ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Неюбилейные итоги юбилея ООН

12:19 29.09.2020 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: news2.ru

В Нью-Йорке стартовала юбилейная, 75-я сессия Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций. В силу обстоятельств, продиктованных продолжающейся пандемией COVID-19, она проходит большей частью в онлайн-формате. Предшественница ООН, Лига Наций, закончила свою деятельность под выстрелы Второй мировой войны. Но чем дальше уходит в историю первый день работы ООН, тем больше скептических оценок раздается и в её адрес. Почему же так произошло?

Организация Объединенных Наций была создана странами-победительницами во Второй мировой войне. Идея создания новой международной организации, деятельность которой была бы направлена на поддержание мира и безопасности была озвучена еще до ее окончания странами антигитлеровской коалиции. Напомним, что 14 августа 1941 года на британской военно-морской базе Арджентия (Ньюфаундленд) президент США Франклин Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль подписали Атлантическую хартию – документ, в котором были обозначены цели этих стран в войне против нацистской Германии, а также намечены первые наброски послевоенного устройства мира. 24 сентября 1941 года к этой декларации присоединился Советский Союз. 1 января 1942 года представители 26 государств, воевавших против стран гитлеровской коалиции, заявили о поддержании этого документа, подписав Декларацию Объединенных Наций. В целом идею образования новой организации поддерживали все, однако по вопросам ее задач, целей и полномочий существовали многочисленные разногласия.

На Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (В.Молотова, К.Хэлла и Э.Идена), прошедшей 19-30 октября 1943 года была подписана Декларация четырёх государств по вопросу о всеобщей безопасности (её также подписал посол Китайской Республики в СССР Фу Бин-чан), в которой, в частности, стороны обязывались учредить международную организацию для поддержания мира и безопасности в возможно короткий срок. Окончательная договоренность о создании ООН была достигнута в марте 1945 года на Ялтинской конференции в ходе переговоров лидеров трех стран-участников антигитлеровской коалиции – И.Сталина, Ф.Рузвельта, У.Черчилля.

Было установлено, что в основу деятельности ООН будет положен принцип единогласия великих держав – постоянных членов Совета Безопасности, имеющих право вето. Сменившего умершего в апреле 1945 года Ф.Рузвельта в Белом доме Г.Трумэна эта договоренность категорически не устраивала. Однако на конференции в Сан-Франциско, где шли жесткие дискуссии между представителями СССР и США по целому ряду вопросов, касающихся будущего Устава Организации, победила советская точка зрения. В качестве компромисса было принято решение, согласно которому Генеральная Ассамблея ООН могла обсуждать любые вопросы, но не имела права принимать обязательные решения для стран-участниц ООН.

26 июня 1945 года в Сан-Франциско 50 государств поставили свои подписи под Уставом ООН. 24 октября 1945 года Советский Союз стал 29 государством, сдавшим ратификационную грамоту, обеспечив тем самым необходимое количество голосов для вступления Устава в силу. В этот день с 1948 года отмечается День Организации Объединенных Наций.

Казалось бы, статус, полученный ООН, оплаченный десятками миллионов жизней погибших во Второй мировой войне, долгое время не вызывал особых сомнений. Действуя в качестве ключевой международной организации, она смогла обеспечить более чем полвека мира в Европе и сравнительно предсказуемой ситуации на планете в целом. Однако любой, даже самый прочный мировой порядок со временем подвергается испытаниям.

На рубеже 1980-1990-х годов на смену биполярной системе международных отношений и холодной войне пришел новый порядок, основанный на доминировании Соединенных Штатов и их ближайших союзников в мировой политике и экономике. Однако по историческим меркам он оказался очень непродолжительным. Мир слишком сложен для того, чтобы безоговорочно подчиняться принципам Вашингтонского консенсуса, и в нем уже к концу XX-началу XXI века постепенно стали оформляться новые центры силы и интеграционные проекты, инициатива которых принадлежала отнюдь не странам Западной Европы и Северной Америки, а странам Евразии и Латинской Америки.

Серьезные сомнения в надежности существующей системы международной безопасности возникли уже в 1999 году, когда впервые после окончания холодной войны произошло новое расширение блока НАТО (в его ряды были приняты Венгрия, Польша и Чехия). В том же году в обход Совета Безопасности ООН силами Североатлантического блока были предприняты бомбардировки Югославии. Тем самым была поставлена под сомнение вся система договоров, выстроенная после Второй мировой войны. С тех пор почти все военные операции в мире, инициированные США, проводятся нелегитимно, поскольку в Совете Безопасности ООН они квалифицируются как агрессия и встречают противодействие Москвы и Пекина, которые, в свою очередь, подчеркивают, что все меры силового характера, политического, экономического или военного, должны применяться в международных отношениях только в случае консенсуса всех членов Совбеза.

Краеугольным камнем всей системы международной безопасности по-прежнему остается право вето, предоставляющее постоянному члену Совета Безопасности ООН заблокировать любое решение, даже если оно одобрено всеми остальными членами. Все это понимают, но далеко не каждый с этим может смириться.

После окончания межблоковой конфронтации присутствие ООН в мире существенно возросло. С этих пор мандат организации вышел за пределы военных аспектов и включил в свой состав множество гуманитарных, социальных, общественных проблем.

Одновременно возросла угроза возникновения многочисленных конфликтов, разрешить которые невозможно без достижения консенсуса между ключевыми странами-участниками организации. Однако достичь его оказалось крайне сложно. Речь не только о пяти странах - постоянных членах Совета Безопасности ООН. Спор идет даже о содержательной стороне ряда международных документов. Например, кто будет возражать против необходимости борьбы с деятельностью террористических и экстремистских организаций? Однако практика показывает, что содержание термина «терроризм» для стран Европы и, например, Ближнего Востока, серьезно отличается. Как следствие, резолюции, принимаемые Советом Безопасности ООН по вопросам урегулирования современных конфликтов в этом регионе, фактически не соблюдаются. К привычному за долгие десятилетия палестино-израильскому конфликту в последние годы добавились гражданские войны в Ливии и Сирии, а также крайне сложное положение в Ираке, вызванное в значительной мере как вмешательством в его внутренние дела со стороны США и их союзников, так и деятельностью сетевых экстремистских организаций. Усилилась угроза со стороны нарко- и киибертерроризма.

В этих условиях деятельность Организации Объединенных Наций вызывает все большее число критических замечаний. Упреки звучали и ранее: в частности, в 1993 году миссия ООН в Сомали окончилась полным провалом, а в 1994 году ООН не смогла предотвратить геноцид в Руанде, остановить военные действия в Конго и развязывание гражданской войны на Балканах, что привело к вооруженной интервенции НАТО. Далеко не всегда проявляют непредвзятость представители ООН и организаций, созданных при её непосредственном участии, в ближневосточных делах.

Если в эпоху холодной войны механизмы принятия решений на международной арене определялись решениями Ялтинской и Потсдамской конференций 1945 года, Хельсинкским Заключительным актом Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1975 году и целой серией договоров о контроле над вооружениями, то после того, как это противостояние закончилось, завершился и период прозрачных «правил игры» в мировой политике. Более того, наряду с государственными акторами появилось множество негосударственных, которые приобрели серьезное финансовое положение и политическое влияние. Тем не менее, ООН остается единственной организацией, которая удерживает от развала существующую конструкцию глобальной безопасности в нынешних крайне сложных обстоятельствах.

Постоянно звучат требования и о необходимости модернизации ООН, в том числе Совета Безопасности. За 75 лет существования организации количество государств-членов увеличилось с 50 до 193, а также выявились недостатки многих ее структур. Миротворческие операции, проводимые организацией, многие критикуют за бессистемность и крайнюю избирательность, следование двойным стандартам. Неоднократно подчеркивалось, что ООН переживает финансовый кризис. В частности, развивающиеся страны (государства «глобального Юга») пытаются добиться ограничения права вето постоянных членов Совета Безопасности и соблюдения принципа равного географического представительства при его формировании. Стремятся получить звание постоянных членов СБ ООН и такие развитые страны, как Германия, Япония, Бразилия и Индия. Они выступают с предложением расширить состав Совета до 25 государств, предоставив в нем по два постоянных места для Азии и Африки и по одному для Латинской Америки и Западной Европы.

В 2017 году с планом реформирования ООН выступил президент США Дональд Трамп. Он, в частности, предложил оптимизировать расходы организации и получить больше отдачи за каждый вложенный доллар. Правда, стоит отметить, что под эффективностью работы организации нынешний хозяин Белого дома подразумевает принятие решений, которые считают целесообразными в США.

Показательна в этом смысле тактика, которую избрали Соединенные Штаты в отношении Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по вопросу иранской ядерной программы. Напомним, что в 2015 году между Ираном и группой государств «5+1» ( пятью постоянными членами СБ ООН США, Россией, КНР, Великобританией и Францией, а также Германией) было подписано соглашение, по которому Тегеран отказывался от разработки ядерного оружия, а в обмен с него поэтапно снимались санкции. Однако в 2018 году Вашингтон вышел из этого соглашения, анонсировав новые санкции против исламской республики. 20 августа 2020 года Соединенные Штаты передали Совету Безопасности ООН письмо, в котором анонсировали запуск процедуры «механизма отката санкций» (snapback). Согласно этому пункту вернуть санкции против Тегерана может любая страна-участник сделки, считающая, что Иран не исполняет взятые на себя обязательства. Расчет был прост: достаточно подать в Совет Безопасности ООН запрос о запуске механизма отката, и Совет Безопасности вынужден был бы поставить вопрос о продолжении действия всей иранской ядерной сделки. Дальше американцы применяют право вето, и документ перестал бы существовать. Однако этого не произошло: все постоянные члены Совета Безопасности проигнорировали запрос Белого дома. Поэтому, взяв необходимые тридцать дней для паузы, 21 сентября США ввели односторонние санкции против Тегерана. Возникла парадоксальная ситуация: де-юре для большинства стран санкций не существует, но де-факто Вашингтон берется наказывать всех, кто наберется смелости нарушить эти «несуществующие» ограничения и продолжать сотрудничать с Тегераном на основе выполнения резолюции 2231 Совета Безопасности ООН.

В свою очередь, большинство постоянных членов Совета Безопасности заинтересованы в том, чтобы нынешние механизмы принятия решений в ООН более или менее сохранялись, поскольку они обладают очевидными привилегиями, которые, в свою очередь, позволяют решать главную задачу, для которой и создавалась ООН – предотвращение крупных войн между великими державами. В свою очередь, её всеобъемлющая реформа пока вряд ли реализуема, поскольку не существует критериев, с которыми согласились бы все страны-участницы организации. Поэтому пока организация сохраняется в своем классическом виде, несмотря на регулярные критические замечания в ее адрес. Пока же мир находится в состоянии полной неопределенности. С одной стороны, остаются фрагменты неудавшейся попытки строительства однополярной системы. С другой – действуют институты, унаследованные от второй половины ХХ века.

В этих условиях позиция России по вопросу реформы ООН остается достаточно сбалансированной. Москва считает, что преобразования в организации должны проводиться с учетом ключевых условий – одобрения предложенного плана подавляющим большинством стран-участниц и сохранения прав и прерогатив Совета Безопасности ООН, включая право вето.

Со своей стороны, Москва выступает за развитие миротворческого потенциала ООН, который, с ее точки зрения, не вполне соответствует нынешним задачам организации, а также за расширение международного социального и гуманитарного сотрудничества поверх существующих границ и иных барьеров, которое становится необходимым в связи с пандемией COVID-19. Выход из социально-экономического кризиса, порожденного этой эпидемией, будет длительным и крайне сложным. В этих условиях необходимо отказаться от разделения стран на «свои» и «чужие», развивая все необходимые механизмы сотрудничества. Об этом сказал министр иностранных дел России Сергей Лавров  в своем выступлении на юбилейной 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН от имени государств-членов ОДКБ. «Судьба Организации Объединенных Наций находится в руках её государств-членов. Нам необходимо вновь, как и в 1945 году, отбросить разногласия и объединиться во имя решения общих задач с опорой на равноправный диалог и обоюдное уважение интересов. Площадка ООН создаёт для этого все необходимые условия», - подчеркнул глава российского внешнеполитического ведомства.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати