ГЛАВНАЯ > Обзоры

Обзор зарубежных СМИ

16:30 25.02.2021 • Диана Гамидова,

Демократия слабеет у нас на глазах.

Технопессимизм – наше новое будущее?

Еще десять лет назад общество пришло к консенсусу по вопросам, связанным с цифровой революцией. Считалось, что миллионы ранее не услышанных жителей смогут обрести возможность выражать свое мнение более эффективным образом. Сейчас настроение общественности сместилось в сторону тревоги относительно того, что такие онлайн-гиганты, как Twitter, Google, YouTube, Instagram и Facebook поспособствовали возникновению кризиса знаний посредством искажения понимания того, что является подлинным, а что нет, что, в свою очередь, подорвало сами основы демократии.
Натаниэль Персили, профессор права из Стэнфорда, кратко изложил суть проблемы в своем отчете от 2019 года («Вызов, который бросает интернет демократии: формулируем проблему и проводим реформы»), в котором отметил, что за прошедшие несколько лет «широко распространенное утопичное видение воздействия интернета на управление сменилось на явно пессимистичное. Изначально цифровые технологии обещали служить исключительно демократическим целям: расширять права и возможности не имеющих права голоса, разрушать границы с целью построения межнациональных сообществ, а также уничтожать элитарных арбитров, которые ограничивали возможности политического диалога.
На смену этим обещаниям пришла озабоченность тем, что самые демократичные характеристики интернета, по сути своей, представляют угрозу самой демократии. Ценой свободного пользования интернетом в демократических обществах становятся: дезинформация, хейтерские комментарии, подстрекательства и вмешательство в выборы иностранных государств.  
Дебаты касающиеся уровня политического воздействия, оказываемого посредством интернета и соцсетей, заставляют нас задуматься над тем, оказываются ли предположительно нейтральные инструменты соцсетей в равной степени в услужении добра и зла, или именно они и приводят к расколу?
Йочай Бенклер, профессор права из Гарварда, считает, что «рассматривать технологию в качестве внешней силы с заведомо известным эффектом, оказываемым на социальные взаимоотношения, является ошибкой». Он также добавляет, что цифровые медиа обладают рядом отличительных черт, которые «могут как способствовать увеличению уровня вовлеченности и процессу демократического управления, так и подорвать их основы».
Джек Балкин, профессор права из Йеля пишет в электронном письме: «некоторые из самых проблемных функций соцсетей происходят из бизнес-моделей, основанных на мониторинге и монетизации персональных данных. Социальные сети не будут стремиться к улучшениям до тех пор, пока нынешняя бизнес-модель будет продолжать стимулировать их развитие в неверном направлении.
Брайан Форд, профессор информатики и коммуникационных технологий Швейцарского Федерального технологического института в Лозанне, стал технопессимистом. «Несмотря на то, что я считаю технологии инструментом, потенциально усиливающим демократическое управление, поразмыслив, я пришел к выводу, что большая часть недавних технологических достижений, к сожалению, привела лишь к его ослаблению».
До тех пор, пока истина может быть скрыта – а также по мере того, как граждане теряют способность отличить правду от вымысла – демократия продолжит терять свои позиции. И все это происходит пока большинство из нас продолжает находиться в неведении, относительно тех трансформаций, что произошли на протяжении нашей жизни, и безразлично относится к «эпистемологическому кризису», являясь одновременно и причиной этой проблемы, и катализатором.

Источник: https://www.nytimes.com/2021/02/17/opinion/digital-revolution-democracy-fake-news.html 

 

Протесты фермеров являются поворотным моментом с истории индийской демократии

На протяжении десятилетий мировая общественность закрывала глаза на ужасающе высокий уровень нарушений прав человека в Индии. Такой подход обусловлен широко распространенным мнением об Индии, как о стратегическом союзнике.
Например, Соединенные Штаты, как и подавляющая часть мирового сообщества, рассматривает Индию в качестве противовеса Китаю. Обе страны представляют собой наиболее густонаселенные государства, а также наиболее быстро развивающиеся экономики, оборот которых составляет триллионы долларов.  Мировые силы отдают предпочтение Индии, поскольку та обладает статусом самой крупной демократии в мире. К тому же, враждебные взаимоотношения с соседним Пакистаном, вкупе с набирающей обороты антимусульманской политикой, делают Индию оплотом борьбы с «Исламским терроризмом».
Эти два чудища – китайский империализм и исламский терроризм – стали теми самыми призраками, гарантировавшими Индии свободу действий.
Однако набирающий на протяжении последних лет обороты правый авторитаризм поставил демократические ценности Индии под вопрос.
Свою полную силу и авторитарные тактики индийское правительство продемонстрировало в той реакции, которую вызвали самые крупные за всю историю государства протесты. Начиная с сентября месяца, десятки тысяч индусов стекаются в Нью-Дели, чтобы принять участие в протестах против новых сельскохозяйственных законов, целью которых является дерегулирование индийской сельскохозяйственной отрасли, а также открытие ее для свободного рынка. Несмотря на то, что реформы в этой области необходимы, фермеры обеспокоены тем, что новые законы поставят в привилегированное положение корпорации и нанесут вред обычным фермерам. Наконец, 2 февраля, после долгих месяцев протестов, внимание мировой общественности начали привлекать антидемократические меры, применяемые правительством Индии, такие как: цензура в прессе, задержание журналистов, отключение от глобальной сети интернет, а также жесткое подавление мирных протестующих.
Воспользовавшись случаем, индуистские националисты призвали к геноциду протестующих. Twitter удалил пост индийской актрисы Канганы Ранаут , которая высказывалась в поддержку этнических зачисток среди участников протестов. Также были заблокированы 500 аккаунтов, которые призывали к повторению погромов 1984 года (печальный момент в Индийской истории).
Те, кто следили за политической обстановкой в Индии на протяжении последних десятилетий, не будут удивлены. Премьер-министр Индии, господин Нарендра Моди, является марионеткой индуистских националистов правого толка. Его правительство ответило на протесты фермеров ложью и клеветой в адрес собственных граждан. Высокопоставленные руководители окрестили участников акции «анти-националистами» и «бандитами».
На этот раз, однако, индийское общество и международные обозреватели не верят лживым речам Моди. Они видят, что это движение не имеет этно-националистских корней; скорее оно выросло в противовес подобным настроениям. Движение зародилось в среде пенджабских сикхов и теперь поддерживается людьми по всей Индии, которые устали видеть свою страну и сообщества разоренными экономическим кризисом и социальным расслоением.  Эти настроения не зависят ни от каких идентификаций – ни от касты, ни от класса, ни от региона, политических взглядов или религии.
Для тех, кого правые экстремисты на протяжении долгого времени лишали гражданских прав и преследовали по всей Индии – включая фермеров, христиан, далитов, мусульман, сикхов, кашмирцев и многих других – страхи относительно того, куда может завести нынешнее положение дел - базируются не на догадках или гипотезах. Они подкрепляются их жизненным опытом, и эти люди знают, что это битва за выживание.
Однако битва эта разворачивается не только в Индии. В мире, постоянно сталкивающемся с нарастающим авторитаризмом, пропагандой, нарушением прав человека и антидемократическими действиями, уничтожение правого национализма в интересах каждого. Оставить подобную ситуацию без контроля, особенно в самой крупной демократии мира, означает подвергнуть риску всех нас. Кажется, что Индия в качестве нашего стратегического партнера меняется на глазах. Это грозит нам потерей союзника, поскольку авторитарное государство не может выступать в качестве союзного в той же мере, как открытое демократическое общество.

Источник: https://time.com/5938041/india-farmer-protests-democracy/

 

Германия: COVID-19 провоцирует новую волну антисемитизма

Согласно новой статистике, опубликованной немецким правительством,в 2020 году количество антисемитских преступлений в Германии, совершенных на почве ненависти, достигло рекордно высокой отметки за прошедшие двадцать лет. Антисемитские настроения в Германии набирали силу на протяжении последних лет, отчасти подпитываемые ультралевыми антиизраильскими активистами, отчасти по причине массовой миграции из мусульманских стран. Сейчас проблема усугубляется пандемией коронавируса, вину за которую ультраправые приверженцы теории заговора возлагают на евреев и Израиль.
До сих пор не ясно, почему так мало преступников понесло законное наказание за свои деяния, особенно учитывая тот факт, что представители правительства постоянно заявляют, что борьба с антисемитизмом является главным приоритетом их политики. Вероятной причиной может быть то, что выявление настоящих подозреваемых представляется политически некорректным.
В ходе проведения независимых исследований было обнаружено, что правые экстремисты несли ответственность лишь за часть антисемитских атак, зафиксированных за последние годы в Германии.
Исследование университета Билефельда от 2017 года показало, что, по имеющимся сведениям, 60% подобных нападений было совершено мусульманами. Для сравнения доля ультралевых и ультраправых экстремистов составила по 19%.
Тем не менее, возможно получив соответствующие распоряжения, немецкая полиция постоянно приписывает нераскрытые преступления антисемитского толка ультраправым.
Безусловно, ультраправые также несут ответственность за антисемитизм в Германии, но не за все, связанные с ним преступления, как часто пытаются представить. Один из ведущих исследователей антисемитизма – Моника Шварц-Фризель – отметила, что особенно опасными приверженцев крайне правых идей делает то, что о своей ненависти к евреям и Израилю они говорят совершенно открыто. Ненавидящие же евреев из числа ультралевых, напротив, стараются скрыть свой антисемитизм за антисионизмом и палестинским активизмом.
Большая часть антисемитских настроений в контексте коронавируса распространяется в интернете.
«Количество постов, посвященных банализации Холокоста и антисемитским теориям заговора, привязанных к COVID-19, возрастает с марта (2020 года)».
«Противники вакцины также сравнивают «станции вакцинации» с Аушвицем и заявляют, что полиция развивает диктатуру, которая будет преследовать тех, кто откажется вакцинироваться, отсылая их в концентрационные лагеря…» - говорится в ежегодном отчете по проблемам антисемитизма от 2020 года, опубликованном  отделом израильского министерства по делам диаспоры 27 января 2021 года.
Некоторые протестующие принижали значимость холокоста, ставя себя на один уровень с евреями, которые подвергались гонениям со стороны нацистского режима, и выставляя себя бойцами сопротивления, противостоящими якобы антидемократическому правительству. Некоторые из участников протестов заявили, что введенный властями карантин эквивалентен нацистским тюремным лагерям. Прочие заявили, что, побывав на карантине, теперь понимают, как чувствовала себя Анна Франк.

Министр иностранных дел Хейко Маас недавно заявил, что многочисленные теории заговора касательно пандемии коронавируса дали ясно понять: «даже сегодня антисемитизм не просто феномен правых маргиналов экстремистского толка. Он проникает в самое сердце нашего общества.»

Источник: https://www.gatestoneinstitute.org/17095/germany-covid-antisemitism

 

Почему Иран считает Байдена «слабым» президентом

Прошел всего месяц с момента вступления в должность, а президент США Джо Байден уже сталкивается с критикой со стороны арабов в адрес мягкой политики по отношению к Ирану, осуществляемой его администрацией.
Арабы заявляют, что обеспокоены тем, что Иран считает Байдена «слабым» президентом. По их мнению, именно поэтому муллы Тегерана и их ставленники в Сирии, Йемене, Ираке и Ливане увеличили количество террористических атак на Ближнем Востоке.
«В глазах Тегерана Байден простофиля», - написал Абдульрахман аль-Рашид, бывший главный редактор саудовской газеты «AshraqAl-Awsat».
Согласно мнению аль-Рашида, атаки в Йемене, Ираке и Ливане представляли собой своеобразный «тест для администрации Байдена, и пока что мы не увидели никакой ответной реакции со стороны Вашингтона, кроме словесного осуждения. Ожидаемое начало с обеих сторон: провокации со стороны Ирана и молчание со стороны Америки».
Сайед Захра, заместитель редактора газеты «AkhbarAl-Khaleej», прогнозирует, что Иран и его марионетки увеличат количество своих террористических атак на Ближнем Востоке в ближайшие несколько лет.
Иракский журналист и политический аналитик Ахмед аль-Адхам заявил, что недавняя террористическая атака на американскую базу в Ираке «произошла в результате провальной политики администрации Байдена по отношению к Ирану». Аль-Адхам отметил, что вывод Соединенными Штатами авианосца Nimitiz с территории Ближнего Востока лишь придал еще больше смелости Ирану и его ставленникам.
Арабы обращаются к Байдену с искренней просьбой: Ваш слабый подход к иранскому режиму уже угрожает той шаткой стабильности, что существует на Ближнем Востоке. Подобные меры уже усиливают террористические группировки. Мы умоляем вас: не поддавайтесь угрозам со стороны Ирана.
Подобные послания показывают, что многие арабы разделяют обеспокоенность Израиля относительно попыток США и Европы воскресить ядерную сделку с Ираном от 2015 года. По правде говоря, это последнее, к чему стремятся арабы. Это приведет лишь к войне и задержит развитие региона еще на такое количество лет, которое вряд ли кто-то даже озаботится подсчитать.

Источник: https://www.gatestoneinstitute.org/17090/iran-biden-weak-president

 

Взгляд Guardian на вакцинные паспорта: инструмент, с которым следует обращаться осторожно

Похоже, Борис Джонсон, наконец-то, осознал, что чрезмерная самоуверенность в борьбе с пандемией является чистым безрассудством. Раньше он любил делать поспешные заявления с грандиозным оптимизмом. Теперь его планы сопровождаются многими оговорками. Такие изменения принимаются с распростертыми объятиями, пусть даже и произошли они слишком поздно для тех, чьи жизни были потеряны пока в государственной политике отрицание и бахвальство звучали громче, чем осторожность и доказательства. Последующие месяцы испытают действенность нового подхода премьер-министра. Многие члены его партии не могут дождаться, когда ограничительные меры будут ослаблены. Запас общественного терпения относительно обременительных ограничений имеет свой предел.
Возникает вопрос: насколько доказательство проведенной вакцинации или недавно полученного отрицательного теста на Covid может ускорить возобновление работы служб и содействовать возрождению социальной и экономической активности.
Трудности возникают как практического, так и этического характера. Неясно, какие законные меры могут быть применены в случае задержания общественными или частными службами кого-либо, кто не может (или даже просто не хочет) предоставить доказательство прохождения вакцинации.  Это может привести к незаконной дискриминации. Официальная регистрация иммунизации поднимает ряд вопросов, связанных с конфиденциальностью и безопасностью данных.
К тому же, существует угроза преждевременного возникновения расслабленного отношения к вопросам должного уровня гигиены, поскольку обладатели прививочных сертификатов ошибочно считают себя неуязвимыми и освобожденными от обязанности защищать других. Ни одна вакцина не эффективна на 100%; защита от серьезного заболевания не обязательно останавливает процесс передачи вируса, также существует вероятность развития резистентных штаммов. 
Подобным рискам должна помочь противостоять награда в виде восстановления социальной и экономической активности, с выгодами в виде сохраненным рабочих мест и возрождения психологического благополучия. Правительство не сможет искоренить коронавирус в ближайшее время, а также не в состоянии вечно держать закрытыми предприятия. Так что нам придется жить с этим вирусом, взвешивать риски, меняя поведение и выискивая новые возможности достижения различных целей, как общественного, так и частного секторов. Вакцинация и тестирование являются двумя самыми важными инструментами в данном случае, так что развитие систем, посредством которых люди смогут подтверждать, что они прошли вакцинацию или имеют отрицательный тест, кажется неизбежным.
В любом аспекте ответных мер в условиях пандемии всегда существует сделка между индивидуальной свободой и правительственным контролем. На сегодняшний день должна существовать возможность рассмотрения вероятности принятия весьма радикальных мер, таких как прививочные сертификаты, учитывая при этом гражданские свободы, но без утомительных рассуждений о скатывании в деспотизм.

Источник: https://www.theguardian.com/commentisfree/2021/feb/24/the-guardian-view-on-vaccine-passports-a-tool-to-handle-with-care

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати