Примаковские чтения – 2019: есть ли альтернативы новой «холодной войне»?

10:02 11.06.2019 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото: if24.ru.

В Центре международной торговли открылись Примаковские чтения по теме «Возвращение конфронтации: есть ли альтернативы?». Один из наиболее крупных и представительных международных форумов в области мировой экономики и дипломатии собрал в нынешнем году гостей из 30 стран, 750 российских участников, более 90 экспертов высокого уровня и свыше 300 средств массовой информации. Традиционно организатором мероприятия выступил Институт мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской Академии наук.

С приветственным словом к собравшимся гостям и участникам форума обратился президент ИМЭМО РАН, академик РАН, доктор экономических наук Александр Дынкин. Он передал слово помощнику Президента Российской Федерации, председателю Оргкомитета чтений Юрию Ушакову.

Юрий Ушаков озвучил обращение Президента России Владимира Путина к участникам и гостям конференции. В нем говорилось: «Важно искать сообща реальные, жизнеспособные меры усилившейся конфронтации, грубому, эгоистичному продавливанию рядом стран своих политических и экономических интересов – в частности, путем санкций и торговых войн. Нужны конструктивные методы решения острых региональных и глобальных проблем».

В своем личном выступлении Ю.Ушаков подчеркнул, что форум проходит в преддверии 90-летия со дня рождения Евгения Примакова. С первых же лет своего существования конференция заняла заметное место среди наиболее авторитетных экспертных площадок.

По словам помощника Президента, Евгений Примаков оставил после себя обширное наследие в сфере дипломатии и науки. Некоторые высказанные им мысли имели особое значение в формировании нового курса российской дипломатии, направленного на защиту национальных интересов и суверенитета страны, формирования многовекторного подхода к решению важнейших международных задач. «Символично, что в день его рождения, 29 октября, в Москве, в сквере напротив здания Министерства иностранных дел, ему будет установлен памятник», - подчеркнул Ю.Ушаков.

По словам Юрия Ушакова, напряженность на международной арене продолжает нарастать, приобретая новые, все более тревожные черты. В частности, под угрозой оказалась вся система контроля над ядерными вооружениями. Москва неоднократно давала понять лидерам стран Запада о том, что готова обсуждать эту проблему, однако в США проигнорировали намерения России. Более того, если в 2001 году Вашингтон вышел из Договора по противоракетной обороне, заключенного в 1972 году, то в 2018 году жертвой политики Соединенных Штатов стал Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), несмотря на то, что Российская Федерация много раз выступала за его продление. «К сожалению, команда Дональда Трампа придерживается иллюзии, что отказ от сложившейся системы международных соглашений позволит Вашингтону иметь свободу рук в меняющемся мире», - пояснил эксперт. По словам Ю.Ушакова, под вопросом остается и продление Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3), срок действия которого заканивается в 2021 году.

Не менее тревожной остается ситуация на Ближнем Востоке. Актуальным остается вопрос об экономическом восстановлении истощенной войной Сирии. По-прежнему не разрешен конфликт в Афганистане. Продолжается гражданская война в Ливии. Несмотря на все эти обстоятельства, Вашингтон продолжает играть с огнем, разжигая напряженность вокруг Ирана. Далека от мирного разрешения обстановка на юго-востоке Украины. Усиливается религиозная и расовая нетерпимость.

Ю.Ушаков отметил, что доля развитых государств в мировой экономике падает по сравнению с развивающимися странами. Разумеется, это нравится не всем, поэтому в ход идут меры протекционизма и санкции против так называемых «ревизионистов», заинтересованных в реформе архитектуры мирового порядка.

Все это происходит на фоне усиливающихся разногласий в странах Европы и Америки. В частности, недавно состоявшиеся выборы в Европарламент показали, что на континенте по-разному видят стратегическое будущее Европейского союза.

Со своей стороны, Россия готова реагировать на любые конструктивные предложения, направленные на поиск альтернатив и обеспечение режима мирного сосуществования. «Необязательно дружить со всеми странами. Но вести дела с ними можно и должно», - напомнил в заключение Ю.Ушаков слова Евгения Примакова.

Председатель Правления Центра международной торговли, президент Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин напомнил, что Евгений Примаков выграл значительную роль в развитии отношений нашей страны с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), а также в формировании стратегически важного треугольника «Россия-Индия-Китай». Эти шаги, а также преобразование «шанхайской пятерки» в Шанхайскую организацию сотрудничества, придали значительный импульс евразийскому вектору российской внешней политики. «Мир многообразен, не сводится к единому шаблону и различен по скоростям и приоритетам своего развития. Нужно понимать, что ни одно государство не в состоянии справиться со всем объемом проблем, но оно может решать их сообща», - заключил С.Катырин.

По словам президента ИМЭМО РАН Александра Дынкина, современная глобализация все чаще идет «по понятиям», а не по правилам. Вслед за Договором РСМД очередной жертвой силового давления, видимо, станет Совместный всеобъемлющий план действий по ядерной программе Ирана. «Для того, чтобы преодолеть санкционно-кризисную спираль, необходимо, чтобы участники международных отношений говорили не друг о друге, а об актуальной повестке, посвященной формированию нового, справедливого мира», - заметил эксперт.

 

«Нелинейность» истории против либерального детерминизма

Отдельная секция Примаковских чтений была посвящена кризису современного западного либерализма и причинам нового противоборства на международной арене.

По словам президента ИМЭМО РАН Александра Дынкина, либеральная модель существовала до 2008 года, и ее кризис имеет структурные и циклические причины. Исчерпан контракт, который был подписан между народами, политиками и бизнес-элитами в эпоху, когда не существовало ни нынешних экологических проблем, ни массовой миграции. Суть прежней договоренности заключалась в том, что каждое последующее поколение должно жить лучше, чем предыдущее.

Исчерпание социального контракта привело к кризису политических институтов. Убежденность, что рыночные преобразования обязательно ведут общество к демократии либерального типа, также не подтвердилась. Она потерпела поражение на Ближнем Востоке, в Китае, а в западных странах привела к усилению позиций так называемых «популистов», яркими примерами которых стали Дональд Трамп в США, Маттео Сальвинии в Италии и Найджел Фарадж в Великобритании. Собственно говоря, либеральный универсализм постигла та же участь, что и концепт мировой революции в первой четверти ХХ века, а исторический процесс в очередной раз подтвердил собственную нелинейность.

Впрочем, приглашенные из европейских стран гости демонстрировали собственную убежденность в незыблемости основных принципов либерализма.

Польский политический и государственный деятель Александр Квасьневский считает, что основная причина переживаемого миром кризиса заключается в технологических изменениях, которые в настоящее время переживает мир. Интернет, социальные сети и новые методы коммуникации вытесняют традиционные способы воздействия на социум.

А.Квасьневский сравнил современный экономический кризис по глубине влияния с «Великой депрессией» рубежа 1920-1930-х годов, которая привела человечество к очередной мировой войне. Рост неравенства и безработицы, особенно среди молодежи, а также снижающаяся роль среднего класса формируют благодатную почву для роста популистских настроений.

Еще одним важным испытанием стал рост миграции, особенно из стран Востока. «Люди уезжают из перенаселенных государств в стареющие общества с высокими социальными гарантиями, прежде всего в страны Западной Европы», - отметил эксперт.

Наконец, важным фактором, влияющим на рост хаоса в международных отношениях, А.Квасьневский считает появление новых центров влияния, среди которых Китай, Россия и Индия.

Тем не менее, эксперт считает, что Евросоюз выдержит все испытания. «Последние выборы в Европарламент показали, что спектр политических партий, представленных там, расширился. В целом это неплохо, как и интерес «зелёных» к проблемам экологии», - отметил он.

Что ждет Евросоюз в ближайшее время? А.Квасьневский не исключил усиления хаоса в ближайшие 10-15 лет, однако он приведет лишь к обновлению ЕС, а не его исчезновению.

С позицией польского коллеги солидаризировался президент Центра европейских исследований имени Вильфрида Мартенса Микулаш Дзуринда. Он отметил, что в Европе сильны демократические институты, и это позволит ей преодолеть временные трудности.

Сопредседатель Европейского совета по международным делам Карл Бильдт считает, что дестабилизация международных отношений происходит из-за господства тенденции на насилие в торговых отношениях, а крупнейшие страны используют методы экономического давления. Ситуация усугубляется конфронтацией между Москвой и Вашингтоном, однако она не может быть вечной. «Должны возникнуть новые правила в мировой экономике, обязательные для всех, - и для России, и для Китая», - подчеркнул он.

Управляющий директор консалтинговой фирмы Kissinger Associates, Inc., старший научный сотрудник Института Джексона по глобальным вопросам Йельского университета Томас Грэм выразил мнение, что для решения назревших проблем необходимо разработать способы применения новых технологий, включая искусственный интеллект. Только тогда можно ввести обострившуюся конкуренцию между государствами во взаимоприемлемые рамки. Кроме того, необходимо установить новые каналы коммуникации между Россией и США и начать диалог о стратегической стабильности, к которому в перспективе мог бы присоединиться Китай.

Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов считает, что главное достоинство Евгения Примакова заключалось в том, что он всегда оставался твердым реалистом вне зависимости от политической конъюнктуры. «Главная проблема великих держав, - отметил эксперт, - заключается в том, что они искренне убеждены: от их позиции в мире зависит многое, если не всё. Однако это совершенно не так».

По словам Ф.Лукьянова, для многих стран внутренние вызовы значительно более болезненны, чем внешние. В этих условиях популизм становится своеобразным средством решения накопившихся проблем.

«Никто не собирается оспаривать известную фразу Черчилля о том, что демократия плоха, но остальные формы правления еще хуже. Но желание уйти от смутного и неопределенного центризма – суть политики очень многих стран. Люди хотят четких и ясных ответов, и к этому надо отнестись с пониманием», - заметил эксперт.

Более того, отмеченная закономерность справедлива не только для стран Европы, но и для постсоветского пространства, где многие государства после распада СССР получили признание просто по факту своего возникновения. Однако это не значит, что все они состоялись как самостоятельные единицы де-факто. По словам Ф.Лукьянова, наблюдаемый в настоящее время кризис в Молдове свидетельствует об обратном: эта страна находится в сложном положении по вполне внутренним причинам.

 

Евросоюз: становление субъектности

Специальная сессия, организованная при участии Председателя Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганга Ишингера, была посвящена становлению субъектности Евросоюза как глобального политического игрока.

По словам директора Института международных отношений (Рим) Натали Точчи, на Брюссель оказало крайне неприятное впечатление решение Великобритании о выходе из Евросоюза. «Многие считали, что Brexit повлечет за собой «эффект домино». Эпоха эйфории закончилась, и нам потребовалось определить новое место в меняющемся мире», - пояснила Н.Точчи. По словам эксперта, ЕС нуждается в автономии прежде всего для того, чтобы заниматься экономической, социальной и политической кооперацией, а также решать назревшие вопросы собственной безопасности.

Ассоциированный партнер Стратегической группы Агора, президент неправительственной организации «Les Chantiers de la Liberté» (Франция) Пьер Леллуш считает, что внешняя политика, даже проводимая такой страной, как США, не должна проводиться по принципу кнута. Однако ни в Вашингтоне, ни в Пекине не считаются с самостоятельным статусом ЕС, и подобная ситуация остается совершенно безнаказанной. «Получается, что Евросоюз постоянно должен спрашивать у Соединенных Штатов разрешения на торговлю с другими странами во избежание неприятных последствий. Такой мир не может вести ни к чему, кроме произвола и права силы», - заметил французский политик.

Руководитель Регионального бюро Фонда имени Фридриха Эберта по вопросам мира и сотрудничества в Европе Райнхардт Крумм считает, что у современного экспертного сообщества есть определенные основания для оптимизма. Несмотря на турбулентность в международных делах, в целом население Европы не хочет войны и открыто к сотрудничеству. Нынешнее поколение ощущает нехватку безопасности, однако не видит институтов, на которые можно было бы в полной мере положиться. Согласно опросу, проведенному Фондом, 46% населения Европы считает, что новое военное противостояние вполне возможно, а 50% рассматривают Россию как угрозу. Кроме того, среди европейских стран есть и те, население которых недовольно их статусом (75% опрошенных на Украине, 85% в Сербии и 56% в Польше). Р.Крумм считает, что для того, чтобы преодолеть сложившийся скептицизм, необходимо развивать механизмы международного сотрудничества, используя для этого любые возможности.

В свою очередь, финский дипломат Рене Нюберг считает, что ситуация вокруг Brexit привела не столько к кризису евроинтеграции, сколько к консолидации в ЕС. «Даже националисты, традиционно критиковавшие Брюссель, снизили уровень собственного скептицизма», - отметил он.

Директор Центра стратегического планирования Атлантического совета Мэтью Барроуз дал развернутую характеристику внешней политики США при Дональде Трампе. По словам эксперта, практически все усилия американских дипломатов в настоящее время направлены на сдерживание Китая. Причина этого лежит в области психологии – в Вашингтоне очень обеспокоены претензиями Пекина на технологическое лидерство, особенно в области искусственного интеллекта. Для Вашингтона крайне неприятен и тот факт, что Москва налаживает отношения с Пекином в условиях кризиса отношений с США. Введенные против России санкции также не способствуют нормализации отношений с Москвой, а отменить их крайне затруднительно.

По словам М.Барроуза, в Вашингтоне убеждены, что обеспечить политический суверенитет ЕС без военного строительства нельзя. «В Белом доме недоумевают: как Брюссель может обеспечить собственную субъектность, если он не уделяет должное внимание оборонным задачам?» - отметил представитель Атлантического совета.

Заведующий отделом разоружения и урегулирования конфликтов Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Андрей Загорский считает, что сравнение ЕС с Китаем и США по ресурсным параметрам будет не в пользу Евросоюза. Последний не является суверенным актором, и сам поиск консенсуса для него важнее, чем конечный результат. Достаточно вспомнить 2002-2003 годы, когда ЕС так и не сформулировал консолидированную позицию в отношении политики США в Ираке.

Разумеется, это не означает, что ЕС не играет существенную региональную или глобальную роль. Например, начало реализации политики «Восточного партнерства» в отношении ряда стран на постсоветском пространстве сразу же превратило Евросоюз в главного оппонента России.

«Дело даже не в том, удастся ли ЕС создать собственную армию. Если не считать торгово-инвестиционного партнерства, включая нефтегазовую сферу, не так много областей, в которых мы стали значимыми партнерами друг для друга», - отметил Андрей Загорский.

Российский эксперт считает, что, в случае заинтересованности в выходе из кризиса, необходимо искать те сферы активности, где Москва и Брюссель будут полезны друг для друга.

 

Ближний Восток: мир или новая война?

Деловая активность Примаковских чтений была продолжена специальной сессией «Ближний Восток: путь к стабильности – риски и возможности», приуроченной к 200-летию Института востоковедения РАН.

По словам модератора секции, научного руководителя Института востоковедения РАН, академика РАН, доктора исторических наук Виталия Наумкина, регион Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА) переживает серьезные изменения. Во многих странах были свергнуты или ушли в отставку лидеры, возглавлявшие государства на протяжении долгих лет. Некоторые из них были убиты (как, например, Муаммар Каддафи в Ливии). Возникший хаос в ряде случаев привел либо к безвластию, либо к многовластию. Решительно заявили о себе фундаменталистские течения, и хотя база ряда из них (прежде всего, запрещенного в России ИГИЛ) уничтожена, мир так и не настал. Серьезные разногласия сохраняются как между важными региональными игроками, так и между внешними акторами, активно участвующими в определении будущего региона. Более того, по-прежнему велика опасность возникновения новых очагов войны. Главным вопросом остается один: что необходимо сделать для установления прочного мира в регионе?

Директор программы по Ближнему Востоку и Северной Африке Международной кризисной группы (МКГ) Йост Хильтерманн считает, что региональные и глобальные игроки на Ближнем Востоке должны приложить действенные усилия для формирования общей платформы действий. Мирный процесс должен быть, в первую очередь, инициирован самими народами стран БВСА. Усилия мировых лидеров необходимо прилагать прежде всего для предотвращения новых конфликтов стран региона (таких, как ирано-израильский, сирийско-израильский, курдско-турецкий и рост разногласий между Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами).

Региональный директор по странам Ближнего Востока и Северной Африки Центра Гуманитарного Диалога Ромэн Гранжан отметил, что работу структур ООН в БВСА осложняет появление здесь десятков и сотен участников конфликта, среди которых есть и те, которым свойственна гибридная природа: они носят неправительственный характер, но имеют доступ к государственным ресурсам. Именно этим объясняется тщетность усилий по установлению мира в Ливии, где для прекращения войны необходимо вовлечение в переговоры всех без исключения участников противостояния. Однако для этого у международных организаций не хватает ресурсов.

Генеральный секретарь Всеобщего союза рабочих Туниса в 2012-2017 годах, лауреат Нобелевской премии мира за 2015 год Хассин Аббасси поделился своим опытом участия в урегулировании конфликта в Тунисе. Он напомнил собравшимся, что именно в его стране в декабре 2010 года начались события, которые оказали воздействие на все остальные страны арабского мира.

После так называемой «Жасминовой революции» резко возросла опасность роста фундаменталистских и обскурантистских настроений в обществе. Их жертвами в 2013 году стали два видных левых политика страны – представитель Партии объединенных патриотов-демократов Шокри Белаид и лидер Насеристского движения Мохаммед Брахми. В этих условиях четыре организации – Всеобщий союз рабочих Туниса, Тунисская конфедерация промышленности, торговли и ремесленничества, Тунисская лига по защите прав человека и Тунисский орден адвокатов образовали своеобразный «квартет», взявший на себя задачу обеспечения мирного политического процесса и предотвращения трагедий, аналогичных произошедшим в Сирии, Ливии и Йемене. Новой структуре удалось не только договориться со всем спектром политических сил – от исламистов до социал-демократов, но и способствовать формированию «технократического» правительства, а также сформировать «дорожную карту» для выхода из кризиса.

Разумеется, без обеспечения контроля за тунисско-ливийской границей мирный сценарий вряд ли был бы реализован. Вызывает беспокойство и ситуация в Алжире. По словам Хассина Аббасси, почти 3 тысячи джихадистов-уроженцев Туниса приняли участие в войне в Сирии и Ираке. Однако у салафитов нет прочной поддержки в стране, а их семьи отказываются от них. Последнее обстоятельство отчасти сдерживает активность экстремистких течений в Тунисе.

По мнению Президента Института политических и международных исследований (Иран) Сейеда Мохаммада Казема Саджадпура, стремление США к односторонней гегемонии изрядно осложнило ситуацию на Ближнем Востоке. Для того, чтобы изменить обстановку, необходимо, по выражению эксперта, сформировать «новую когнитивную карту» региона. Попытки США, Израиля и Саудовской Аравии игнорировать интересы Ирана контрпродуктивны. Напротив, необходимо начать диалог по региональной безопасности с безусловным участием Тегерана. В то же время доктор Саджадпур отметил, что российская позиция по вопросу мирного урегулирования региональных конфликтов носит гораздо более взвешенный характер, чем позиция Вашингтона, и ее, бесспорно, необходимо учитывать.

Старший научный сотрудник корпорации RAND Сэмюэл Чарап, напротив, полагает, что у США и России сохраняется общая заинтересованность в предотвращении масштабных конфликтов на Ближнем Востоке. Однако отношения Москвы и Вашингтона оставляют желать лучшего, и это не идет на пользу самому региону. «Максимум, чего смогли добиться Россия и США – это избежать войны друг с другом в Сирии», - заметил эксперт.

Руководитель Лаборатории «Центр ближневосточных исследований» ИМЭМО РАН, доктор исторических наук Ирина Звягельская предостерегла экспертное сообщество от преувеличения внешнего влияния на ситуацию в регионе. «Непоследовательная, анклавная модернизация и недовольство людей собственным положением способствовало их выходу на улицы. Перемены во многих странах назрели, но переход к новой модели отношений показал всю свою противоречивость и сложность», - заметила она.

 

АТР: часть «Пояса и Пути» или «Индо-Тихоокеанский регион»?

Заключительная секция первого дня работы Пятых Примаковских чтений была посвящена перспективам развития и существующим противоречиям, с которыми сталкиваются страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

Модератор секции, ректор МГИМО (У) МИД России, академик РАН Анатолий Торкунов отметил, что положение в регионе во многом определяется тарифными противоречиями между США и Китаем. Значительное место в АТР занимает концепт «Индо-Тихоокеанского региона», активно продвигаемый Вашингтоном, поддерживаемый (по различным мотивам) Индией, Японией и Австралией, и противоречащий концепции «Один пояс – один путь», реализуемой Пекином.

Профессор Центра международных отношений и общественных дел Шанхайского университета международных отношений Ян Чен был крайне осторожен в формулировках. Он отметил, что выражение «торговая война», которое нередко используют современные СМИ применительно к оценке конфликта между Вашингтоном и Пекином, используется неверно. «Противоречия существуют между разными странами мира, - заметил он. – Торговля – это еще не вся экономика, и возможности для маневра у нас сохраняются».

Директор Института им. Г.Киссинджера по Китаю и СШАпри Международном научном центре им. Вудро Вильсона Роберт Дейли считает, что главная проблема в отношениях США с Китаем – это открытость экономики КНР и отсутствие достаточных взаимных инвестиций. Именно эти причины привели к тому, что две страны вовлечены в затяжную глобальную конкуренцию, и для того, чтобы выйти из сложившегося положения необходимо сформировать не только новый торговый режим, но и принципиально иную архитектуру безопасности.

По образному выражению американского политолога, состояние Вашингтона и Пекина можно определить как «обоюдную аллергию» на идеи друг друга. КНР не приемлет любой диктат со стороны США. Соединенные Штаты принципиально не желают адаптироваться к меняющимся международным условиям. Остальные государства вынуждены выбирать сторону, которую они поддержат. В любом случае США придется работать и с Китаем, и с Россией по всему спектру новых вызовов и угроз – от сотрудничества в киберпространстве до международного терроризма.

Заместитель директора по научной работе ИМЭМО РАН, руководитель Центра азиатско-тихоокеанских исследований, академик РАН Василий Михеев затронул перспективы денуклеаризации Корейского полуострова. Он пояснил, что в настоящее время возможностей для решения этой проблемы практически нет. Для политического руководства КНДР ядерное оружие – это наиболее прочная гарантия сохранения его у власти. Не способствует положительным изменениям и ухудшение отношений в треугольнике «Россия-Китай-США».

К тому же для разных стран вопрос ядерного разоружения КНДР имеет разный приоритет. Для Китая он не имеет существенного значения. Россия уделяет большее внимание положению на Ближнем Востоке и угрозе терроризма в своем южном «подбрюшье». Для Трампа вопрос о Северной Корее – это перспектива дипломатической победы или поражения в преддверии президентских выборов в США. И только для Южной Кореи он находится среди приоритетов национальной безопасности.

Корейскую тему продолжил профессор факультета права Университета Хосэй (Япония) Нобуо Симотомаи, который считает, что серьезных изменений на этом направлении не произойдет. «Президент США Дональд Трамп неоднократно заявлял о существенных изменениях, но фактических результатов по итогам саммитов в Сингапуре и Ханое нет, а ситуация патовая», - заметил он.

Своеобразные итоги состоявшемуся обсуждению подвел заведующий кафедрой дипломатии МГИМО (У) МИД России, Чрезвычайный и Полномочный Посол Александр Панов. По его словам, в Азиатско-Тихоокеанском регионе формируется новая биполярность. Причин тому несколько: в АТР так и не удалось создать единого политического партнерства, зато Китаю в рамках концепции «Один пояс – один путь» удалось добиться определенного единства. Пекин пытается реализовать для Восточной Азии своеобразный аналог «доктрины Монро», выдвинутой в свое время США для Латинской Америки.

Разумеется, подобное положение не может нравиться Вашингтону. «Долгое время Трампу некогда было заниматься Китаем, он был сосредоточен на России. Зато теперь мы все наблюдаем, как он выясняет отношения с Пекином, - с некоторой иронией заметил А.Панов. – Шаг за шагом КНР попытается вытеснить Соединенные Штаты из этого региона».

 

Журнал «Международная жизнь» продолжает следить за ходом конференции «Примаковские чтения».