Горячие схватки в холодной войне

10:59 20.05.2019 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


«По состоянию на 1947 год (год создания ЦРУ) СССР, по оценкам самой же американской разведки, опережал американцев в борьбе за умы европейцев»…

Николай Платошкин, доктор исторических наук

Российский дипломат, историк и политолог, доктор исторических наук Николай Платошкин только что выпустил в свет новую книгу «Горячие сражения холодной войны. Неизвестные страницы» (Москва.: Книжный мир, 2019. – 480 с.).

Николай Николаевич, заведует кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета (МосГу), автор монографий, книг и статей, в том числе и публикаций в нашем журнале. На основе дипломатических документов, разведдонесений и многих других материалов, свидетельствующих о широте и накале 45-летнего противостояния двух социальных систем во второй половине XX века, автор показывает читателям изнанку борьбу, определявшей вектор мирового развития на десятилетия вперед. Николай Платошкин, опираясь на документы, стремится ответить на важные вопросы: «Как начиналось эпическое противостояние СССР и США? Каким образом Европа оказалась расколота на два лагеря? Кто спровоцировал венгерское восстание и «Пражскую весну?» Как Запад боролся за «демократию», а Советский Союз – «за мир во всем мире»? Как Горбачев предал СССР?». Итак, история холодной войны от разгрома фашистской Германии до распада СССР и показана автором в книге «Горячие сражения холодной войны. Неизвестные страницы».

Изучение психологической и пропагандистской войны США против Советского Союза в Европе в послевоенные годы, к сожалению, не только не утратило своей актуальности, но, напротив, становится прикладной темой именно в наши дни, - утверждает Николай Платошкин в самом начале своей работы. Соединенные Штаты в который раз пытаются представить Россию «империей зла» и используют при этом те же самые приемы и методы, которые они уже применяли в годы «холодной войны».

Конечно, зачем придумывать что-то новое, когда, судя по результатам, порой все еще работают старые?

Причем и тогда, и сейчас большая роль в пропаганде против нашей страны отводится специальным службам США, прежде всего, Центральному разведывательному управлению (ЦРУ), созданному в 1947 году. С тех пор «мандат» этой организации не изменился…

А далее автор подробно рассматривает приемы и деятельность американских спецслужб против нашей страны. Причем, при анализе темы Николай Платошкин, как он сам и утверждает, старался опираться, прежде всего, на первоисточники, недавно рассекреченные документы ЦРУ, госдепартамента и СНБ США. Перечень наиболее важных документов различных ведомств по данной проблематике, указывает автор, можно найти в труде Р.Т. Дэвиса. Среди западной литературы следует отметить главным образом хорошо документированную книгу Ф.С. Сандерс. В отечественной историографии данная тема практически не исследована.

Опираясь на документы, автор убедительно повествует о том, как шла борьба за умы в послевоенной Европе с 1940 по 1950 годы, делая необходимые экскурсы в историю российско-американского противоборства, начиная аж с 1917 года.

Далее следуют главы «Истоки эпического противостояния, или Когда же началась «холодная война»? и «Разведка должна быть глобальной и тоталитарной: основание и первые годы ЦРУ» «Долгий путь к Австрийскому государственному договору. 1945-1955» и «Установление социализма в Чехословакии (май 1945 – февраль 1948)», «О событиях 1956 года в Венгрии: правда и мифы» и «Чехословацкая народная армия во Франции: военные планы 1964 года», «События 1968 года в Чехословакии и позиция США» и «Военное сотрудничество ГДР с развивающимися странами (Ближний Восток и Африка)», «Объединение Германии: как это было» и «Распад СССР и право наций на самоопределение».

Разумеется, пересказать все интересное содержание новой книги Николая Платошкина  невозможно, как невозможно объять необъятное. Меня же, как специалиста по Ибероамерике, более всего заинтересовали четыре главы, посвященные событиям в странах Латинской Америки и Карибского бассейна – «Нацисты в Аргентине: мифы и реальность», «Воздушная война над Кубой в апреле 1961 года», «Подрывная деятельность США против Чили: (осень 1970 года)» и «Тщательно подготовленная «Вспышка ярости»: агрессия США против Гренады в 1983 году».  

…С 1945 года и по сегодняшний день появляются «проверенные» и «предположительные» сведения о бегстве в Аргентину после краха «Третьего рейха» лидеров Германии и нацистских военных преступников рангом пониже, рассказывает автор книги. Мол, на берегах Ла-Платы «видели и Гитлера, и Бормана, и шефа гестапо Мюллера». В джунглях северной Аргентины (наиболее неосвоенная часть страны) с завидной регулярностью находят руины «секретных нацистских поселений. Все это плод воображения падких на сенсации журналистов, а также различных «краеведов» и «следопытов». И все же дыма без огня не бывает.

Пытаясь, по его же словам, отделить зерна от плевел, опираясь на факты, автор рассказывает историю заселения немцами некоторых районов Аргентины, начиная с 1843 года, когда они основали там свою Евангелическую церковь (Аргентина была и остается католической страной). А реальная более или менее массовая немецкоговорящая эмиграция относится к периоду после 1870 года. Причем, поначалу, поясняет Николай Платошкин, в Аргентину ехали немцы отнюдь не из Германии, а в основном поволжские немцы из России. Это было связано с курсом правительства Александра III на ассимиляцию немецких колонистов и на «привитие» им православия. А ведь в свое время в Россию немцы приезжали из различных германских государств именно потому, что им гарантировали на новой родине свободу вероисповедания.

Аргентинское правительство старалось селить немцев в неосвоенных джунглях северо-востока страны на границах с Бразилией и Парагваем. Местные жители туда особо не рвались – их пугали нездоровый тропический климат и полное отсутствие дорог. А всего в начале 1930-х годов в Аргентине проживало примерно 250 тысяч граждан немецкого происхождения. В одном только Буэнос-Айресе насчитывалось примерно 160 немецких организаций, занимавшихся широким спектром деятельности – от поглощения немецкого пива до стендовой стрельбы. А кто-то и политикой, тесно общался с немецким посольством в Буэнос-Айресе. К моменту прихода к власти в Германии Гитлера, в нацистской партии НСДАП в Аргентине состояло по разным данным от 150 до 315 членов. И вплоть до начала Второй мировой войны аргентинские власти не чинили препятствий местным нацистам, зато эмигранты-антифашисты из Германии, особенно социал-демократы и коммунисты, сталкивались с различными бюрократическими препонами…

К слову сказать, в те годы в Аргентине хватало противников Советского Союза, а у Германии было немало друзей и единомышленников. Одним из них, кстати, был и военный деятель и президент республики Хуан Доминго Перон. В 1939 году военное министерство Аргентины направило Перона в Италию изучать опыт горной войны, рассказывает Платошкин. Побывав во многих европейских странах (в том числе и в Германии) Перон пришел к выводу о том, что «социальная диктатура» является хорошей альтернативой как тоталитаризму (он имел в виду СССР), так и классическим либеральным демократиям англо-саксонского стиля. Почему? Потому что, как и многие аргентинские военные, Перон желал победы германо-итальянскому блоку, но отнюдь не потому, что был убежденным фашистом. Он считал, что победа немцев в Европе ввергнет их неизбежно в затяжное противостояние с Соединенными Штатами, и американцам будет не до Латинской Америки. Такой стратегический германо-американский пат открывал Аргентине возможность стать мировым арбитром, фактической сверхдержавой. И именно это было целью националиста Перона.

Спецслужбы США, насколько известно, подозревали Хуана Доминго в симпатиях к нацистам, но старались вести свою игру. Во второй половине 1940-х годов Аргентина привечала у себя кровавых беглецов-недобитков из Европы всех мастей. Николай Платошкин напоминает, к примеру, о бегстве в Аргентину сотен хорватских усташей и клерикалов-фашистов из Сербии. Усташи, такие, как Анте Павелич, руководитель так называемой «Хорватской независимой державы», ликвидировали в Югославии более 700 тысяч человек. Сербов уничтожали только за то, что они православные. Павелича за его преступления еще в 1948 году в Югославии приговорили к смертной казни. Но его власти в Буэнос-Айресе и кураторы в Вашингтоне так югославам и не выдали под надуманным предлогом, что «коммунисты не смогут вынести ему «справедливый приговор».

В 1946-1950 годы в Аргентину прибыли примерно 6 тысяч украинских «оуновцев», бандеровцев, в том числе и бывшие военнослужащие СС из дивизии «Галичина». Интересно, что в Аргентине привечали и других «славянских» коллаборационистов.

Автор книги особо подчеркивает, что ЦРУ, разведка США внимательно следили за всеми этими перемещениями и брали всех на заметку. Но, как правило, никаких решительных действий против военных преступников не предпринимали, полагая, что это только было бы на руку… «коммунистическим режимам» Европы. Объединенный Запад закрывал глаза на всё, полагая, что «борьба против мирового коммунизма гораздо важнее, чем поиск и выявление нацистских преступников и их пособников.

По наиболее распространенным оценкам в Аргентину после окончания Второй мировой войны прибыли более 30 тысяч немцев (не обязательно только нацистов). Однако точную цифру привести затруднительно, так как многие дела из архива Управления иммиграции Аргентины послевоенного времени были специально уничтожены, заключает аргентинскую главу Николай Платошкин.

Да, как известно, в послевоенные годы и в Буэнос-Айресе, и в Вашингтоне больше думали о том, как использовать умы и способности беглых нацистов в своих целях, нежели о возмездии тех, кто преступно уничтожал миллионы ни в чем не повинных людей…  

В отличие от СССР, в США во время «холодной войны» существовали специальные государственные органы по тайной подрывной деятельности против неугодных, продолжает автор книги. В декабре 1947 года Совет национальной безопасности (СНБ) США принял специальную директиву NSC 4-A, согласно которой только что созданной внешней разведке – ЦРУ – поручалось вести «психологическую войну» против враждебных США стран. Смысл директивы был еще и в том, что все подрывные операции носили тайный характер и не подлежали согласованию с конгрессом. Перечень подрывных акций СНБ определял следующим образом: «Пропаганда, экономическая война, превентивные прямые акции, включая саботаж, контрсаботаж, разрушение (объектов) и эвакуация людей, подрывная деятельность против враждебных государств, включая поддержку движений сопротивления, партизан и эмигрантских освободительных групп, а также поддержку местных антикоммунистических элементов в находящихся в опасности странах мира», сообщает читателям Николай Платошкин. Уже в 1948 году ЦРУ тайно профинансировало предвыборную кампанию христианских демократов в Италии, что позволило предотвратить на свободных выборах итальянской компартии. Именно так называемая Специальная группа ЦРУ планировала убийство Фиделя Кастро и экономический саботаж против Кубы (операция Mangoose). Только за время президентства Кеннеди и Джонсона было одобрено 163 тайных операции против иностранных государств. Автор подробно рассказывает о том, как готовились подрывные акции против кандидата левых сил социалиста Альенде в Чили, как осуществлялись тайные операции с целью уничтожения даже зачатков левых течений антиамериканской направленности в Гренаде, завершившиеся прямой агрессией против этого небольшого карибского острова. А активную борьбу против кубинской революции Соединенные Штаты начали уже в 1959 году. Именно ЦРУ организовало вторжение на Кубу подготовленной бригады 2506, состоявшей из кубинских и американских наемников в апреле 1961 года. Операция получила кодовое наименование «Плутон». Однако героические действия кубинцев разрушили планы ЦРУ. На 19 апреля 1961 года ЦРУ уже потеряло в воздушных боях 5 кубинских пилотов, шесть вторых пилотов-кубинцев и четырех американских летчиков. Не помогли и действия палубных штурмовиков с американского авианосца «Эссекс». Интересный эпизод приводит в книге Николай Платошкин. В день разгрома бригады 2506 ее командир Сан Роман услышал по радио от офицера ЦРУ: «…Мы не в состоянии оказывать вам дальнейшую поддержку. Рассчитывайте на собственные силы». В ответ командир бригады прокричал: «Вы сукин сын, сэр!». Два американских эсминца все же попытались подойти поближе к берегу, чтобы эвакуировать контрреволюционеров, но были отогнаны огнем кубинских танков и артиллерии.

Вечером 19 апреля ЦРУ приняло последнюю радиопередачу от командира бригады 2506 Сан Романа, который по его собственным словам уже стоял по колено в море: «Мне нечем сражаться. Я направляюсь в болото». После этого Сан Рамон грязно выругался…

Как мне лично рассказывали на Кубе пожилые кубинцы в районе Плайя-Хирон и Плайя-Ларга, где шли бои, некоторые загнанные в болота контрреволюционеры стали жертвами местных крокодилов.

Операция Плутон» провалилась. 114 бойцов бригады 2506 было убито, 1202 сдались в плен. Кубинская армия потеряла 176 человек. В декабре 1962 года оставшиеся в живых контрреволюционеры были обменены на продовольствие и медикаменты стоимостью 53 миллиона долларов и выехали в США, отмечает Платошкин.

От себя добавлю, что основной целью интервентов было захватить на Кубе плацдарм, провозгласить временное правительство и позвать на помощь американские войска. Не вышло. Не получилось у Вашингтона и на следующий год организовать против Кубы широкомасштабное вторжение – помешало решительное вмешательство Советского Союза. И в этом году свободная Куба отметит в июле 60-й юбилей победы своей революции.

     

…Книга Николая Платошкина уже пользуется немалой популярность. В столичном книжном магазине «Библио-глобус» я обнаружил на полке всего две его новинки. Одну из книг приобрел, что советую сделать и другим читателям, увлекающимся документальной историей противостояния американской и советской специальных служб в годы «холодной войны», их борьбой за влияние на умы жителей разных государств нашей планеты. И еще. Книга Николая Платошкина «Горячие сражения холодной войны. Неизвестные страницы», как представляется, для многих специалистов-международников, политологов, историков вполне может послужить добротным документальным досье, которое всегда под рукой. Книга интересная, энергичная, местами даже захватывающая. Рекомендуем.