История дипломатии

Сергей Лавров

Московская конференция - дипломатический прорыв военных лет

Выступление министра иностранных дел России С.В.Лаврова на мероприятии, посвященном 70-летию Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании. Москва, 23 октября 2013 г.

Уважаемые коллеги, друзья!

Спасибо, что откликнулись на наше приглашение отметить сегодня весьма знаменательную встречу. 70 лет назад в этом здании (особняке на Спиридоновке) состоялась уникальная по своему значению конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании. Ее особое место в истории определяется не только тем, что представители союзных держав решали жизненно важные вопросы, связанные с необходимостью совместными усилиями приблизить окончание Второй мировой войны. Не менее важно, что, заглядывая в будущее, они старались наметить базовые параметры послевоенного устройства мира. До полного разгрома агрессоров было еще далеко, но участников Московской конференции объединяло понимание необходимости создания прочного и долговечного фундамента нового миропорядка, который обеспечивал бы свободу и независимость народов, поставив вне закона войну как средство урегулирования межгосударственных споров.

Мы должны отдать должное стратегическому видению участников Московской конференции, которое было отражено в подписанной 30 октября 1943 года Декларации четырех государств по вопросу о всеобщей безопасности. В ней подчеркивалось, что правительства США, Великобритании, СССР и Китая признают необходимость учреждения в возможно короткий срок всеобщей международной организации для поддержания международного мира и безопасности, основанной на принципе суверенного равенства всех миролюбивых государств, членами которой могут быть все такие государства - большие и малые.


История дипломатии

Александр Кузнецов

Комментарий

«Историко-документальный Департамент Министерства иностранных дел подготовил небольшую выставку архивных документов, в том числе представил подлинный текст декларации, подписанный министрами иностранных дел Молотовым, Хэллом и Иденом. Кроме того, эта декларация, что тоже было знаменательно, была подписана представителем Китая, который не принимал участия непосредственно в конференции. Он прибыл в Москву специально для того, чтобы подписать данную декларацию. И этот факт важен сам по себе, если учесть дальнейшие шаги по созданию Организации...


Политика

Сергей Нарышкин

Без морали нет и не может быть истинного права

Уважаемый г-н председатель, уважаемый г-н генеральный секретарь, уважаемые члены Парламентской ассамблеи!

Год назад мой визит сюда не смог состояться. Однако причины, заставившие меня тогда отложить поездку, в сегодняшних условиях стали дополнительными и серьезными обстоятельствами и поводом для встречи. Вижу, что сейчас вновь предпринимается попытка внести разлад в работу ПАСЕ и отвлечь Ассамблею от обсуждения и решения по-настоящему насущных задач, в том числе связанных с необходимостью глубокого реформирования системы парламентского мониторинга. Считаю это важной темой и к ней еще вернусь.

Кроме того, встречаясь в Москве с г-ном Ягландом и г-ном Миньоном, к которым испытываю глубокое и искреннее уважение, еще больше убедился в том, что уровень ответственности, лежащей на парламентах стран Европы, стремительно растет. А сейчас он просто беспрецедентно высок.

Ведь мы встречаемся в драматический момент. И хотя события, наблюдаемые в Сирии, происходят вдали от Европы, сам их ход и предыстория свидетельствуют, что современные угрозы миру напрямую связаны с пренебрежением к праву и фундаментальным основам миропорядка, заложенным именно здесь, на нашем континенте, в Европе. При плохом сценарии последствия могут сказаться на всех наших странах. И потому самое опасное в такой ситуации - это остаться в стороне, отмолчаться и проявить безразличие.


Политика

Геннадий Гатилов

Формула урегулирования в Сирии: межсирийский диалог, помноженный на эффективную роль внешних игроков

27сентября 2013 года Совет Безопасности ООН единогласно одобрил резолюцию 2118 в поддержку принятого в этот же день в Гааге решения Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) о постановке под международный контроль сирийского химического оружия с его последующей ликвидацией. Это событие стало кульминацией завершившейся в Нью-Йорке «министерской недели» на
68-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Событие, которого ждали все, но далеко не все верили в то, что оно произойдет. Но все в конечном итоге признали, что такой результат стал возможен во многом благодаря усилиям российской дипломатии, которая во главе с министром иностранных дел С.В.Лавровым день за днем вела многотрудные переговоры с американскими партнерами, добиваясь решения, которое не только бы отвратило угрозу военного удара по Сирии, но и открыло путь к политическому решению сложнейшего кризиса в САР.

С этого момента и начался качественный поворот в ситуации вокруг урегулирования в Сирии. Достигнутое ранее, в мае российско-американское понимание о созыве мирной конференции по САР вкупе с резолюцией СБ 2118 продемонстрировали, что наличие политической воли и готовность договариваться в рамках международного права могут при поддержке международного сообщества материализоваться в конкретные дела. Не ставя задачу дать всеобъемлющий анализ генезиса многослойного сирийского конфликта, в этой статье хотелось бы сделать акцент на некоторых последних событиях, которые позволяют надеяться, что момент для политического урегулирования в этой стране еще не упущен.

Конечно, открытость и сотрудничество сирийского правительства в вопросах химического разоружения, четкое, без сбоев, выполнение взятых на себя по конвенции обязательств сыграли ключевую роль, создав условия для реализации российско-американской инициативы о созыве Международной конференции по урегулированию в САР. Важно, что взаимосвязь между химразоружением и политпроцессом зафиксирована в резолюции СБ ООН 2118. Тем самым наконец удалось добиться одобрения Советом Безопасности Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года - по прошествии более года после его консенсусного принятия.

Известно, что делавшиеся ранее неоднократные предложения России утвердить этот документ резолюцией Совета, придав ему соответствующий правовой статус, наталкивались на обструкцию западных членов СБ. Они настаивали на том, чтобы «насытить» такое решение силовыми элементами по Главе 7 Устава ООН и получить тем самым рычаг давления на Дамаск и возможность силового сценария. При этом сирийская оппозиция вообще выводилась из-под любой ответственности за свои действия. Такой подход противоречил духу Женевского коммюнике, предполагающего вклад всех сторон в дело политпроцесса и недопущение его срыва кем бы то ни было.


Политика

Андрей Келин

Жива ли общеевропейская идея?

Хотелось бы начать с простой констатации. Уже стало общим местом, что в условиях формирования полицентричной международной архитектуры ни одно государство или даже ограниченная группа стран больше не обладают ресурсами, достаточными для решения глобальных проблем безопасности, в том числе связанных с новыми угрозами и вызовами.

Безопасность неделима. Это означает, что сегодня мало перспектив имеют попытки создавать на своих «отдельно взятых» территориях «островок» благополучия, отгородившись от окружающего мира. Либо выстраивать индивидуальные отношения с этим «островком» в расчете улучшить собственное положение. Тесная взаимосвязь между участниками международного общения, трансграничный характер современных угроз ставят под сомнение такие варианты.

Тем не менее именно таков сегодня вектор выстраивания отношений в Большой Европе. Государства делают упор на углубление отношений с Евросоюзом и НАТО, мало заботясь о более широких форматах. Запуск интеграционных процессов на новой основе на постсоветском пространстве - это помимо решения главных задач еще и серьезная попытка изменить неблагоприятные для России тенденции.

Возможно ли в такой ситуации реализовать концепцию единства общеевропейского пространства? Другими словами, жива ли вообще общеевропейская идея?


Политика

Игорь Евдокимов

Галина Сидорова

«Восточный» кризис в Демократической Республике Конго и проблема его урегулирования

В Демократической Республике Конго (ДРК), ключевой центральноафриканской стране, уже длительное время нет стабильного мира. Латентная война в восточных провинциях ДРК длится не одно десятилетие, отбрасывая назад демократические завоевания и тормозя развитие страны в целом. Произвол военных, массовые изнасилования, пытки, обращение в рабство детей и подростков заставляют тысячи людей покидать свои жилища в поисках безопасной жизни1. В административном округе Итури (провинция Восточная), на севере Катанги, в Северном и Южном Киву и сегодня не прекращаются военные действия. По сведениям Международного Красного Креста, «Врачей без границ», «Хьюман райтс вотч», а также других авторитетных международных НПО, гуманитарная ситуация в районах боевых действий остается катастрофической. В лагерях беженцев не хватает питьевой воды, продовольствия и медикаментов. Возникают очаги опасных заболеваний.

Основная причина необъявленной войны между конголезскими бандформированиями, националистическими группировками, а также формированиями угандийского и руандийского происхождения (по данным МООНСДРК*, (*Миссия ООН по стабилизации в ДРК.)  в ДРК насчитывается около 40 вооруженных группировок различного толка) - экономическая. В недрах страны находятся огромные запасы полезных ископаемых (практически вся таблица Менделеева), включая редкоземельные металлы, золото и алмазы. Их нелегальная добыча и вывоз являются прибыльным делом для большинства конголезских и зарубежных предпринимателей, задействованных в цепочке от «копателей» в шахтах ДРК до потребителей крупных американских и европейских концернов. Контролируют и охраняют шахты, как правило, нанятые или самостоятельные вооруженные боевики различных бандформирований. Ведется также борьба за передел территорий восточных регионов с хорошим климатом и плодородной землей, куда устремляются чужеродные этносы, теснящие коренное население и создающие тем самым очаги этнических конфликтов.

Обострение военно-политической обстановки в восточных провинциях ДРК началось с апреля 2012 года. Это было связано с решением конголезского правительства об аресте лидера военной группировки «Национальный конгресс в защиту народа» (НКЗН) Боско Нтаганды, на которого Международный уголовный суд дважды выдавал ордер на арест, однако полевой командир оставался неуловимым (в марте 2013 г., правда, к немалому удивлению всех, он сам сдался правосудию). Выдвинутый 5 мая 2012 года правительством ДРК ультиматум НКЗН сложить оружие и прекратить боевые действия остался без ответа. Более того, большая часть этого объединения, формально выступая за выполнение всех пунктов соглашения, подписанного правительством 23 марта 2009 года, заявила о создании другого военного объединения - «Движения 23 марта» (М23) - и намерении продолжить вооруженную борьбу за свои права. Попытка Киншасы еще в мае 2012 года найти политические развязки кризиса не увенчалась успехом2.

Спорадические боестолкновения между армией ДРК и М23 переросли в устойчивое вооруженное противостояние. Вооруженные силы ДРК развернули в Северном Киву полноформатную боевую операцию с применением бронетехники и артиллерии. Впервые были задействованы также боевые вертолеты огневой поддержки. На восток перебросили батальоны быстрого реагирования, подготовленные США и Бельгией. За неделю конголезской армии удалось потеснить повстанцев и взять под контроль ряд населенных пунктов, где были обнаружены значительные склады НКЗН с оружием, которое, по версии Киншасы, поставлялось «негативным силам» в обмен на ликвидное сырье (алмазы, золото, танталоколумбит и др.).


Политика

Валентин Богомазов

Новый курс Ватикана: помыслы и реалии

Избрание 13 марта 2013 года конклавом кардиналов Римско-католической церкви (РКЦ) архиепископа Буэнос-Айреса Х.М.Бергольо Папой Римским, первоначально представлявшееся неожиданным и непредсказуемым решением, все более обретает черты продуманного шага «отцов церкви» по существенному обновлению и омоложению католицизма, приданию ему большей динамики и гибкости перед лицом вызовов и реалий глобализованного мира. Да, претворение в жизнь столь масштабного плана оказалось возложено на иерарха, которого не приходится считать человеком молодым или среднего возраста: ему 76 лет, и живет он к тому же с одним легким.

И сторонники, и критики Папы Франциска все чаще говорят о том, что его «жизненные часы  громко тикают, не позволяя упускать время». Сам же понтифик демонстрирует активность, вряд ли характерную для людей его возраста, ярко и в полный голос обозначая цели, к которым, по его убеждению, должна стремиться как сама католическая церковь, ее священнослужители всех уровней, так и верующие-католики, а их в мире 1,2 млрд. человек. Папская поездка в Рио-де-Жанейро в конце июля 2013 года для участия в проведении Всемирного дня молодежи (ВДМ) - основного католического молодежного мероприятия, организуемого по инициативе Ватикана каждые два-три года на разных континентах, стала впечатляющим свидетельством настойчивости Папы Бергольо в формировании и продвижении нового курса РКЦ.

Практические дела главы Ватикана, стиль его деятельности, отличия от непосредственных предшественников - Пап Бенедикта XVI (Й.Ратцингера) и Иоанна Павла II (К.Войтылы) скрупулезно отслеживаются и фиксируются в самых различных международных кругах, вызывают множество комментариев и соответствующих оценок. Превалируют одобрительные и даже восторженные суждения, хотя в последнее время заметно увеличение проявлений скепсиса и усиливающихся сомнений не только в странах Запада,   но и в странах третьего мира относительно реализуемости папских инициатив и планов.

В чем же суть предлагаемого Папой Римским Франциском? Почему ведущие мировые ватиканисты и эксперты называют «революционными» его идеи и призывы? Каковы мотивы сомнений, озвучиваемых порой даже реалистично мыслящими и просветленными обозревателями, о прогрессивности и эффективности папских проектов?


Золотая коллекция

Юн Ли

ЮНИДО и устойчивое развитие

Российская Федерация является одним из первых государств, которые я посетил после моего недавнего назначения генеральным директором ЮНИДО. Это, бесспорно, свидетельствует о моей высокой оценке настоящего и перспектив нашего совместного сотрудничества и уверенности в нем.

Сегодня, когда многие страны мира сталкиваются со схожими вызовами - проблемами сбалансирования экономического роста, экологии и социально-экономического развития, - мандат ЮНИДО важен как никогда.

Как специализированное ведомство в системе ООН, ЮНИДО призвана содействовать устойчивому промышленному развитию путем создания благоприятных условий для промышленного сотрудничества и партнерства в целях принятия вышеуказанных вызовов современной эпохи развития. Промышленное производство, перерабатывающая промышленность и производительная деятельность являются движущей силой в области технологических знаний, инноваций и экономического развития. Они жизненно необходимы для создания новых рабочих мест, устойчивого обеспечения средств к существованию, продовольственной безопасности и равномерного экономического роста. Они также важны для искоренения крайней нищеты в странах с низким и средним уровнем доходов.

На глобальном уровне предпринимаются усилия по формированию программы развития на период после 2015 года и по примирению экономического и социального прогресса с сохранением окружающей среды. ЮНИДО как платформа для обсуждения инновационных идей о том, как устойчивое производство может эффективно обеспечить устойчивый экономический рост, вносит свой вклад в эти глобальные усилия. Низкоуглеродные промышленные производства смогут экономить энергию, снижать потребление невозобновляемых ресурсов и минимизировать выбросы парниковых газов в атмосферу. В то же время будут стимулироваться инновации, технологические перемены, диверсификация производства и создание новых рабочих мест. Тем не менее перспективы для быстрого внедрения экологически чистых («зеленых») технологий и производственных процессов с меньшим парниковым эффектом будут зависеть от эффективности стратегии государств.


Колонка главного редактора

Армен Оганесян

Лондонский дневник

В Англии можно все, в Англии нельзя ничего», - сказала мне искушенная в британских делах дама из России. Еще один афоризм: «Англия делится на две части - на очень богатых людей и тех, кто их обслуживает». По этой причине для богатых и очень богатых русских Британия - земля обетованная не только благодаря ее репутации финансового центра мира.

Кстати, первый афоризм не означает, что богатые могут позволить себе все, а бедные - ничего. Так низко Англия не пала. Речь идет, скорее, о том, что причудливый регламент, многочисленные правила и разного рода сертификации регулируют даже простейшие жизненные ситуации, придавая всему чисто британский колорит.

Что тут скажешь, в отличие от России анархическая идея не имеет шанса овладеть английским разумом. Все рельсы проложены, движение многочисленных стрелок доведено до автоматизма, и только кризис вносит некоторые коррективы в столь рационально налаженную жизнь. Вам говорят: «А в Британии это происходит так...» «О! - восклицаете вы. - Неужели?» - и невольно делаетесь заложником английского менталитета, который увлекает вас по своему лабиринту, столь же стремительно, как вел колодец Алису в Страну чудес.

Один из европейских предпринимателей на рынке недвижимости с возмущением говорил о том, что купить дом или квартиру в Англии нельзя более чем на 99 лет. При этом его удивляет логика такого ограничения: «Мне говорят: на ваш век хватит и еще детям останется. А почему не внукам и правнукам?» Возможно, у британцев иное отношение к будущим поколениям, так сказать более спартанское, дети еще куда ни шло, а внуки и правнуки пусть сами для себя потрудятся.


Тенденции

Константин Колпаков

Перспективы развития экономики Канады в рамках НАФТА

Канада оказалась в числе немногих развитых рыночных стран, чьи банковско-финансовые системы не испытали заметных потрясений в условиях глобальной нестабильности мировой экономики1. Начавшийся в ноябре 2008 года экономический спад оказался непродолжительным. Через шесть месяцев рост ВВП возобновился, а в середине 2010 года его объем превзошел предкризисный максимум2. В третьем квартале 2012 года ВВП Канады достиг 1,765 трлн. долларов США. Согласно мнению ряда международных экспертов, Канада является самой устойчивой в двадцатке крупнейших по экономическому потенциалу стран мира.

Весьма высоко оцениваются условия ведения бизнеса в Канаде и ее инвестиционная привлекательность. Более того, согласно данным такого авторитетного журнала, как «Форбс», в 2011-2012 годах Канада была признана лучшим в мире местом для ведения бизнеса благодаря низким уровням налогообложения и бюрократической нагрузки3. В свою очередь, аналитический центр «Экономист интеллидженс юнит», как и Всемирный банк, определил место Канады в пятерке основных стран для ведения бизнеса в течение 2011-2015 годов. Этому способствовали такие факторы, как обеспеченность жильем, уровень образования населения, доступность бесплатных медицинских услуг.

Необходимо отметить, что политическая обстановка в стране, стабильное положение правительства и его способность проводить эффективную экономическую политику сегодня играют важную роль при составлении рейтингов делового климата. И здесь Канада также получила высокую оценку экспертов. Консервативная партия в Канаде во главе с С.Харпером реально «оздоравливала» экономику.

Таблица 1


Тенденции

Сергей Труш

Китайская бюрократия и США: мотивации взаимозависимости и конфликта

Внешняя политика - продукт и «равнодействующая» разных, часто полярных интересов. Сочетание, композиция этих интересов всегда индивидуальны для каждой страны, хотя на процесс формирования этих интересов распространяются общеглобальные, общесоциальные закономерности, мотивации, механизмы. Для нынешних отношений США и Китая одновременные «тренды» на взаимозависимость и конфликтность сосуществуют уже давно и, скорее всего, будут сопутствовать им в будущем.

Каковы основные факторы, определяющие эти мотивации в Китае? Насколько эти мотивации устойчивы, насколько глубоко имплантированы с точки зрения внутренней динамики и логики развития китайского социума? Какие социальные силы, институты их персонифицируют и определяют? Каков механизм поиска компромисса и «равнодействующей» в отношении США в повседневной практике китайской политики?

Данная статья - не полный систематичный ответ на эти масштабные вопросы, а авторская попытка прочертить лишь некоторые, сущностные для данной темы причинно-следственные взаимосвязи, особенности китайской внутриполитической «картины», релевантные к этой дихотомии интересов.

Взаимозависимость: устойчивость и риски


Культурная дипломатия

Александр Дзасохов

Остановить преступления против культурного наследия человечества!

«Inter anna silent Musae» (Когда говорят пушки, музы молчат) - это латинское изречение вспоминается сегодня, когда войной и потрясениями объят огромный Ближневосточный регион - от Ливии до Ирака. Здешние библейские места, буквально дышащие тысячелетней историей и культурой, оказались в эпицентре масштабного конфликта, начало которому положила в 2003 году агрессия США против Ирака, а продолжила его разрастание так называемая «арабская весна» в 2011 году.

Вместо реализации благородных надежд на лучшую, более справедливую, демократическую жизнь народы арабских стран столкнулись с черными силами разрушения, пришедшими на эти земли под масками проповедников «демократии» и «свободы». Не зря же древние говорили: «Via ad infernum strata est bonis praesumptionibus» (Благими намерениями вымощена дорога в ад)… И вот мы видим на этих землях вместо развития и процветания - трагедии десятков тысяч жертв, миллионы беженцев и разрушенные государства, еще недавно жившие в мире и спокойствии.

Но страдают не только люди и страны. Страдают исторические памятники, которых в этих местах огромное количество. Недаром же Средиземноморье именуют «колыбелью человечества». Именно здесь располагались древнейшие очаги цивилизации, именно здесь веками расцветали искусства, знания и сама человеческая мысль, знакомство с которыми делало людей любых поколений мудрее и гуманнее.

Но сегодня все не так. И музы не просто молчат, уступая пушкам. Они бессловесно гибнут, сгорая в огне конфликтов. Бесценные памятники культуры, архитектуры, истории подвергаются варварскому разрушению, исчезают бесследно. Каждый день и каждый час руками новых варваров - и в форме US Army, и под черными, пиратскими флагами «Аль-Каиды» и других исламистских формирований - уничтожается цивилизационное, культурное наследие всего человечества.


Культурная дипломатия

Мария Орешина

О хранителях Вечного, спасителях Красоты и о спасенных Красотой, или О смысле профессии

Художник-варвар кистью сонной

Картину гения чернит

И свой рисунок беззаконный

Над ней бессмысленно чертит.


Культурная дипломатия

Андрей Багай

Как и почему сериал может осложнить международные отношения в эпоху глобальной информационной доступности

В марте 2013 года на втором канале немецкого общественного телевидения ZDF (ЦДФ) и австрийском канале ORF был показан трехсерийный телевизионный фильм «Наши матери, наши отцы» (Unsere Mütter, unsere Väter) режиссера Филиппа Кадельбаха. Фильм стал знаковым событием в немецком военном кинематографе, впервые продемонстрировав  зрителю неприкрытые ужасы преступлений солдат вермахта против населения оккупированных территорий, и вызвал у граждан современной Германии жаркие споры о том, что и почему делали их «матери и отцы» на Восточном фронте. Одновременно ряд неоднозначных сюжетных линий фильма спровоцировал и бурную реакцию некоторых российских политиков и Интернет-активистов, потребовавших запрета показа ленты как откровенно антироссийской, взывая при этом к немедленной и однозначно негативной реакции на Смоленской площади. У нас, скорее к счастью, до реакции не дошло, а вот между Варшавой и Берлином определенные дипломатические трения все же возникли.

Сегодня, спустя более полугода после телевизионно-исторических кулуарных и открытых дискуссий о фильме, пришло время проанализировать то, как хрупок может быть и виртуальный, и реальный миры, в которых субъективные и не подкрепленные достоверными данными споры об исторической памяти потенциально могут спровоцировать объективные конфликты. А также о том, что в мире, до краев переполненном информацией, все труднее становится объективно судить о реальности - будь она исторической, кинематографической или политической.

В основу сюжета картины «Наши матери, наши отцы» положены судьбы пяти молодых немцев на фоне военных действий на Восточном фронте. Художественный замысел создателей ленты - попытка отразить трагические трансформации психики «обычных» юношей и девушек, превращающихся на войне, в силу нечеловеческих обстоятельств и приказов командиров, в хладнокровных убийц, садистов и предателей, которых, по мысли создателей фильма, хватало по обе стороны фронта. Нет нужды пересказывать сюжет фильма - сегодня его можно увидеть с русским переводом в Интернете и самостоятельно составить представление о художественном или идеологическом замысле авторов, а также ознакомиться с многочисленными гневными «рецензиями» на форумах.

Несколько абстрагируясь от размышлений о художественной или исторической составляющей фильма, заметим, что его показ в Германии и последовавшие события, в том числе в России и Польше, обнажили определенно новую возможную роль кинематографа в «цифровую» эпоху. Во всяком случае, в странах Европы. Здесь, как показала весна 2013-го, масштабное использование современных теле- и Интернет-технологий уже вполне может спровоцировать (пока в хорошем смысле этого слова) широкий общественный дискурс на «заданную тему» с вовлечением максимально широкого круга лиц и организаций - от церкви до вооруженных сил.


Культурная дипломатия

Людмила Терновая

Геопоэтическое видение международной жизни

На отношения, складывающиеся между странами, народами, организациями и т. д., можно смотреть с совершенно разных позиций. И ни одна из точек зрения не будет в полной мере отражать всю гамму международных реалий - политических, экономических, идеологических, социальных, духовных. Но попытки найти такую позицию, которая позволяла бы сфокусировать видение международной жизни на самой ее сути, никогда не прекращались. Так, философ и культуролог, профессор Гарвардского университета С.Хантингтон утверждал, что именно культура как линия противостояния сменит идеологию в грядущих международных конфликтах. Его книга «Столкновение цивилизаций», выросшая из статьи в журнале «Foreign Affairs», вызвала наибольший резонанс среди исследователей международных процессов за всю вторую половину XX века1. И все же воздействие культуры на международную жизнь оказалось значительно шире области конфликтов и привнесло инновации практически в каждое из проявлений международных отношений. Это дает основание говорить об усилении геопоэтического (от греческого poieticos - «творческий») влияния на мировые реалии.

Термин «геопоэтика» вошел в научный дискурс в 1970-х годах, когда возникло понимание гибельности замечаемого повсеместно и всеми расширения линии разделения человека и природы, распространялись представления о скором достижении «пределов роста», уже чувствовалась угроза грядущих техногенных катастроф. Преодоление этих тенденций виделось в возможностях, открывавшихся в результате моделирования пространственных образов и текстуальной революции, где важное место должно было занять геопоэтическое видение мира. Понятие «геопоэтика» расширяло представления о поэтике не просто как о теории поэзии или науке, изучающей поэтическую деятельность, а как об инструментарии, данном творческим людям, чтобы оттачивать их мастерство так, чтобы оно могло менять мир.

У.Эко в «Имени розы» устами библиотекаря предсказывает, что могло стать с миром, если бы до него дошла утерянная часть «Поэтики» Аристотеля: «Из этой книги могло бы народиться новое сокрушительное стремление уничтожить смерть путем освобождения от страха. А во что превратимся мы, греховные существа, вне страха, возможно, самого полезного, самого любовного из Божьих даров? Века за веками доктора и отцы скапливали благоуханнейшие токи священной науки, дабы иметь возможность изживать, с помощью божественного помышления о том, что вверху, гадкое убожество и возмутительность того, что внизу. А эта книга, в которой утверждается, что комедия, сатира и мим - сильнодействующие лекарства, способные очистить от страстей через показывание и высмеивание недостатка, порока, слабости, могла бы подтолкнуть лжеученого к попытке, дьявольски перевертывая все на свете, изживать то, что наверху, через приятие того, что внизу. Из этой книги вытекала бы мысль о том, что человек имеет право желать на Земле (к чему приближается и твой Бэкон, рассуждая о природной магии) такого же изобилия, как в стране Кукан. А мы не можем и не должны этого иметь»2.

Такой книги Аристотеля никогда не было, или она оказалась навсегда утерянной. Но люди со временем стали понимать, что искусство, в том числе искусство смеха, помогает не только осознать их право желать изобилия на Земле, но и добиваться его. Часто им помогали те, кто был непосредственно связан с поэтикой, то есть сами поэты. Вспомним строки Е.Евтушенко: «Поэт в России - больше, чем поэт»3. И во многих других странах поэт - больше, чем поэт, потому что позволял увидеть, почувствовать проблемы всемирного, вселенского порядка, воспринимать их как близкие, какими бы далекими они ни были от него самого и его родной земли. Среди поэтов много борцов за свободу, справедливость, счастье других народов: Дж.Байрон отдал силы и средства на борьбу за свободу Греции; выдающие мастера Э.Хемингуэй, А. де Сент-Экзюпери, А.Мальро, Дж.Оруэлл, И.Эренбург участвовали в гражданской войне в Испании. И это только наиболее известные примеры. Немало среди творческих личностей было и геополитиков. В России первым геополитиком можно считать М.Ломоносова, прославившегося как на ниве науки, так и поэзии. Одним из наиболее ярких отечественных геополитиков был великий русский поэт Ф.Тютчев4.


Книжная полка

Александр Фролов

Дипломатия и разведка: две стороны одной медали

Дело Эдварда Сноудена еще раз высветило проблему многогранных связей и переплетений между собой дипломатии и разведки как двух  важнейших инструментов осуществления внешней политики любого государства. Вскрытие тайн дипломатии наносит престижу государства не меньший ущерб, нежели тайн разведки. Незаметные для невооруженного глаза успехи разведки подкрепляют позиции государства на международной арене, в то время как ее провалы больно сказываются на престиже государства в мировых делах, ставя дипломатию в невыгодную позицию. Так было - а будет ли так? На эту тему рассуждает в своей монографии вице-президент Лиги военных дипломатов, лауреат премии им. А.А.Свечина Владимир Винокуров* (*Винокуров В. Дипломатия и разведка как средство осуществления внешней политики государства: общее и особенное. М., 2013, 300 с.), прошедший по этой жизни большой путь на военно-дипломатическом поприще.

В обиходе можно слышать такое: истинную политику государства осуществляет разведка, в то время как дипломатия призвана убеждать другие государства в его мирных намерениях и правильности политики. Поскольку грани, разделяющие дипломатию и разведку, подчас тонки и малоразличимы, а в некоторых случаях разведывательные службы подменяют дипломатические, о чем в истории дипломатии и разведки имеется немало ярких примеров (с. 4), В.И.Винокуров начинает свою работу с попыток разобраться в исторических корнях этой дихотомии, и дихотомии ли вообще?

С древних времен в деятельности всех государств дипломатия и разведка тесно соприкасались. Особое искусство шпионаж приобрел в Римской империи. Русь, расширяя сферы своего влияния, также опиралась на дипломатическую работу и получение обширной информации о народах и сопредельных государствах. При этом искусство получения информации обретало свои черты и специфику. Венеция и Византия охотно использовали для этих целей монахов, женщин и врачей, имевших возможность проникать туда, куда не было доступа другим. Как справедливо подчеркивает автор, сложность добывания информации порой заключалась в отдаленности страны, бесчисленных опасностях, подстерегавших путешественников на море и суше, незнании чужого языка, отсутствии возможности передать полученные сведения на родину (с. 17).

С XVI века стала складываться система содержания постоянных послов при иностранных дворах, которые становились центрами разведывательной работы. Но получалось так, что в средние века только церковь имела наиболее разветвленную дипломатическую и разведывательную сеть почти во всех странах Европы. Другой особенностью ситуации было то, что разведчики или подкупленные разведкой политические деятели нередко становились главными участниками дворцовых интриг, переворотов, смен правительств и других событий, приводивших к резкому изменению политического курса. Шлифовалось искусство подкупа (с. 25).


Книжная полка

Сергей Косенко

Будем бдительны

Термин «мягкая сила» сегодня систематически появляется в СМИ, на страницах аналитических изданий по внешней политике, все чаще звучит в выступлениях государственных и общественных деятелей1. Развернутая характеристика «мягкой силы» как неотъемлемой составляющей современной международной политики содержится и в обновленной Концепции внешней политики Российской Федерации, утвержденной президентом страны 12 февраля 2013 года2.

Разумеется, все это неслучайно, как неслучайно появление фундаментальной монографии, посвященной проблематике «мягкосилового» влияния в мировой политике. С талантом тонкого аналитика и зрелого публициста, но без отталкивающей от многих работ по данной теме наукообразности Г.Ю.Филимонов* (*Филимонов Г.Ю. «Мягкая сила» культурной дипломатии США. М.: РУДН, 2010. 212 с.), уже получивший заслуженное признание среди российских американистов, детально вскрывает и раскладывает на части замысловатый и зачастую скрытый от непосвященных в проблему механизм культурной дипломатии США. Дипломатии, нацеленной на завоевание мира под видом глобализации, во многом Штатами же задуманной и продвигаемой в своих корыстных интересах.

Вряд ли что-то можно разумно противопоставить заявлению автора о том, что внешняя культурная политика США и экспорт их культуры способствуют процессу глобализации, а та, в свою очередь, содействует реализации целей внешней политики США и распространению их культуры. То есть эти процессы находятся в состоянии взаимопроникновения и взаимовлияния, являясь одной из основных и неотъемлемых составляющих многоуровневой глобализации. Именно поэтому, как доказательно утверждает автор книги, «в мире существуют опасения по поводу того, что культурный аспект глобализации заключается в попытке навязывания Америкой всей планете единого культурно-ценностного стереотипа, формировании «универсального» стандарта культуры по образу и подобию США, нивелирующего историко-культурное разнообразие мира» (с. 20).

Обращаясь к истокам концепта «softpower», сформулированного в начале 1990-х годов профессором Гарвардского университета Джозефом Наем, автор последовательно и аргументированно показывает, почему и как руководители США в условиях холодной войны пришли к соломонову решению - сделать ставку в борьбе за утверждение своего глобального лидерства не на бесперспективном применении «жесткой», то есть военной, силы, а на наступательную информационно-пропагандистскую стратегию. «Мягкая сила» была призвана повысить уровень привлекательности американской системы образования, американских политических, моральных и культурных ценностей, символов, брендов и других черт общества массового потребления и была изначально направлена на завоевание симпатий прежде всего молодежной аудитории, то есть будущих поколений.


in memoriam

Памяти Б.Н.Малахова

Светлый человек
и высокий профессионал

Исполнилось 60 лет со дня рождения Бориса Николаевича Малахова, талантливого российского дипломата, снискавшего, благодаря высокому профессионализму, обширным знаниям и неисчерпаемой энергии, заслуженный авторитет в МИД и за его пределами.

26 ноября 2012 года безвременная кончина вырвала его из наших рядов в самом расцвете творческих сил, на взлете карьеры, в период его активной деятельности на посту Чрезвычайного и Полномочного Посла в Замбии. Вспоминая Бориса сегодня, рельефнее видишь его яркую личность и многогранную деятельность, выпавшую на исторически переломные моменты в жизни нашей страны и мира.

Становление Б.Н.Малахова как дипломата-востоковеда началось с середины 1970-х в советском посольстве в Нью-Дели в период бурного развития двусторонних отношений. На всю жизнь он сохранил любовь к Индии, живой интерес к ее истории, культуре. Блестящее владение хинди и английским языками помогало налаживать доверительные контакты на самых разных, в том числе высоких, уровнях.