ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Эволюция президента Зеленского: шаг вперед, два назад

13:03 07.02.2020 • Денис Батурин, политолог

Президентская траектория Владимира Зеленского выравнивается, возвращается в «нормальную украинскую реальность». Вот только начинал он с того, что шёл во многом вопреки этой реальности. По крайней мере, это следовало из его предвыборных заявлений. 

С самого начала голос поверивших в него восхищенных новизной его программы был громче, чем голос скептиков, ведь Зеленский и вправду давал надежду, которая была так необходима большинству украинских граждан, уставших от экономических проблем, конфликта на юго-востоке и постоянной истеричности украинской политики.

 

Минские соглашения.

Чтобы реализовать все заявленные изменения в политике внешней, что касалось, прежде всего, реализации Минских соглашений - он должен был пойти против политического националистического мейнстрима в стране, а также против политики своих западных спонсоров в отношении России. 

Поэтому, можно предположить, что делая громкие заявления по урегулированию ситуации на Донбассе, по «реинтеграции Донбасса», Зеленский понимал, что в условиях украинской политической реальности единственное чего он сможет добиться на этом направлении - это перемирия и обмена пленными. Хотя нельзя исключать и определенный политический романтизм и неопытность, которые оставляли надежды на большее.

 

В сентябре 2019 года стало понятно, что Зеленский настроен не на игнорирование Минских соглашений, как его предшественник Пётр Порошенко, эти соглашения, кстати, подписавший, но на их пересмотр. Именно на это были направлены усилия украинской стороны в контактной группе, в рамках встреч политических советников глав государств Нормандской четверки. Сначала Зеленский сам упомянул «формулу Штайнмайера», потом стало известно о некой «формуле Зеленского», толком так и не озвученной.[i] 

К долгожданной встрече Нормандской четверки в декабре 2019 года Зеленский подошёл с риторикой основанной не столько на отрицании «формулы Штайнмайера», сколько на позиции о пересмотре Минских соглашений. Поэтому, по итогам саммита сторонам удалось договориться:

  • Об имплементации «формулы Штайнмайера»;

  • О дальнейших шагах по разведению войск;

  • О расширении мандата ОБСЕ - 24-х часовой контроль за прекращением огня

  • Об обмене удерживаемыми лицами. 

Не удалось договориться:

  • Об амнистии;

  • О позиции по контролю за границей, несмотря на согласие по «формуле Штайнмайера»;

  • О том, что означает особый статус для республик Донбасса;

  • О необходимости прямого диалога между Киевом и республиками Донбасса.

 

Позиции, по которым удалось договориться, касаются вопросов отношений Украины с другими государствами, внешней политики, а то, по поводу чего договориться не удалось – это внутриполитический и антироссийский манёвр Зеленского.[ii]

Особое иезуитство этого манёвра касается несогласия с пунктом «формулы Штайнмайера» о контроле над границей. Получается, что формулу Зеленский согласен реализовывать, за исключением одного из ключевых пунктов, без которого она теряет смысл.

По другому пункту - что означает особый статус республик Донбасса, Украина начала дипломатические, а вернее - внутриполитические игры ещё до встречи Трехсторонней контактной группы перед саммитом Н4. Министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко тогда заявил, что никакого особого статуса Донбассу ожидать не стоит, особый статус ЛНР и ДНР в составе Украины может быть реализован только в рамках политики децентрализации, и без внесения изменений в Конституцию страны. Дальнейшие события подтвердили намерение украинской стороны саботировать Минские соглашения в отношении особого статуса ДНР и ЛНР.

Причины такой позиции Зеленского, его администрации и министров в том, что Украина находится в плену особенностей внутреннего политического процесса, и по этой причине руководство страны не готово идти на действия по выполнению Минских соглашений. Помимо этого, несмотря на большинство в парламенте и возможность использовать ресурсы государства в целях укрепления власти, опасается националистов, которые могут, как это уже не раз было, стать орудием политической борьбы.

 

Экономика.

Экономическая сфера также не стала пространством прорыва в решении украинских проблем. Многие предвыборные обещания Зеленского остались нереализованным по очевидным ресурсным, политическим и временным причинам, например, такие, как «долгосрочное недорогое кредитование», «строительство дорог по европейским стандартам», «обеспечение всех граждан доступом к высокоскоростному интернету» и т. п. А другие, судя по всему останутся лишь словами его избирательной программы, так как входят в противоречие с интересами украинского олигархата. Были и такие, которые будучи дежурными для президентских программ в Украине, тем не менее, каждый раз становились поводом для баталий, но ни одним из предшественников реализованы не были. В программе Зеленского было записано положение о «формировании свободного рынка земли», которое превратилось в земельную реформу, уже проголосованную в первом чтении, и реализация которое позволит получить внешние ресурсы для поддержания украинской экономики и выполнения государством своих социальных обязательств. Речь идёт о старой истории - кредиты от МВФ. После голосования по земельным законам премьер-министр Украины Алексей Гончарук обрисовал ситуацию и планы в этом направлении, при этом откровенно выразив надежды на получение финансовой помощи: «Украина продемонстрировала и продолжает демонстрировать быстрое и успешное воплощение реформ, задекларированных президентом, нашим правительством и парламентом. В течение последних недель украинский парламент принял за основу проект закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения, а также принял за основу и в целом закон об «анбандлинге». Последний уже подписал президент. Поэтому мы надеемся на согласование новой долгосрочной программы расширенного финансирования [от МВФ -Д.Б.], которая поддержит наши усилия, направленные на ускорение экономического роста».

Принятие реформы создаст с одной стороны условия для наращивание земельных наделов для украинских агрохолдингов, но, с другой стороны, создаёт серьезную угрозу экспансии на земельный рынок и попадания его под контроль иностранных кампаний, которые будут иметь возможность определять номенклатуру и судьбу украинской сельхозпродукции не только на иностранных рынках, но и на внутреннем. 

О реакции, как общества так и политических сил на земельную реформу, говорят и акции протеста, и переход фракции «Батькивщина» Юлии Тимошенко в оппозицию, и опасения председателя президентской партии «Слуга народа» Александра Корниенко, который по поводу принятия земельной реформы во втором чтении высказался довольно прямолинейно и откровенно: «Я думаю, что будет всё: митинги, опять какие-то провокации, будут бить депутатов, скорее всего».[iii] 

И такие опасения депутата имеют под собой основания: согласно исследованиям социологической группы «Рейтинг», проведенным в октябре 2019 года, против отмены моратория на формирование свободного рынка земли выступают 53% украинцев, за — 31%. Большинство граждан выступают против продажи земли иностранцам — 69%.[iv] В настоящее время рассмотрение земельных законов продолжается, на фоне протестов под зданием Верховной Рады Украины.

 

Закон о языке

В январе Верховная Рада Украины, большинство в которой, стоит напомнить, имеет партия Зеленского «Слуга народа», приняла закон об образовании, дискриминирующий русский язык и языки национальных меньшинств. А это уже характеристика эволюции Зеленского в направлении т.н. «украинского национал-патриотизма». И это при том, что он стал президентом в немалой степени благодаря поддержке русскоязычных граждан юга и востока Украины. 

 

История и память

Но если наступление на языковые права можно назвать, как бы печально это не звучало, привычными действиями власти, то вопросы исторической памяти выводят эволюцию Зеленского на новый уровень и наносят серьёзный урон заявленному им ранее имиджу президента, который принесёт мир на украинские земли и в души украинцев. 

27 января, находясь в Польше по случаю годовщины со дня освобождения лагеря смерти в Освенциме, Владимир Зеленский по сути обвинил Советский Союз, как одну из сторон, в развязывании Второй мировой войны. А освобождение лагеря смерти он назвал заслугой украинцев, аргументируя это так: «Мы никогда не забудем Игоря Побирченко, командира танка Т-34, который вместе с экипажем первым разбил ворота Аушвица; всех солдат ударного батальона 100-й Львовской дивизии, которые вошли в лагерь под руководством полтавчанина еврейского происхождения Анатолия Шапиро. Вместе с бойцами 322-й дивизии 1-го Украинского фронта освободили лагерь».[v]

Судя по всему, для неискушенных в истории представителей западной общественности, по «хитрому» замыслу Зеленского, его советников и спичрайтеров должно быть достаточно названий дивизии и фронта - Львовская и 1-й Украинский - чтобы считать, что лагерь освободили украинцы. А такие подробности как то, что все упомянутые воинские подразделения и объединения были сформированы в составе Красной Армии и там были люди самых разных национальностей - к черту такие подробности! Потому что это совсем не укладывает в дальнейшую логику его выступления, и прежде всего заявления о том, что Холокост стал следствием сговора Германии и Советского Союза.[vi] Вот так – ни больше, ни меньше!

Это уже не просто подтасовка или умалчивание фактов, это попытка фальсификации истории. Зачем задевать чувства стран «западных демократий» и вспоминать о Мюнхенском сговоре 1938 года, о том, что ещё в 1935 году в Третьем Рейхе были приняты антиеврейские законы, а в 1938 году произошли еврейские погромы. А то, что Зеленский назвал «сговором» СССР и Германии в 1939 году - был Пакт о ненападении. 

Такому представлению истории, озвученному главой государства трудно найти объяснение. Ясно одно, Президент Украины прошел свою школу перевоспитания на Украине и на Западе и пошёл по пути выученных уроков - ведь Третий Рейх разгромлен, а Советский Союз прекратил существование, и можно делать их виновниками всего, а после дипломатических пикировок с Польшей по поводу чествования «героев» украинских националистов - сделать Польше «подарок» - заявление, которое совпадают с позицией Варшавы. 

Думается, не этого предательства исторической памяти от внука фронтовика ждала значительная часть украинских избирателей, прежде всего, юго-востока Украины, которые голосовали за Зеленского. По большому счету, никакой острой политической необходимости в таких реверансах по отношению к Польше у президента Украины не было. 

 

Итоги

Этот и другие шаги Зеленского явные признаки совершающейся трансформации нашего героя. Слабо верится в то, что Зеленский не думает о том, что он делает и говорит. Не верится и в то, что он не понимает последствия всего этого. Очевидно, что за этим стоит намерение усилить конфронтацию между Киевом и Москвой. Ну, что же, это ваш выбор – господин президент.

Зеленскому не удалось превратить кипящее националистическое масло украинской политики в тёплую ванну для себя. Вернее, он идёт к тому, что это «кипящее масло» станет для него своей «тёплой ванной». Он пришёл к власти благодаря мощной электоральной поддержке с известными лозунгами. Но, к сожалению, история имеет обыкновение повторяться. Когда-то кандидат Зеленский заявлял о том, что в отличие от действующего тогда президента Порошенко, он намерен «сесть за стол переговоров с Россией», принести мир на Донбасс и многое другое. И сейчас все больше событий и фактов говорят о том, что Зеленский может повторить политическую траекторию своего предшественника, количество избирателей которого сократилось до уровня «секты Порошенко».

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати