ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

«Санкционная война» ударила по самим европейцам

12:21 21.06.2019 • Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук

Условное пятилетие инициированной Европейским союзом в 2014 году «санкционной войны» с Россией не прошло незамеченной ни в Москве, ни в Брюсселе. Российский президент Владимир Путин в ходе очередной «Прямой линии» подробно проанализировал влияние санкций на экономику ведущих стран мира. Глава дипломатии ЕС Федерика Могерини ограничилась лишь утверждением о том, что европейцы за прошедшее время якобы «адаптировались» к российским контрсанкциям.

В заочной дискуссии о цене санкций Владимир Путин оказался более конкретен и последователен. Он сообщил, что «по экспертным данным, в результате всех этих рестрикций (ограничений) Россия за эти годы, начиная с 2014 года, где-то недополучила около 50 миллиардов долларов, Евросоюз потерял 240 миллиардов долларов, США – 17 миллиардов долларов (у нас с ними небольшой торговый оборот), Япония – 27 миллиардов долларов. Это все же отражается на рабочих местах в этих странах, в том числе и в странах Евросоюза: они теряют наш рынок».

С другой стороны, по словам российского президента, санкции и контрсанкции объективно послужили важным импульсом для экономического развития России. «У нас программы так называемого импортозамещения – 667 миллиардов рублей. Это заставило нас развивать даже те направления, где раньше у нас не было компетенции», - почеркнул он, упомянув в качестве примеров, в частности, морское двигателестроение, транспортное и энергетическое машиностроение, сельское хозяйство. «Смотрите, если бы мне, да и каждому из здесь сидящих в зале десять лет назад сказали, что мы будем экспортировать, как в прошлом году, сельхозпродукции на 25,7 миллиарда долларов, мы бы рассмеялись в лицо тому, кто это сказал. Пожали бы руку и сказали: «Спасибо вам за добрые, но неисполнимые намерения». Сегодня это факт, и, больше того, мы стремимся к тому, чтобы к 2024 году этот сельхозэкспорт у нас составил уже 45 миллиардов долларов, и думаю, что это достижимая цифра. Добьемся мы или нет – это, конечно, вопрос, но к этому надо стремиться, это реалистичный план. Так что по многим направлениям это нас мобилизовало», - отметил Владимир Путин. [1]

В отличие от президента России, Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности оказалась менее конкретной, отвечая на запрос депутата Европарламента от Франции Надин Морано о том, оказали ли европейские санкции воздействие на Россию, и какой ущерб нанесло с 2014 года ЕС российское продовольственное эмбарго. По утверждению Федерики Могерини, европейский продовольственный сектор полностью оправился от российских контрсанкций. Сославшись на выводы Еврокомиссии, она заявила, что санкции ЕС против России (и ответное эмбарго со стороны России на импорт продовольствия из Европы) оказали сдержанное влияние на европейскую экономику, а производители продуктов в Европе адаптировались и нашли альтернативные рынки сбыта: «Несмотря на трудности, вызванные российским продовольственным эмбарго, агропродовольственный экспорт Евросоюза показал выдающуюся устойчивость, и большинство затронутых секторов смогли найти альтернативные рынки». [2]

При этом Верховный представитель Европейского союза не смогла предоставить точных данных о потерях европейских производителей от российских контрсанкций. Вместо этого она привела общую цифру агропродовольственного экспорта Евросоюза по итогам 2018 года - 137,4 млрд евро, и сообщила, что по сравнению с 2013 годом (до введения санкций) экспорт сельскохозяйственной продукции и продуктов из ЕС в третьи страны (без разбивки по конкретным государствам) вырос на 14,6%. «Побочное влияние ограничительных мер в отношении России на экономику ЕС остается в целом сдержанным и управляемым», -  такой вывод сделала на этом основании Федерика Могерини.

Одновременно она затруднилась оценить эффект санкций на российскую экономику: «Трудно количественно оценить изолированное воздействие ограничительных мер ЕС на российскую экономику, поскольку они наложились на более широкие экономические потрясения, включая существующие структурные препятствия для роста, колебания цен на нефть и обесценение рубля. Это привело к значительному замедлению российской экономики в 2014 году и ограниченному восстановлению после».

Другие европейские политики и представители международных структур высказываются более конкретно. Из доклада, обнародованного Европарламентом, следует, что российское эмбарго уже в 2014 году в сравнении с 2013-м по затронуло европейские товары на сумму около 7,3 млрд долларов, что составило 47% всего агропродовольственного экспорта ЕС в Россию. [3]

Основные потери ЕС от контрсанкций пришлись на 2014–2015 годы, а за весь период европейские производители потеряли «несколько миллиардов долларов из-за того, что им пришлось переориентироваться, искать другие рынки, снижать цены внутри Евросоюза», - подтверждает директор Института международной экономики и финансов Всероссийской академии внешней торговли Александр Кнобель.

В 2017 году специальный докладчик Совета ООН по правам человека, занимающийся вопросами негативного воздействия односторонних принудительных мер Идрис Джезайри заявил, что совокупные потери экономики Евросоюза, США и других стран от введенных ими антироссийских санкций, составили около 100 миллиардов долларов и вдвое превысили потери самой России. По его оценке, «стоимость санкций с точки зрения потерь дохода стран, которые являлись инициаторами санкций, составляет примерно 3,2 миллиарда долларов в месяц».

А министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто заявил в конце марта 2019 года, что экономика его страны потеряла из-за антироссийских санкций порядка 7 млрд долларов. [4]

Что же касается влияния европейских санкций на экономическое развитие России, то академический директор Центра исследований финансовых технологий и цифровой экономики «Сколково» и РЭШ Олег Шибанов призывает не переоценивать его. По его словам, в замедлении российской экономики гораздо более весомую роль сыграли другие факторы, нежели санкции. В первую очередь это падение цен на энергоносители, но «важны также старение населения и вообще демография, важно повышение НДС, замедлившее деловую активность».

Западные санкции против России привели к результатам, противоположным тем, на которые рассчитывали их инициаторы в Брюсселе и других европейских столицах,- констатирует французское отраслевое сельскохозяйственное издание Farm-connexion. По его оценке, это наблюдается не только в вопросе военной промышленности, продуктов питания, информационных технологий, но даже в столь важной для российской экономики сфере, как сельскохозяйственная техника. Если до санкций Россия закупала тракторы, комбайны и прочие виды продукции сельхозмашиностроения в ЕС, то после их введения сумела наладить собственное производство и начать продажи не только в Канаду, Китай и США, но и по всей Европе, - подчеркивает французское издание. В 2017 году за пределы России было продано тракторов, комбайнов и прочей техники на 7,9 млрд рублей, что на 16% больше, чем в 2016-ом. К слову, в 2016, Россией было также, продано больше своих машин, чем в 2015. Иными словами, санкции, лишь помогли Москве наладить экспорт, а если кому - то и нанесли вред, то только нам самим, - пишет Farm-connexion: Россия сумела использовать внешнее давление в собственных интересах, и теперь не Франция использует российских рынок для сбыта продукции машиностроения, а Россия использует Европу для реализации сельхозтехники из своей страны. [5]

Британская газета The Independent видит одну из ключевых причин адаптации российской экономики к западным санкциям в продуманном курсе Центробанка России. «Банк России в ноябре 2014 года ввел плавающий курс рубля. Следствием этого является то, что если цена на нефть падает, то падает и рубль. А поскольку федеральный бюджет получает около 40% своих доходов от таможенных пошлин, номинированных либо в долларах, либо в евро, то он сейчас прекрасно застрахован от колебаний цен на нефть. Поскольку инфляция остается низкой, а спрос не имеет возможности расти, имеет значение рубль, а не деноминированная в долларах цена на нефть. И с 2014 года он не снижается, а последовательно растет. И это вполне нивелирует все внешние санкции, введенные в отношении России в последние годы», - подчеркивает газета. [6]

Неудивительно, что представители европейского делового сообщества все более активно и единодушно требуют от политиков и государственных деятелей своих стран перейти к нормализации торгово-экономических отношений с Россией. В частности, согласно проведенному в текущем году исследованию Российско-германской внешнеторговой палаты, 95% представителей 168 работающих в России иностранных компаний, выступили за смягчение европейских санкций. «В долгосрочной перспективе санкции и контрсанкции вредят деловому климату, и палата выступает за постепенный выход из санкционного режима», - заявил в этой связи директор департамента коммуникаций Российско-германской внешнеторговой палаты Алексей Кнельц. [7]

В сложившейся ситуации можно прогнозировать дальнейший рост запроса в европейских политических и бизнес-кругах на постепенную нормализацию отношений с Россией, – особенно в условиях обострения взаимоотношений ЕС с США и продолжения американо-китайской «торговой войны», напрямую угрожающей интересам европейцев.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

Примечания:

[1] URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/60795

[2] URL: http://www.europarl.europa.eu/doceo/document/E-8-2019-001574-ASW_EN.html

[3] URL: http://www.europarl.europa.eu/RegData/etudes/STUD/2017/603847/EXPO_STU(2017)603847_EN.pdf

[4] URL: https://interaffairs.ru/news/show/22847

[5] URL: https://inforuss.info/frantsuzskie-smi-do-sanktsij/

[6] URL: https://www.independent.co.uk/independentminds/long-reads/russia-economy-strong-vladimir-putin-west-sanctions-a8867261.html

[7] URL: https://www.rbc.ru/economics/19/06/2019/5d0395ee9a7947b2a02f0277

Версия для печати