ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Санкции – опасная иллюзия мировой политики

10:05 22.06.2019 • Андрей Кадомцев, политолог, советник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по международным вопросам

На прошлой неделе, в конгресс США был внесен законопроект о санкциях против российско-европейского газопровода «Северный поток – 2». Формальные основания носят политический характер – заявляется о необходимости снизить «зависимость Европы» от российского сырья. Однако  предлагаемые меры де-факто призваны в первую очередь усилить позиции американских поставщиков газа. Санкции, вводимые в обход общепризнанных международных институтов, всегда заставляют подозревать наличие «второго дна» – скрытого мотива усилить собственные позиции в экономической конкурентной борьбе. Но в последние годы, инициаторы санкций маскируют свои намерения всё более небрежно. Между тем, растет число экспертов, выражающих сомнения в продуктивности и эффективности политики санкций как таковой.

В 2002 году тогдашний президент США Дж. Буш-младший обнародовал свою версию Стратегии национальной безопасности. Её самым примечательным моментом стала идея о праве Америки наносить превентивные удары по всякому, кто пытается угрожать ее интересам или гражданам. Сегодня складывается впечатление, что после провала военно-стратегической версии идеи превентивных ударов, Вашингтон решил опробовать её финансово-экономический извод. В изложении нынешнего главы Белого дома, для сохранения доминирующего положения США в мире, необходимо не допустить трансформацию нынешней, пирамидальной модели глобализации, в сторону полицентричной и более равноправной архитектуры. С этой точки зрения, все страны, не готовые принять условия Вашингтона, тем более, проводящие самостоятельную политику, рассматриваются как «легитимная» цель для санкций всевозможного рода.

Примитивному взгляду на мир – примитивные решения. Как отмечает британский The Economist, Америка готовится расчехлить экономическое оружие для защиты своих национальных интересов. И трепетать должны не только враги, но и друзья. Америка Трампа задействует новую тактику – повышение ставок в балансировании на грани торговой войны. Вашингтон пытается использовать свою роль главного нервного центра мировой экономики для блокирования потоков товаров, данных, идей и денег через границы. Причем в нынешнем Вашингтоне явно предпочитают мыслить категориями игры с нулевой суммой. А некоторые второстепенные примеры позволяют сторонникам такого подхода тешить себя иллюзией об эффективности подобной стратегии. Так, трамповские требования «проамериканских реформ» не разрушили НАФТА, а привели к заключению «более сбалансированного» соглашения с Канадой и Мексикой.   

Однако подобный подход либо вовсе не действует, в случае гораздо более самостоятельных государств, либо встречает отпор, потенциально равновеликий американскому «нажиму». Так, возможно, что Америке на первых порах удалось несколько «сбить с ритма» Китай. Наряду с увеличением процентных ставок и ростом протекционизма в США, тарифная война стала одной из главных причин снижения темпов роста китайской экономики. С другой стороны, масштабы экономики КНР не имеют аналогов по сравнению с любыми предыдущими оппонентами Америки. То же самое можно сказать и про финансово-экономический потенциал Европейского Союза, которому Вашингтон всё чаще грозит уже не только повышением тарифов, но и прямыми санкциями. Решимость же руководства России в отстаивании национальных интересов всем хорошо известна и была уже не раз продемонстрирована.

К примеру, способны ли американские санкции в принципе существенно повлиять на изменение политики Пекина? Внутренний рынок Китая – это более 1,2 миллиарда потребителей. Он слишком привлекателен для большинства стран и компаний мира, чтобы отказываться от прибыли ради геополитических амбиций Вашингтона. На худой конец, китайский внутренний рынок вполне самодостаточен и способен десятилетиями обеспечивать высокий спрос на продукцию практически всех отечественных компаний. Кроме того, исследования социологов говорят нам о том, что причины введения санкций быстро теряют свою значимость в глазах населения страны, против которой они были введены. Люди начинают воспринимать санкции как «естественное» неудобство жизни, к которому можно и нужно приспособиться. Наконец, китайское руководство гораздо лучше американского контролирует внутреннюю повестку у себя в стране. 

Уже приходилось писать о четырех главных элементах формирующейся при Трампе геоэкономической стратегии США, которая, весьма вероятно, продолжит преобладать в американской внешней политике и после ухода нынешнего президента из Овального кабинета. Первый состоит в ужесточении контроля над иностранными инвестициями в «чувствительные» сектора экономики. Второй – политика медленного «удушения» конкурентов, «наступление» финансово-экономическими методами. Третий фактор – попытка занять положение регулятора технологического развития других государств, без «прямых угроз военной эскалации в чей-либо адрес». Четвертыйполитика, ставящая неугодные Вашингтону страны перед вынужденным выбором между логикой экономического развития и «логикой геополитического противостояния».

Реалии мировой политики, как обычно, разрушают большинство умозрительных конструкций: по каждому из перечисленных направлений оппоненты Вашингтона могут не просто изыскать меры оборонительного характера. Их ответные действия способны не только свести на нет ущерб от санкций, но и нанести существенный и долгосрочный урон финансово-экономическим и технологическим позициям США. В результате, санкции не работают ни политически, ни экономически. К примеру, в случае антироссийских санкций, всё большее число европейских политиков начинает осознавать, что развитие позитивных, добрососедских отношений между Европой и Россией отвечает приоритетным интересам «всех народов континента». Что поиск компромиссов – единственный рациональный подход к разрешению существующих противоречий[i].

В экономическом отношении, политика санкций и финансово-экономического давления, взятая на вооружение Вашингтоном, придала мощный, возможно, невиданный прежде импульс работе по созданию финансовой системы, не зависящей от Соединенных Штатов. Все больший интерес к этому вопросу проявляют не только такие страны, как Китай, Индия или Турция. Евросоюз активизировал работу в направлении разработки путей обхода финансовой гегемонии и санкций США. Звучат предложения создать независимую систему финансовых расчетов, Европейский валютный фонд – аналог МВФ, а также «полностью независимые» от США финансовые инструменты. И чем с большим рвением Вашингтон разрушает устоявшиеся «правила игры», тем сильнее становится поддержка идеи альтернативной финансовой системы глобального уровня.

Другой пример демонстрирует нынешняя американская кампания против китайской корпорации Huawei. Выясняется, что, решая свои тактические, сиюминутные задачи, американские политики подрывают возможности своих же IT-гигантов по продвижению глобального влияния в средне- и долгосрочной перспективе. Откровенные попытки США остановить развитие китайских высокотехнологичных компаний и даже разрушить их, «продемонстрировали большинству стран, что необходима независимость в IT». Возможный сценарий развития событий включает запрет или ограничение сервисов, продукции, услуг американских компаний в других странах (или по крайней мере в таком важном секторе, как закупки для государственных нужд). Приоритетом для многих государств станет поощрение создания и развития национальных информационных продуктов, сервисов и программного обеспечения. В конечном итоге, позиции ведущих компаний Силиконовой долины будут подорваны – усилиями в первую очередь недальновидных и самонадеянных деятелей в Вашингтоне. Кульминацией может стать «процесс дезинтеграции» глобального IT рынка, разделения стран на блоки и коалиции, ориентированные на «своих» производителей оборудования, ПО и собственные технологические стандарты.

Ярким примером бессилия санкционного давления является Россия. На протяжении трех последних лет, Россия сумела эффективно нейтрализовать влияние секторальных санкций Запада на развитие национальной экономики. Москве удалось смягчить «наиболее сильный удар по этим секторам». Стратегические решения российского руководства свели негативные последствия нынешнего раунда санкций практически к нулю. Санкции стали весомым стимулом для ускорения и расширения масштабов политики «на использование собственных ресурсов, т.е. на «русификацию» экономической деятельности, а с другой — в сторону более многовекторной внешнеэкономической политики, направленной на налаживание более тесных отношений с незападными странами». Подвергшиеся санкциям сектора экономики получили мощный приток инвестиций, приоритет отдан развитию и созданию отечественных технологий и мощностей. «Россия постепенно переходит к использованию новых, незападных источников технологий и капитала». Наконец, заданный в последние годы вектор фиансово-экономического развития позволит Москве и дальше снижать восприимчивость национальной экономики к внешнему давлению. Внешняя политика России вне всякого сомнения останется самостоятельной и независимой.[ii]

При всем том, Москва отстаивает конструктивный подход к международным отношениями, поддерживает разрешение всех противоречий в режиме взаимоуважительного диалога. Выступая на пленарном заседании Санкт-Петербургского международного экономического форума, Владимир Путин предложил в качестве первоочередных мер снижения напряженности «провести своего рода демилитаризацию ключевых сфер глобальной экономики и торговли, а именно оградить от торговых и санкционных войн поставки товаров первой необходимости: лекарств, медицинского оборудования». Аналогичные меры следовало бы распространить на критически важные системы энергетики и коммунального хозяйства. Поскольку их дезорганизация несет значительную угрозу окружающей среде и климату[iii].

Между тем, Трамп взял на вооружение экономически переосмысленную классическую формулу имперской стратегии. Однако такая политика быстро приводит к утрате чувства реальности и эйфории национальной всесильности, если не сказать вседозволенности. Складывается впечатление, что ощущение «безграничной свободы» от сдерживающих факторов в мировой экономике все сильнее захватывает и американский истеблишмент в целом. При этом, трудно избавиться от подозрения, что, не слишком утруждая себя поиском реальных доказательств, Вашингтон выбирает очередные цели для санкционных ударов скорее по принципу «внутренний голос говорит мне». На первый взгляд, имперское величие завораживает. Но закончиться всё может лишь тем, что главная линия противостояния в наступившем столетии проляжет по оси США – весь остальной мир.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати