ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Товарооборот между Россией и Африкой превысил 20 млрд. долл.

18:35 17.07.2019 • Евгений Педанов, специальный корреспондент

Фото: Е. Педанов

Сергей Лавров и его коллега из Кот-д’Ивуара Марсель Амон-Тано подписали Меморандум о консультациях между внешнеполитическими ведомствами. Впервые в истории глава МИД Кот-д’Ивуара приехал в Россию с официальным визитом. Марсель Амон-Тано подчеркнул, что для него большая честь быть «первым», заметив при этом, что «нынешнее состояние сотрудничества не отражает качество наших отношений».

«Международное сообщество должно оказывать всяческую поддержку тем договорённостям, которые будут достигаться сторонами конфликтов в Африке при содействии своих соседей» (Сергей Лавров)

Чтобы это исправить, министры договорились поощрять связи между предпринимательскими сообществами и инвестиционные проекты в Кот-д’Ивуаре. Сергей Лавров рассказал об увеличении квот для студентов из этой страны и обратил внимание на перспективы военно-технического сотрудничества. Однако самым важным можно назвать сотрудничество на площадках международных организациях, так как Кот-д’Ивуар сейчас – непостоянный член Совбеза ООН. Глава МИД РФ поблагодарил африканских коллег за поддержку российских инициатив, отметив, что Кот-д’Ивуар в прошлом году стал соавтором резолюции против героизации нацизма. В свою очередь, Сергей Лавров подтвердил поддержку реформы ООН и ее Совета Безопасности, чтобы увеличить представленность развивающихся стран Африки, Азии и Латинской Америки.

После переговоров министры ответили на вопросы журналистов.

«Международная жизнь»: Страны-участницы ЭКОВАС заявили о введении единой валюты к 2020 году. Эта идея звучала и раньше. Расскажите, пожалуйста, о сложностях в ее реализации. Какие задачи единая валюта позволит решить Кот-д’Ивуару?

«Рады принять участие в сочинском саммите в октябре и надеемся на встречу лидеров в двустороннем формате» (Марсель Амон-Тано)

Марсель Амон-Тано: Если Вы говорите о запуске валюты «ЭКО», которая заменит франки с июля 2020 года, то речь идет о саммите стран западноафриканского региона, в который входит 7 стран Африки. Это очень сложный вопрос, потому что запуск этой единой валюты будет отвечать социальному прогрессу в этих странах. Это будет новый механизм, который нужно будет ввести, чтобы запустить «ЭКО». Каких-то особых сложностей пока нет, но нужно достичь согласия по некоторым принципиальным вопросам. И наш президент уже сказал, что каждая из стран будет входить в этот процесс в своем ритме. Те, кто выйдут на нужные показатели, с июля 2020 года смогут запустить единую валюту. Сложностей пока не предвидится.

«Международная жизнь»: В октябре в Сочи пройдет первый саммит Россия-Африка. Россия хочет по-новому позиционировать себя в Африке. Поддержка Сирии принесла свои плоды и позволила бороться с ИГИЛ. Стоит ли ожидать активизации России на африканском направлении и того, что отношения со странами Африки перейдут на качественно иной уровень?

Сергей Лавров: То, что Россия помогает сирийскому правительству в борьбе с терроризмом и уже достигнуты реальные результаты, в частности, проект создания игиловского халифата точно уже сорван. Хотя игиловские отряды продолжают функционировать: вербовать сторонников, рассылать своих эмиссаров по соседним и даже отдаленным странам. От этого в том числе страдает Африканский континент. Мы сегодня об этом подробно говорили. Аш-Шабаб, Боко харам, Аль-Каида в Магрибе – все это влияние нарастания террористической активности на африканском континенте. Причем эти террористические объединения начинают все более активно взаимодействовать между собой, координируя свои злонамеренные планы. И борьба с этими явлениями имеет очень важное значение, в том числе и для урегулирования конфликтов, поскольку в целом ряде конфликтов, будь то в Сомали, будь то в Мали, будь то в Сахаро-Сахельский регион, так или иначе, проявляются угрозы со стороны террористических и экстремистских группировок.

Россия, как Вы знаете, продвигает целый ряд инициатив в антитеррористическом русле, включая создание без каких-либо двойных стандартов подлинно глобальной коалиции по борьбе с терроризмом. И в практическом плане наш национальный антитеррористический комитет, который действует при ФСБ России, уже достаточно длительное время создал и развивает банк данных, которые позволяет отслеживать движение иностранных террористов-боевиков. Это очень актуальная задача, потому что из Ирака, из Сирии они передвигаются и в Ливию, и в Афганистан, оттуда в Центральную Азию и даже достигают Юго-Восточной Азии. В этом банке данных по иностранным террористам-боевикам уже участвуют порядка 40 с лишним спецслужб из 35 стран: Интерпол, Контртеррористический комитет СБ ООН, региональная антитеррористическая структура ШОС. Мы активно приглашаем и наших африканских коллег и друзей присоединиться к этому банку данных.

Еще одна проблема, которая многих волнует, – это сохраняющаяся угроза пиратства, в частности, в Гвинейском заливе. Есть позитивный опыт борьбы с пиратством у берегов Сомали. Была создана в свое время контактная группа, которая помогла скоординировать практические действия морских сил и Запада, и России, и Китая, и Индии. Это помогло в общих чертах решить проблему пиратства у берегов Сомали. Я думаю, этот опыт может быть востребован и для борьбы с этим явлением в Гвинейском заливе.

Говоря о тех конфликтах, которые в Африке сохраняются, Россия вносит значительный вклад в содействие их урегулированию, прежде всего проводя принципиальную линию о том, что решение должны вырабатывать сами африканские страны. А международное сообщество, не навязывая им никаких рецептов, от которых порой отдает колониальным рецидивом, должно помогать африканцам реализовывать те подходы, которые вырабатываются самими конфликтующими сторонами с участием посредников из различных субрегиональных структур или из Африканского союза.

Во-вторых, мы существенно наращиваем содействие африканцам в подготовке кадров как по гражданским специальностям (ежегодно общее количество стипендий для Африки возрастает), так и по специальностям в рамках сотрудничества правоохранительных органов и служб безопасности. И, конечно же, наши военные вузы обучают многих представителей африканских стран, помогая им укреплять эффективность своих вооруженных сил и обороноспособность.

В том, что касается экономического сотрудничества, у нас сейчас с Африкой общий объем торговли превышает 20 миллиардов долларов. Это, наверно, достаточно скромные цифры, если мы будет сравнивать с показателями торговли Африки с Китаем или многими европейскими странами, но отмечу, что для нас 20 миллиардов долларов в прошлом году – это существенное достижение. По крайней мере, по сравнению с 2015 годом – это более чем трехкратное увеличение объема торговли. И мы договорились, что будем эту динамику всячески поддерживать.

Поэтому ответ на вопрос «Хотим ли мы вывести отношения с Африкой на качественно иной уровень?» — да, хотим. И более того, этот уровень уже начинает формироваться. Я уверен, что важнейшим этапом в наших партнерских связях, в их углублении, в их обогащении станет саммит, который пройдет в Сочи 24 октября нынешнего года.

Версия для печати