ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Нормандская четверка - итоги долгожданного саммита: «формула Штайнмайера» есть, газа - пока нет

13:57 10.12.2019 • Денис Батурин, политолог

Результаты встречи «Нормандской четверки» во многом прогнозировались. Прежде всего, это касалось позиции России в отношении Минских соглашений и обязательств Украины, а так же переговоров о транзите российского газа. 

По газу договориться не удалось, а Киев надеялся, поэтому в Париж прибыли руководители «Нафтогаза Украины», Россия была готова, поэтому в составе делегации был глава «Газпрома» Алексей Миллер и министр энергетики Александр Новак. Однако, как заявил директор «Нафтогаза» Юрий Витренко, удалось только «договориться договариваться». 

 

Политические итоги саммита можно считать скорее позитивными. Итоговое коммюнике зафиксировало позиции, определяющие взаимодействие сторон до следующего саммита, который должен пройти через четыре месяца в Берлине. 

Стороны согласились, что Минские договоренности (Минский протокол от 5 сентября 2014 года, Минский меморандум от 19 сентября 2014 года и Минский комплекс мероприятий от 12 февраля 2015 года) продолжают служить основой работы Нормандского формата, государства-члены которого привержены их полной имплементации.

Стороны решили следующее (основные позиции итогового документа):

1. Неотложные меры по стабилизации ситуации в зоне конфликта:

Стороны преданы полной и всеобъемлющей имплементации режима прекращения огня до конца 2019 года.

Они поддержат договоренность в рамках Трехсторонней контактной группы по трем дополнительным участкам с целью разведения сил и средств к концу марта 2020 года.

Они поощряют Трехстороннюю контактную группу способствовать освобождению и обмену удерживаемых лиц, связанных с конфликтом, до конца года на основе принципа "всех на всех", начиная со "всех установленных на всех установленных".

Они поддержат достижение в течение 30 дней договоренности в рамках Трехсторонней контактной группы о новых пунктах пропуска через линию разграничения.

Они напоминают, что Специальная мониторинговая миссия (СММ) ОБСЕ должна быть в состоянии способствовать снижению напряженности и стремлению к миру, стабильности и безопасности с использованием всех возможностей мандата (от 21 марта 2014 года) и пользоваться безопасным и надежным допуском по всей территории Украины с целью полного выполнения своего мандата.

2. Мероприятия по имплементации политических положений Минских соглашений:

Стороны выражают заинтересованность в достижении договоренностей в рамках Нормандского формата (Н4) и Трехсторонней контактной группы по всем правовым аспектам Закона об особом порядке местного самоуправления (об особом статусе) отдельных районов Донецкой и Луганской областей - как указано в Комплексе мер по выполнению Минских договоренностей от 2015 года - с целью обеспечения его функционирования на постоянной основе.

Они считают необходимым инкорпорировать "формулу Штайнмайера" в украинское законодательство согласно версии, согласованной Н4 и Трехсторонней контактной группой.

3. Дальнейшие шаги:

Стороны просят своих министров иностранных дел и политических советников обеспечить выполнение достигнутых договоренностей, и они согласились провести еще одну встречу в этом формате в течение четырех месяцев относительно политических условий и условий безопасности, в том числе - для организации местных выборов.[i]

 

Таким образом, Минские соглашения остаются безальтернативным базисом переговоров. Украинское законодательство должно быть изменено, как согласовано в «формуле Штайнмайера». Она определяет механизм введения в действие закона об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей на временной основе в день выборов и на постоянной основе — после опубликования отчета ОБСЕ об их итогах.

Важнейшим моментом стало документальное закрепление «формулы Штайнмайера» в итоговом документе саммита и обязательств Украины в связи с этим. Об этом на пресс-конференции после саммита говорила канцлер Германии Ангела Меркель: «Продление закона об особом статусе [Донбасса], чтобы весь комплекс мер был реализован, чтобы в конце концов прошли выборы, которые были бы признаны ОБСЕ».[ii]

 

Президент Украины Владимир Зеленский о «формуле Штайнмайера» вернее, её реализации, имеет позицию, отличную от позиции Владимира Путина: по словам президента Украины, Путин настаивает на подписанных предыдущим украинским президентом Петром Порошенко в Минске соглашениях о передаче границы под контроль Киева после проведения выборов в Донбассе. Зеленский настаивает на передаче до выборов. «Пока у нас разный взгляд. Мне кажется, мы в этих вопросах найдем выход, не найдем, а обязаны найти», — подчеркнул он.[iii]

При этом, он заявил о необходимости установлены особого порядка на «оккупированных территориях» (республик Донбасса - Д.Б.) на основе «формулы Штайнмайера».

Владимир Путин заявил, что позиции по контролю над границей с президентом Украины противоположные, однако, он призвал Владимира Зеленского прочитать Минские соглашения, где определён порядок контроля над границей. Он также предложил «не вскрывать отдельные позиции соглашений, иначе придётся вскрывать все Минские соглашения». 

 

Итоги для Украины. Попытка поднять «вопрос Крыма» на саммите, о чем заявлял Зеленский до встречи, даже не озвучивалась: во-первых, вопрос закрыт, а во-вторых, вообще никак не относиться к «нормандскому формату». Но такое предварительное заявление было важно для Зеленского как для внешней политики, так и для политики внутренней. Смысл один – подтвердить приверженность украинским и антироссийским интересам. Однако, пресс-секретарь Зеленского Юлия Мендель сообщила, что Крым на встрече не обсуждался и не планировалось обсуждать. Видимо, российский президент по этому поводу дал настолько жесткий и однозначный ответ, что украинская сторона на саммите этот вопрос закрыла и для себя. Нельзя исключать, что вопрос Крыма просила президента Украины не поднимать и канцлер Ангела Меркель, которой важно подписание газового транзитного контракта. 

Попытка Зеленского пересмотреть Минские соглашения (поставить вопрос о передаче границы до выборов и отказаться от закрепления особого статуса Донбасса в Конституции) провалилась.

По словам Зеленского, он настаивал на полном контроле Украины над границей, но Путин не согласился. Он также подчеркнул, что не может быть речи об изменении территории Украины, это касается и Крыма и Донбасса, а также - что он никогда не согласится на федерализацию Украины. Эти заявления - из области политической риторики и были ориентированы на украинскую националистическую аудиторию, которая подозревала и подозревает Зеленского в готовности идти на уступки.

Надо сказать, что предварительно согласовав итоговый документ саммита, украинская сторона заявила свою позицию о статусе Донбасса ещё до 9 декабря. 

За некоторое время до саммита помощник украинского президента Владимира Зеленского Андрей Ермак заявил, что Украина готова провести конституционную реформу согласно минским соглашениям и предоставить Донбассу особый статус, но украинские власти ограничат реформу вопросами децентрализации, не подконтрольные Киеву территории Донецкой и Луганской областей «могут получить дополнительные полномочия, но это никогда не будет означать, что это будет федерализация или какая-то автономия».[iv] 

 

Ещё одна линия разногласий с Россией - это прямые переговоры Киева с представителями непризнанных республик. На пресс-конференции Зеленский заявил о том, что такие переговоры и так ведутся - в рамках Трехсторонней контактной группы, а затем вдался в пространные рассуждения о том, что значат такие переговоры и с кем он готов их вести. 

Внутренних демаршей в украинской делегации не было, несмотря на то, что в ней присутствовал министр внутренних дел Арсен Аваков, который, судя по его политической позиции и связями с националистами, выполнял роль некоего «смотрящего за неопытным президентом, чтобы не было зрады (измены)». Выйдя к журналистам, Аваков так и заявил: «Зрады нет». В противном случае, от него стоило бы ожидать речи о том, что Зеленский предал страну, что могло бы стать командой для националистов и группы Порошенко начать протесты и попытку переворота. 

 

Из того, о чем удалось договориться, выводы можно сделать не только по итоговому документу, но и по сказанному лидерами Н4 на пресс-конференции. 

Удалось договориться:

  • Об имплементации «формулы Штайнмайера»;

  • О дальнейших шагах по разведению войск;

  • О расширении мандата ОБСЕ - 24-х часовой контроль за прекращением огня

  • Об обмене удерживаемыми лицами. 

Не удалось договориться:

  • Об амнистии;

  • О позиции по контролю за границей, несмотря на согласие по «формуле Штайнмайера»;

  • О том, что означает особый статус для республик Донбасса;

  • О необходимости прямого диалога между Киевом и республиками Донбасса.

По итогам саммита Европа получила усиление роли миссии ОБСЕ, что включает ситуацию в архитектуру европейской безопасности, сохранение Минских соглашений как единственной и безальтернативной основы разрешения конфликта. При этом Меркель фактически поддержала позицию Зеленского в том, что Минские соглашения можно трактовать, назвав их «гибкими», чем признала и поддержала его право на маневры.

Россия дала понять участникам саммита, что ситуация имеет комплексный характер и также должна решаться комплексно, для Минских соглашений, по словам Путина, это означает синхронизацию перемирия и проведения политических реформ Киевом. Для Зеленского это означает, что политические действия имеют экономические последствия и пример тому - отсутствие договорённости по газу в период проведения саммита.

 

Возвращаясь к конкретным итогам саммита, стоит отметить, что, как и прогнозировалось многими экспертами, вопрос обмена удерживаемыми лицами, стал пока единственным, по которому удаётся договариваться и выполнять эти договорённости в определенные сроки. Этот вопрос сторонам удалось перевести из военно-политической в гуманитарную плоскость.

Лидеры стран в целом удовлетворены итогами саммита: процесс сдвинулся после трехлетнего простоя, приверженность Минским соглашениям подтверждена каждой из сторон, каждая сторона выдвинула требования и отчасти добилась их учета, каждая из сторон осталась при своём мнении. 

Неизменно и то, что Украина была, есть и остаётся основной ответственной стороной как за политическую, так и военную часть разрешения конфликта.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати