***

Сергей Лавров

БРИКС - глобальный форум нового поколения

Создание БРИКС, инициированное в 2006 году Президентом России В.В.Путиным, явилось одним из наиболее значимых геополитических событий начала нового столетия. Данное объединение смогло за короткое время стать фактором, серьезно влияющим на мировую политическую и экономическую жизнь.

Становление БРИКС отражает объективную тенденцию к формированию многополярной системы международных отношений и усилению экономической взаимозависимости. В такой системе все более востребованы неинституциональные структуры глобального управления и сетевая дипломатия.

Основу влияния БРИКС на международной арене составляют растущая экономическая мощь государств-участников, их демографические позиции, важная роль в ресурсном обеспечении человечества. В 2011 году на долю государств БРИКС приходилось около 25% общемирового ВВП (по паритету покупательной способности национальных валют), 30% территории Земли, 45% населения мира. За последние десять лет экономика стран БРИКС увеличилась в 4,2 раза, тогда как экономика развитых стран - на 61%. «В период между 2001 и 2010 годами ВВП стран БРИК вырос более резко, чем я предполагал даже в самом оптимистичном сценарии», - признает автор термина «БРИК» американский экономист Дж.О’Нил1. Вклад стран БРИКС в мировой экономический рост в течение последнего десятилетия составил около 50%. Это делает данную группу государств главной движущей силой развития глобальной экономики.

Политическая влиятельность БРИКС связана с участием в объединении двух постоянных членов Совета Безопасности ООН (России и КНР), а также тем фактом, что все члены БРИКС являются авторитетными участниками ведущих международных организаций и структур (ООН, «Группа двадцати», «Группа восьми», Движение неприсоединения, «Группа 77»), а также региональных объединений (Россия - в СНГ, ОДКБ,
ЕврАзЭС; Россия и Китай - в ШОС, АТЭС; Бразилия - в УНАСУР, МЕРКОСУР; ЮАР - в АС, САДК; Индия - в СААРК).


Политика

Алексей Пушков

Рооссия имела в своей истории привилегию проводить самостоятельную внешнюю политику и будет впредь ее проводить

Интервью подготовлено в рамках проекта радиокомпании «Голос России» «Визави с миром»
http://rus.ruvr.ru/radio_broadcast/2227329/

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: Алексей Константинович, вы не так давно были в Сирии. Что вы там увидели? Какой социальный слой может служить опорой, чтобы стабилизировать положение в стране?

Алексей Пушков: На этот вопрос довольно сложно дать однозначный ответ, потому что нет какого-то одного слоя, который мог бы стать опорой для новой стабильности в Сирии. В этой стабильности заинтересованы представители всех слоев, кроме радикальных исламских группировок. Они как раз являются носителями идеи вооруженного восстания и практики вооруженного восстания.

Сирия не хочет гражданской войны. В Сирии нет потенциала для широкой гражданской войны, но есть потенциал для ограниченного вооруженного восстания, которое, если оно будет поддержано извне (а его поддерживают извне), может ввергнуть Сирию в гражданскую войну.


Политика

Анатолий Громыко

Мировой порядок или правопорядок

На Ближнем и Среднем Востоке наступили более чем тревожные времена. Под угрозу поставлена стабильность, пусть и хрупкая, всего региона и соседних с ним стран. Право на жизнь миллионов арабов и персов вроде и не существует. ООН отодвинута в сторону, ее потенциал в области безопасности в должной мере не используется.

То что политика с позиции силы в очередной раз подминает под себя силу права и дипломатию, уже никого не удивляет. К этому привыкли. Все задают себе вопрос, кто после Югославии и Ирака, Ливии будет следующий. И когда наконец закончится эта милитаристская вакханалия? Почему ее никто не в состоянии остановить?

Ответ на эти вопросы есть. Надо, используя человеческий опыт, в первую очередь ХХ века, встать на путь отказа от практики уничтожения одних людей другими, от нового укоренения в международных отношениях ситуации, когда война становится продолжением политики.

В свое время в научном и политическом мире гремело имя американского ученого Самуэля Хантингтона. Он предсказывал столкновение, вплоть до войны между ними, христианской и мусульманской цивилизаций. 30 октября 1997 года в столице Кипра Никосии я слушал лекцию этого ученого, а после нее с ним побеседовал. Поинтересовался его мнением о том, каким будет XXI век, временем сотрудничества или чередой конфликтов. Он ответил: «Конфликт между исламом и христианским Западом никуда не уйдет, так как обе цивилизации в основном распространялись с помощью завоеваний, концепций «джихада» и «крестовых походов». Это две воинственные религии». И вообще, заметил Хантингтон, термин «холодная война» (la guerra fria) появился еще в XIII веке и отражал отношение испанцев к исламистам. Если в 1920 году насчитывалось четыре исламских государства, то накануне XXI века их число возросло до 50. Это динамичная сила. Между тем Запад пытается навязать им свои ценности и культуру. Это опасная и конфликтная политика, особенно когда у Запада уменьшаются возможности ее проводить.


Восточный вектор

Ён Сонг Хым

Россия и Республика Корея: взгляд из Сеула

С окончанием холодной войны и крушением биполярной системы российское руководство переориентировало внешнюю политику страны на сотрудничество с Западом и другими стабильными, умеренными и экономически сильными государствами. Немаловажное место среди них отводилось Республике Корея (РК). Москва рассчитывала на южнокорейские займы и частные инвестиции в обмен на природные ресурсы, космическую и военную технологии. Одновременно с 1990-х годов между странами активизировались гуманитарные связи, чему способствовало проживание на территории бывшего СССР 600-тысячной корейской общины.

30 сентября 1990 года были установлены дипломатические отношения между СССР и РК. В дальнейшем между государствами был подписан ряд документов по экономическим, научно-техническим и культурным вопросам, главным из которых стал Договор об основах отношений РФ и РК от 1992 года, скрепленный подписями президентов РФ Б.Ельцина и РК Ро Дэ У. Москва поддержала межкорейский диалог, который «мог бы устранить политическую и военную конфронтацию между Севером и Югом». По итогам визита Ро Дэ У в Москву была подписана так называемая «Московская декларация», которая «открыла новую главу в отношениях двух стран, способствовала смягчению напряженности на Корейском полуострове»1. Тогда же в Сеуле появился новый термин - «северная политика», означавший курс на сближение с Россией.

Вслед за установлением официальных отношений между РФ и РК была налажена почтовая, телеграфная, телексная связь, открыта прямая морская линия между Находкой и южнокорейскими портами, а также регулярное воздушное сообщение Москва - Сеул. Позже к ним были добавлены рейсы в РК из Владивостока, Санкт-Петербурга и других городов России. Заключена Консульская конвенция и Меморандум о взаимопонимании по визовым вопросам, снявшие ограничения на поездки российских и южнокорейских граждан по служебным и частным делам и обеспечившие широкий туристический обмен. Обоюдный интерес стороны проявили к контактам и в военной области, значительные шаги были сделаны в плане налаживания делового сотрудничества: принята Конвенция об избежании двойного налогообложения, подписаны соглашения о гарантиях инвестиций, о взаимном предоставлении статуса наибольшего благоприятствования в торговле, о помощи по таможенным вопросам. Начала формироваться нормативная база для развития  деловых связей между странами.

В 1994 году в ходе визита в Россию Президента РК Ким Ён Сама южнокорейской стороне были переданы документы из архивов по Корейской войне. Посетивший российское Приморье глава правительства РК выразил надежду на «превращение Приморья в центр российско-южнокорейского сотрудничества в преддверии грядущей тихоокеанской эры». Он также подчеркнул, что именно Приморье могло бы совершить «наиболее успешные шаги в развитии российско-южнокорейских связей»2, имея в виду создание и функционирование в крае совместных предприятий. Впервые глава РК посетил штаб Тихоокеанского флота, один из боевых кораблей и назвал это событие «проявлением российско-южнокорейского партнерства по обеспечению безопасности» в Северо-Восточной Азии (СВА)3.


Восточный вектор

Омар Нессар

Политические развилки афганского кризиса

5 декабря прошлого года в немецком Бонне состоялась международная конференция, посвященная Афганистану (вторая боннская конференция). Афганская печать сообщила, что в работе конференции приняли участие представители не менее 90 государств и около 20 международных и региональных организаций1. Столь значительное присутствие представителей международного сообщества афганские власти охарактеризовали как большое достижение. Главным итогом форума стало обещание Запада продолжить оказание помощи Афганистану и после 2014 года, объявленного Годом завершения вывода Международных сил содействия безопасности в Афганистане (МССБ) из страны. При этом председательствующий на конференции Президент Афганистана Хамид Карзай пообещал международному сообществу усилить борьбу с коррупцией.

В 2001 году в этом же немецком городе прошла первая боннская конференция, посвященная политическому урегулированию афганского конфликта. Та конференция была названа судьбоносной для Афганистана. Она утвердила «Дорожную карту» развития постталибского Афганистана. Сегодня, спустя десять лет, можно сказать, что внешне практически все пункты этой «Дорожной карты» выполнены: была утверждена новая Конституция Афганистана, избран президент, в стране появился избранный парламент и т.д. 

Но, к сожалению, реализация «Дорожной карты» первой боннской конференции не дала ожидаемых результатов. Отсутствие безопасности, высокий уровень коррупции, растущий уровень наркоугрозы, отсутствие нормальной судебной системы, обеспечивающей социальную справедливость, - это только часть существующих проблем. Выборы главы государства и парламента Афганистана сопровождались сообщениями о массовых фальсификациях. Эти события привели к дестабилизации политической ситуации в стране. В итоге сегодня афганский народ и международное сообщество беспокоят не только вопросы обеспечения безопасности, но и масса других проблем.

На наш взгляд, причина такого состояния заключается в том, что в столицах западных государств думали стандартно и были уверены, что выполнение «Дорожной карты» - появление Конституции, избрание президента и парламента, формирование других институтов государства - вполне достаточно, все это автоматически снимет накопившиеся проблемы. Но этот подход оказался не совсем верным, поскольку не была учтена местная и региональная специфика.


Дипломаты и искусство

Надежда Данилевич

Русское искусство в отношениях СССР и США Избранные страницы 1930-х годов

Неожиданное назначение

26 августа 1936 года американскую прессу взволновало событие: первый посол США в Москве Уильям Буллит до срока вернулся в Вашингтон. «Критическое положение в Европе требует того, чтобы на пост посла в СССР был избран опытный дипломат», - писала «Нью-Йорк уорд». «Балтимор сан» вторила: назначение нового посла остается серьезной проблемой, учитывая «роль России в европейских делах и в свете традиционных интересов Америки в Тихом океане».

Проблема была решена, когда вакантное место занял старинный друг Президента Франклина Рузвельта Джозеф Дэвис, прибывший в Москву в морозные дни января 1937 года и находившийся на посту посла Соединенных Штатов Америки в СССР всего 18 месяцев. Казалось, что он был человеком, совершенно не подходящим на эту роль в коммунистической Москве.

Писали, что Джозеф Дэвис вложил в предвыборную кампанию Рузвельта 17 500 долларов. Цифра эта явно приуменьшена ввиду экономического кризиса. По данным, сохранившимся в семейном архиве Дэвис-Пост, указывается другая сумма - до 100 тыс. долларов.


Мир вокруг нас

Сергей Глазьев

Технологии преодолевают кризис

Интервью подготовлено в рамках проекта радиокомпании «Голос России» «Визави с миром»
http://rus.ruvr.ru/radio_broadcast/2227329/

 

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: Первый вопрос из Ташкента как раз по поводу Таможенного союза: «Могли бы вы оценить потенциал и перспективы Таможенного союза России, Казахстана, Белоруссии и Киргизии?»

Сергей Глазьев: Впервые за 20-летнюю историю постсоветской эпохи нам удалось развернуть вектор, который был направлен в сторону дезинтеграции, в сторону интеграции. В течение трех последних лет была образована единая таможенная территория.


Мир вокруг нас

Михаил Валинский

Добрая традиция. О праздновании Дня дипломатического работника в посольстве России в Гвинее-Бисау

10 февраля этого года в посольстве России в Республике Гвинея-Бисау (РГБ) состоялся прием по случаю празднования Дня дипломатического работника.

В торжественном мероприятии приняли участие свыше 200 иностранцев, среди которых были члены руководящих органов РГБ, главы дипломатических миссий и международных организаций, аккредитованных в Гвинее-Бисау, представители политических и общественных организаций, деловых кругов и средств массовой информации, российские граждане, проживающие в Гвинее-Бисау, значительная часть бывших выпускников советских/российских вузов. Правительственную делегацию возглавлял министр иностранных дел, международного сотрудничества и сообществ РГБ М.С.Пиреш. В ходе приема в присутствии теле- и радиожурналистов состоялся взаимный обмен выступлениями.

Во вступительном слове с российской стороны наряду с другим было отмечено, что внешняя политика РФ стала более современной, работающей на цели модернизации страны, обеспечения безопасности России и партнерских отношений с другими государствами в интересах наших граждан, улучшения социально-экономического положения, обеспечения их прав в зарубежных государствах и в целом их благополучия. Мы будем продолжать делать все, чтобы и дальше укреплять авторитет и влияние России как одного из основных центров силы и влияния, формирующего новое полицентричное мироустройство.

Со ссылкой на выступление С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2011 году внимание аудитории было обращено на то, что внешнеполитический курс России направлен на обеспечение международной стабильности, поиск коллективных решений проблем, стоящих перед мировым сообществом.


Мир вокруг нас

Иван Кравченко

Другой взгляд на историю. Документальный фильм о судьбах советских военнопленных в нацистской Германии

Германская компания «Александер Тен-Маарен фильм КГ» («Alexander Ten-Maaren Film KG») выпустила документальный фильм под рабочим названием «Не товарищи» («Keine Kameraden») о трагических судьбах советских военнопленных в германском плену в годы Второй мировой войны. Уже в названии - недвусмысленный намек на известную речь Гитлера перед генералитетом вермахта 30 марта 1941 года, призывающую вести расово-идеологическую войну против СССР на уничтожение, отказавшись от каких-либо принципов человечности и солдатского товарищества: «Коммунист не является товарищем ни до, ни после…»* (*У германских историков эта фраза автоматически ассоциируется с гитлеровской политикой геноцида народов СССР и жестокого, бесчеловечного обращения с советскими военнопленными. Так, в 1978 г. в седьмом номере журнала «Шпигель» публикуется статья «Коммунист - не товарищ» («Der Kommunist ist kein Kamerad»). В том же году с практически аналогичным названием «Не товарищи. Вермахт и советские военнопленные в 1941-1945 гг.» («Keine Kameraden. Die Wehrmacht und die sowjetischen Kriegsgefangenen 1941-1945») в ФРГ выходит книга немецкого историка Кристиана Штрайта, переизданная затем в 1991 и 1997 гг.)

Автору и режиссеру - тележурналистке Беате Лер-Метцгер - удалось реализовать уникальный по своей сути проект. Впервые в германском документальном кинематографе наиболее полно показываются политика гитлеровцев, направленная на уничтожение пленных красноармейцев, тяжелейшие условия их содержания и массовая смертность советских военнослужащих в нацистском плену. Данные исторические факты, как правило, мало известны зрителю за рубежом, в том числе и в самой Германии.

Фильм основан на материалах из фондов Центрального архива Минобороны России в Подольске. Приводятся выдержки из приказов Гитлера и высшего командования вермахта, фактически являющихся руководством по геноциду народов СССР, а также детальные комментарии германских историков. Весьма интересны воспоминания немецких очевидцев, проживавших в непосредственной близости от лагерей и производств, где применялся рабский труд. Цитируются дневниковые записи пленных других стран, дающие ясное представление о различиях в условиях содержания и бесчеловечном отношении к красноармейцам.

Существенное место в нем занимают свидетельства самих военнопленных, выживших в германских лагерях, подробные рассказы родственников погибших.


Книжная полка

Светлана Гаврилова

«Итальянский сапог» перед вызовами XXI века

В самом начале 2012 года Институт Европы Российской академии наук выпустил книгу «На перекрестке Средиземноморья: «Итальянский сапог» перед вызовами XXI века»*. (*На перекрестке Средиземноморья: «Итальянский сапог» перед вызовами XXI века. М.: Весь Мир, 2011. 456 с.)

 В издании широко освещаются различные аспекты политической, культурной, экономической жизни Итальянской Республики, уделяется внимание и еще одному суверенному государству «Итальянского сапога» - Ватикану. Среди авторов монографии такие известные специалисты по истории Италии, как Т.В.Зонова, В.П.Любин, О.Н.Барабанов, А.Г.Нестеров, а также С.Е.Князева, аспирант Е.А.Маслова, специалист по истории церкви А.А.Красиков. Кроме того, отметим нескольких итальянских исследователей, принимавших участие в работе: М.Риччери, М.Г.Мелькионни, М.Филипацци. Подчеркнем, что ученые рассматривают не только современные проблемы истории Италии, но и обращаются к начальному этапу существования объединенного государства, формированию республиканского строя в первые послевоенные годы и истории страны в период холодной войны. Однако именно конец 1990-х и 2000-е годы вызывают наиболее пристальный интерес исследователей в настоящее время, в том числе в данной работе. В книге рассматриваются основные аспекты внутриполитической и внешнеполитической жизни Италии на современном этапе. Отдельно следует упомянуть внимание ученых к взаимоотношениям страны с Российской Федерацией. Остановимся подробнее на тех аспектах современной истории Итальянской Республики, которые, на наш взгляд, представляют наибольший интерес.

Рассматривая внутриполитическую ситуацию в Италии в настоящее время, авторы обращают внимание на проблемы переходного периода в истории страны, начавшегося в 90-х годах XX века и ознаменовавшегося ломкой традиционной модели политической системы государства. Подробно освещаются события, повлекшие серьезные изменения в политическом климате Италии, новые политические партии и союзы, возникшие в стране, проведение и результаты парламентских выборов последнего десятилетия XX века. Особое внимание ученые уделяют формированию двух полюсов новой партийной системы Итальянской Республики, отмечая, что «серьезные разногласия имели место не только между представителями двух блоков, но и внутри каждого их них» (с. 28). По поводу оценки событий, происходивших в Италии в тот период, исследователи пишут: «Внутренние и внешние факторы привели к столь острому кризису итальянского государства, что в средствах массовой информации заговорили об окончании периода Первой республики… и переходе ко Второй республике» (с. 19). Подробно рассматривая процессы, происходившие в политической сфере государства, ученые, однако, приходят к выводу о том, что этот переход не состоялся: «После провала очередных попыток провести конституционную реформу через парламентские каналы вследствие нестабильности правительств стало очевидным, что.. рождение так называемой Второй республики откладывается» (с. 29). Именно данное утверждение отличает монографию от всех ранее выпущенных работ, в которых рассматривались процессы трансформации политической системы Италии на рубеже веков.

Один из самых известных отечественных специалистов по истории современной Италии В.П.Любин утверждает, что итальянская «политическая система остается одной из самых трудных для изучения и анализа среди таких же систем стран, по традиции относимых к западноевропейскому демократическому ареалу» (с. 51), объясняя это как особенностями существовавшей в государстве более 40 лет «несовершенной двухпартийности», так и сложными процессами, происходящими в последние два десятилетия. Исследователь также считает, что «анализ возникновения, развития и современного состояния политической системы Италии требует междисциплинарного подхода: исторического, философского, политологического, социологического»(с. 53). В контексте этого утверждения в монографии подробно рассматриваются основные школы современной итальянистики в мире (немецкой, американской, российской, собственно итальянской) и ключевые, притягивающие внимание исследователей вопросы, среди которых ученый выделяет основные вехи итальянской истории, такие как принятие Конституции 1947 года, выбор страны в пользу западного блока в условиях холодной войны, формирование новой партийной системы в начале 90-х годов прошлого века. Автор дает подробную характеристику процессам трансформации политической системы Италии в конце XX века и вошедшей в итальянскую политическую практику системе чередования правых и левых правительств, считая, что «победа правого блока и правление коалиции во главе с Берлускони оказали заметное воздействие на итальянское общество, изменив его политическую культуру» (с. 59). При этом исследователь утверждает, что, несмотря на серьезную трансформацию политической системы Италии, заявлять о переходе ко Второй республике неправомерно, поскольку «по существу Конституция страны и система управления не менялись» (с. 56).


Книжная полка

Евгений Осипов

Президентское время

Второй том1 мемуаров бывшего руководителя Франции Жака Ширака2, получивший название «Президентское время»*, (*Chirac J. Le temps prйsidentiel. Mйmoires. Paris: Nil, 2011.)  охватывает период с 1995 по 2007 год. Выхода книги ждали с большим интересом как на родине автора, так и за ее пределами, особенно учитывая продолжающийся против него во Франции судебный процесс и различные слухи о состоянии его здоровья. Ширак достаточно подробно описывает все основные события, произошедшие за 12 лет президентства. По традиции, берущей свое начало еще от генерала де Голля, глава французского государства отвечает прежде всего за внешнюю политику и оборону, в то время как премьер-министр занимается в основном внутренней политикой. Ширак не был исключением, и значительная часть его мемуаров посвящена именно международным событиям. Автор конкретизирует свою позицию по югославскому и ближневосточному конфликтам; указывает причины, по которым Франция согласилась на минимальное участие в афганской кампании и выступила против военной операции в Ираке, а также раскрывает различные аспекты своей европейской политики. В книге представлен и взгляд бывшего президента на внутреннюю политику Франции.

Победа Ширака на выборах 1995 года практически совпала с резким обострением ситуации в Югославии. Таким образом, только что избранный Президент Франции был вынужден сразу принимать нелегкие решения, связанные с участием французской армии в боевых операциях. Ширак пишет, что конфликт, развернувшийся на территории Боснии, ставил под угрозу основополагающие европейские ценности: отказ от национальной или религиозной дискриминации, толерантность, верховенство закона (с. 45). Повествуя о событиях в теперь уже бывшей Югославии, Ширак выступает как сторонник жестких и решительных методов. Так он утверждает, что ведущие мировые державы с самого начала конфликта допустили ошибку, сосредоточившись только на действиях гуманитарного характера и отказавшись от угрозы военного вмешательства, которой, возможно, было бы достаточно, чтобы не допустить развязывания межэтнической войны. «С тех пор стало ясно, - пишет автор, - что добиться мира можно только на основе очень твердой позиции» (с. 46). Именно Ширак выступил с инициативой создания сил быстрого реагирования, которые должны были обеспечить соблюдение порядка в Боснии.

Трагические события в Сребренице в июле 1995 года подтолкнули французского президента к еще более радикальным действиям. Для Ширака казалось очевидным, что вступление сербских войск в Сребреницу можно считать серьезным поражением ООН и НАТО. В связи с чем он предлагал немедленно начать «ограниченные, но решительные» военные действия по восстановлению статус-кво в Боснии (с. 57). По словам Ширака, получается, что именно он выступил с инициативой проведения военной операции и убедил в этом своих английских и североамериканских коллег и что именно благодаря позиции Франции на конференции в Лондоне 21 июля 1995 года было принято важное решение по упрощению процедуры совершения авианалетов, которые отныне могли происходить без санкции ООН (с. 60).  Тем не менее Билл Клинтон в своих мемуарах отмечает все-таки решающую роль США в преодолении боснийского кризиса, а из своих европейских коллег выделяет не Ширака, а канцлера ФРГ Гельмута Коля3.

В итоге активное применение авиации и увеличение численности контингентов международных сил вынудили участников конфликта в Боснии сесть за стол переговоров, которые проходили в Дейтоне. Условия мира были согласованы в ноябре, а подписание договора состоялось 14 декабря 1995 года в Париже. По поводу Дейтонского соглашения Ширак замечает, что «в качестве своего главного положительного итога оно привело к окончанию войны и репрессий против гражданского населения, сохранив при этом суверенитет и целостность будущего государства, что соответствовало французской позиции» (с. 116). Однако раздел территории Боснии, проведенный по проекту США, мог спровоцировать в будущем серьезные проблемы. В тексте соглашения, несмотря на настойчивые просьбы французской стороны, не были прописаны гарантии сербскому населению Сараева (с. 116).


«Международная жизнь» - 90 лет

Армен Оганесян

«Международная жизнь» как зеркало русской революции

Материал печатается в рамках проекта РИА «Новости» «От автора»
        //www.rian.ru/anthois/20100204/207658418.html

 

Любопытное сообщение обошло наркоматы и учреждения Москвы и Петрограда накануне нового, 1922 года. «Продолжается подписка на издания НАРКОМИНДЕЛ. «Международная жизнь» выходит взамен «Бюллетеня НКИД» по новой расширенной программе при ближайшем участии Н.И.Иорданского, М.М.Литвинова, И.М.Майского, М.Павловича, К.Радека и Г.В.Чичерина». В сообщении ощущаются веяния, продиктованные новой экономической политикой. Литературно-издательский подотдел НКИД «доводит до сведения всех советских учреждений, партийных и общественных организаций, что с 1-го января бесплатная рассылка изданий НКИД прекращена… предлагается всем учреждениям озаботиться своевременной подпиской на вышеуказанные издания». Тут же стоимость годовой подписки по стране - 2 рубля 65 коп. в довоенных рублях, или 2 американских доллара 65 центов с доставкой за рубежом. В отличие от «Бюллетеня НКИД»  новое издание стало полнокровным журналом, включающим авторские статьи, окрашенные индивидуальным стилем, комментированные обзоры иностранной жизни и эмигрантских изданий, отзывы заграничной прессы, политический календарь и официальный отдел.

В 1922 году общая атмосфера послевоенного хаоса, который никак не мог разрешиться подобием нового миропорядка, нависла над Европой. В редакционной статье первого мартовского номера журнала И.Майский широким публицистическим мазком вводит читателей в суть текущего момента. «Мировая война кончилась… Европа вышла из нее экономически полуразрушенной с тяжелым жерновом неоплатных долгов на шее. В распоряжении старого общества нет средств для того, чтобы свойственными ему капиталистическими методами выйти из катастрофического состояния. Выдвинутые жизнью грозные проблемы могут быть разрешены только новыми социалистическими методами, методами строительства организованного мирового хозяйства».


«Международная жизнь» - 90 лет

«Международная жизнь» в интерьере эпох. Заседание секции «Международная журналистика» Союза журналистов России

Генрих Юшкявичюс, советник генерального директора ЮНЕСКО, вице-президент Евразийской академии телевидения и радио (ЕАТР), президент Международного клуба Союза журналистов России: Секция «Международная журналистика» Союза журналистов России возобновила свою работу по такой интересной теме, как «90-летие журнала «Международная жизнь». Предоставляю слово председателю нашей секции.

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: «Международная жизнь» - старый бренд, к которому привыкли читатели, интересующиеся вопросами внешней политики и в России, и за рубежом. Журнал стал выходить под этим конкретным названием 20 марта 1922 года. До сих пор загадка: кто стоял у истоков, кому лично принадлежала инициатива создания журнала? Судя по первому номеру, в котором были опубликованы статьи И.Майского, А.Иоффе, Г.Чичерина, можно сказать, что это было коллективное решение. Мы еще многого не знаем о том, как появился журнал, кто был его инициатором, как и где он печатался и распространялся. Сейчас мы ведем эту исследовательскую работу.

Может возникнуть законный вопрос: почему журнал появился в 1922 году? Это начальный период новой экономической политики. Советское правительство понимает, что без развития внешнеполитических, внешнеэкономических связей, без прорыва блокады разруху преодолеть будет очень трудно. По удивительному совпадению аналогичные издания появились не только в России. Несколько стран, вышедших из войны, обратились к открытой аналитике.

В письме в Париж Морис Палеолог, будучи послом Франции в России писал, что потери русских в Первой мировой войне несравнимы с потерями французов. Но во Франции погибли «сливки общества».


«Международная жизнь» - 90 лет

Борис Пядышев

90 лет - не возраст. У «ЖИЗНИ» большое будущее...

Все началось с романтической поры 1917 года, когда воцарилось представление о крушении тайн в международной жизни, о полной открытости дипломатии и политики. Тогда-то революционному матросу Николаю Маркину было поручено издать для публичного обозрения тайные договоры, заключенные предыдущими режимами. Было издано несколько сборников, названных позже историками «Тетради Маркина».

Привлеченные революционным матросом к издательскому делу новые интеллигенты сочли оправданным продолжить публикации НКИД, но уже не только о прошлом, но и о текущих делах внешней политики. Так в 1919 году появился «Вестник НКИД» РСФСР, в котором публиковались ноты и другие документы комиссариата, статьи отдельных авторов.

Параллельно «Вестнику» с февраля 1920 года стал выходить «Бюллетень Народного комиссариата по иностранным делам РСФСР», который представлял собой сборник наиболее важных статей зарубежной печати, опубликованных в сокращенном виде. «Вестник» выходил раз в два-три месяца, имел объем в 38 страниц, что по тем временам выглядело довольно крупным изданием. Бюллетень же печатался еженедельно на 1218 страницах и практически был единственным источником информации о зарубежных публикациях.

В марте 1922 года на смену «Вестнику» и «Бюллетеню» стал издаваться журнал с хорошо знакомым сегодня названием «Международная жизнь». Он выходил с различной периодичностью, но в основном раз в два месяца. Тираж тоже менялся от 500 экземпляров в первый год существования до двух тысяч - в последующие.