ГЛАВНАЯ > Обзоры

Обзор зарубежных СМИ

09:00 21.02.2021 • А. Федоров, журналист-международник

Foreign Affairs: Россия больше никогда не будет смотреть на Соединенные Штаты как прежде

Президентство Трампа и его заключительный период, в частности, выявили хрупкость американской демократии. В глазах России - и многих других - статус Соединенных Штатов снизился. В результате подход Вашингтона к Москве -  «по умолчанию» - больше не является приемлемым. За исключением Трампа, который открыто добивался признания Путина, каждый президент США с момента окончания холодной войны использовал моральную репутацию как средство влияния на Москву. Если Байден возродит этот подход - а риторика, исходящая из Белого дома, и некоторые из его новых назначений указывают на то, что он может это сделать, - то российско-американские отношения, вероятно, продолжат нисходящую спираль враждебности. Чтение Путину лекций о правах человека только разозлит российского президента и может навредить тем демократическим реформаторам, которых Вашингтон стремится поддерживать.

Но проявляя смирение и прагматизм, администрация Байдена все еще может попытаться повлиять на поведение России, хотя и более скромно, чем Вашингтон делал в прошлом. Это потребует совместной работы с союзниками и признания ограниченности американской мощи. Отказавшись от исключительных претензий на моральное лидерство, Соединенные Штаты поступят мудро, если уменьшат свои идеологические амбиции за рубежом в пользу самосовершенствования дома.

Беспорядки на Капитолийском холме, появившиеся на российских экранах и социальных сетях, развеяли миф об американском моральном превосходстве. Это также, казалось, подтвердило представление Кремля о Соединенных Штатах как о разделенной, расистской и лицемерной нации. Если всего несколько месяцев назад полицейские жестоко расправились с демонстрантами Black Lives Matter в городах по всей территории Соединенных Штатов, теперь они отступили и позволили толпе сторонников Трампа штурмовать Капитолий США.

Путин в основном хранил молчание о смене президента США. А в день инаугурации Байдена Кремль выступил с заявлением, в котором говорилось, что «не готовится к инаугурации. Для России ничего не изменится; она существует уже много сотен лет и будет существовать». Впервые за десятилетия Москва заявила, что ей все равно, что делают или думают Соединенные Штаты.

На просьбу прокомментировать беспорядки по российскому телевидению Константин Косачев, председатель Комитета Совета Федерации по международным делам, охарактеризовал правительство США как отстраненное от общества, а американскую демократию как сломленную. Вячеслав Володин, председатель российского парламента, Госдумы и влиятельный архитектор внутренней политики, написал заявление, в котором утверждалось, что стандарты «навязаны США» следует переоценить с учетом событий в Вашингтоне. «Политическая система США не только закрыта, но и застыла в своем развитии примерно на 70 лет», - написал Володин. «Две партии монопольно находятся у власти, не позволяя другим политическим силам» играть свою роль. В заключение он призвал Соединенные Штаты навести порядок в собственном доме и «строить свою (внешнюю) политику, основанную на невмешательстве в дела других суверенных государств».

Володин был прав. Не нужно доверять теориям заговора о том, что «deep state» крадет выборы у Трампа, чтобы понять, что, возможно, политический кризис в Соединенных Штатах не был исключительно результатом российского вмешательства в 2016 году, что Трамп был таким же симптом более глубокого общественного конфликта как его причины, и что американо-российские отношения не могут - и не должны - просто вернуться к тому состоянию, в котором они были до Трампа.

Даже российская оппозиция скептически относилась к попыткам обвинить во всем Трампа и трампизм. Навальный осудил запрет бывшего президента США пользоваться Twitter, а другие члены российской либеральной оппозиции критически относятся к движению Black Lives Matter. Термин «прозападная оппозиция» вводит в заблуждение, когда применяется к антиправительственным движениям в Беларуси и Украине, и не имеет смысла в применении к таким движениям в России. Противники Кремля больше не разделяют всеобщей преданности Западу. И прозападные люди больше не обязательно проамериканские.

Поскольку администрация Байдена стремится поддержать противников Кремля, она может больше навредить, чем помочь. Российское правительство уже давно обвиняет своих политических оппонентов в сговоре с враждебными державами - уродливая и эффективная тактика, все более распространенная также в Соединенных Штатах. Кремль будет использовать любую поддержку США Навального, его сторонников и других оппозиционных фигур как доказательство того, что они являются американскими ставленниками.

Более многообещающая политика США в отношении России будет основана на интересах, а не на идеалах. В течение многих лет модным словом среди дипломатов и политиков в Москве было «многополярность»: международный порядок, в котором больше нет единой великой державы. Кремль стремится ориентироваться в формирующемся многополярном мире и извлекать из него выгоду, ведя дела не с идеологическими союзниками, а с эфемерными, прагматичными партнерами. Вместо того чтобы искать общие ценности, Москва ищет общие интересы, будь то в торговле, безопасности или в чем-то еще.

Когда Кремль чувствует, что зарождающийся многополярный порядок - или региональная сфера влияния Москвы - находится под угрозой, он действует агрессивно, чтобы продемонстрировать, что Вашингтон больше не единственная держава, которая может безнаказанно оказывать свое влияние. Но в отличие от Советского Союза во время холодной войны, Россия не хочет заменять Соединенные Штаты в качестве политического или морального гегемона. Она просто хочет ослабить Соединенные Штаты.

Когда Россия вмешивается или лезет за ее пределы своих границ, она не стремится навязать свое видение миру, а скорее отстаивает свои национальные интересы. Возможно, в результате такого корыстного мировоззрения Кремль считает, что Соединенные Штаты имеют такие же мотивы. Вашингтон может облачить свои намерения в одежду свободы, всеобщих прав и демократии, но во внешней политике США Кремль по-прежнему видит свое собственное зеркальное отражение.

В своей инаугурационной речи Байден сказал, что Соединенные Штаты будут руководить не «примером нашей силы, но силой нашего примера». Но на какие примеры Байден может достоверно указать?  В Сирии, например, Россия увидела ошибочное вмешательство Америки, которое породило Исламское государство, также известное как ИГИЛ. Москва, напротив, считает, что она применила правовое и практическое обоснование для поддержки президента Сирии Башара аль-Асада: она поддержала сильного лидера не потому, что он был хорошим парнем, который делал хорошо для своего народа, а потому, что он был признанным лидером и союзником России, который гарантировали доступ к важной военно-морской базе.

Лучшим подходом для Вашингтона было бы согласиться с большей степенью многополярности и отказаться от публичной критики Путина в пользу частной дипломатии. Россия может быть не в настроении слушать Соединенные Штаты, но есть и другие - американские союзники, - чьи связи с Кремлем менее напряжены. Германия, главный энергетический партнер России и важный посредник в украинском конфликте, может оказаться более эффективным переговорщиком с Москвой. То же самое могут сделать Канада, Дания или Норвегия, которые все являются членами Арктического совета, что дает им влияние на Москву в ее стремлении осваивать «Крайний Север». Короче говоря, есть много союзников США, к которым Россия прислушается больше. Вместо того чтобы настаивать на своем лидерстве, Вашингтон может сотрудничать с этими союзниками и даже просто поддерживать их, поскольку они стремятся повлиять на Москву в областях, представляющих взаимный интерес.

Американским политикам необходимо будет отказаться от нереалистичных ожиданий относительно их способности изменить политическую культуру России и признать, что реальные изменения будут происходить постепенно, изнутри и в своем собственном темпе. Противодействие злоупотреблениям властью может показаться правильным, но санкции США, такие как Закон Магнитского, часто приводили к обратным результатам - например, вынуждая Россию прекратить расследования, которые привели бы к усилению ответственности. Растущие политические волнения и ослабление влияния могут сделать российские и американские ситуации похожими. Но признание того, что он больше не занимает - и не может претендовать на исключительность моральной позиции в глазах России, позволит Вашингтону пересмотреть свои отношения с Москвой, изменить тон диалога и повысить эффективность своей политики.

Источник: https://www.foreignaffairs.com/articles/united-states/2021-02-17/russia-will-never-see-united-states-same-way-again

Brookings: Индия и администрация Байдена

В ближайшие несколько лет будет происходить развитие отношений между Индией и Соединенными Штатами, поскольку обе страны столкнутся с тройным кризисом. Вашингтон будет бороться с коронавирусом, экономическими последствиями пандемии и последствиями политического раскола. Дели также будет иметь дело с кризисом здравоохранения и его экономическими последствиями, столкнувшись с кризисом национальной безопасности с напористым Китаем.

В этом контексте премьер-министр Нарендра Моди будет стремиться укрепить и даже расширить связи с Соединенными Штатами, партнером, которого он назвал «незаменимым». Дели будет надеяться, что Вашингтон и дальше будет помогать его интересам, и - отчасти для того что бы подстраховаться - постарается реагировать на приоритеты администрации Байдена. Учитывая это, Индия, вероятно, сосредоточит свое внимание в ближайшем будущем на сотрудничестве с Соединенными Штатами для обеспечения того, чтобы основанный на правилах порядок и многополярность преобладали в Индо-Тихоокеанском регионе, и на глобальной безопасности здравоохранения и на изменении климата.

За последние несколько лет усилившаяся обеспокоенность США и Индии по поводу Китая открыла путь для более глубоких и институциональных связей в сфере обороны и безопасности, новых или возрожденных механизмов взаимодействия друг с другом и с партнерами (включая Четырёхсторонний диалог по безопасности), для консультаций, координаций или сотрудничества с третьими странами и региональными или глобальными учреждениями, а также стимулам для обеих стран урегулировать разногласия по целому ряду вопросов. Что важно для Индии, это также привело к дипломатической, военной и разведывательной поддержке продолжающегося пограничного кризиса с Китаем.

Таким образом, правительство Моди будет внимательно следить за подходом администрации Байдена к Индо-Тихоокеанскому региону, и особенно к Китаю. Он будет надеяться, что Соединенные Штаты продолжат осознавать проблему, которую создает поведение Китая, и будут работать с союзниками и партнерами, такими как Индия, для решения проблем в Индо-Тихоокеанском регионе и за его пределами. Обратной стороной будет озабоченность, что вместо того, чтобы рассматривать Китай как стратегического конкурента, администрация Байдена сделает упор на сотрудничество с ним в вопросах изменения климата и безопасности здоровья, что позволит Китаю быть более настойчивым или наглым в регионе и препятствовать интересам Индии.

Поскольку это две страны с наибольшим числом случаев коронавируса в мире, глобальная безопасность здоровья, вероятно, станет еще одним ключевым направлением для Индии и Соединенных Штатов. Решая проблему распространения вакцин, Индия будет стремиться подчеркнуть свою роль ответственного и надежного партнера, в том числе производителя вакцины, и вероятного поставщика в ряд других стран.

То, как две страны справятся с экономическими последствиями пандемии, может повлиять на их экономическое взаимодействие друг с другом и с миром. По мере их стремления к восстановлению решающим вопросом будет то, какое сочетание решоринга и диверсификации, по их мнению, потребуется для более устойчивой экономики. Если обе страны будут стремиться к первому, это, вероятно, обострит их торговые, инвестиционные и даже иммиграционные противоречия. Некоторые из этих вопросов могут возникнуть, когда администрация Байдена решит, подписывать ли торговую сделку между США и Индией или нет.

Можно также ожидать возвращения к сотрудничеству в области изменения климата, которое было осложнено незаинтересованной администрацией Трампа. Учитывая свои амбициозные цели в области возобновляемых источников энергии, Индия будет приветствовать повторное присоединение Соединенных Штатов к Парижскому соглашению по климату, а также, вероятно, будет стремиться вести переговоры о чистых энергетических технологиях и капитале. Однако проблема в этом пространстве может исходить от тех обязательств, которые стремится взять на себя Вашингтон, и от реакции Дели с учетом его собственных предпочтений и ограничений.

Администрация Байдена, вероятно, захочет, чтобы Индия разделила бремя по всем этим вопросам. Если Индия будет рассматриваться как отстающая с точки зрения ее готовности и способности добиваться поставленных целей, то это может создать проблему. Другое расхождение может касаться ценностей, выходящих за рамки их риторического значения. Это может произойти двумя способами. Во-первых, в двусторонних отношениях с администрацией Байдена, выражающей озабоченность - или более того - внутренними событиями в Индии, и отказ правительства Моди от комментариев или действий, связанных с тем, что оно подчеркивает, являются внутренними делами. Второй - в том, на чем будет основываться «единомыслие» при выборе партнеров. Хотя многие партнеры Индии являются демократическими, она также считает важными такие страны, как Россия и Вьетнам. Вопрос будет в том, как Индия и Соединенные Штаты справятся с этими расходящимися подходами.

У двух стран также есть возможности для совместной работы в этом пространстве, особенно в обеспечении демократической устойчивости в Индо-Тихоокеанском регионе и устойчивости международного порядка, основанного на правилах (Индия будет председателем исполнительного совета Всемирной организации здравоохранения в течение следующих нескольких месяцев, членом Совета Безопасности ООН на следующие два года и председателем G20 в 2023 году). Существует также потенциал для расширения взаимовыгодных связей между людьми, например, посредством сотрудничества в сфере высшего образования, чему способствуют реформы в этом секторе в Индии.

Помимо этих проблемных областей, в 2021 году могут быть некоторые переломные моменты, которые окажут более широкое влияние на отношения. К ним относятся обострение напряженности на китайско-индийской границе этой весной и поставка Россией системы противоракетной обороны С-400 в Индию, что поднимет вопрос о том, должен ли Белый дом отказаться от соответствующих санкций. Если Соединенные Штаты продолжат сокращение своих сил в Афганистане, а Талибан не выполнит никаких мирных соглашений с правительством в Кабуле (как ожидает Индия), это потребует решений от Дели и Вашингтона. Кроме того, будет извечная угроза потенциальных терактов в Индии, связанная с группировками, базирующимися в Пакистане.

Также будут вопросы по структурам сотрудничества - двустороннему и многостороннему. Индия будет надеяться, что администрация Байдена не откажется полностью от механизмов (таких как 2 + 2, Quadrilateral или Quad-plus), которые доказали свою эффективность во время администрации Трампа. Адаптировать их к новым реалиям будет удобно. Индия может даже стремиться к новым или возрожденным диалогам по вопросам изменения климата, стратегических технологий, высшего образования или экономических связей, а также членства в возглавляемых Индией коалициях, таких как Международный солнечный альянс.

Индия также будет приветствовать возвращение Соединенных Штатов к многосторонности, хотя она и стремится к реформированию многосторонности. Она по-прежнему будет заинтересована в работе в тематических коалициях с США и другими странами, в том числе в Азии и Европе. Такие коалиции предпочтительнее для индийского правительства, чем союзы. Они позволяют Дели выбирать в соответствии с тем, где его интересы и подходы совпадают (например, присоединение к тем, которые ориентированы на региональную безопасность или критические технологии, при этом оставаясь вне торговых коалиций). Они отражают понимание Индией, что у нее нет возможности действовать в одиночку, но также что существующие многосторонние организации могут быть неэффективными или нерепрезентативными. И они соответствуют предпочтению Индии поддерживать диверсифицированный портфель партнеров, чтобы сохранить свободу действий и застраховаться от неуверенности - и ненадежности - любого из партнеров. А учитывая недавний политический кризис в Соединенных Штатах и ​​инвестиционное соглашение Европейского союза с Китаем, этот инстинкт будет только укрепляться.

Источник: https://www.brookings.edu/blog/order-from-chaos/2021/02/16/india-and-the-biden-administration/

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати