК. На первой встрече 7 ноября 2008 года в Сан-Паулу в преддверии встречи министров финансов и управляющих центральными банками «Группы двадцати» участники обсудили возможные сценарии развития финансового кризиса, ответные меры экономической политики стран БРИК, обязались предпринимать необходимые шаги по сокращению влияния кризиса на экономическую деятельность с целью сохранения средне- и долгосрочных темпов роста2.


Тенденции

Станислав Жизнин

Энергетическая дипломатия и модернизация ТЭК России

ТЭК является ключевым сектором экономики для абсолютного большинства стран мира. От его состояния, особенно в технологическом плане, зависит уровень национальной безопасности в экономическом, социальном и политическом аспектах. Это предопределяет особое внимание со стороны руководства многих государств к обеспечению энергетической безопасности.

Россия вносит существенный вклад в обеспечение глобальной энергетической безопасности, являясь одним из основных поставщиков энергетических ресурсов на рынки стран Европы и Азии. В то же время Россия пока не играет заметной роли в технологическом сегменте европейской и азиатской энергетической безопасности. ТЭК страны и связанные с ним отрасли нуждаются в замене устаревшего и изношенного оборудования, для чего необходимы колоссальные инвестиции, а также современные энергетические технологии. Для запуска процесса технологического перевооружения всех отраслей российского ТЭК необходимы эффективные механизмы частно-государственного партнерства и развитие международного сотрудничества. От успеха этого процесса в немалой степени зависит внутриэкономическая ситуация, а также устойчивость внешнеэкономических и геополитических позиций России в мире. Соответственно, внешнеполитическое обеспечение модернизации ТЭК России должно стать одним из приоритетов энергетической дипломатии России.

Ресурсные и технологические аспекты мировой энергетической дипломатии

После энергетического кризиса середины 1970-х годов в ряде стран сформировались функциональные направления их внешней политики и дипломатии, связанные с обеспечением национальной энергетической безопасности, - внешняя энергетическая политика и энергетическая дипломатия. Под глобальной энергетической безопасностью обычно понимается долгосрочное, надежное и экономически приемлемое обеспечение оптимальным сочетанием различных видов энергии для устойчивого экономического и социального развития мира, с минимальным ущербом для окружающей среды.


Колонка главного редактора

Армен Оганесян

Кто защитит христиан Востока?

Материал печатается в рамках проекта РИА «Новости» «От автора» //www.rian.ru/anthois/20100204/207658418.html

За последние семь лет количество случаев физической расправы и террористических акций против христиан в Африке, Азии и на Ближнем Востоке увеличилось на 309%.

«Арабская весна» усугубила этот процесс, придав ему лавинообразный характер. К концу прошлого года 200 тыс. коптов покинули свои дома в поисках укрытия от репрессий новых властей. Целенаправленные действия против христиан в Ираке, даже при наличии в стране контингентов НАТО, сократили их число с миллиона до менее чем 500 тысяч. По данным ООН, в Южном Судане, несмотря на вмешательство мирового сообщества, исторические места обитания покинули от 53 до 75 тыс. человек. При этом шансов вернуться у них, как и у тысяч христиан - беженцев с Востока, практически нет - их дома сносятся и подвергаются грабежу.

Если в начале ХХ века рядом с великими для них святынями на Ближнем Востоке проживало 25% христиан всех конфессий, то сегодня их не более 5%. Обращает на себя внимание тот факт, что акты вандализма и физический террор часто совершаются при молчаливой поддержке или прямом содействии правительств мусульманских стран.


Геополитика

Фабиано Мельничук

Российско-бразильские отношения после холодной войны

Отношения России и Бразилии насчитывают более 180 лет. Однако большую часть своей истории они пребывали в зачаточном состоянии, не в последнюю очередь из-за того, что Бразилия после обретения независимости входила в сферу влияния США. Действительно, периоды низкой интенсивности в отношениях с Москвой были одновременно периодами острой враждебности между североамериканским соседом и Советским Союзом, как свидетельствует разрыв Бразилией дипломатических отношений с СССР в начале холодной войны*.  (*В 1947 году в период холодной войны между СССР и США правительство Бразилии запретило деятельность Коммунистической партии и разорвало дипломатические отношения с СССР. - Прим. переводчика.)

Дипломатические отношения были восстановлены в 1961 году, когда Бразилия взяла курс на независимую внешнюю политику, и вступили в активную фазу в 1970-х годах благодаря отказу Бразилии от автоматического союза с США после военного переворота 1964 года, а также нараставшему экономическому прагматизму внешней политики военных. Однако даже в те времена российско-бразильские отношения развивались вяло. В конце 1980-х годов с окончанием холодной войны и ослаблением напряженности между США и СССР можно было бы ожидать некоторого оживления отношений между Бразилией и Россией, правопреемницей СССР. Двусторонние отношения действительно стали развиваться, однако только после 2000 года механизмы, созданные во второй половине 1990-х годов, заработали в полной мере, и отношения наших стран достигли апогея по сравнению с предыдущими годами.

Период 1991-2011 годов можно разделить на две фазы: если в первое десятилетие двусторонние отношения были довольно умеренными, то во второе они достигли высокой интенсивности. Представляется, что эта тенденция может быть объяснена тем, что обе страны переосмысливали свои идентичности и сблизились как партнеры на основе защиты курса на общее развитие (в случае Бразилии) и многополярного миропорядка (в случае России), чтобы укрепить свои совпадающие интересы на международной арене. Новые идентичности государств порождают сближение их интересов.

Идентичность и интересы


Геополитика

Алексей Богуславский

Китай - Африка: опыт взаимовыгодного сотрудничества

Открытие очередного, 18-го по счету, саммита глав государств Африканского союза (АС), состоявшегося в Аддис-Абебе 28 января 2012 года, было не совсем обычным. Лидеры африканских государств приняли участие в церемонии разрезания ленточки перед современным 100-метровым зданием конференц-центра штаб-квартиры АС в эфиопской столице, построенного в дар Африке от «правительства Китая». По этому поводу в прессе приводились такие впечатляющие цифры: общая площадь комплекса - 100 тыс. кв. м, в строительстве были задействованы 1200 китайских и эфиопских рабочих, а его возведение обошлось Пекину в 200 млн. долларов. На саммите звучало много важных слов о том, что новый комплекс должен стать символом африканского «возрождения», победы над «афропессимистами», отражением потенциала развития континента в предстоящие годы1. Однако не вызывает сомнений и тот факт, что этот дар Поднебесной дает вполне определенный посыл всему международному сообществу: Китай в Африке всерьез и надолго.

В настоящее время, конечно, ни для кого не является новостью тот факт, что Китай стал неотъемлемой частью жизни африканского континента. Начиная с середины 1990-х годов Пекином велась целенаправленная политика наращивания двусторонних связей со странами Африки, в первую очередь с богатыми углеводородным и минеральным сырьем Суданом, Анголой, Нигерией, Замбией. Вступивший в фазу ускоренного развития, Китай остро нуждался в альтернативных рынках получения полезных ископаемых, а также экспорта своей текстильной продукции. Политические и предпринимательские круги континента, в свою очередь, видели в далеком «восточном гиганте» альтернативу странам Запада, особенно в условиях, когда Россия была вынуждена серьезно сократить там свое присутствие. Сейчас же формат отношений несколько изменился. Они носят более сбалансированный характер, значительно диверсифицировались сферы, в которых ведется сотрудничество.

Результаты развития китайско-африканских отношений не перестают впечатлять. Уже сейчас трудно найти африканскую страну, где в той или иной форме не был задействован Китай. Прибывший на открытие нового офиса Афросоюза один из лидеров Коммунистической партии Китая Цзя Цинлинь озвучил размер китайского товарооборота с континентом в 2011 году - 150 млрд. долларов2. Что означает эта цифра?

Во-первых, она говорит о том, что Китай уже третий год подряд является крупнейшим торговым партнером Африки, обгоняя на четверть своего главного «преследователя» - США (116 млрд. долл. в 2011 г.), не говоря уже о Великобритании, Франции, Индии, Германии, объем торговли которых с африканскими странами колеблется в пределах 25-40 млрд. долларов. Во-вторых, в отличие от западных стран, которые лишь сейчас вышли на докризисные показатели торговли с Африкой, Китай с 2008 года поднял эту планку практически в два раза, а с 2000 года - в 15 (!) раз. В-третьих, 150 млрд. долларов составляют около 6-7% объемов китайской внешней торговли, что в процентном отношении в два-три раза выше, чем у крупнейших западных стран. Этот показатель, который к тому же с каждым годом увеличивается, говорит о том, что Китай, несмотря на свою удаленность от Африки, за достаточно короткий срок сумел определить и эффективнее других использовать торговые возможности, которыми располагает континент, что, естественно, приносит немалую выгоду и самим африканцам.


Геополитика

Вадим Сергеев

США в Афганистане

Весной прошлого года Президент США Барак Обама принял окончательное решение о выводе американских войск из Афганистана. Согласно его плану в конце 2014 года в этой стране вместо нынешних 102 тыс. военнослужащих останется 20-30 тысяч, которые будут выполнять функции обеспечения и поддержки1. Свыше 40 тыс. военных из Великобритании, Канады, Австралии и прочих союзников Белого дома, скорее всего, будут выведены полностью. В период с 2010 по первую половину 2011 года на территории Афганистана находилось почти 150 тыс. солдат из более чем 40 государств, однако для победы этого оказалось недостаточно. Согласно исследованию специалистов британского парламента, центральная власть и войска международной коалиции контролируют лишь примерно одну треть страны2. Остальные две трети принадлежат талибам либо иным враждебным американцам силам.

Таким образом, даже когда Вашингтон сосредоточил в Афганистане большое количество сил*  (*К концу 2009 г. в Афганистане было размещено свыше 100 тыс. американских солдат и 50-тысячное войско их союзников. - Прим. авт.  )  и истратил на кампанию в общей сложности около 1 трлн. долларов3, он оказался не в состоянии обеспечить должный контроль. По всеобщему признанию, его союзники, за исключением Британии, заметного влияния на обстановку не оказывают. Попытки переговоров с вооруженной оппозицией пока результатов не приносят. Порой в прессу просачивались любопытные курьезы. Например, в 2010 году представители НАТО некоторое время вели переговоры с неким уполномоченным Движения «Талибан», ему была выплачена крупная взятка для подкупа вождей племен. Однако затем выяснилось, что этот человек - самозванец и представителем боевиков не является, о чем писал бывший постпред США при ООН Джон Болтон4. Настоящие талибы отказывались вести переговоры до полного вывода иностранных войск.

Исходя из изложенных выше фактов, становится понятным, что начиная с этого года контроль над Исламской Республикой Афганистан  будет постепенно переходить к Движению «Талибан». Сохранение власти Президента Хамида Карзая после вывода большей части американских войск практически невозможно. Как отмечалось выше, уже сейчас боевики так или иначе контролируют значительную часть страны. Можно с большой долей вероятности утверждать, что через несколько лет талибы захватят Кабул и восстановят режим, существовавший в 1990-х годах под названием Исламский Эмират Афганистан.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА


Геополитика

Икрамжан Эргашев

Экономическое развитие Узбекистана в посткризисный период

Обретение Узбекистаном государственной независимости и его международное признание означают, что отныне Узбекистан будет проводить самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику, устанавливать взаимовыгодные отношения без чьего-либо посредничества. В то же время на пути достижения подлинной экономической независимости предстоит еще преодолеть ряд объективных трудностей, разрешить целый ряд проблем, доставшихся в наследство от социалистической системы.

Переход от централизованного планирования и административно-командного стиля управления к рыночной экономике - это не модернизация или совершенствование существующего механизма хозяйствования, а создание принципиально нового. Это переход от одного качественного состояния к другому и совершенно новая для людей философия жизни.

Безусловно важно, чтобы переход от одной системы к другой был по возможности плавным, эволюционным. Экономические реформы должны постоянно, шаг за шагом продвигать страну к поставленной цели, формировать отдельные элементы и в целом всю систему рыночных отношений. Рыночная экономика является результатом длительного исторического развития, предполагающего формирование не только соответствующей инфраструктуры и правовой базы, но и глубокие изменения в системе ценностей, мотивации хозяйственного поведения и деловых отношений.

Для перехода к рыночной экономике недостаточно принять законы, провозгласить равноправие всех форм собственности. Нужны реальные механизмы, обеспечивающие их проведение в жизнь. Эти механизмы включаются не сразу, они отрабатываются и налаживаются постепенно.


Гуманитарный вектор

Константин Долгов

Истоки единства и многообразия мировых культур и цивилизаций

Наступивший XXI век, с которым человечество связывало свои надежды на установление прочного мира на Земле, на тесное сотрудничество всех народов во всех сферах человеческой жизни и деятельности и особенно в решении глобальных проблем нашей эпохи - политических, социальных, экономических, экологических, техногенных и природных катаклизмов и катастроф, голода, нищеты, эпидемий, психических расстройств, финансово-экономических кризисов и т.д., кажется, не только не оправдал этих надежд и чаяний народов, но и, наоборот, скорее подорвал у людей планеты надежды на то, что их мечты на установление прочного мира, сотрудничества и дружбы народов, стабильного экономического и политического развития, духовного и культурного сотрудничества, процветания всех и каждого в любой стране и во всем мире когда-нибудь сбудутся. Кажется, еще никогда ранее отдельный человек и все человечество в целом не чувствовали себя так неуверенно, не испытывали постоянной тревоги за свою жизнь, за свое будущее существование, как сегодня.

И действительно, вместо стабильного политического и экономического развития постоянно ведутся локальные войны и вооруженные конфликты, происходят все более частые и все более масштабные финансово-экономические кризисы, переходящие в кризисы всеобщие, происходят все более частые и все более разрушительные природные катаклизмы и техногенные катастрофы, появляются различного рода болезни и эпидемии, постоянно углубляется и расширяется пропасть между богатыми и бедными, насилие охватило все сферы и пронизало всю жизнь человеческого общества, продолжают развенчиваться высшие человеческие ценности - истина, добро, красота, любовь, свобода, справедливость, братство, равенство, милосердие и другие. Усиливаются попытки заменить их ложными, фальшивыми «ценностями» - псевдоценностями - ложью, злом, насилием, угнетением и т.д. Актуальным подтверждением этого являются события в Северной Африке и на Ближнем Востоке - последствия разразившегося в 2008 году глобального экономического кризиса.

Но особенно беспокоит и обескураживает большую часть человечества то, что великие религии, культуры и цивилизации, которые на протяжении всей истории человечества служили основой сближения и сотрудничества народов, в настоящее время используются для разжигания вражды и ненависти. Об этом писали А.Тойнби, С.Хантингтон, Ф.Фукуяма и другие мыслители, включая и русских мыслителей -  Н.Данилевского, К.Леонтьева и других.

Если раньше мировые религии и культуры были бастионами духовного и культурного развития, основами нравственности и социального миропорядка, то постепенно и они стали переживать определенный кризис: внутреннюю раздробленность и противоречивость. К тому же религии и церкви испытывают постоянное и часто негативное воздействие со стороны переживающих кризис, разложение и декаданс общества и государства.


Гуманитарный вектор

Эльмира Садыкова

Проблемы межцивилизационного взаимодействия и негосударственные акторы в современных международных отношениях

В сложной системе международных отношений важно выделить объективные факторы, влияние которых становится универсальным катализатором прогресса всего человеческого сообщества. Современные мировые процессы требуют особого критического осмысления параметров глобальных изменений в обществе, задач обеспечения устойчивости социального, экономического и политического развития, поиска взаимоприемлемых решений.

Цивилизационная неоднородность участников в системе мировой политики определяет особую актуальность прогнозирования будущих векторов развития. Изменилась проблематика международных отношений: в условиях глобальных процессов особую остроту приобрели вопросы  глобального экономического кризиса, рационального использования энергетических ресурсов, природных катаклизмов, депопуляции, международного терроризма, распространения наркотиков, а также такие преступления, несовместимые с современным этапом развития мирового сообщества, как  торговля людьми, человеческими органами, нарушения прав детей и др. Межэтнические и межрелигиозные вооруженные конфликты, сепаратизм, религиозный экстремизм  и другие сложные проблемы, имеющие цивилизационное измерение,  усиливают масштаб возможных деструктивных последствий, вызванных влиянием комплекса новых глобальных вызовов и угроз.

За последнее десятилетие все более актуальной становится проблема конфронтации между Западом и исламским миром, которая, по мнению исследователей, проявляется в увеличении численности терактов, активизации информационно-психологической войны (так называемый «карикатурный скандал» 2005 г.), в росте числа конфликтных ситуаций, в которые вовлечены западные государства и исламский мир1.

Важную роль в стремлении к гармонизации международных отношений на основе сближения и взаимопроникновения экономик и культур   может иметь налаживание конструктивных диалоговых форматов не только на  межгосударственном уровне, но и общественных структур, институтов гражданского общества, а также непосредственно на межличностном. Глобальные процессы политической реальности, ее вариантности и противоречивости актуализируют необходимость обеспечения культурно-цивилизационной совместимости современного мира как ключевого элемента новой парадигмы международных отношений2.


Гуманитарный вектор

Александра Огнева

Германия: от культурного империализма к стратегии равноправного партнерства

«С политикой культуры не сотворить, но с культурой можно вершить политику»1. Эти слова первого Президента ФРГ Теодора Хойса, прозвучавшие в период холодной войны, как никогда актуальны сегодня. Культура остается мощным инструментом, способным эффективно содействовать решению внешнеполитических задач, укреплять симпатии к государству за рубежом, множить число его друзей и способствовать реализации политических проектов.

Культурная экспансия в период евроцентристского мироустройства

Процесс оформления политики в области культуры и образования как части внешнеполитического курса европейских стран происходил, как правило, после формирования своего рода «критической массы» культурных проектов, выходивших за пределы собственного суверенитета2.

Так было и с германским государством. Занятое созданием государственных институтов после объединения страны «железом и кровью» в 1871 году, оно все больше и больше осознавало значение внешних культурных связей и стремилось к их упорядочиванию. Первым соглашением о культурном сотрудничестве стал договор 1874 года между Германией и Грецией, позволяющий немецким археологам в научных целях вести раскопки на греческой территории. Одновременно принимается решение о выделении Немецкому археологическому институту (НАИ, до 1871 г. - Прусский археологический институт) дотаций из бюджета Германской империи. Оно послужило толчком к созданию целого ряда организаций культурной направленности, ориентированных на зарубежные страны, таких как Восточный семинар в Берлине (1887 г.), Исследовательский фонд Африки (1894 г.), Художественно-исторический институт во Флоренции (Villa Romana, 1902 г.), Германский институт изучения древней египтологии в Каире (1907 г.) и т.д.


«Международная жизнь» - 90 лет

«Международная жизнь» отметила юбилей по-деловому

Материал подготовила Е.Пядышева, ответственный секретарь журнала «Международная жизнь».

16 апреля 2012 года в Большом особняке МИД России собрался юбилейный, посвященный 90-летию журнала Совет «Международной жизни». Поздравить журнал с знаменательной датой и поговорить о перспективах его развития пришли дипломаты, политики, ученые, журналисты, среди которых были заместитель министра иностранных дел Г.Гатилов, заместитель министра иностранных дел С.Рябков, президент Внешнеполитической ассоциации А.Бессмертных, уполномоченный по правам человека в РФ В.Лукин.

Открыл заседание первый заместитель министра иностранных дел России Андрей Денисов:

Уважаемые коллеги!


Книжная полка

Александр Орлов

Страницы послевоенной истории: СССР и ФРГ делают первые шаги навстречу друг другу

Взяться за перо меня побудил разговор с моим давнишним приятелем еще по мидовскому комсомолу Дмитрием Ежовым. Показав книгу воспоминаний своего отца Всеволода Ежова «Из жизни молодого дипломата»*, (*Ежов В.Д. Из жизни молодого дипломата. М.: Вече, 2011. 320 с.)   он поинтересовался, не будет ли мне интересно написать на нее небольшую рецензию.

С Ежовым-старшим мне сталкиваться не доводилось, но одно то, что этот человек был главным научным консультантом культовой, как сейчас принято говорить, телевизионной эпопеи «Семнадцать мгновений весны», стало безальтернативным аргументом в пользу того, чтобы не пройти мимо возможности еще раз осмыслить некоторые важнейшие страницы послевоенной истории ФРГ и советско-германских отношений, взглянув на них глазами очевидца - крупного ученого, дипломата, а позже сотрудника Международного отдела ЦК КПСС.

В книге В.Д.Ежова подкупает то, что воспоминания, выдержанные в классической мемуарной стилистике, сочетаются с глубокими размышлениями автора о сути сложных и противоречивых процессов, которыми характеризовалось возрождение Германии в конце 40-х – и в 50-х годах прошлого века. Видно, что события более чем полувековой давности по-прежнему  не оставляют автора равнодушным, заставляют его вновь и вновь их анализировать, в том числе и с позиций сегодняшнего дня.

Почему послевоенное восстановление в ФРГ шло быстрее и эффективнее, чем в ГДР? В.Д.Ежов старается дать свое объяснение этого, теперь уже исторического факта, не претендуя при этом на глобальные обобщения и претенциозные умозаключения. Он весьма деликатно встраивает свои более поздние оценки в канву размышлений и впечатлений молодого дипломата - третьего секретаря советского посольства в ФРГ, который через внимательное изучение прессы, наблюдения за основными персонажами западногерманского политического ландшафта той поры, контакты различного уровня с представителями страны пребывания (термин из отечественного внешнеполитического лексикона), поездки по заданию руководства посольства в различные города и земли Западной Германии стремится познать и критически осмыслить ту реальность, в которую ему довелось погрузиться.


Книжная полка

Погос Акопов

Афганистан и Иран глазами дипломата

Литература об Афганистане и Иране, близких России странах, пополнилась новой работой. Опубликована книга члена президиума Совета Ассоциации российских дипломатов, Чрезвычайного и Полномочного Посла Е.Д.Островенко «30 лет с Афганистаном и Ираном»*. (*Островенко Е.Д. 30 лет с Афганистаном и Ираном. Страноведческие записки дипломата. М.: Научная книга, 2011. 191 с.)

По форме - это записки дипломата, но не традиционные, в стиле мемуаров, а страноведческие, как их и назвал автор. Основываясь на многолетнем опыте дипломатической работы в Афганистане и Иране, он увлекательно и со знанием дела рассказывает о самих этих странах и ряде важных сторон жизни в них до и после Исламской революции в Иране и так называемой Саурской - в Афганистане, произошедших в конце 70-х годов прошлого века.

Е.Д.Островенко был в трех командировках в Афганистане и в двух - в Иране, долгие годы работал в Отделе, позднее - Управлении, стран Среднего Востока МИД СССР, занимавшемся отношениями с нашими южными соседями (Афганистаном, Ираном и Турцией), возглавлял это подразделение министерства на заключительном этапе существования СССР. Так что в течение практически 30 лет - с 1961 по 1992 год, с двухгодичным «африканским» перерывом, когда Е.Д.Островенко работал послом СССР в Гане, - он был постоянно так или иначе связан с Афганистаном или Ираном, а иногда и с обеими этими странами одновременно.

По существу же, Афганистан и Иран присутствуют в его жизни значительно более длительное время - с момента поступления в МГИМО МИД СССР в 1957 году, когда Иран и персидский язык были определены ему в качестве основной специализации - и по сей день. Как пишет в книге сам автор, где бы и в каком бы качестве он ни работал, Афганистан и Иран всегда находились в поле его самого пристального внимания и профессионального интереса.


Книжная полка

Елена Пономарева

Новые системы порождают новые проблемы

Человек непрерывно меняется.

Человечество остается все тем же.

Габриэль Лауб