ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Индо-Тихоокеанский регион и австралийско-индонезийское сотрудничество

10:24 25.04.2019 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Внимание Австралии к Индонезии обусловлено прогнозируемым достижением Индонезией к 2050 г. звания четвёртой по величине экономики мира и активным участием Джакарты в региональной политике.

Основной площадкой выражения Джакартой своего видения будущего Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) до недавнего времени была Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Региональный контекст данной организации, судя по всему, более не удовлетворяет геополитическим запросам Индонезии, в индонезийской политике наметилась тенденция выхода за рамки АСЕАН. Внутри АСЕАН Индонезия останется влиятельным региональным игроком, но при этом она пока не стала влиятельной региональной державой.

Географическое положение Индонезии, расположенной на перепутье из Тихого океана в Индийский (в «сердце» Юго-Восточной Азии), превращает страну в стратегически важный пункт в Индо-Тихоокеанском регионе (ИТР). Геополитически Индонезия воспринимает своё место в мире как связующее звено (точку опоры - Global Maritime Fulcrum) между двумя океанами. Это выражается в официально принятой характеристике внешней политики Джакарты - «открытость, прозрачность, вовлечённость» (openness, transparency, inclusion) (1).

МИД Индонезии определяет ИТР как «стратегически важный треугольник, расположенный на пространстве Индийского и Тихого океанов, упирающийся на севере в Японию, на юго-востоке – в Австралию, на юго-западе – в Индию, и с Индонезией в его центре» (2).

В данном контексте Джакарта уделяет особое внимание сотрудничеству с Индией в сфере безопасности. Численное наращивание группировки индонезийских вооружённых сил на восточном направлении, их перемещение с запада в восточные области страны говорит о доверии, питаемом Джакартой к Нью-Дели (3).

Объявленная Нью-Дели концепция «Смотри на Восток» (Look East) согласуется со стратегическим видением Индонезией будущей внешнеполитической архитектуры в регионе. Это видение выражается в работе Джакарты над продвижением формата сотрудничества «Юг-Юг» - активизации отношений с развивающимися странами региона - (Камбоджа, Мьянма, Вьетнам, Лаос, Бутан, Шри-Ланка, Восточный Тимор, Папуа-Новая Гвинея), с расширением сотрудничества со странами Африки и тихоокеанскими островными государствами (Фиджи, Самоа).

Сотрудничество, по стратегии Джакарты, должно проходить в рамках вышеописанного треугольника Индия – Япония – Австралия с Индонезией в функции переговорного звена, «связующего» воедино всех участников ансамбля.

Джакарта ставит перед собой задачу найти точки соприкосновения с ведущими игроками (США, Австралия, Индия, КНР) для создания предсказуемой системы региональной безопасности. Основными методами достижения поставленной цели будет участие Индонезии в международных объединениях, охватывающих оба океана (Восточноазиатский саммит, АСЕАН), разработка признанного международного правового механизма, регулирующего политическую и экономическую жизнедеятельность региона, поиск баланса в отношениях с Индией, Китаем, США и Австралией для предотвращения возможных конфликтов, которые могут «сбить» Индонезию с траектории превращения во влиятельную региональную державу.

Учитывая островное расположение и изрезанный ландшафт Малайского архипелага, потенциальный конфликт между упомянутыми державами неизбежно затронул бы территориальные воды Индонезии, либо зону её стратегического контроля (Арафурское море, Яванское море, Молуккское море, Тиморское море, море Сулу, море Саву). И данный нюанс рассматривается западными экспертами как довод против нейтралитета Индонезии и фактор в пользу присоединения к военному союзу США и Австралии с участием в модернизации военно-морской базы ВМС США и Австралии Ломбрум на о. Манус (Папуа-Новая Гвинея).

Но положительный ответ Джакарты на это неофициальное предложение возможен при условии кардинального нарушения регионального баланса сил и, на наш взгляд, не является ближайшей перспективой.

Канберра переводит отношения с Индонезией на качественно иной уровень. Углубление сотрудничества двух стран, с позиции Канберры, является долговременным стратегическим выбором. О серьёзности намерений говорят планы австралийских властей работать на сокращение цивилизационно-культурной дистанции между Индонезией и Австралией, повысить уровень соответствующих научных дисциплин, выделить Фонду азиатского образования (the Asia Education Foundation) $1,5 млн. на изучение индонезийской культуры и языка, $3 млн. на развитие деловых контактов на уровне юридических лиц, придать регулярность диалогу МИД и минобороны двухстран (4).

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

1) http://perthusasia.edu.au/getattachment/Our-Work/Expanding-Horizons-Indonesia-s-Regional-Engagemen/PerthUSAsiaCentre-Indonesia-volume-2018.pdf.aspx?lang=en-AU

2) https://csis-prod.s3.amazonaws.com/s3fs-public/legacy_files/files/attachments/130516_MartyNatalegawa_Speech.pdf

3) https://www.lowyinstitute.org/the-interpreter/indonesia-has-stake-australia-lobrum-plans-too

4) https://www.pennywong.com.au/speeches/australia-and-indonesia-working-together-in-a-time-of-disruption-national-gallery-of-australia-canberra/

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати