ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

СПЧ: права человека и распространение COVID 19 в России и в мире

15:14 02.11.2020 • Юрий Меньшиков, редактор

Москва. Проверка соблюдения режима ношения масок и перчаток

В Москве состоялась онлайн-конференция председателя Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Валерия Александровича Фадеева, посвященная вопросам соблюдения прав человека в условиях распространения COVID-19.

В рамках мероприятия речь шла о соблюдении трудовых прав, проблемах дистанционного образования, поддержке НКО и наиболее социально уязвимых граждан России, сложностях, которые возникли при ускоренной цифровизации в условиях распространения новой коронавирусной инфекции, и способах их преодоления.

В мероприятии приняли участие член СПЧ Татьяна Георгиевна Мерзлякова и эксперт СПЧ Игорь Станиславович Ашманов.

Касаясь международных аспектов проблемы, участники конференции рассказали о мерах поддержки трудовых мигрантов и наших соотечественников, проживающих за рубежом.

Говоря о мигрантах, Т.Мерзлякова сообщила, что после объявленных из-за распространения коронавируса ограничений, в первые два дня в офис Уполномоченного по правам человека в Свердловской области обычные люди не могли дозвониться. Звонили мигранты в панике: полеты самолетов за рубеж были отменены, и мигранты оказались беззащитными. Члены СПЧ забили тревогу. Они были услышаны и, благодаря тому, что Президент вовремя издал указы, которыми продлевалась регистрация, действие трудовых патентов, в соответствии с которыми стали невозможны ни выдворение, ни депортация этой категории людей. Благодаря этим мерам острота ситуации была снята.

Губернатору Свердловской области Е.Куйвашеву, по словам Т.Мерзляковой, приходилось, применяя свои возможности, отправлять мигрантов военными самолетами. Также использовались для отправки мигрантов борта, оплаченные властями региона для возвращения в Екатеринбург с озера Иссык-Куль из Кыргызстана сибирских туристов и областных спортсменов, находившихся там на сборах. 

По мнению правозащитницы, СПЧ должна поставить на международном и общероссийском уровне вопрос об обязательности для стран, из которых приезжают в Россию мигранты, обеспечения возврата своих граждан.

Для российских правозащитников также было важно решить вопрос с медицинским обслуживанием мигрантов, которые вследствие продления действия патентов смогли трудоустроиться и продолжить работу в России. При этом, у подавляющего большинства из них не было медицинских полисов и страховок.

Другой проблемой, которую создали введенные зарубежными странами из-за пандемии ограничения на пересечение границ, стало возвращение российских граждан. Уполномоченный по правам человека в Свердловской области считает, что в данном случае россиянам из ее региона повезло, так как «Уральские авиалинии» летали во многие страны мира. Областной штаб во взаимодействии с Федеральным штабом по чрезвычайным ситуациям (МЧС) смогли, используя эту возможность, многое сделать для возвращения наших граждан. Но есть страны, куда «Уральские авиалинии» не летают. Так, на Фиджи, Сейшелах, в Танзании было по четыре-пять уральцев. В результате и эта проблема была решена с помощью российского МИДа.

Но есть и еще одна проблема, которую без помощи федерального центра в форс-мажорной ситуации, как считает Т.Мерзлякова, не решить. Это, когда в ней оказываются выходцы из России, ставшие гражданами других государств.

На вопрос модератора о том, есть ли информация об обращении россиян в Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) о жестоком обращении в связи с карантинными мерами, ущемлении прав человека в странах ЕС и где грань между необходимыми и чрезмерными ограничениями, ответил В.Фадеев.

По его наблюдениям, ситуация с ограничениями в большинстве стран Европы более жесткая, чем в России. Там штрафы гораздо больше (от 500 евро и выше), и люди выходят на протесты, митинги, манифестации, устраивают стычки с полицией. В этом отношении председатель СПЧ России не считает чрезмерными введенные в нашей стране меры. Что касается обращений в ЕСПЧ россиян и соотечественников, проживающих за рубежом, такая информация отслеживается.

Подводя итоги онлайн-конференции, можно сказать, что обращение российских правозащитников к международным аспектам проблемы соотношения прав человека с ограничениями, вызванными пандемией COVID-19, свидетельствует об ее актуальности.

О том же свидетельствует и международный опыт. ООН, по мере осознания того, что эпидемия коронавируса может угрожать правам человека во всем мире, призывает страны принять более согласованный, глобальный и ориентированный на права человека подход к этой пандемии, которую Генеральный секретарь Антониу Гутерриш назвал «общечеловеческим кризисом».

С самого начала вспышки коронавирусной инфекции COVID-19 официальные представители Комиссии ООН по правам человека и назначенные ООН независимые эксперты подчеркивают важность защиты прав людей. В ходе неофициального брифинга Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет призвала к срочным и всесторонним действиям, чтобы COVID-19 не привел к «еще более масштабному неравенству» на фоне страданий большого числа людей. Она добавила, что многие государства приняли беспрецедентные меры для защиты прав трудящихся и сведения к минимуму числа безработных.

Совместное заявление экспертов ООН по правам человека гласит: «…каждый человек, без исключения, имеет право на получение жизненно необходимой медицинской помощи, и ответственность за предоставление этих услуг лежит на правительствах. Нехватка ресурсов или использование государственных и частных схем страхования не должны служить оправданием для дискриминации в отношении определенных групп пациентов. Каждый человек имеет право на здоровье».

Важно представить некоторые мнения экспертов ООН по правам человека о мерах, направленных на ликвидацию последствий пандемии COVID-19.

Так, по мнению Дубравки Шимонович, специального докладчика ООН по вопросу о насилии в отношении женщин, весьма вероятно, что уровень насилия в семье будет расти, как и предполагалось, исходя из первоначальных данных полиции и операторов горячих линий. Для многих женщин и детей дом может быть местом страха и насилия. Эта ситуация значительно ухудшается в случаях изоляции, таких как карантин, введенный во время пандемии COVID-19.

Роза Корнфельд-Штейн, независимый эксперт по вопросу об осуществлении пожилыми людьми всех прав человека, заявляет, что сообщения о брошенных пожилых людях в домах престарелых или о телах, найденных в приютах, вызывают тревогу.

Сесилия Хименес-Дамари, специальный докладчик по вопросу о правах перемещенных лиц, полагает, что эта категория людей подвергается повышенному риску заражения вирусом COVID-19 из-за ограниченного доступа к здравоохранению, воде, санитарным услугам, продовольствию и адекватному жилью. Они часто сталкиваются с дискриминацией. Те, кто находится в лагерях или в местах массового скопления людей, часто оказываются в перенаселенных приютах для чрезвычайных ситуаций, физически и структурно несоответствующих для предотвращения заражения коронавирусом. 

Специальный докладчик ООН по вопросам меньшинств Фернан де Варенн обращает внимание на то, что COVID-19 − это не только проблема сферы здравоохранения, − это также и «вирус», который усиливает ксенофобию, ненависть и отчуждение. Сведения о том, что китайцы и другие азиаты подвергаются физическим нападениям, о высказываниях на почве ненависти, обвиняющих меньшинства, включая цыган, латиноамериканцев и других лиц, в распространении вируса и о политиках, призывающих к тому, чтобы мигрантам было отказано в доступе к медицинским услугам, свидетельствуют о том, что государствам необходимо срочно заострить внимание на том, чтобы права наиболее уязвимых и маргинализированных людей, были защищены.

Управление Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) предоставило рекомендации по принятию мер в борьбе с распространением коронавирусной инфекции COVID-19, ориентированные на права человека:

1. Политика в области здравоохранения должна учитывать не только медицинские аспекты пандемии, но также правозащитные и гендерные последствия в рамках мер, принимаемых в области здравоохранения;

2. Чрезвычайные полномочия должны использоваться законно, в интересах общественного здравоохранения, а не в качестве основы для подавления инакомыслия или замалчивания деятельности правозащитников или журналистов;

3. Меры ограничения, такие как социальное дистанцирование и самоизоляция, должны учитывать потребности лиц, которые полагаются на поддержку других людей в еде, одежде и гигиене. Многие люди, в том числе  инвалиды, полагаются в этих случаях на семью и социальные службы;

4. Крайне важно, чтобы любое ужесточение пограничного контроля, ограничения на поездки или ограничения свободы передвижения не препятствовали людям, которые вынуждены бежать от войны или преследований;

5. Налоговые льготы и пакеты мер социальной защиты, направленные непосредственно на тех, кто в наименьшей степени способен справиться с кризисом, имеют важнейшее значение для смягчения разрушительных последствий пандемии. Немедленные меры экономической помощи, такие как гарантированный оплачиваемый отпуск по болезни, расширенные пособия по безработице, распределение продовольствия и всеобщий базовый заработок, могут помочь избежать острых последствий кризиса;

6. Представители ЛГБТИ-сообщества также сталкиваются с повышенными рисками во время этой пандемии. Конкретные мероприятия должны быть включены в планы реагирования для решения проблем в этом направлении;

7. Государствам следует принимать во внимание особые концепции здоровья коренных народов, включая их традиционную медицину, консультироваться и учитывать свободное предварительное и осознанное согласие коренных народов при разработке профилактических мер по коронавирусной инфекции COVID-19;

8. Люди, лишенные свободы, в том числе в тюрьмах, следственных изоляторах, иммиграционных центрах, учреждениях и других местах содержания под стражей, подвергаются повышенному риску заражения в случае вспышки заболевания. Их положение должно быть отдельно рассмотрено при планировании и реагировании на кризисные ситуации;

9. Медицинские работники и соответствующие эксперты, включая ученых, должны иметь возможность свободно говорить и обмениваться информацией друг с другом и общественностью.

С позицией ООН по данному вопросу солидарны многие международные правительственные и неправительственные организации, такие как Совет Европы (СЕ), ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, Human Rights Watch, белорусская правозащитная организация Human Constanta, российская правозащитная группа «Агора» и другие. Приведем наиболее важные положения в подходах к современной эпидемиологической и гуманистической дихотомии некоторых из них.

Так, Совет Европы опасается, что в условиях жесткой борьбы с эпидемией, права человека будут ущемляться и предостерегает от ограничения гарантий и свобод под предлогом пандемии. В СЕ напоминают, что вынужденные отступления от стандартов в области прав человека должны оставаться соразмерными угрозе распространения вируса и быть ограничены во времени. «Карантинные» ограничения могут стать дополнительным поводом для обращений россиян в Европейский Суд по правам человека.

Ряд мер, принимаемых властями в условиях COVID-19, «неизбежно посягнут на права и свободы граждан», говорится в докладе СЕ «Соблюдение принципов демократии, верховенства права и прав человека в период кризиса». Ограничения, пишут авторы доклада, допустимы лишь в том случае, если они строго необходимы для борьбы с пандемией и не приводят к произволу на местах.

В дальнейшем, подчеркнули в Совете Европы, текущие отступления от норм права будут оцениваться ЕСПЧ в делах, которые поступят на его рассмотрение. В документе говорится, что дополнительные законодательные нормы, принятые в режиме ЧС, должны соответствовать конституциям, международным стандартам и характеризоваться минимальными изменениями обычных правил и процедур демократического принятия решений, а также включать в себя четкие временные ограничения на продолжительность этих исключительных мер.

В свою очередь, эксперты правозащитной организации Human Constantaв преамбуле своего доклада записали, что коронавирус принес миру беспрецедентные карантинные меры, закрытие границ, прекращение авиасообщения и ограничения прав человека. Многие страны полностью закрыли въезд для иностранцев. В России камеры видеонаблюдения на подъездах помогают выявить тех, кто во время карантина вышел выкинуть мусор, европейский Общий регламент по защите данных (GDPR) снимает ограничение на передачу медицинских данных во время кризиса, а сотни беженцев потеряли возможность найти безопасное место. Большинство этих мер вызывает общественное одобрение, что сложно представить в другой ситуации, по оценке Human Constanta.

При этом, эксперты организации отметили, что в некоторых случаях права человека могут быть ограничены. Но часть из них обязательны, и их нельзя ограничивать ни при каких обстоятельствах – это право на свободу от пыток и от рабства.

Другие же могут зависеть от обстоятельств, и даже право на жизнь может подвергаться ограничению. Сейчас у всего мира есть важная цель: сохранение жизни и здоровья большинства людей. Это одна из причин, которая позволяет государствам вводить дополнительные меры по ограничению прав. Важное условие: такие ограничения должны иметь четкий временной промежуток (например, 30 дней), в них должно быть четко прописано, что именно запрещено (например, массовые мероприятия с количеством участников не больше определенного числа), и они должны быть закреплены соответствующим нормативным актом. Наконец, ограничения в любом случае не должны быть дискриминационными и должны быть соразмерными. Соразмерность определяется позицией граждан страны: они не высказываются против принятых мер − значит, они согласны с ними, с их соразмерностью, и считают, что данная стратегия будет оправдана с точки зрения предотвращенных жертв.

Отвечая на вопрос, как связаны право на здоровье и экономика, специалисты Human Constanta отстаивают точку зрения, что подход, основанный на правах человека, применим везде, в том числе в экономике. Сейчас Европа ставит человеческую жизнь выше экономики. Однако у человека есть и социально-экономические права, а право на здоровье может быть подвергнуто опасности в условиях карантина, если этот человек не сможет получать жизненно необходимые товары. Поэтому перемещение товаров в Европе не ограничено. Возможно, если экономику «посадить» на карантин, то оказывать медицинскую помощь будет просто некому и нечем. Все зависит от ресурсов, которые есть, чтобы поддерживать систему здравоохранения.

Свою точку зрения на совместимость борьбы с коронавирусом и правами человека в условиях России имеет руководитель российской правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. Он сомневается в соответствии принимаемых властями антипандемических мер принципу соблюдения основополагающих прав и свобод человека. На его взгляд, авторитарные режимы, по определению, пользуются любой удобной возможностью, чтобы дополнительно ограничить права и свободы, укрепить собственную власть.

Правозащитник критикует не столько действия властей России, например, принудительную госпитализацию или применение технологии распознавания лиц, сколько тот факт, что такие меры не основаны на законах. «Нет ни одного федерального закона, который позволяет госпитализировать людей с подозрением на коронавирус, − указывает правозащитник. − Законодательство предполагает госпитализацию только в нескольких случаях». Эти случаи − психическое расстройство и туберкулез в открытой форме, но и для этого необходимо решение суда в индивидуальном порядке. И уж совсем недопустимо, по мнению П.Чикова, принудительно госпитализировать, то есть фактически лишать свободы человека только на том основании, что он вернулся из-за границы.

Как видим, вопрос о том, что делать в условиях кардинальных изменений, которые оказывает пандемия коронавируса на нашу жизнь, наш мир, очень многогранен и способы ответа на него, на его решение во многих случаях если не противоречивы, то неоднозначны. Общемировое внимание к соотношению ограничительных мер, вызванных COVID-19, с соблюдением прав человека − тому свидетельство.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати