ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Владимир Евсеев: В течение 5 лет США из Ближнего Востока не уйдут

15:35 15.01.2020 • Инна Яникеева, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото автора

«Ни одно государство региона не хочет быть втянуто в американо-иранский конфликт, чтобы по их территории наносили даже демонстративный удар, не говоря уже о серьезном ударе с большим количеством человеческих жертв». Об этом заявил заместитель директора Института стран СНГ, военный эксперт Владимир Евсеев во время круглого стола, посвященного ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке в 2019 году и оценке перспектив дальнейшего развития обстановки в этом взрывоопасном регионе. В ходе мероприятия был сделан обзор событий, оказавших влияние на ситуацию в ближневосточном и североафриканском регионах за период с января 2019 года по  настоящее время.

 

Иран

Отказ от реакции на удар по американской военной базе существенно изменит всю ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке (Владимир Евсеев)

В ночь на 8 января в ответ на американскую спецоперацию, в результате которой погиб видный иранский военный деятель, генерал Касем Сулеймани, Иран нанес ракетные удары по иракским   военным базам, используемым вооруженными силами США. Заместитель директора Института стран СНГ, военный эксперт Владимир Евсеев отметил, что 8 января, впервые с конца правления американского президента Джорджа Буша-младшего, мир очень близко подошел к возможности вооруженного конфликта. По его словам, будущее определялось ответом США. «Действительно, удар по американской военной базе в Ираке носил демонстративный характер. Иран заблаговременно об этом предупредил руководство Ирака и Омана. США также получили эту информации, именно поэтому и не было жертв с их стороны. Тем не менее, был нанесен удар, и Вашингтон не ответил. В свою очередь, отказ от реакции на удар по американской военной базе существенно изменит всю ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке»,- подчеркнул заместитель директора Института стран СНГ.

По мнению экспертов, американские базы в этом регионе практически не имеют не только противоракетные системы, но и системы противовоздушной обороны. «В этих условиях массированное применение ракет для США представляет значительную угрозу. Защитить все свои военные базы в регионе Вашингтон не может. Поэтому им необходимо либо пытаться договариваться, либо сокращать военное присутствие. Полагаю, что США будут вынуждены пойти на сокращение военного присутствия»,- заявил Владимир Евсеев. По его мнению, новыми тенденциями являются ослабление, как минимум, региональной роли США и слабость американских вооруженных сил при всем их могуществе.

Как отметил военный эксперт, на фоне «беспомощности» США российская военная база Хмеймим в Сирии надежно защищена системами противовоздушной и противоракетной обороны, поэтому Россия в этом случае выступает как государство, которое может предложить свою повестку. «Москве есть, что предложить в регионе. Уверен, что у России появились дополнительные возможности, в то время как у США появилась не только серьезная «головная боль», но и некая растерянность, отсюда их заявление о том, что они никогда не уйдут из Ирака»,- обратил особое внимание Владимир Евсеев.

В свою очередь, генеральный секретарь Российско-турецкого форума общественности, генеральный директор Института политических исследований Сергей Марков отметил, что большая война между США и Ираном крайне маловероятна, поскольку военный удар США по иранскому генералу только на 10% исходил из внешнеполитической логики противостояния Вашингтона с Ираном, а на 90% он имел внутриполитический характер. Цель этого убийства, по мнению генерального директора Института политических исследований, заключалась в переизбрании Дональда Трампа на пост президента США во второй раз в ноябре 2020 года, поскольку он стремится продемонстрировать, что является успешным военачальником, способным убивать противников Америки и благодаря этому выгодно смотреться на фоне предыдущих президентов страны. «Именно поэтому демократическая партия США практически единодушно выступила против этих военных действий, понимая, что это были удары, прежде всего, по любому кандидату от демократической партии, который победит на праймериз и будет участвовать в выборах»,- заявил Сергей Марков. При этом, по его словам, руководство Ирана также боится большой войны с США, ввиду явно несопоставимых военных ресурсов, а также слабости системы управления вооруженными силами Ирана и достаточно серьезного протестного потенциала, накопленного в стране, который себя проявит в ближайшее время. 

Говоря о прогнозах, Сергей Марков заявил, что мы будем наблюдать очень скромное поведение американцев в этом конфликте, при этом будут развертываться протестные настроения в Иране на фоне раскола части высшего руководства, которая хотела бы воспользоваться моментом и уменьшить влияние КСИР (Корпус Стражей Исламской революции). «Одновременно мы будем свидетелями нарастания вмешательства западных государств, поскольку они также захотят воспользоваться моментом и провести смену политического режима в Иране»,- заключил генеральный секретарь Российско-турецкого форума общественности.

Ведущий научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов также заявил, что большой войны между Ираном и США не предвидится. «Даже самое острое противостояние между ними не привело бы к большой войне, поскольку если бы она началась, то затронула бы другие страны региона, прежде всего, Израиль, как стратегического союзника США. Это серьезная угроза для национальной безопасности Израиля»,- обратил особое внимание Борис Долгов. При этом, он отметил, что военно-политическое давление Вашингтона на Иран будет нарастать, а главная цель заключается в смене режима, а возможно и в разрушении Ирана, об этом открыто не говорилось, но подразумевалось.

По словам старшего научного сотрудника Центра изучения стран БСВ ИВ РАН Владимира Сажина, американское давление оказывает решающее влияние на экономику Ирана. «Страну ждут тяжелые времена. Если внешнее давление совпадет с усилением внутреннего разлада, то это может привести к серьезным последствиям. Отходя от вооруженного решения иранской проблемы, в администрации Дональда Трампа понимают ситуацию и ждут определенных шагов со стороны иранской оппозиции. Легально оформившейся оппозиции в Иране практически нет. Вся оппозиция живет либо в западной Европе, либо в США. Она может использовать сложившуюся ситуацию для того, чтобы дальше расшатать ситуацию в Иране», - заключил Владимир Сажин.

 

СВПД

Как отметил Владимир Евсеев, Иран не пойдет на ускоренное создание ядерного оружия ни при каких обстоятельствах. По словам эксперта, Ирану мало что даст сам процесс обогащения, поскольку отсутствуют носители, а плутониевая программа свернута. «К тому же, если Иран пойдет на ускоренное развитие ядерной программы, он столкнется с тем, что Европейский союз будет вынужден возобновить санкции. Возникает торг между Ираном и ЕС»,- подчеркнул военный эксперт. По его мнению, не надо преувеличивать опасность в отношении того, что ядерная программа Ирана в ближайшее время станет триггером, который приведет к  большой войне на Ближнем и Среднем Востоке. «Ситуация не столь критична, как это некоторым кажется»,- заключил Владимир Евсеев.

В свою очередь, Владимир Сажин отметил, что, несмотря на то, что ЕС выступает за сохранение Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), и Япония стремится эту сделку сохранить, бизнес не хочет идти на конфликт с Вашингтоном. «Перспективы для СВПД печальные. Когда он разрушится, Иран начнет активно восстанавливать все потерянное им после 2015 года. Любое движение Ирана вперед в своей ядерной программе вызовет ответную реакцию Израиля и США. Ситуация 2012 года может повториться, когда Израиль был готов нанести удар по ядерным объектам Ирана. Это очень опасно»,- заключил Владимир Сажин.

 

Ирак

Из ситуации, происходящей в американо-иранских отношениях, вытекает второй процесс, за которым также необходимо сейчас следить, это события, происходящие в Ираке. По словам Сергея Маркова, в ночь на 3 января удар был нанесен не только по иранскому командованию, но и по иракскому, а месть со стороны Ирака не завершилась, как и со стороны Ирана. «Я полагаю, что месть будет иметь место в основном на иракском направлении. Мы станем свидетелями ряда событий, связанных с атаками на американские военные объекты. Таким образом, пик военной активности переместится с воздушной войны, возможно, между США и Ираном, на войну на земле на территории Ирака»,- заявил эксперт.

В свою очередь, комментируя ситуацию в Ираке, Владимир Евсеев отметил, что США сократят свое присутствие в Ираке, но в течение 5 лет США из региона не уйдут.

 

Египет

Старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ Григорий Лукьянов отметил, что в 2019 году в Египте прошел референдум по внесению поправок в Конституцию, что позволило президенту вновь выдвигать свою кандидатуру на следующих выборах. «Референдум также закрепил определенные трансформации политической системы. Реформы продолжаются и закрепляют особую роль армии в регионе. Это определенного рода тренд, который мы можем наблюдать во всех странах Северной Африки в 2019 году»,- заявил Григорий Лукьянов.

 

Судан и Алжир

Алжир из состояния замкнутости на внутренней политике переходит к более активным внешнеполитическим действиям (Григорий Лукьянов)

По словам Григория Лукьянова, Судан и Алжир – две страны, где армия активно вмешалась в политический процесс весной 2019 года. «В Алжире это стало ответом на мощные социальные выступления, вызванные желанием президента страны снова выдвинуть свою кандидатуру, в пятый раз, на президентский срок. В Судане армия отреагировала на многомесячные социальные протесты, провал экономической политики государства. В результате в обеих странах произошел насильственный транзит власти. В определенной степени он длился на протяжении большей части 2019 года. Только к осени 2019 года в Судане удалось сформировать суверенный совет, который выполняет функцию «коллективного президента». Транзитный период, в течение которого совет будет находиться у власти, составляет 39 месяцев. Таким образом, 3 года армия, силы оперативной поддержки (милиция) будет играть если не главную, то, по крайней мере, существенную роль»,- отметил старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ.

Он также заявил, что в Алжире армия сыграла важнейшую роль в стабилизации политической ситуации, что имеет большое значение, поскольку со всех сторон государство окружают вызовы и угрозы безопасности, на которые Алжиру приходится реагировать самостоятельно. По мнению эксперта, большим достижением высшего военного руководства Алжира стало удержание ситуации под контролем. «В декабре 2019 года к власти пришел новый президент страны. Сегодня Алжир из состояния замкнутости на внутренней политике переходит к более активным внешнеполитическим действиям, в том числе, на жизненно важном ливийском направлении»,- заключил Григорий Лукьянов.

 

Ливия

Комментируя ситуацию в Ливии, Сергей Марков отметил, что уже подписано два важных договора между Турцией и руководством правительства Триполи в Ливии о военной помощи. На основании договора Анкара уже начала высаживать своих военнослужащих в портах Мисураты, а также на территории Алжира. В основании этого договора, по словам эксперта, лежит «Договор о морском дне», который раскрывает суть конфликта вокруг Ливии. «Турция хочет, воспользовавшись слабостью ливийского правительства в Триполи, подписать международный договор по разделу морского дна, прежде всего, по разделу газового месторождения восточной части Средиземного моря. Там находится огромное газовое месторождение, которое питает экономику Европейского союза. Создан консорциум, включающий традиционных противников Турции – Грецию, Кипр, Израиль и Египет. В свою очередь, договор о морском дне «разрывает» консорциум, добывающий газ для его доставки в страны ЕС. В этой связи предстоит серьезный спор по поводу газового договора, а, соответственно, военной ситуации в Ливии»,- заявил Сергей Марков. По его мнению, сейчас в Ливии заваривается огромный котел, который, если не разрешить проблемы в ближайшее время, приведет к военному конфликту, в который будут вовлечены практически все страны региона, а также внешние игроки.  

В свою очередь, Григорий Лукьянов подчеркнул, что 2019 год отметился для Ливии полным отказом от политического урегулирования и торжеством военного решения. «Все стороны противостояния, как внутренние, так и внешние, сделали ставку на военное решение, что привело к эскалации военных действий и, по сути, к войне альянсов: с  одной стороны – Турция, Катар, Италия, Алжир, Тунис поддерживают правительство национального согласия, с другой стороны – Египет, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Саудовская Аравия, Франция, Греция, Иордания, в обозримой перспективе список участников может расшириться. К концу 2019 года эти альянсы оформились. Страна превращена в поле боя. Ливийский конфликт перестал быть сугубо Североафриканским конфликтом. Сейчас он охватывает регион Средиземного моря»,- отметил эксперт. При этом по его словам, Россия в настоящее время является единственным игроком в ливийском кризисе, который занимает равноудаленную позицию. «С Россией готовы говорить все, и Россия готова говорить со всеми. В итоге, разрешить ливийский кризис (хотя это сомнительно, кризис долгосрочный), без Москвы невозможно»,- заключил Григорий Лукьянов.

По словам Бориса Долгова,Турция будет продолжать военно-политическую активность в Ливии, она будет наиболее активным игроком. При этом, он отметил, что Россия могла бы играть более важную роль в Ливии, поскольку Москва имеет дипломатические и политические возможности продвигать процесс политического урегулирования, достижения консенсуса между противоборствующими сторонами.

 

Саудовская Аравия

Во время круглого стола Григорий Лукьянов отметил, что в Саудовской Аравии продолжаются реформы. «В 2019 году мы были свидетелями того, как Саудовская Аравия боролась с «делом Хашогги» (убийство саудовского журналиста Джамаля Хашогги), которое, по сути, стало главным испытанием для репутации страны после 11 сентября 2001 года»,- заявил эксперт.

Продолжая тему сложившейся ситуации в Саудовской Аравии, Григорий Лукьянов заявил, что нападение беспилотников (ракетная атака) на крупнейший в мире завод первичной переработки нефти в Абкайке на востоке Саудовской Аравии и нефтеперерабатывающий завод на нефтяном месторождении Хурайс в сентябре 2019 года – это серьезная заявка на качественные изменения военного противостояния в регионе. «Это новый по своей сути пример того, как страны региона, а не региональные игроки такие, как США, комбинируют современные ракетные технологии, беспилотные летательные аппараты. Это новое слово не только в региональной, но и в мировой военной науке»,- заключил старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ.

 

ОАЭ

Обсуждая роль ОАЭ в региональной политике, эксперты отметили ее рост. Так, по словам Григория Лукьянова, в 2019 году ОАЭ продемонстрировали, что у них есть своя повестка и возможности для продвижения собственных интересов в Йемене, в регионе Персидского залива, где они выступали с отличной от Саудовской Аравии позицией по Ирану, но с той же самой позицией по Катару. «В Ливии ОАЭ выступают как самостоятельный игрок. ОАЭ оказывают поддержку политическому транзиту в Судане. Они профинансировали подписание мирного соглашения между Эфиопией и Эритреей, и являются одним из главных инвесторов в Эритрею. В Сомали ОАЭ поддерживают созданные квазигосударства, активно укрепляются на побережье, вкладывают в развитие инфраструктуры, в портовые сооружения, распространяют свое военное присутствие в регионе»,- подчеркнул старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ.

 

Роль России в регионе

Распространение в регионе своих систем ПВО может кардинально поменять ситуацию в геополитике (Григорий Лукьянов)

Григорий Лукьянов напомнил, что в 2019 году Россия выдвинула свою концепцию безопасности в Персидском заливе, которая продолжает привлекать внимание стран региона. «Это является альтернативой существующим форматам, которые доказали свою либо нежизнеспособность, либо малофункциональность в сложившихся условиях. Успешно функционирует Конституционный комитет в Сирии. Продолжает работу Астанинский процесс – единственный на сегодняшний момент пример конструктивного диалога по разрешению кризисов»,- заявил эксперт. В 2019 году Россия провела форум «Россия-Африка», который по его словам, является не только заявкой на возвращение России в регион, но и площадкой, на которой было принято большое количество решений по двусторонним отношениям, а также на которой были заданы определённые тренды, которые будут реализовываться в российской внешней политике в 2020 году. Немаловажной, по мнению Григория Лукьянова, является сделка России с Турцией по поставкам зенитной ракетной системы С-400. Ирак также заявляет о своем интересе к покупке С-400, к возобновлению контракта по С-300. Существует интерес к российским системам противовоздушная обороны (ПВО) в других странах региона. «Распространение в регионе своих систем ПВО может кардинально поменять ситуацию в геополитике, поскольку это способно нивелировать частично, либо полностью, воздушное преимущество США в регионе»,- заявил старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ.  По его словам, Россия выступает в качестве провайдера безопасности в регионе, что является новой для России функцией. «Если тот темп, который был набран в 2019 году, будет сохранен, нас ждут определенного рода потрясения, изменения, серьезные приобретения в российской внешней политике и в развитии экономических связей в регионе»,- заключил Григорий Лукьянов.

По словам эксперта, 2019 год показал, что во всех частях региона, растет роль милиции, меняется роль армии в политическом процессе, меняется роль современных технологий, трансформируется облик военных конфликтов, растет импорт вооружений в регион. «Для России, которая является одним из основных мировых поставщиков вооружений, это важнейший тренд, который должен привлекать внимание к региону»,- подчеркнул старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ.

 

Роль международных организаций в регионе

Как отметил Григорий Лукьянов, роль ООН в регионе продолжает неуклонно снижаться. По его мнению, сам по себе институт специального представителя ООН по той или иной проблеме не способен решить ничего ни в Сирии, ни в Ливии. «Ничего не удалось достичь, если опираться только на авторитет организации. Можно наблюдать усиление конфликтности. Только когда за ООН стоят реальные интересы и возможности, реальное влияние государств, тогда можно этот формат как-то использовать»,- заявил эксперт. Он добавил, что и международные региональные организации продолжают деградировать – Лига арабских государств, Африканский союз, Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. «Эти организации не сделали ничего для урегулирования проблем в регионе. Речь идет не только о разрешении конфликтов, но и о решении наиболее значимых проблем, в том числе, экологических. Так, 2020 год станет годом, когда уже нельзя откладывать на потом решение проблемы «плотины возрождения» в Эфиопии, которая оказывает влияние на экологическую ситуацию в Египте. Это является потенциальной зоной конфликта, которую необходимо отслеживать»,- подчеркнул старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати