ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Политический кризис в Венесуэле: региональное и глобальное измерения

11:40 16.09.2019 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: newsarium.org.

Последние несколько лет Венесуэла переживает структурный и экономический кризис, пик которого пришёлся на январь 2019 года. Тогда международное сообщество, как и граждане Венесуэлы, разделились на сторонников и противников действующей власти.

Напомним, что 21 января 2019 года в Каракасе начались массовые протесты против президента Николаса Мадуро. Глава Национальной ассамблеи, подконтрольной оппозиции, Хуан Гуайдо провозгласил себя «временным главой государства». Ряд стран Запада во главе с США заявили о его признании. В свою очередь Мадуро назвал главу парламента «марионеткой США». Россия, Китай, Турция и ряд примкнувших к ним стран поддержали Мадуро.

В чем состоят истинные причины разногласий? Какие действия необходимо предпринять для нормализации сложившейся ситуации? На эти и другие вопросы ответили эксперты в ходе видеомоста «Москва-Каракас», организованного МИА «Россия сегодня» и венесуэльским телеканалом TeleSUR.

Венесуэла: анатомия кризиса

Временно исполняющий обязанности директора Института Латинской Америки РАН Дмитрий Разумовский считает, что определить, какой именно из факторов стал триггером обострения ситуации и возникновения в стране двоевластия, пока сложно. Эксперт полагает, что усилению противоречий способствовала делегитимизация властями в Каракасе Национальной Ассамблеи и созыв вместо нее Конституционной Ассамблеи для выработки проекта нового основного закона республики. Такая политика властей вызвала категорическое неприятие оппозиции и ряда латиноамериканских стран, была воспринята как нарушение общепринятых демократических норм.

Вопрос реакции на события, происходящие в Венесуэле, обсуждался в США с первых же дней президентства Дональда Трампа. Уже тогда звучали радикальные предложения «ястребов» о военном вмешательстве в дела республики. Такие инициативы озвучивал и сам хозяин Белого дома (правда, это было в закрытом режиме общения с помощниками). Однако в конечном итоге было решено никаких силовых методов не применять. «У американцев есть такой элемент во внешнеполитической стратегии, который называется «политика зрелого плода», применявшийся ещё в прошлом веке в отношении Кубы. Нечто похожее предприняли они и против Венесуэлы», - пояснил Дмитрий Разумовский.

По словам ученого, ряд электоральных успехов правых в Латинской Америке, наиболе6е громким из которых стала победа на президентских выборах в Бразилии Жаира Болсонару, привел американских стратегов к мысли о том, что против Венесуэлы уже сформировано латиноамериканское единство. «Опираясь на этот импровизированный блок, можно усилить давление на Каракас, одновременно способствуя дроблению лагеря чавистов и усугубления в стране гуманитарной ситуации. Эти ожидания были абсолютно неоправданны. По-видимому, в конце концов это признали и сами американцы. Пример тому – громкая отставка с поста советника по национальной безопасности признанного сторонника сценария силового давления Джона Болтона», - заявил Д.Разумовский.

В настоящее время оппозиция переживает раскол. Сам претендент в президенты Хуан Гуайдо проявил свою слабость как политик. Ему была предоставлена возможность мобилизовать массы, объявить выборы и победить на них, но прошел уже год и предоставленный ему капитал доверия оказался промотанным. Об этом свидетельствуют и итоги так называемой апрельской операции «Свобода», и созыв теневого правительства, возглавить которое он предложил оппозиционеру Лопесу, который в настоящее время получил политическое убежище в посольстве Испании и физически не может руководить действиями своего кабинета. Сам факт попыток переговоров, проводившихся в рамках различных форматов: «группы Монтевидео», «Осло», «Стокгольма», «Барбадоса», у многих радикальных оппозиционеров вызывают крайнее неприятие. Многие из них считают, что с Николасом Мадуро и чавистами общаться не о чем. Наиболее радикальная группа, возглавляемая Марией Мачадо, фактически отказывает Гуайдо в легитимности и призывает к более решительным действиям с опорой на поддержку Вашингтона.

В июне 2019 года венесуэльскими властями была раскрыта попытка переворота и арестованы несколько военнослужащих. Показателен тот факт, что эта попытка должна была привести к власти другую персону, а совсем не Хуана Гуайдо, который воспринимался как слабый политик. Вокруг лидера Национальной ассамблеи растет число коррупционных скандалов. Вроде бы он не допущен ни до какой реальной власти, тем не менее, с его именем связан скандал с попыткой присвоить себе часть средств гуманитарных фондов США, которые активизировали свою работу в Колумбии, в пограничном с Венесуэлой городе Кукути. Но самое главное, буквально на днях прокуратура республики выдвинула обвинение Гуайдо в том, что он и ряд его сторонников вели переговоры о передаче Гайане спорной территории в бассейне реки Эссекибо, которая, по предположениям геологов, богата нефтью. «Единственный консенсус, который существует между официальной властью и оппозицией, касается этого вопроса. Если факт таких переговоров вскроется, то кандидатура Гуайдо будет дискредитирована полностью и бесповоротно», - подчеркнул Д.Разумовский.

В свою очередь, оппозиция при содействии администрации США попыталась внести раскол в лагерь сторонников Мадуро, прежде всего в рядах армии. Очень скоро в Вашингтоне поняли, что недооценили лояльность вооруженных сил Венесуэлы идеям чавизма. «Все ключевые военачальники сохраняют верность действующей власти», - подчеркнул Д.Разумовский.

С целью дезориентации сторонников Мадуро Соединенные Штаты неоднократно предпринимали попытки распространения фейк-ньюс среди колеблющихся. Например, в апреле-мае 2019 года, во время операции «Свобода», спецпредставитель США по Венесуэле Эллиот Абрамс, заявил о теневых переговорах с двумя важными участниками команды Мадуро – министром обороны Владимиром Падрино Лопесом и председателем Верховного суда Венесуэлы Майкелем Морено. Однако поведение этих двух персон наглядно свидетельствует об обратном. Оба эти функционера сохраняют лояльность существующей власти.

«Последним по времени информационным «вбросом» стало заявление о том, что председатель Конституционной ассамблеи Венесуэлы Диосдадо Кабельо ведет переговоры с администрацией Трампа о некоей капитуляции на выгодных лично ему условиях. В это верится с трудом. Этот политик всегда находится на виду и под контролем. Более того, на протяжении ряда лет он, напротив, был одной из тех персон, которые американцы стремились максимально дискредитировать, обвиняя его в связях с наркокартелями, коррупции и вводя санкции против его родственников. Конечно, в политике есть место и цинизму, но что он настолько откровенный, представляется сомнительным», - пояснил Д.Разумовский.

По словам эксперта, у венесуэльского кризиса есть и социально- экономическое измерение. По настоящему мощные санкции были введены США лишь в январе-феврале, и они действительно оказывают очень негативное воздействие, однако некоторые внутренние ошибки имели место еще при Уго Чавесе, а также при самом Мадуро. Признавая свои просчеты, Каракас с мая 2019 года пошел на определенные изменения, взяв на вооружение некоторые тезисы наиболее умеренных сторонников оппозиции. В частности, впервые с 2003 года был отменен контроль цен и введена либерализация обмена валюты. Это оказало определенное позитивное воздействие на состояние экономики: например, замедлились темпы инфляции и девальвации. Правда, при этом возникли новые проблемы, прежде всего с кредитованием, из-за того, что банкам были предъявлены более жесткие требования по резервированию валюты. В то же время у венесуэльской экономики появились новые источники дохода, важнейшим из которых стали возросшие до 5 млрд. долларов в год денежные переводы мигрантов.

Важнейшим внешнеэкономическим партнером Венесуэлы остается Китай. Правда, в последнее время появились сведения, что Китай несколько ослабил свою поддержку Каракаса, отказавшись от покупки у Венесуэлы около 30 тыс. баррелей нефти в день, а также заморозив один из ключевых своих проектов в бассейне реки Ориноко. Однако Д.Разумовский менее категоричен в своих оценках: «Сотрудничество с венесуэльской государственной нефтегазовой компанией PDVSA осуществляла национальная китайская корпорация CNPC, которая из-за ужесточения американских санкций оказалась под ударом. На мой взгляд, китайцы будут пытаться аккуратно переструктурировать свои сделки и контракты с Венесуэлой на другие компании, чтобы вывести CNPC из-под удара. К тому же, Венесуэла должна Китаю по предварительным оценкам 19 млрд. долларов, а Пекин не откажется просто так от таких денег».

Латинская Америка и формирование новой биполярности

Ведущий научный сотрудник Центра политических исследований Института Латинской Америки РАН Андрей Пятаков  поделился своим видением венесуэльской проблемы в глобальном контексте. По его словам, концепция и практика многополярного мира в настоящее время постепенно отходит в прошлое. Вместо этого формируется новая биполярность, полюсами которой становятся Соединенные Штаты Америки и Китай. В этой логике Латинская Америка представляет собой поле конкуренции геополитических и геоэкономических стратегий США и КНР, а в Венесуэле сталкиваются интересы этих двух супердержав. Ключевыми игроками провенесуэльской коалиции выступают Китай и Россия. На континенте сформировался своего рода треугольник, направленный против реванша неолиберальных тенденций. Но это не просто союз отдельных государств. Венесуэла в этом раскладе представляет собой важнейший источник ресурсов. Эта страна занимает второе место в мире и первое место в Латинской Америке по запасам золота, но самое главное – она располагает огромными запасами редкоземельных металлов и, в частности, колтана. жаропрочного металла, который используется при выпуске высокотехнологичной продукции. До недавнего времени их импорт в Китай осуществляли США, но в ходе развертывания таможенной войны эти поставки прекратились. Поэтому в настоящее время Венесуэла выступает для Китая важнейшим ресурсным источником. Сформировавшийся тройственный альянс имеет огромный экономический и международный вес, хотя фактически он никак не институциолизирован.

По словам А.Пятакова, развертывающееся на наших глазах противостояние между Вашингтоном и Каракасом - не просто противостояние между государствами. Официальному Каракасу противостоит не государство, а огромный транснациональный аппарат, очень хорошо организованный и управляемый, у которого есть свой военный элемент в виде НАТО и свой экономический элемент (международный финансовый сектор). В частности, с начала 2010-х годов Колумбия стала активным партнером Североатлантического блока.

Свою позицию по венесуэльскому кризису высказал Чрезвычайный и Полномочный Посол, профессор кафедры дипломатии МГИМО (У) МИД России Евгений Астахов. По его словам, политика США на Латиноамериканском континенте в период каденции Клинтона и Обамы была во многом невнятной. Функционеры Демократической партии были скорее озабочены вопросом формирования глобальной финансовой цивилизации, чем событиями на своем «заднем дворе». Но после прихода в Белый дом Трампа ситуация стала меняться. Фактически речь идет о реанимации доктрины Монро и политики «большой дубинки» в новых международных условиях. Но главная опасность в том, что на правом фланге латиноамериканских элит такая позиция Вашингтона воспринимается вполне лояльно. Более того, в Латинской Америке нет единой согласованной позиции, как это было ранее. Прежде считалось, что в своем большинстве страны континента обладают большим суверенитетом, чем европейские члены НАТО. Теперь, напротив, такие страны, как Колумбия и Бразилия, становятся внерегиональными членами Североатлантического альянса.

«По существу, в Вашингтоне придерживаются жесткой линии на блокировку активности Китая и России в Латинской Америке и, в частности, в Венесуэле. В Каракасе должны понимать: в мире новых реальностей курс на леворадикальные политические изменения должен более тщательно просчитываться. Нынешнее положение ставит нас в непростую ситуацию. Тем не менее, говорить об окончательном правом повороте на континенте преждевременно. Можно с уверенностью сказать, что ситуация в стране разрешится в интересах ее народа, а не Соединенных Штатов», - заключил дипломат.

Каракас держит удар

Латиноамериканские коллеги, принявшие участие в обсуждении темы, в основном согласились с позицией российских экспертов. В частности, Журналист, политический аналитик, член сообщества «Миссия правды» Диего Секера отметил, что, несмотря на многочисленные просчеты, правительству Венесуэлы удалось не только скорректировать экономический курс, но и выстоять в самых сложных испытаниях. Санкционные меры, предпринятые США, привели скорее к обратному эффекту: в обществе сильны настроения консолидации перед внешней угрозой. Каракас поддержали Боливия, Никарагуа и Куба. «Существование параллельного правительства с каждым днем все больше напоминает дурную комедию с элементами коррупции, гибридной войны и деятельности криминальных группировок, пользующихся поддержкой правых кругов Бразилии и Колумбии. Ресурсы поддержки Гуайдо тают. Посмотрим, что дальше будет происходить в Национальной ассамблее Венесуэлы. Но уже понятно, что попытки шантажа успеха не имеют», - подчеркнул Д.Секера.

В преддверии парламентских выборов

Дмитрий Разумовский считает, что единственным очевидным выходом из политического кризиса в Венесуэле стало бы проведение всеобщих выборов. В то же время он признал, что быстрого решения конфликта ожидать не приходится. «Многочисленные попытки провести переговоры – сначала в рамках группы Монтевидео, затем в Осло и Барбадосе, наглядно продемонстрировали, что у сторон пока что совершенно противоположные подходы, по которым сложно найти какие-либо точки соприкосновения», - отметил он. По словам эксперта, не менее важен вопрос о том, как будут устроены эти выборы: будут ли предоставлены равные возможности для всех сторон, и кто будет контролировать избирательные советы? К тому же венесуэльские власти настаивают на проведении очередных выборов в Национальную ассамблею в рамках конституции, а оппозиция настаивает на том, что необходимо проведение президентских выборов.

В свою очередь, Чрезвычайный и Полномочный Посол, профессор кафедры МГИМО (У) МИД России Евгений Астахов выразил мнение, что в условиях, когда мир вновь переживает деление на «своих» и «чужих», было бы недальновидно ослаблять поддержку Венесуэлы. Поэтому Москва продолжит курс на поддержку легитимной власти в Каракасе.

Более оптимистичными были выводы Андрея Пятакова. Он считает, что пик политического противостояния в Венесуэле уже миновал, а уровень поддержки самопровозглашенного главы государства Хуана Гуайдо падает. «Конфликт переходит в фазу стабильности, однако это не значит, что неприятные сюрпризы уже позади. Парламентские выборы должны состояться в декабре 2020 года. За время, оставшееся до этого момента, многое может произойти. Когда предвыборный рубеж будет преодолен, можно будет более определенно ответить, какое будущее ждет страну», - заключил эксперт.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати