ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Как перевернуть последнюю страницу Второй мировой войны в Азии

11:36 05.09.2019 • Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

Очередная годовщина окончания Второй мировой войны на Тихом океане – уместный повод для Москвы и Токио вспомнить о самых главных и трудных проблемах двусторонних отношений, связанных с разрешением т.н. территориального вопроса (по версии японской стороны) и заключением российско-японского Мирного договора.

Продвижение по указанным проблемам и их успешное разрешение вполне возможны в обозримой перспективе, при наличии доброй воли и настроенности на взаимный компромисс. При этом нельзя забывать о корневой причине этих проблем, непосредственно связанной с вопросами национальной и региональной безопасности.

Нестабильная ситуация в Северо-Восточной Азии и АТР, наличие неразрешенных территориальных споров и конфликтов, отсутствие механизмов региональной безопасности и сотрудничества уходят корнями в события новейшей истории второй половины XX века и обусловлены связанными с ними историческими и геополитическими противоречиями.

Различная трактовка политического и международно-правового оформления окончания войны (противоречивые ссылки на Каирскую, Ялтинскую и Потсдамскую декларации держав-победительниц, Сан-Францисский мирный договор и пр.) во многом породили (и подпитывают сейчас) территориальные споры между КНР и Японией, Японией и Республикой Корея, японские территориальные претензии к России по Северным Курилам, и некоторые другие кризисные и конфликтные ситуации в регионе.

Япония, претендуя на южные острова Курильской гряды, ссылается на советско-японскую Декларацию от 19 октября 1956 г. «О прекращении состояния войны между двумя государствами и восстановлении дипломатических и консульских отношений», по которому СССР в свое время обязался передать о-ва Шикотан и Хабомаи. Но советской стороной выдвигались при этом определенные условия (которые не были соблюдены).

В частности, в Токийской декларации указывалось, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения мирного договора между СССР и Японией. Советский Союз также не устраивало наличие американских военных баз на японской территории.

И сегодня основным препятствием по достижению прогресса в вопросе об островах и о мирном договоре является неготовность японской стороны учитывать стратегическую озабоченность России по поводу статуса четырех островов Южнокурильской гряды в том гипотетическом случае, если они когда-нибудь перейдут под контроль Японии.

Россия хотела бы получить гарантии нейтрального статуса этих территорий и неразмещения на них военных баз США. В Японии не раз заявляли, что правительство «страны восходящего солнца» готово дать такие гарантии. Однако дух и буква японо-американского Договора о безопасности не дают японской стороне практической возможности настоять в этом вопросе на своем, несмотря на попытки парламента страны предложить новую интерпретацию Договора в пользу большей самостоятельности Японии. И это может стать непреодолимым препятствием.

Немаловажно помнить и о том, что на формирование общественного мнения по вопросу об островах и о мирном договоре активно влияют представители экспертного сообщества. На протяжении десятилетий историки и эксперты продолжают весьма активно и по-своему убедительно доказывают правоту того или иного подхода к решению этой проблемы со своих точек зрения. В России они зачастую руководствуются девизом «Ни пяди родной земли не отдадим!» Такая точка зрения имеет право на жизнь.

При этом утверждается, что Россия никогда и ни при каких обстоятельствах не может уступать свои территории по геополитическим и иным причинам. Однако история дипломатических переговоров при решении таких сложных межгосударственных проблем демонстрирует разные подходы. Вот несколько недавних примеров.

В рамках процесса демаркации российско-китайской границы в районе Хабаровска, определенного соглашением, подписанным в октябре 2004 г. в Пекине, Китаю были переданы острова Тарабарова и части острова Большой Уссурийский в русле Амура общей площадью 174 кв. км. Ранее была окончательно определена российско-китайская граница в Приморском крае, где китайцам также был передан ряд территорий.[1]

В 2010 г. между Россией и Норвегией был заключен договор «О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане», который урегулировал давний вопрос о спорной территории Баренцева моря площадью 175 тысяч кв. км. Новая делимитационная линия разделила эту территорию на две равные части[2], что дало повод некоторым экспертам говорить о том, что Норвегия получила почти 80 тыс. кв. км «российской» территории (на основании того, что в свое время Сталин провел там демаркационную линию в одностороннем порядке).

Вышеуказанные примеры говорят о том, что в редких случаях Россия решает вопросы о делимитации своих границ именно таким образом – в рамках долгого переговорного процесса (который может длиться десятилетиями), на основе существующих договорных обязательств и тщательного учета своих национальных интересов.

Возможно, у будущего Мирного договора между Россией и Японией тоже будет такая судьба. И тогда последняя страница Второй мировой в Азии и на Тихом океане будет окончательно перевернута.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати