Золотая коллекция

Экмеледдин Ихсаноглу

О настоящем и будущем Организации исламского сотрудничества

Для меня большое удовольствие и честь выступать сегодня в этом историческом особняке, связанном с великими традициями русской нации и Министерства иностранных дел России, на встрече, которую почтили своим присутствием многие выдающиеся дипломаты, послы, ученые и общественные деятели.

Прежде всего, хотел бы сказать несколько слов о развитии отношений между Россией и Организацией исламского сотрудничества (ОИС). Как генеральный секретарь ОИС с января 2005 года имею честь работать на благо развития отношений между Российской Федерацией и ОИС. Должен сказать, что наше взаимодействие достигло очень важного уровня. Россия активно использует свой статус наблюдателя, мы часто проводим политические консультации, есть институциональное сотрудничество, взаимодействие по политическим вопросам, также развивается сотрудничество в вопросах экономики и финансов, в рамках различных мероприятий.

В ходе моего визита в Москву были достигнуты новые договоренности по расширению сотрудничества между некоторыми экономическими структурами ОИС и российскими экономическими институтами. Кроме того, развивается активное взаимодействие между республиками Татарстан, Башкортостан и ОИС, в частности с Исламским банком развития (ИБР), Исламской торгово-промышленной палатой, а также расширяется сотрудничество и в других направлениях, например халяльные продукты, исламский банкинг. Я очень удовлетворен этим.

Темой моего выступления сегодня является будущее ОИС, ее роль и проблемы, стоящие перед мусульманским миром. Прежде чем говорить об этом, следует немного освежить в памяти историю Организации. ОИС, включающая в себя 57 стран-членов и пять государств, в том числе и Россию, имеющих статус наблюдателей, является второй по величине после ООН межправительственной организацией. При этом ежегодно увеличивается число стран, стремящихся развивать отношения с ОИС, желающих направить своих представителей в ОИС, среди них США, Великобритания, Франция, Австралия, Канада, Италия.


Энергетика

Юрий Шафраник

Снизить внутренние цены на газ и насытить газом всю промышленность

«Международная жизнь»: Юрий Константинович, перед какими вызовами сегодня стоит российская газовая промышленность?

Юрий Шафраник: Первое, что пришло бы многим на ум, - это мировой экономический кризис, который, безусловно, затрагивает и мировую энергетику. Но я бы эту проблему рассматривал под другим углом: кризис не в том, что появился где-то конкурент, а в том, насколько твои показатели хорошие и насколько ты правильно действуешь.

Мы живем в быстро меняющемся мире. Мир заговорил о сланцевом газе, открываются или будут открыты месторождения газа в Восточной Африке, газ разрабатывается в  Персидском заливе, Иране, Туркмении. Это все конкуренция. Современные вызовы.

Хорошо, появился сланцевый газ. Мы сегодня об этом узнали? Нет. Мне, например, как специалисту об этом было известно давно. Чтобы эффективно работать сегодня, необходимо действовать на опережение, предвосхищать события, быть готовыми к ним.


Колонка главного редактора

Армен Оганесян

Вторая корейская: быть или не быть

В своей книге «О Китае» Генри Киссинджер пытался определить на карте мира самую взрывоопасную точку, которая могла бы спровоцировать третью мировую войну. По его мнению, главная угроза вырастает из целого клубка противоречий вокруг политического будущего Пакистана и его регионального окружения. Однако события на Корейском полуострове возвращают нас к старым, незалеченным ранам истории, рецидив которых опасно непредсказуем.

Выйдя из соглашения о перемирии, КНДР де-юре вернула разделенные части страны к состоянию войны. Вопрос о том, быть или не быть единому корейскому государству, бурно обсуждается по обе стороны теперь уже почти условной границы. Но в эти дни говорят об объединении исключительно в контексте взаимных военных угроз. Причем Сеул не скрывает, что будет действовать при поддержке широкой коалиции сил, и прежде всего США.

Можно ли в этих взаимных угрозах отделить риторику от реальных намерений сторон?

Партийная печать Северной Кореи предупреждает население и мир: «Надо быть готовым к любому повороту событий». И здесь тот редкий случай, когда пропаганде можно верить - Пхеньян не знает, как поступит в случае обострения ситуации внутри страны в результате введения санкций ООН. Лидерам и народу страны памятен страшный голод 1990-х, результаты которого дают о себе знать и сегодня. Но главное для нынешнего режима - не потерять лицо, сохранить ореол носителей исторической миссии в глазах народа.


Политика

Глеб Ивашенцов

60 лет перемирию в Корее. Будет ли примирение?

27 июля 2013 года исполняется 60 лет с того момента, как в деревеньке Пханмунджом было подписано Соглашение о перемирии, положившее конец трехлетней Корейской войне. Эта война, ставшая наиболее кровопролитным и разрушительным военным конфликтом после Второй мировой войны, до сих пор остается незаживающей раной для корейцев, а ее последствия по-прежнему оказывают воздействие на международную обстановку в Северо-Восточной Азии и за ее пределами.

Война, в которой не было победителей

В событиях в Корее и вокруг нее нашли свое проявление главные процессы, определившие мировое развитие в середине XX века. Разгром во Второй мировой войне фашистской Германии и милитаристской Японии при решающей роли Красной армии положил конец верховенству Запада в мировых делах. Это вызвало неприятие Запада, началась холодная война. Победа советского народа, однако, дополнилась победой нового Китая, начавшимся крушением колониальных империй, становлением  новых независимых государств, прежде всего в Азии.

Корея с 1910 по 1945 год была колонией Японии. После победы над Японией, согласно договоренности союзников - СССР, США и Великобритании, она должна была стать независимой. Территория страны была разделена линией, проведенной по 38-й параллели. К северу от нее капитуляцию японских войск должна была принимать Советская армия, а к югу - войска США.


Политика

Иван Сафранчук

Концепция «Новый шелковый путь» и политика США в «Большой Центральной Азии»

В последнее время США значительно активизировали свою деятельность в Центральной Азии. Анализируя американские оценки состояния дел в этом регионе, необходимо учитывать, что в США не было школы центральноазиатских исследований. Специалистами по региону стали востоковеды, бывшие советологи и «политологи широкого профиля». Каждый из них привнес свой специфический угол зрения, который в той или иной степени отражался на американской политике и вел к перегибам в американской официальной линии. В то же время разнообразие подходов и точек зрения делало американскую политику в регионе Центральной Азии чрезвычайно многообразной, исследовались всевозможные (даже «неполиткорректные») варианты.

Во второй половине 1990-х годов одна из самых сильных в США программ центральноазиатских исследований была в Атлантическом совете США (Atlantic Council of the United States - ACUS). В ее рамках продвигался тезис о необходимости налаживания отношений с режимом талибов. В период 1996-1998 годов это была реальная опция, которую рассматривала администрация Б.Клинтона. Даже после взрывов американских посольств в Дар-эс-Саламе (Танзания) и Найроби (Кения) в 1998 году, ответственность за которые взяла на себя «Аль-Каида», абсолютной демонизации талибов не было. Одна из крупнейших тогда американских энергетических компаний «Unicol» еще не оставила попыток пролоббировать в администрации Б.Клинтона строительство раннего варианта газопровода ТАПИ для экспорта туркменского газа через территорию Афганистана в Пакистан и Индию. Правительство талибов было официально признано Саудовской Аравией и Пакистаном, ближайшими американскими союзниками в регионах Ближнего и Среднего Востока.

В этих условиях линия на замирение с талибами проводилась ACUS вплоть до 9/11. Причем это НПО позволяло себе смелые шаги, которые были бы невозможны без неофициальной поддержки (если не поощрения) со стороны государственных структур. Например, в июне 2001 года ACUS привез в Вашингтон из Афганистана высокопоставленного сотрудника администрации талибов. Несмотря на все официальные заявления со стороны американской администрации с осуждением талибов за укрывательство террористов и нарушение прав человека, он получил визу США и провел в Вашингтоне серию встреч с крупными американскими стратегами и ведущими экспертами. После 9/11 центральноазиатская программа ACUS была полностью свернута. Уж слишком проталибский крен она имела.

Данная программа заслуживает подробного описания, так как она, отчасти опередив свое время, оказалась жертвой обстоятельств и конъюнктуры. Базовые положения концепции «Нового шелкового пути» уходят своими корнями в разработки ACUS 1998-2001 годов.


Политика

Надежда Арбатова

Италия в тисках кризиса: перемены или преемственность?

Италия, несмотря на кризис, остается восьмой экономикой мира и третьей крупнейшей экономикой в еврозоне. В отличие от других стран Южной Европы экономика Италии достаточно диверсифицирована и независима от какого-либо конкретного сектора. В Италии хорошо развиты не только автомобильная отрасль, машиностроение на севере страны, но и малый бизнес, текстильная и легкая индустрия и другие отрасли во всех ее областях. В отличие от промышленного Севера сельскохозяйственный Юг Италии менее развит, отличается высоким уровнем безработицы и в основном зависит от государственных субсидий. В Италии существует значительный теневой сектор в сельском хозяйстве, строительстве и рынке услуг - до 17% ВВП1.

 

Причины и характер кризиса

Некоторые проблемы итальянской экономики, такие как «ножницы» в экономическом развитии Севера и Юга, а также коррупция и клиентелизм, уходят корнями к 1861 году, истокам итальянского государства. Однако сегодняшние проблемы в экономике Италии возникли после периода «экономического чуда» в 1950-1960-х годах, когда рост ВВП составлял 6%2. В 1970-1980-х годах экономический рост в Италии резко замедлился из-за высокого уровня инфляции, вследствие чего возросли затраты на рабочую силу и понизилась конкурентоспособность страны на мировых рынках. Кроме того, растущий разрыв в экономическом развитии между северными и центральными регионами, с одной стороны, и южными регионами - с другой, остро ставил вопрос о необходимости структурных реформ, включая финансовую сферу и рынок труда.


Политика

Владимир Петровский

«Мягкая сила» по-русски в поисках точки опоры

В последние годы политики, дипломаты и эксперты все чаще говорят о «мягкой силе», под которой подразумевается способность добиваться желаемого на основе добровольного участия, симпатии и привлекательности. «Мягкая сила», в отличие от «жесткой», под которой понимаются классические методы принуждения, вошла в международно-политическую моду и становится общепринятым инструментом мировой политики.

Термин «мягкая сила» получил в России свою официальную трактовку недавно. В Концепции внешней политики РФ, утвержденной Президентом В.В.Путиным в феврале 2013 года, это понятие определяется как «комплексный инструментарий решения внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы и технологии»1.

Родоначальник концепции «мягкой силы», известный американский политолог Джозеф Най выделяет три источника «мягкой силы»: культура страны в широком понимании этого слова (в случае с США - «от Гарварда до Голливуда»), ее политические ценности (демократия, свобода слова и пр.) и легитимность ее внешней политики в глазах окружающего мира2.

Это дает основания трактовать сущность и содержание «мягкой силы» как расширительно, так и в прикладном, инструментальном плане. Так, по мнению политолога А.Кортунова, «мягкая сила» в широком смысле слова - это «привлекательность социально-экономической модели государства, это культурная притягательность страны и общества, это наличие научного, интеллектуального потенциала, это, наконец, стиль жизни, который тоже может составлять часть этой силы. И конечно, какими бы инструментами мы не пользовались, но если нет основы такой силы, то трудно быть эффективным»3.


Политика

Александр Фоменко

Традиция американского антиимпериализма и мировые войны ХХ века

Отношение Американской республики к старому европейскому «империализму» всегда было весьма подозрительным1; и оба течения американской внешнеполитической мысли - и изоляционизм, и даже интервенционизм - были, по сути, психологической реакцией на этот раздражитель. Из этих двух разнонаправленных стереотипов внешнеполитического поведения - желания не походить на Европу и желания походить на нее во всем, - имевших один и тот же источник, в течение первого столетия американской истории явно преобладал первый.

Неслучайно в конце XIX века именно и только американцы достаточно серьезно отнеслись к почину государя Николая II созвать международную конференцию по ограничению вооруженных сил и вооружений - с целью попытаться прекратить или хотя бы замедлить тогдашнюю гонку вооружений, а также упорядочить способы ведения военных действий и мирного разрешения международных споров. (Сами Соединенные Штаты не демонстрировали тогда амбиций великой военной державы в традиционном понимании этого слова: американская армия вплоть до Первой мировой войны насчитывала всего сотню тысяч человек.)

Когда 12 (24) августа 1898 года министр иностранных дел России граф М.Н.Муравьев ознакомил иностранных послов в Петербурге с соответствующим императорским рескриптом, европейцы погрузились в спекуляции о том, какие соображения (и какие лица) могли повлиять на этот шаг самодержавного государя. До того предложения об ограничении вооружений поступали лишь от парламентариев различных западных стран - членов Межпарламентского союза2, но вовсе не от глав великих держав. Но затем началось все же обсуждение существа дела: ведь интеллектуальная почва для этого была уже подготовлена как на Западе3, так и собственно в России.

Монументальный антивоенный труд известного железнодорожного магната и экономиста И.С.Блиоха «Будущее войны в техническом и политическом значении» вышел как раз в 1898 году и был сразу переведен на главные европейские языки. Автор удостоился неслучайной аудиенции у императора, весьма заинтересованного темой «снижения уровня военного противостояния в мире», как бы мы сегодня выразились.


В МИД РФ

Азбука дипломатии Анатолия Гавриловича Ковалева

Игорь Халевинский, председатель Совета Ассоциации российских дипломатов: Мы собрались, чтобы вспомнить выдающегося советского дипломата и политического деятеля Анатолия Гавриловича Ковалева. Сегодня ему исполнилось бы 90 лет. Анатолий Гаврилович прошел путь кадрового дипломата. Закончив МГИМО, он всю жизнь проработал в Министерстве иностранных дел СССР, достигнув наивысших рангов и чинов. Он занимал должность заместителя министра (1971-1985 гг.) и первого заместителя министра (1986-1991 гг.).

Германист по образованию, Ковалев принимал самое непосредственное участие в послевоенном европейском процессе. Часто его называли «человеком разрядки».

Талантливый человек - талантлив во многом. Анатолий Гаврилович увлекался философией, историей, искусством. Но его второй профессией можно назвать поэзию. Он закончил Литинститут и всю жизнь писал стихи.

Передаю слово людям, которые с ним работами и его любили.


Многосторонняя дипломатия

Игорь Щербак

Продовольственная безопасность в контексте приоритетов «Группы двадцати»

Проблемы продовольственной безопасности находятся в фокусе внимания «Группы двадцати» примерно с 2005 года. Тогда стало очевидно, что завершилась эпоха постоянного снижения цен на продовольствие и роста производства сельскохозяйственной продукции - эпоха, длившаяся почти 50 лет. Несмотря на впечатляющие результаты «зеленой революции» (с 1961 по 2000 г. мировое производство продовольствия увеличилось с 800 млн. до 2,2 млрд. тонн), средняя урожайность основных зерновых культур неуклонно снижается - по пшенице и рису с 2,5-3% до 1%. К тому же эти явления сопровождались резкими скачками цен на продовольствие в 2007-2008 и 2010-2012 годах. По оценке Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), в 2010-2012 годах почти 870 млн. человек хронически недоедали и численность голодающих в мире оставалась неприемлемо высокой1.

По мнению ряда международных экспертов, происходящее отражает серьезные изменения во всей глобальной системе продовольствия, накопившиеся в последние десятилетия. В результате под сомнение поставлены два ключевых элемента глобальной системы продовольственной безопасности: наличие излишков продовольствия и тенденция к его удешевлению. К этому следует добавить воздействие таких факторов, как несостоятельность надежд на генетическую инженерию (пока ее внедрение не привело к заметному повышению урожайности), негативное влияние климатических изменений на сельское хозяйство и утрата биологического и генетического разно-образия, уменьшение запасов питьевой воды, эрозия почвы - в том числе как следствие развития самого сельского хозяйства.

Не следует также сбрасывать со счетов новый феномен переплетения глобальных рынков энергоресурсов и сельского хозяйства из-за растущего спроса на биологическое топливо. В этом контексте сельское хозяйство все больше становится заложником характерной для глобального рынка минеральных ресурсов нестабильности со всеми вытекающими последствиями резкого колебания цен на продовольствие. Положение усугубляется растущей зависимостью мирового продовольственного рынка от практически монопольного положения на нем восьми стран, в руках которых сконцентрировано 84% производства зерна.

Следует учитывать, что на ситуацию в области глобальной продовольственной безопасности негативное влияние оказывают кризисные ситуации в ряде регионов мира. Последние события на Ближнем Востоке (в Египете, Ливии, Сирии) и в Африке наглядно свидетельствуют об этих процессах. На взаимосвязь резких скачков цен на продовольствие с обострением кризисных ситуаций в «уязвимых» странах обращают внимание влиятельные международные организации. Так, в исследовании Международного валютного фонда, проведенного в 2010 году, отмечается, что для стран с низким уровнем доходов любое повышение цен на продовольствие значительно увеличивает риск антиправительственных демонстраций, бунтов и гражданских конфликтов. Авторы исследования полагают, что прокатившиеся по Ближнему Востоку в 2007-2008 годах продовольственные бунты имели прямое отношение к последовавшим затем событиям «арабской весны»2.


Многосторонняя дипломатия

Виталий Воробьев

Некоторые аспекты подготовки стратегии Шанхайской организации сотрудничества

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) стала одним из ведущих компонентов внешней политики России как доктринально, так и практически. В долгосрочных интересах России -  чтобы ШОС крепко держалась на ногах и непрерывно шла вперед в своем развитии, закрепляла за собой репутацию макроорганизации нового типа. Грядущее председательство России в Организации в 2014-2015 годах дополнительно обязывает наше государство инициативно и активно формировать свой вклад в подготовку  дальнейшей стратегии ШОС.

Саммит ШОС в Пекине летом 2012 года дал старт подготовке среднесрочной стратегии развития ШОС. Ее общие контуры обозначены в принятых тогда «Основных направлениях». Стратегия должна быть нацелена на поддержание и обеспечение динамизма в деятельности ШОС, она должна предполагать своевременную корректировку устаревающих моментов так называемой «сложившейся практики» во избежание появления застойных явлений или опасных «тромбов».

Чтобы сделать стратегию в меру концептуальным, но не декларативным, а реалистическим документом, необходима серьезная аналитическая работа. Она должна включать в себя как обобщение опыта, набранного ШОС за период ее существования с 2001 года, так и рассчетно-прогностические выкладки, которые позволили бы определить и закрепить достойное геополитическое место ШОС в мире.

По существу, речь идет о консенсусе насчет «Дорожной карты» эволюционного перехода ШОС от первоначальной модели главным образом экстенсивного роста к более развитой и ответственной модели преимущественно интенсивного развития. Иными словами, завершающееся становление Организации должно органически перерастать в качественно более высокую фазу функционирования на уже сложившейся основе, фазу, основным требованием к которой становится получение ощутимой отдачи путем повышения коэффициента полезного действия всех механизмов и составляющих элементов ШОС.


Многосторонняя дипломатия

Михаил Севастьянов

В формате партнерского взаимодействия

5 июня 2013 года в столице Белоруссии Минске под председательством министра обороны Российской Федерации Сергея Шойгу состоялось очередное, 64-е заседание Совета министров обороны государств - участников Содружества независимых государств (СМО СНГ).

В работе СМО СНГ приняли участие делегации оборонных ведомств Азербайджанской Республики, Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Молдова, Российской Федерации, Республики Таджикистан, Республики Узбекистан, Украины, а также Исполнительного комитета Содружества независимых государств, Секретариата Совета министров обороны СНГ, Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств СНГ.

РОССИЯ - БЕЛАРУСЬ: ПРИМЕР СОТРУДНИЧЕСТВА

Перед заседанием состоялся ряд двусторонних переговоров, а затем с главами делегаций в своей резиденции встретился Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, который в текущем году является председателем Совета глав государств СНГ.


Международное право

Василий Лихачев

Россия как международно-правовая личность

Диалектика развития международного сообщества, процесс его идентификации в условиях XXI века объективно сформулировали интеллектуально-политический запрос на знание современных тенденций геополитики и геоэкономики как важнейшего условия эффективного мироуправления. Каждое государство имеет право как международный актор, как суверенное образование на собственное видение эволюции международных отношений, определение механизмов и приоритетов их регулирования.

Не является исключением и Российская Федерация, которая в стратегической перспективе сохранит статус архитектора, строителя и модератора действующего и будущего миропорядка. Подтверждение тому - новая Концепция внешней политики Российской Федерации, утвержденная Президентом РФ В.В.Путиным 12 февраля 2013 года. По своей сути она представляет собой систему взглядов (официальную, общегосударственную) на базовые принципы, приоритетные направления, цели и задачи внешнеполитической деятельности России. Содержательно и исторически связана с предыдущими аналогичными документами 2000 и 2008 годов. И в то же время учитывает реалии, закономерности второго десятилетия нового столетия.

Концепция, составляя существо международной доктрины В.В.Путина на его президентский срок, получила заметный политический и прикладной резонанс. Она первый в мире системный акт, который инициирован и практически запущен в работу одним из национальных лидеров, вошедших в элитный клуб глав государств в 2012 году. Вместе с В.Путиным его членами, как известно, стали Б.Обама (США), Ф.Олланд (Франция), Си Цзиньпин (Китай) и другие персоны. Российская оферта сегодня в центре внимания дипломатических, экспертных, СМИ-кругов международного сообщества. В качестве позитива отмечается ее комплексный характер, системность в оценке глобализации, сочетание и гармонизация триады интересов - России, корпоративных (региональных и межрегиональных), общемировых, - наличие прикладного инструментария в лице средств классической дипломатии (переговоры, международные договоры, судебные и арбитражные процедуры) и «мягкой силы» (меры гуманитарного и информационного воздействия).

Предельно актуальными, универсальными по географии восприятия выступают изложенные в концепции тезисы и выводы - об утверждении справедливой и демократической международной системы, основанной на коллективных началах в решении международных проблем, на верховенстве международного права, прежде всего на положениях Устава ООН, ее координирующей роли; развертывании широкого и недискриминационного международного сотрудничества, содействии становлению гибких внеблоковых сетевых альянсов; сокращении возможностей исторического Запада доминировать в мировой экономике и политике, рассредоточении мирового потенциала силы и развития, его смещении на Восток; нарастании нестабильности в международных отношениях; соблюдении универсальных принципов равной и неделимой безопасности применительно к евроатлантическому, евразийскому и азиатско-тихоокеанскому пространствам в качестве страховки от глобальной турбулентности; культурно-цивилизационном многообразии современного мира; повышении значения фактора цивилизационной идентичности; тенденции реидеологизации международных отношений; общности модернизационных вызовов; обеспечении подлинного партнерского взаимодействия России, Европейского союза и США; создании единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана; о выработке вместе с США культуры управления разногласиями на основе прагматизма и соблюдения баланса интересов; формировании и продвижении в Азиатско-Тихоокеанском регионе партнерской сети региональных объединений и многие другие.


Международное право

Вахтанг Сургуладзе

Конституционное право как исторический источник: национальное самосознание в зеркале конституций

Обзор конституционного права стран мира наглядно демонстрирует, как сильно варьируются факторы, содействовавшие становлению национального государства, в каждом конкретном случае. Приводимые в статье примеры поделены на отдельные разделы, страны сгруппированы по тому фактору, который представляется наиболее значимым для характеристики национального самосознания рассматриваемого государства. Такое деление достаточно условно, так как идеи, изложенные в основном законе различных государств, часто пересекаются. Может отличаться лейтмотив, отдельным аспектам уделено более пристальное внимание, но это не означает, что отсутствуют другие, менее выраженные, но схожие факторы, аргументы, утверждения, ссылки, или же они присутствуют в явном виде, но не могут быть сопоставлены, так как в этом случае нарушится структура повествования и основной замысел всего текста будет вытеснен на второй план.

Так, в параграфе, посвященном конституциям с сильным религиозным компонентом, помещено сопоставление только христианских государств - Армении, Греции, Ирландии. Хотя не в меньшей, если не в большей степени сюда заслужили бы попасть такие страны, как Мавритания или Кувейт1, но в их случаях представлялось важным подчеркнуть другую особенность - сильный элемент трансграничного, надгосударственного цивилизационного общеарабского самосознания. В силу этого сравнительный анализ конституций этих государств был проведен в другом месте, посвященном феномену трансграничного национального самосознания.   

Отдельно хочу оговорить вопрос поправок в Конституции. Ничто не вечно в законодательном мире, конституции изменяются, так же как меняются режимы, стоящие у власти, меняется видение места своей страны в мире, меняются государства, возникают новые и распадаются старые. Все эти процессы находят свое отражение в законодательстве, в том числе и в основных законах государств - их конституциях. Понимая это, в статье не ставилась цель ссылаться на последние редакции конституционных текстов. Основными критериями были достижение общей наглядности и признание того факта, что даже если Конституция значительно видоизменена или вовсе приостановлена, отменена, совершенно переписана, она все равно несет на себе отпечаток того общества, политическое существование которого утверждала.

В целом конституционное законодательство отражает право наций на самоопределение, право общностей людей решать, являются ли они нацией или нет. Хотя на практике национальные государства складывались в ходе длительных и противоречивых исторических процессов, их самоопределению уделяется все большее значение и в этой связи важность конституционного права сложно переоценить. Конституции, их вводные части (преамбулы) хорошо отражают гражданско-правовое понимание нации, ее договорные основы, когда общество принимает свою форму в силу согласия его членов составлять единую общность людей, объединившихся в ходе совместной истории в одно государство. Конституции зарубежных государств - уникальный источник сведений по национальному вопросу, одновременно и исторический источник2, и действующий юридический документ, дышащий реальностью и отражающий всю сложность процесса образования государств. Уникальность конституционного права состоит в том, что оно во многих случаях запечатлевает в себе путь, пройденный народом, общностью к образованию государства, особенности этого пути, противоречие интересов людей, по нему идущих, попытки центральной власти консолидировать этих людей в единое политическое объединение.


Культурная дипломатия

Ольга Васильева

Парадоксы и мистификации Стравинского

Можно сколько угодно спорить, кто был величайшим композитором XX века, но кто был самым знаменитым, известно доподлинно. Игорь Стравинский - создатель трех стилей, гражданин трех стран. Он был живым воплощением современной музыки. Как Пикассо в живописи и Брехт в театре, Стравинский придал модерну облик, доступный широкому восприятию и пониманию.

Он дружил с Марселем Прустом, Олдосом Хаксли, Чарли Чаплиным, Коко Шанель, беседовал о кинематографе с Уолтом Диснеем, нередко бывал на приемах в Белом доме. Газеты посвящали ему первые полосы, и никакого другого композитора в истории музыки и фотографии не снимали так много и охотно, как его. А бесконечные интервью, в которых, по его собственному замечанию, «слова, мысли и даже самые факты искажались до полной неузнаваемости», но которые он тем не менее охотно давал, поражая интервьюеров находчивостью, остроумием, парадоксальностью суждений.

Русский фольклор в ранних сочинениях, «архитектурно-музыкальные» конструкции неоклассического периода, мистическая атональность и додекафония позднего творчества - и все это Стравинский. «Я вобрал в себя всю историю музыки» - так он говорил о себе. Но при этом - всегда узнаваемый язык, который невозможно спутать ни с каким другим.  Его музыка сложна и доступна одновременно. В ней нет сентиментальности, но есть настоящая жизнь и красота. Его способ мышления - «антитеза романтической экспрессии».

Стравинский прожил долгую и бурную жизнь. За 88 лет, отпущенных ему судьбой, он объездил весь мир, видел и знал многое и многих. Его интересы не ограничивались только музыкой. Философия и религия, эстетика и психология, математика и история искусств - все попадало в поле его зрения, он во всем стремился разобраться как специалист. Его не страшили далекие путешествия, и нередко он совершал их только ради того, чтобы увидеть полюбившиеся ему шедевры живописи и зодчества. Он был неутомим в жизни и своем творчестве до самых последних дней.  Уже в преклонном возрасте на вопрос одного журналиста, не иссякает ли с возрастом его вдохновение, он энергично воскликнул: «Это для вас я старик.  Для себя я не старик. Я продолжаю жить. И не моя вина, что мне 83, а не 38. Вот и все!»


Культурная дипломатия

Алексей Подцероб

Наскальная живопись Северо-Западной Африки

В Западной Африке до наших дней сохраняются образцы древнего искусства. Они сосредоточены на территории Марокко, Западной Сахары, Мавритании и частично Алжира. Очень богаты петроглифами (рисунками, высеченными на скалах, камнях) долина Рифа, горная цепь Высокий Атлас, Антиатлас, Уэд-Дра и примыкающие к нему долины Сахары, а также Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро. На юге находится горный массив Мавританский Адрар, переходящий в песчаные скалы. Исторические богатства неолитической стоянки Вадан, где можно пригоршнями собирать наконечники стрел, ножи, обломки глиняной посуды, бусины из амазонита либо ляпис-лазурит, заставляют думать, что здесь между основанием дюн и руслом уэда (высохшей реки) существовал земледельческий или ремесленный центр с очень обширными связями.

Первое упоминание рисунков Западной Африки относится ко второй половине XIX века, однако систематическое изучение их началось в 50-х годах прошлого столетия. Этим в значительной степени предопределяется их более слабая изученность по сравнению с петроглифами Алжира, Ливии и Египта.

Впрочем, человек там жил еще до первого засушливого периода, который привел к образованию пустыни Сахара. В районе Бешара были найдены населенные пункты, которые существовали 40 тыс. лет назад. К сожалению, мы очень мало знаем о людях той эпохи. Неясно даже, чем они занимались - охотой или рыболовством. Зато можно сказать, что там начиналась мировая культура. В долине реки Драа был найден самый древний артефакт - маленькая статуэтка пышной женщины, получившая название «Венера из Тан-Тана». Ученые свидетельствуют, что возраст статуэтки составляет от 300 тыс. до 500 тыс. лет.

Позднее, по окончании первого засушливого периода, Западная Африка служила прибежищем кроманьелов, отступавших перед новым вторжением ледников в Европу. Кроме того, в VII тысячелетии сюда начали переселяться люди из Восточного Средиземноморья. Климат там был более благоприятным как для людей, так и животных. Остались ископаемые останки, наконечники стрел, диски и другие артефакты.


Культурная дипломатия

Константин Долгов

Миланский эдикт

Говоря о христианстве, христианской религии и христианских церквях, нельзя не вспомнить один из выдающихся документов, являющихся истоком и основой многих других религиозно-государственных актов, на которых строилась, существовала и существует европейская цивилизация.

Речь идет об «Эдикте о веротерпимости», или Миланском эдикте Святого Равноапостольного Императора Константина Великого, изданного им 1700 лет назад, в 313 году.

Этот документ на всем протяжении развития европейской цивилизации имел принципиальное значение как для различных государств Европы, так и для всего христианства, ибо, несмотря на свою краткость, этот эдикт связывал воедино вопросы жизни населения с вопросами государственного строительства и веры и вероисповедания.

Известно, что до принятия этого эдикта христиане жестоко преследовались на протяжении более трех столетий, и, хотя они составляли лишь одну десятую часть населения империи, Константин, который к тому времени благодаря своим родителям сочувственно относился к христианам, решил уравнять в правах христианскую религию и вероучение со всеми другими религиями и вероучениями, поскольку понимал, что мир, спокойствие и благополучие общества и государства во многом зависят именно от этого. Любопытно, что за год до выхода эдикта, перед битвой с Максенцием, Константину, по его собственным словам, во сне явился Христос, повелевший начертать на знаменах и щитах его войска греческие буквы «ХР», а на следующий день император увидел в небе крест и услышал голос, говорящий ему: «Сим победиши!»  Для Константина это было великим знамением, знаком того, что он должен был принять христианство, стать христианином. И хотя он примет крещение только перед самой смертью, вся его жизнь будет восхождением к Христу и христианству, и данный эдикт можно рассматривать как одну из значимых степеней его восхождения.