ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Иран: второй этап сокращения обязательств по ядерной сделке

11:57 11.07.2019 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

8 мая 2019 г. – ровно через год после катастрофически ошибочного решения президента США Дональда Трампа вывести Америку из ядерной сделки - Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) - и введения против Исламской Республики Иран (ИРИ) финансово-экономических санкций, президент ИРИ Хасан Роухани объявил о приостановке двух обязательств Ирана по СВПД. Он заявил: «Тегеран ждал целый год, чтобы оставшиеся участники сделки выполнили свою часть обязательств».

По мнению иранцев, участники сделки, прежде всего европейцы, не в полной мере исполняют свои обязательства в экономической части соглашения, поэтому СВПД в ее нынешнем виде не имеет смысла. Однако Иран не стал вслед за США выходить из СВПД, а лишь дал знак другим участникам о такой возможности, предоставив им два месяца на то, чтобы они смогли вернуться к выполнению требований документа. Этот срок истек 7 июля.

За это время Тегеран отказался от продажи РФ и США урана, обогащенного до 3,67%, объемом, превышающим допустимый для хранения в ИРИ, то есть свыше 300 кг. Напомним, до принятия СВПД у Ирана было накоплено 10357 кг подобного урана и 410,4 кг урана 20% обогащения. К 2019 г. ИРИ ликвидировала запасы 20% урана и продавала излишки низкообогащенного урана (НОУ) РФ и США. По договоренностям, Тегеран имел право обогащать уран для научно-исследовательских работ в ограниченных объемах, а излишки сверх 300 кг экспортировать. Теперь Иран стал вновь накапливать НОУ.

Аналогичные шаги Тегеран предпринял и в отношении излишков тяжелой воды, необходимой для наработки плутония, который является основой для плутониевого направления производства ядерного оружия. В ИРИ действует завод по производству тяжелой воды, который не входит в список запретов по СВПД. Однако у Ирана может храниться не более 130 тонн подобной тяжелой воды. Тегеран ранее уже экспортировал в США 32 тонны, в РФ – 38 тонн тяжелой воды. После 8 мая началось ее накопление.

Президент Роухани настаивал, что до 7 июля должны быть обеспечены иранские интересы, прежде всего, свобода продажи нефти и снятие банковских санкций. Однако чуда не произошло. Евросоюз и, прежде всего, Германия, Франция и Великобритания не смогли создать эффективный механизм, способный нейтрализовать пагубное влияние американских санкций на иранскую экономику.

Да, 28 июня в Вене эти европейские страны объявили о запуске платежной системы INSTEX, призванной обойти санкции США. Но пока эта система сосредоточена на поставках гуманитарных товаров в ИРИ (лекарства, медицинские приборы, продукты питания). Иран это не устраивает. Ему нужен свободный экспорт нефти и свободные банковские операции.

Увы, европейские державы не готовы это гарантировать Ирану. Как говорится, бизнес есть бизнес - икто не хочет попадать под санкции Трампа.

Теперь Иран объявляет о наступлении нового этапа своей борьбы. Как ранее обещал Тегеран, в предстоящие 60 дней будут сняты ограничения на уровень обогащение урана (сейчас оно находится на уровне 3,67%) до уровня необходимого самому Ирану. Пока, правда, неясно, какой это необходимый уровень. Но оружейным ураном считается уран, обогащенный до 90%. И это, надо сказать, длинный путь - от 3,67 до 90. Однако самое опасное, что Иран пошел по этому пути. Напомним, что еще в январе директор Организации по атомной энергии ИРИ (ОАЭИ) Али Акбар Салехи, сообщил, что страна уже предприняла необходимые приготовления, чтобы возобновить обогащение в бОльшем объеме и с бОльшим уровнем обогащения.

7 июля представитель ОАЭИ Бехруз Камальванди заявил, что Иран обладает всем необходимым для повышения обогащения урана до любого уровня. По его словам, в ближайшее время он будет увеличен до 5% . И уже 8 июля г-н Камальванди заявил, что к этому дню «Иран превзошел уровень обогащения урана в 4,5%. Уровень чистоты достаточен для удовлетворения потребностей страны в обеспечении топливом наших электростанций».

Второй этап сокращения обязательств Ираном по СВПД не исчерпывается только повышением уровня обогащения урана. Затронута и плутониевая проблема. Тегеран заявил о прекращении работы со стороны специальной группы в вопросе реконструкции реактора в городе Араке. Напомним, тяжеловодный реактор IR-40 cпроектирован так, что по своим возможностям способен производить до 10 кг оружейного плутония в год, что эквивалентно количеству расщепляющегося материала для примерно двух ядерных боеприпасов на базе плутония. СВПД требует переформатировать реактор, чтобы он не был способен производить оружейный плутоний. Для этого создана рабочая группа из представителей Организации по атомной энергетике Ирана, Управления по атомной энергии Китая и Министерства энергетики США. В 2017 г. место США заняли представители Великобритании. Согласно официальному сообщению ИРИ за апрель 2018 г. к этому сроку завершена «концептуальная реконструкция реактора». Однако процесс реконструкции идет медленно, и легко обратим. В конце мая замглавы иранского МИД Аббас Аракчи заявил: «Мы больше не рассчитываем на СВПД в отношении проекта в Араке, а будем делать его сами». И последнее - было объявлено, что процесс накопления тяжелой воды для IR-40 идет полным ходом. Президент ИРИ Хасан Роухани поставил точку в сомнениях. Он твердо и однозначно заявил, что Тегеран с 7 июля откажется от перепрофилирования реактора в Араке, если стороны ядерной сделки не выполнят своих обязательств, вернёт его к состоянию, которое, по мнению зарубежных стран, является опасным и при котором возможно производство плутония.

Неприятные, но прогнозируемые после выхода США из сделки новости. Они взбудоражили весь мир.

Берлин крайне обеспокоен заявлением Тегерана о планах по обогащению урана свыше уровня, предусмотренного ядерной сделкой. Об этом говорится в распространённом 7 июля заявлении МИД ФРГ. «Мы многократно обращались к Ирану с призывом не предпринимать дальнейших действий по разрушению ядерной сделки. И сейчас настоятельно призываем Тегеран воздержаться от всех шагов, которые идут вразрез с обязательствами Ирана в рамках СВПД», — заявляют в германском МИДе.

Париж с большой озабоченностью воспринял заявление Тегерана о намерении продолжить обогащение урана до уровня, превышающего лимит, установленный СВПД. «Мы настоятельно призываем Иран прекратить всю деятельность, которая не соответствует его обязательствам в рамках СВПД», — говорится в заявлении французского внешнеполитического ведомства.

Как сообщили в Елисейском дворце, в ближайшее время президент Франции Эммануэль Макрон продолжит консультации по этому вопросу с иранскими властями и заинтересованными международными партнерами и изучит до 15 июля условия возобновления диалога со всеми сторонами.

Лондон останется приверженным выполнению ядерной сделки с Ираном, хотя находит, что действия Тегерана нарушают условия соглашения, заявили в МИД Великобритании. При этом внешнеполитическое ведомство Британии координирует действия с другими участниками сделки и обсуждает с ними дальнейшие шаги.

Евросоюз чрезвычайно обеспокоен заявлениями Ирана о сокращении своих обязательств в рамках СВПД. ЕС призывает ИРИ повернуть вспять все виды ядерной деятельности, не предусмотренные ядерным соглашением. Однако для принятия каких-либо ответных мер ЕС ждет заключения МАГАТЭ о конкретных шагах Ирана.

15 июля на плановой встрече Совета ЕС на уровне глав МИД Иран станет главной темой.

Страны ЕС – соавторы СВПД, рассматривают возможность проведения встречи на высшем уровне для обсуждения ситуации, сложившейся вокруг ядерной сделки с Ираном.

Токио обеспокоен намерением Ирана начать обогащение урана выше уровня 3,67% и призывает Тегеран немедленно вернуться к выполнению соглашения по ядерной сделке. Япония считает, что ИРИ впредь не должна нарушать свои обязательства по ядерной сделке.

Иерусалим считает, что принятые Тегераном меры по превышению уровня обогащения урана «умеренны». Однако они означают начало движения Ирана к созданию ядерного оружия. Об этом заявил министр энергетики Израиля Юваль Штайниц.

В свою очередь, премьер-министр Биньямин Нетаньяху назвал шаги Ирана очень опасными. Он также призвал Францию, Великобританию и Германию ввести против Тегерана санкции в ответ на действия иранской стороны.

Вашингтон устами президента США Трампа, как обычно, назвал иранских чиновников «плохими парнями» и посоветовал Тегерану быть осторожными в своих высказываниях и действиях. «Иран делает много плохих вещей. Соглашение Обамы по этой сделке в 2015 году - это однозначно самое глупое решение, которое только можно было представить! Вне зависимости, состоится разговор по этой теме сейчас или через несколько лет, он будет очень серьезным. У Ирана никогда не будет ядерного оружия», - прямолинейно заявил Трамп.

Вслед президенту весьма жестко высказывается и госсекретарь США Майк Помпео. Он продолжает запугивать Иран новыми санкциями и грозит добиться полной изоляции страны, если Тегеран не пойдет на уступки.

Однако надо помнить, что всё это светопреставление, весь скандал вокруг Ирана спровоцирован именно Вашингтоном, а Тегеран всеми силами стремится сопротивляться. Причем он делает это строго в рамках СВПД – документа, утвержденного резолюцией 2231 Совета Безопасности ООН. Статья 26 СВПД предписывает Евросоюзу и США воздержаться от повторного или нового введения санкций против ИРИ. Более того, в этой статье зафиксировано, что Иран будет рассматривать повторное введение санкций или введение новых санкций, связанных с ядерной сферой, «в качестве основания для прекращения выполнения своих обязательств полностью или частично». Что Тегеран и делает.

Пекин заявил, что политика президента США Трампа по оказанию «максимального давления» на Иран является основной причиной ответного решения Тегерана о сокращении своих обязательств по ядерному соглашению. При этом Китай сожалеет о мерах, принятых Ираном, и призывает все стороны проявлять сдержанность и поддерживать ядерное соглашение, чтобы избежать дальнейшей эскалации.

Москва в этой ситуации с пониманием отнеслась к шагам Ирана и их причинам, но призывает Тегеран воздержаться от дальнейших мер, способных осложнить ситуацию вокруг ядерной сделки. Постоянный представитель РФ при международных организациях в Вене Михаил Ульянов выразил надежду, что уровень обогащения урана в Иране не превысит 5%. По его словам, угрозы для ядерного распространения нет.

Замглавы МИД РФ Сергей Рябков призвал не драматизировать ситуацию, но проявить сдержанность и предпринять шаги, чтобы все-таки суметь сохранить ядерную сделку. «Мы призываем всех к сдержанности, мы призываем европейских участников СВПД не разогревать эту ситуацию. Мы призываем иранских коллег предельно ответственно, как и раньше, подходить к их собственным шагам в этой сфере, в особенности это касается выполнения Ираном соглашения о всеобъемлющих гарантиях с МАГАТЭ и дополнительного протокола к данному соглашению, не говоря уже о сохранении участия Ирана в качестве стороны в ДНЯО. Намеки и в этом направлении тоже звучали из Тегерана, мы не скрываем, что мы не приветствовали бы, мягко говоря, движение в этом направлении», - подчеркнул российский дипломат.

МАГАТЭ приняло решение на проведение экстренного заседания по иранской проблеме. Совет управляющих Агентства собрался 10 июля, чтобы обсудить озабоченность вокруг ядерного доклада, опубликованного властями Ирана.

В итоге можно констатировать, что практически весь мир понимает позицию и меры Ирана в противодействии американским санкциям, но при этом всё же призывает Тегеран к сдержанности, опасаясь ещё большего усиления напряженности.

Насколько реальна возможность разрядки напряженности? Здесь играет свою роль множество факторов и внутрииранских и внешних.

Но, кажется, главное – способен ли Евросоюз пробить брешь в американской финансово-экономической (и, прежде всего, нефтяной) блокаде Ирана? Пойдет ли Европа на серьезную конфронтацию с США? Насколько будет удовлетворен Тегеран действиями ЕС, а также помощи в этом вопросе Китая и России?

Пока на эти вопросы дать ответы очень трудно. Хотя, по оценкам многих наблюдателей, ответы, к сожалению, пессимистические. При этом следует учитывать, что, по словам замминистра Аббаса Аракчи, сокращение обязательств по ядерной сделке будет происходить каждые 60 дней, если ее участники не будут придерживаться достигнутых договоренностей по СВПД.

Какие же новые шаги на пути свертывания обязательств перед СВПД может предпринять Иран? По мнению политологов, недовольный Иран может продолжить накопление НОУ, тяжелой воды сверх норм, предусмотренных ядерной сделкой. Но самое опасное, если Тегеран начнет процесс повышения уровня обогащения урана до 20% и выше, восстановит ядерный реактор в Араке до состояния, предшествовавшего заключению ядерной сделки, ограничит или даже откажется от контроля со стороны международных инспекторов МАГАТЭ.

Кстати, по мнению специалистов, очередное, «обратное» переоборудование реактора до состояния 2015 г. потребует значительных средств и времени. Несмотря на действительно затяжной процесс его перепрофилирования в «безопасное» состояние, по словам главы ОАЭИ Али Акбар Салехи, сказанным им в 2016 г., реактор после реконфигурации должен был начать свою работу не позднее чем через три-четыре года, то есть где-то в 2020 году. Отсюда следует, что в нынешнем 2019 г. измененный по планам СВПД реактор готов примерно процентов на 75. Это значит, что «обратное» его переоборудование в рабочее «плутониевое» состояние займет не менее нескольких лет.

То же с урановой программой. На пике развития ядерной инфраструктуры в 2013 г. по подсчетам Лондонского Международного института стратегических исследований (IISS), из всего обогащенного урана, хранящегося в Иране, можно было бы получить порядка 120 – 130 кг 93% урана, что достаточно для пяти ядерных зарядов.

Как полагали американские и израильские физики, для достижения этих показателей ИРИ потребовалось бы от одного года до двух лет. Однако это был чисто математический подсчет без учета всего многообразия внешних и внутренних факторов. У специалистов были сомнения, что Иран обладал достаточно высокими технологиями и химически чистыми веществами, чтобы обеспечить поэтапный рост уровня обогащения урана до 90% и осуществить процесс перевода урана из газообразного состояния в высококачественное металлическое (что необходимо для создания ядерного заряда).

Поэтому реально Ирану потребовалось бы не менее десяти лет, чтобы создать готовое к применению ядерное оружие (боеголовку к ракете). Причем при отсутствии помех с внешней стороны.

В связи с вышеизложенным было бы корректным отметить, что путь Ирана назад к высшему уровню развития своей ядерной инфраструктуры займет не несколько дней или недель, а долгие месяцы, а по некоторым направлениям - годы. Именно исходя из этих сроков и надо отсчитывать возможное начало нового развития иранской ядерной программы. Если, конечно, этот скачок Ирану дадут сделать.

Как не допустить военного решения иранской ядерной проблемы? Этим вопросом мы вновь возвращаемся в 2012 год. Ответа два: война или переговоры. Войны, надо понимать, никто не хочет ни в Тегеране, ни в Вашингтоне, ни в Иерусалиме – нигде в мире. Значит переговоры.

Вашингтон, вроде бы, готов к переговорам с Тегераном без предварительных условий, то есть при продолжении всемерного американского давления на Иран и жестких санкций.

Тегеран может начать переговоры с Вашингтоном, если с ИРИ будут сняты эти санкции и будет получено разрешение верховного лидера аятоллы Хаменеи.

31 мая министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил: «Мы будем приветствовать начало переговоров между США и Ираном…<…> Но мы убеждены, что вести переговоры с позиции «сначала я вас экономически задушу, а потом вы будете умолять нас договариваться» - это не та тема, которую мы можем воспринимать в качестве модели для поведения на внешнеполитическом фронте».

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Версия для печати