Победоносное завершение войны в Сирии невозможно

11:08 23.02.2018 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: mt.riafan.ru

Война в Сирии стала главным вызовом мировому сообществу. Она продолжается уже семь лет и до урегулирования еще далеко. «Каждый раз, когда мы подходим ближе к завершению конфликта, появляются новые препятствия», – отметил директор программы конфликтного регулирования Центра Картера Хрэр Бальян. Международный дискуссионный клуб «Валдай» провел конференцию «Россия на Ближнем Востоке: игра на всех полях». Основной темой обсуждения стал сирийский конфликт.

После военных успехов в борьбе с ИГИЛ и укрепления безопасности благодаря зонам деэскалации Россия вывела основной контингент и заявила о завершении операции в Сирии (до конца 2017 года). Однако в 2018 году ситуация в регионе вновь обострилась. Когда ИГИЛ перестал быть главной угрозой, а планы террористов создать «новый халифат» были похоронены, на первый план вышли противоречия между различными силами, противостоявшими терроризму. Так, 7 февраля США нанесли авиаудар по ополченцам, выступающим на стороне Дамаска. Сирийское правительство назвало инцидент агрессией. США заявили о защите партнеров по коалиции, отрядов вооруженной оппозиции «Сирийские демократические силы» (SDF). Кроме того, одним из центров напряженности стала ситуация в Африне. Турецкая армия вместе с поддерживающими ее силами сирийской оппозиции 20 января начала военную операцию на севере Сирии. Она была направлена против курдов, действия которых Анкара воспринимает как угрозу своим границам. Сирийское правительство расценило турецкую операцию как акт агрессии и направило на помощь курдам проправительственные отряды ополченцев, которые 20 февраля были обстреляны турецкими военными. Если в столкновении с США Россия полностью на стороне Дамаска, настаивая на том, что сирийское ополчение наступало на позиции ИГИЛ (а не оппозиции), то во втором конфликте Москва поддерживает обе стороны. Сергей Лавров заявил о понимании как стремлений Турции обезопасить свои границы, так и курдских интересов: «Но чего мы не признаем и против чего выступаем, это попытки внешних сил спекулировать на этих чаяниях (курдов)». По словам министра, США вовлекали в свою линию на подрыв территориальной целостности подразделения курдской партии «Демократический союз», что привело к обострению отношению с Турцией и операции в Африне.

Социально-экономический уровень

«Сценарий, который был реализован в Ливии, должен был повториться и в Сирии» (Сайед Моххаммед Казем Саджадпур)

Замминистра иностранных дел Ирана Сайед Моххаммед Казем Саджадпур выделил три уровня сирийского конфликта: стратегический, политический и социально-экономический. Он считает, что поменять сирийский режим и расстановку сил в регионе решили извне. По его мнению, внешние силы милитаризовали демонстрации, дождались просьб о международном вмешательстве и ослабили государство. Он назвал это проектом «социального инжиниринга». При этом дипломат считает, что нельзя закрывать глаза на нарушения прав человека и на стремления сирийцев сменить режим. Внешние силы, по его словам, просто воспользовались ситуацией, которая возникла в Сирии. Об этом говорил и глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф: «Одна из самых важных причин, которая привела к подъему экстремистских групп – это неспособность государств решить проблемы своего населения, удовлетворить потребность в достойной жизни».

Стратегический уровень

«Нет такой ситуации, когда победитель получает все в Сирии» (Рагида Дергам)

По словам вице-президента РСМД Александра Аксененка, любая война, в том числе гражданская, заканчивается либо безоговорочным поражением, либо достижением компромисса не только противоборствующих участников, но и внешних сил. «В сирийском случае победоносное завершение войны невозможно», – утверждает эксперт. Согласно его данным, правительство Сирии контролирует не более 60% территории: «Военные возможности правительства и вооруженной оппозиции не безграничны, а крупные державы, прямо вовлеченные в конфликт, зафиксировали свои интересы на земле и стараются избежать столкновений между собой». Участие в конфликте Ирана и России законно (их пригласил президент Башар Асад). Военное присутствие США и Турции не имеет законных оснований, но сколько бы правительство Сирии не твердило, что это агрессия, с ним приходится считаться. По словам основателя Бейрутского института, США не отвергают российские интересы, они говорят: «Не Вам одним тут быть». «США пытаются не допустить успеха российско-иранского сотрудничество», – уверяет Сайед Моххаммед Казем Саджадпур. Сергей Лавров, выступая на конференции, раскритиковал политику США в Сирии за подрыв единства страны: «Заверения американских коллег о том, что их единственной целью в Сирии является борьба с ИГИЛ и сохранение территориальной целостности нуждаются в подтверждении конкретными делами». Рекс Тиллерсон заявил о выделении 200 миллионов долларов, которые направят в освобожденные от ИГИЛ районы. «США и ЕС исходят из концепции: «Помочь Сирии, не помогая Башару Асаду». Поддержка оказывается районам неподподчиняющимся центральному правительству (территории между Евфратом и границами Сирии с Ираком и Турцией), – поясняет Александр Аксененок. – Это ведет к разделению Сирии де-факто, хотя де-юре никто не осмелится об этом сказать». США, по оценкам российского министра, создают на подконтрольной территории органы власти, которые не имеют связи с Дамаском.

Политический уровень

«Необходимо помочь сирийцам, которые за всех нас сражались с терроризмом» (Мохаммад Джавад Зариф)

«Россия создает условия для продвижения политического процесса, поддерживает связи со всеми крупными игроками, но добиться успеха в одиночку ей не под силу», – утверждает Александр Аксененок. Среди стран Ближнего Востока именно Сирия понесла наибольшие потери, поэтому ее восстановление должно быть общим делом всего международного сообщества. Участники конференции в один голос говорили об отсутствии альтернатив политическому решению конфликта. «Военные действия могут привести только к катастрофе и гуманитарному кошмару», – подчеркнул министр иностранных дел Ирана. На его взгляд, в любом кризисе ближневосточного региона необходима политика, основанная на немедленном прекращении огня и гуманитарной помощи. В первую очередь, как полагает Мохаммад Джавад Зариф, нужно восстановить национальное единство, уважение территориальной целостности и границ государства. «Необходимо побуждать союзников России и США формировать местные органы власти на инклюзивной основе, то есть начать процесс национального примирения снизу, если есть препятствия сверху», – предложил вице-президент РСМД. Ключевым событием политического урегулирования остается Конгресс сирийского национального диалога. О его пользе говорили все участники конференции. Его результаты: решения об одобрении 12 принципов государственного устройства и о начале конституционной реформы, а также обращение с просьбой о гуманитарной помощи – были распространены в ООН. Несмотря на то, что окончательное решение по конституционному комитету будет достигнуто в Женеве, как отметил заместитель спецпосланника Генерального секретаря ООН по Сирии Рамзи Рамзи, конгресс в Сочи стал важным фактором на пути создания конституции, а сочинская декларация стала официальным документом ООН. Однако как бы ни было активно международное сообщество, право решать останется за сирийцами, именно им придется отойти от партийных, общинных и этнических интересов в поиске того, что их объединяет.