Дипломатия

Александр Яковенко

Информационные войны: предмет - украинский кризис, угол - британский

«Международная жизнь»: Александр Владимирович, украинский кризис дает убедительные свидетельства того, что в отсутствие войн между ведущими государствами мира особую роль начинает играть информационная война, то есть борьба за умы и сердца. Сути, однако, это не меняет. По-прежнему речь идет о стремлении продвинуть свои национальные интересы и нанести поражение «противнику». Явление это не новое: активным информационным сопровождением, если так можно назвать откровенную официальную пропаганду, были отмечены Крымская война и Первая мировая война. Если в одном случае надо было убедить собственное общественное мнение в оправданности расходов на войну, то в другом - в необходимости продолжать войну, какой бы безысходной она уже ни казалась к концу 1914 года. Что бы вы могли сказать нашим читателям в порядке наблюдений с фронта такой информационной борьбы в Великобритании по теме Украины?

А.Яковенко: Прежде всего замечу, что есть СМИ и есть - СМИ. Одни СМИ охотно подхватывают официозную пропаганду и, как говорится, «берут под козырек». Разумеется, это наиболее массовые издания, играющие большую роль во внутриполитической жизни страны, в том числе в рамках предвыборных кампаний. Думаю, мы обойдемся без конкретики. Но есть и солидные, с мировым именем СМИ, которые властям еще надо убедить поставить на кон свою репутацию, что далеко не просто. Но именно подключение таких СМИ к официальной пропаганде, а действительно сейчас речь идет о реальной информационной войне, то есть попытке отыграть на информационном поле то, что не получается взять силой оружия, свидетельствует о том, что мы находимся в состоянии информационной войны с высокими геополитическими ставками. Таким моментом для меня стало вступление газеты «Файнэншел таймс» в информационное противоборство вокруг Украины. Это произошло где-то в сентябре-октябре прошлого года, после того как стабилизировалась военная ситуация на Востоке Украины, были подписаны Минские соглашения и когда стало ясно, что этот внутренний кризис не имеет военного решения. Поэтому все далеко не случайно. О чем идет речь?


Дипломатия

Сироджидин Аслов

Укрепление потенциала ОДКБ в реагировании на существующие вызовы - главный приоритет председательства Республики Таджикистан

В условиях современного мира вопросы обеспечения безопасности приобрели краеугольное значение. С окончанием эпохи холодной войны в мировой политике произошли глубокие трансформации, приведшие к возникновению нового качества в системе международных отношений. На смену угрозе мировой ядерной катастрофы пришли новые вызовы, такие как международный терроризм, религиозный экстремизм, организованная преступность, наркоторговля и киберпреступность.

Мир и международные отношения претерпели сильные изменения. Стало очевидным, что в борьбе с новыми угрозами неприменимы обычные, имеющиеся «на вооружении» государств методы. Всеобщая безопасность зависит от многочисленных факторов, направленных на недопущение разрастания различного рода экстремистских политических течений, использующих насилие и террор как главное орудие достижения своих целей.

События, происходящие на международной арене, лишний раз подтверждают то, что мировое сообщество не всегда способно оперативно и эффективно решать те или иные конфликты. Сегодня мы наблюдаем, что некоторые международные институты не решаются повлиять на ситуацию, угрожающую безопасности ряда стран.

Кроме того, мы являемся свидетелями обострения противоречий и роста столкновений государств, являющихся представителями различных культур. Все это происходит на фоне усиления кризиса некоторых цивилизаций.


Политика

Владимир Петровский

Михаил Титаренко

Россия, Китай и новый мировой порядок

Обстановка в мире в последние годы претерпевает глубокие потрясения, ведущие к обострению ранее существовавших противоречий и нарастанию напряженности и различных угроз. С одной стороны, продолжаются ускоренные глобализацией процессы интеграции государств, на основе принципов полицентризма идет поиск оптимальной модели международного общения, с другой - не утихают последствия глобального финансово-экономического кризиса, в различных регионах - в Европе (Украина), на Ближнем Востоке, в Северо-Восточной Азии (СВА) - имеют место серьезные вызовы региональной и глобальной безопасности. Периодически возникают обострения, связанные как с унаследованными от прошлого нерешенными вопросами территориального, пограничного разграничения, так и с последствиями гегемонистской политики США и их союзников.

США подготовили и спровоцировали конфликт на Украине с целью изоляции и ослабления России. Единственным относительно стабильным регионом, который к тому же сравнительно успешно преодолевает последствия кризиса, является Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР), хотя и здесь тлеет ряд опасных очагов - корейское урегулирование и территориальные споры между рядом стран.

В мире нарастают новые вызовы и угрозы. Невиданные размеры принял международный терроризм, политика Запада поощряет «столкновение цивилизаций», насилие над собственным народом порождает масштабные протестные движения, справиться с которыми все труднее, а применяемые для этого методы зачастую лишь усугубляют положение.


Политика

Карен Брутенц

Обреченная политика

Вот уже год как в международную жизнь вторгся кризис на Украине. За это время отчетливо проявились многие обстоятельства, касающиеся как происхождения кризиса (включая и его спонсоров), так и значение развернувшихся событий. Стало очевидным, что Украине выпала судьба стать полем геополитической схватки, итоги которой могут заметно повлиять на дальнейшее развитие глобальной ситуации.

Украинские события имеют и серьезное диагностическое значение. Они покажут, какая из борющихся ныне тенденций - гегемонистская или многополярная - берет верх в наше время. Вашингтон и его политика ныне переживают не лучшие дни, сталкиваясь с серьезными препятствиями и противодействием. Ход событий ставит под вопрос положение Соединенных Штатов как супердержавного гегемона. С немалыми трудностями и ограничениями творцы американской политики сталкиваются и у себя дома.

Развязывая и подпитывая украинский кризис, руководство Соединенных Штатов, думается, преследовало несколько целей - превратить Украину в свой военно-политический плацдарм на пороге России, укрепить сюзеренитет над Западной Европой, поссорив Европейский союз с Россией, расстроив германо-российское политическое и экономическое сотрудничество, нанеся удар по лидерским амбициям немецкого канцлера Ангелы Меркель, которые тоже чреваты неприемлемым для Вашингтона укреплением европейского единства и суверенитета.


Колонка главного редактора

Армен Оганесян

СССР, США, Великобритания: в шаге от глобального сотрудничества

В названии темы можно было бы поставить не точку, а знак вопроса. В самом деле, были ли в шаге от глобального сотрудничества СССР, США и Великобритания, когда столько «мин» заложили под их союзничество и партнерство? Н.А.Нарочницкая как-то заметила, что «вместе с Ялтой родилась и контр-Ялта».

Это действительно так. Весной 1945 года, сразу после Ялтинской конференции, в тиши кабинетов уже вырабатывались вполне конкретные планы по сдерживанию СССР, и не только сдерживанию. Пробивались первые ростки доктрины «отбрасывания» Советского Союза, хотя сами создатели на тот момент считали эти схемы и планы «немыслимыми». «Немыслимое» (Operation Unthinkable) - так и назывался доклад Объединенного штаба планирования военного кабинета Великобритании, согласно которому Россию надо было вытеснить из Восточной Европы и Германии. Называлась и условная дата начала боевых действий - 1 июля 1945 года. Доклад готовился по личному распоряжению Черчилля.

Гитлер, отвечая на вопросы тех из его окружения, кто настаивал после открытия Второго фронта срочно начать сепаратные переговоры на Западе, призывал к терпению, напоминая о том, что «в мировой истории коалиции всегда гибли». Он исходил из опыта прошлого. Распадаясь, коалиции перечеркивали и все то, что они намечали совместно делать в будущем; разрушались и договоренности, которые они достигли, будучи связанными союзными отношениями.

И в этом смысле Ялта - определенный исторический парадокс. Военная коалиция трех держав распалась весьма скоро, а вот ялтинские решения заложили фундамент послевоенного мироустройства на десятилетия вперед и продолжают оказывать свое влияние по сей день.


Точка зрения

Александр Агеев

100 лет войны за право быть Россией

В последние 25 лет выяснилось, что хаотичное состояние международных отношений не устраивает всех - и великие державы, и малые и средние государства, и даже США. В международной среде вызревает подспудное желание выйти на новый горизонт отношений, где бы в связях между государствами господствовали уверенность в завтрашнем дне, предсказуемость действий всех международных субъектов. Вместо этого в последние годы мир сталкивается с непредсказуемостью действий самого мощного на сегодняшний день международного субъекта - Соединенных Штатов Америки, что ведет к выбору: либо формирование нового мирового порядка, либо мировая военная катастрофа. Существует ли на сегодняшний день в мире сила, которая была бы способна взять на себя роль инициатора, способного предложить альтернативу сползанию мира в пропасть безнадежности? Кто, кроме России Путина, способен сегодня взять на себя такую ношу? Или же мир безвыборно стоит на пороге возникновения новой холодной войны, которая безальтернативно грозит закончиться третьей мировой войной?

Война «холодная», «горячая» и мировая

Есть ли основания полагать, что новая холодная война уже началась? Если они есть, то реагирует ли наше общество и государство надлежащим образом на столь существенное изменение внешних условий?

Если таких оснований нет, то возникает, как минимум, три вопроса: высока ли вероятность наступления таких обстоятельств? каким ресурсом времени располагает Россия, чтобы парировать любой неблагоприятный для нее сценарий развития обстановки? какой должна быть модель поведения в новой ситуации?


Украинский вектор

Дмитрий Данилов

Кризис европейской системы безопасности: Украина на пути в НАТО

Начало пути

После вступления в НАТО первой центральноевропейской «тройки» (Венгрии, Польши, Чехии) и особенно последующего «большого расширения» НАТО на Восток в марте 2004 года Украина, далекая от стабильности, объективно стала европейским пограничьем между двумя Европами, между Западом и Россией. В условиях неразрешенной дилеммы формирования общих пространств Большой Европы ключевым вопросом российско-западных отношений стала политика расширения западных союзов на постсоветское пространство. Активное наступление Запада с обоих направлений (НАТО и Евросоюз) на это пространство, являющееся для России «зоной особых интересов», усиливало конфликт. Его глубину и системный характер ясно продемонстрировали «цветные революции» в 2003 году в Грузии и в 2004 году на Украине.

После победы «оранжевой революции» на Украине в 2004 году ее новое руководство активизировало линию на интеграцию в Североатлантический союз (наряду с Грузией под руководством Президента М.Саакашвили), поощряемую рядом западных государств, и прежде всего американской администрацией Дж.Буша-младшего. Однако В.Янукович, ставший в августе 2006 года украинским премьером, дистанцировался от «оранжевой» пронатовской ориентации. В ходе сентябрьского (2006 г.) рабочего визита в Брюссель он констатировал неготовность Украины к вступлению в НАТО, но заявил о стремлении к интеграции в Евросоюз. Обострившийся конфликт политических элит (даже внутри украинского руководства) на фоне раскола общественного мнения относительно членства в НАТО фактически свел дилемму геостратегического выбора Украины к вопросу консолидации (и внешней поддержки) одного из противоборствующих политических лагерей. Освобождение 18 декабря 2007 года В.Януковича от должности премьер-министра подвело черту под коротким периодом его «антинатовского» ревизионизма, и государственный курс на интеграцию Украины в НАТО обозначился более определенно как один из центральных пунктов победной стратегии украинской власти в ее новой конфигурации.


Украинский вектор

Николай Платошкин

Борьба польских вооруженных сил против украинских националистов в 1944-1947 годах

Нынешняя Польша, точнее, ее руководство странным образом поддерживает установившийся в Киеве в феврале 2014 года откровенно национал-экстремистский режим, прославляющий былые подвиги украинских националистов в годы Второй мировой войны. Но руки Бандеры и прочих «вождей» Организации украинских националистов (ОУН) были по локоть именно в польской крови. Забывать об этом - значит поощрять современных бандеровцев на такие же зверства. И они стараются вовсю, сжигая заживо людей в Одессе. А ведь они уже делали это и в Польше, и не так уж давно.

С самого момента своего основания в 1929 году Организация украинских националистов рассматривала Польшу как исторического врага «соборной Украины» наряду с «московской империей». Все руководящие кадры ОУН составляли бывшие офицеры Западноукраинской народной республики (ЗУНР, территория Галиции), которая в 1919 году была оккупирована Польшей с согласия стран Антанты. Отсюда и проистекали резкие антипольские настроения верхушки и рядовых членов ОУН. В 1929-1939 годах оуновцы осуществили целый ряд громких терактов против высших официальных лиц польского государства, включая лидера Польши маршала Пилсудского. Кульминацией стало убийство украинскими националистами министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого в 1934 году. Стоит отметить, что ОУН смогла приобрести немало сторонников на оккупированной Польшей Западной Украине ввиду антиукраинской шовинистической политики польских властей.

После разгрома немцами Польши в 1939 году оуновцы активно использовались гитлеровцами на различных должностях в «генерал-губернаторстве» (так нацисты именовали захваченные ими польские земли). Немцы давали понять, что теперь украинцы и поляки поменялись местами и последние стали «второстепенной» нацией.


Мир вокруг нас

Андрей Скачков

Особенности развития мировых культур в эпоху глобализации

Самодостаточность культурного фактора в мировой политике сегодня мало кем ставится под сомнение. Вполне можно согласиться с английским политологом А.Хопкинсом, что, хотя ученые долгое время отдавали предпочтение политике и экономике в оценке глобальных явлений, влияние культуры от этого никогда не становилось меньшим.

В исторической ретроспективе глобальные тенденции получали наибольшее развитие в периоды межцивилизационных войн, великих географических открытий, экспансионистской политики церкви, культурного влияния европейцев на внешний мир во времена Возрождения и Просвещения, индустриальных и научных открытий, а также колониального раздела мира.

Ведем ли мы речь о Крестовых походах на Восток, колонизации Латинской Америки испанскими конкистадорами или о британском колониальном правлении - все перечисленные периоды характеризовались активным проникновением западных политических и культурных ценностей в другие регионы мира. Таким образом, процессы, именуемые сегодня «вестернизацией», в той или иной степени сопутствовали мировой цивилизации на протяжении по крайней мере последних веков ее истории.

Нынешний этап глобализации символизируется закреплением вектора на политическую, экономическую, финансовую и культурную экспансии Запада. При этом культурная составляющая глобальных процессов только возрастает на фоне ускоренного распространения современных информационных технологий, ключи от которых пока находятся в руках наиболее развитых западных стран.


Мир вокруг нас

Радик Гиматдинов

Ильдар Насыров

Институт зарубежных представительств Республики Татарстан

Республика Татарстан участвует в международном сотрудничестве с начала 1990-х годов. Внешнеэкономические связи Татарстана с ежегодным объемом торговли, превышающим 20 млрд. долларов, и более 3 млрд. накопленных иностранных инвестиций, с 1400 совместными предприятиями, крупными инфраструктурными проектами с участием зарубежных партнеров, обширными международными культурными, научно-образовательными и гуманитарными контактами, среди которых выделяется работа с соотечественниками, проживающими за рубежом, являются одним из ключевых драйверов социально-экономического развития республики.

Активная деятельность в сфере международного сотрудничества по направлениям Восток - Запад стала неотъемлемым атрибутом понятия «модель Татарстана», появившегося после выступления первого Президента Татарстана М.Ш.Шаймиева в Гарвардском университете США в 1994 году. За прошедшие более чем 20 лет Татарстан, развивая внешние связи, накопил интересный и по ряду направлений уникальный опыт в данной сфере.

Необходимость оперативного решения совокупности вопросов содействия международному сотрудничеству и координации деятельности его участников в русле единой внешней политики Российской Федерации потребовала создания и совершенствования региональных механизмов управления и поддержки комплекса международных и внешнеэкономических связей. Особое место среди органов координации внешних связей занял институт зарубежных представительств Республики Татарстан. В настоящее время Татарстан имеет 15 зарубежных представительств в странах различных континентов - Америки, Европы и Азии.

Основной задачей, стоящей перед представительствами, является продвижение интересов Татарстана за рубежом: развитие экономического сотрудничества, торговли, привлечение инвестиций, повышение конкурентоспособности татарстанских производителей, поддержка соотечественников, содействие укреплению культурных, образовательных и научно-технических связей, обеспечение поддержки татарстанским проектам со стороны органов власти и организаций на местах - в странах и регионах пребывания.


Мир вокруг нас

Елена Литвинова

Роль внутренних акторов и политических элит в институционализации государства Палестина

Палестинский казус уникален не только потому, что тесно связан с ближневосточным конфликтом и попытками его урегулирования. Изучение опыта институционализации палестинского политического пространства, структурирования политических интересов, функционирования палестинской автономии и ее раскола, а также деятельности международного сообщества как «архитектора» современной Палестины позволяет оценить роль внутренних акторов и политических элит, внутренних и внешних факторов в формировании новых государств и выявить эффективность предлагаемых схем политической организации.

В контексте данной тематики необходимо отметить, что в международно-политической практике проблема непризнанных государств была поставлена давно. Некоторые современные государства переживали периоды непризнания, иногда длившиеся годами. Международно-правовое противоречие между правом наций на самоопределение и принципом территориальной целостности государств делает возможным постоянное появление все новых непризнанных образований1.

Более того, за такими терминами, как «государство» (the state, etc.), а тем более «государственность» (statehood, stateness), скрывается не одно ясно концептуализируемое явление или предмет изучения, а целый набор разнородных явлений и предметов, что позволяет назвать вопрос государство- и нациестроительства актуальным и в политическом, и политологическом отношениях. Сложно выявить причины «рудиментарности» палестинской государственности и оценить ее современное состояние, не раскрывая предпосылок возникновения палестинской проблемы. Также важно при этом обратить внимание на нормативную рамку создания Палестины, институционализацию палестинского политического пространства и внутреннюю легитимацию власти.


Книги и обзоры

Лев Клепацкий

Имеют ли немцы «groβe Zukunft» в российской экономике?

В руки попала достаточно толстая книга в твердом переплете объемом почти в 400 страниц под названием «Большое будущее. Немцы в экономической жизни России»*. (*Eine grosse Zukunft: Deutsche in Russlands Wirtschaft. Издание «Эрнст энд Янг». Берлин, Москва, 2012.)  Ее первое издание было в 2000 году, оно было приурочено к аналогичной по названию выставке, организованной под патронатом Президента РФ В.В.Путина и Канцлера ФРГ Г.Шрёдера. Теперь вот второе издание. В нем дается историческая панорама почти 800-летнего развития торговых и экономических контактов, связей между Россией и Германией. Во введении подчеркивается, что эти столетия образуют «непрерывную линию развития со своими пиками и кризисными точками» (с. 8).

Торговые отношения между Россией и Германией зарождаются в средние века, примерно с середины XIII века. Они прерывались только в периоды чрезвычайных конфликтов, то есть в годы мировых войн. Первые торговые представительства немецких купцов были зафиксированы в Новгороде, затем в Архангельске, Москве, Петербурге. Постепенно региональные рамки присутствия немецких предпринимателей расширились: помимо указанных городов можно назвать Поволжье, Урал, Сибирь, Дальний Восток.

«В количественном и качественном отношении […] немецкие предприниматели, по крайней мере с начала XIX века, составляли значительную группу в деловом мире Российской империи. Они действовали в различных регионах страны независимо друг от друга […] В случае конфликтов региональная принадлежность доминировала над этнической, как, например, в период так называемой «борьбы Москвы с Лодзью» 1885-1892 годов, когда речь шла о господстве на внутреннем рынке текстиля» (с. 8). Немецкие предприниматели поддержали своих русских партнеров, а не соотечественников в Польше. Отмечается и факт высокого доверия между русскими и немецкими предпринимателями: «Письменных договоров не составлялось, миллионные контракты фиксировались простым рукопожатием» (с. 8). В истории торговых и экономических отношений России с иными европейскими странами аналога, подобно отношениям с Германией, не имеется.


Книги и обзоры

Николай Литвак

Блеск и нищета дипломатической работы

В 2013 году вышла новая и, скажем сразу, прекрасная книга, посвященная современной французской дипломатической службе «Блеск и нищета дипломатической работы»*. (*Piotet F., Loriol M., Delfolie D. Splendeurs et misères du travail des diplomates. Paris: Hermann, 2013. 552 с.)  На 550 страницах изложены ход и результаты исследования, проведенного в течение нескольких лет коллективом в составе Ф.Пьоте, М.Лориоля и Д.Дельфоли, - исследования масштабного и комплексного. Были рассмотрены все основные аспекты, имеющие отношение к дипслужбе, а именно: краткая история дипломатии и дипслужбы, структура и функции Министерства иностранных дел Франции и загранпредставительств, получение, переработка и производство информации, специфика работы и повседневной жизни сотрудников министерства и дипломатов в зарубежных миссиях и членов их семей, подготовка кадров и карьерный рост. Если это не первое произведение на подобную тему вообще, то, несомненно, пока единственное - такого масштаба, характера и качества. До сих пор мы имели дело с мемуарами, заметками и т. д., которые можно охарактеризовать в целом как «эпизоды», рассказанные в основном отставными сотрудниками. В рассматриваемой же книге представлены результаты всестороннего системного исследования, дающего, с учетом понятных ограничений, законченную, масштабную картину современной французской дипломатической службы, поскольку респондентами исследователей были в основном действующие дипломаты.

Исходя из содержания, формы представления, деталей подготовки и хода исследования, можно утверждать, что эта книга является частью большой работы, проводимой французским МИД на стратегическую перспективу - привлечь и отобрать кадры, которые составят его основу как через несколько лет, так и десятилетия. С этой же целью многие высокопоставленные сотрудники, и в первую очередь Э.Коше1, периодически встречаются со студентами специализированных вузов, рассказывая о международных отношениях, внешней политике Франции и профессии дипломата в рамках специальной программы «За стенами Кэ д’Орсэ»2.


Книги и обзоры

Виталий Денисов

Азиатская политика России: новые возможности для прорыва

Сегодня Россия переживает сложные времена. Вся проамериканская рать ополчилась на нашу страну, стремящуюся к утверждению в международных отношениях принципов права, равноправия, справедливости, равной безопасности для всех государств и народов нашей планеты, доброго соседства и взаимовыгодного сотрудничества. Однако такой подход к международным делам не по нраву тем силам в США и некоторых других государствах, которые пытаются сохранить для современного мирового сообщества унизительную систему диктата, подчинения и санкций.

Россия делает все возможное, чтобы не допустить неправедные действия в отношении других стран и народов, за что подвергается шантажу и угрозам, экономическим санкциям и политическому давлению. Будучи евро-азиатской державой, Российская Федерация и политически, и экономически, и географически хочет быть равноправным партнером как Европы, так и Азии. Однако США и некоторые их европейские «друзья» пытаются если не закрыть полностью, то прикрыть окно в Европу, прорубленное три века назад Петром Великим.

Эти попытки обречены на провал. Россия была, есть и будет великой евразийской духовной и интеллектуальной державой.

В борьбе против попыток изоляции России на международной арене наша дипломатия сделала немало, но предстоит сделать еще больше. Пространства для маневра здесь у нас достаточно. Наращивая усилия по нормализации отношений со странами Европейского союза, разрешению украинского кризиса, нам следует задействовать немалые возможности на азиатском направлении, интенсивно расширять связи с Индией, Китаем, другими государствами Азиатско-Тихоокеанского региона. Важную роль в этих усилиях играет группа БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка). Если удастся успешно запустить механизм данной структуры (экономический, инвестиционный, политический), это нанесет мощный удар по тем силам, которые хотят сохранить политическое и экономическое доминирование в мире.


ГлавУпДК

Жилье европейского уровня

Огромный опыт работы с иностранными клиентами позволяет ГлавУпДК при МИД России сохранять лидерство в области долгосрочной аренды жилой и коммерческой недвижимости. Деятельность Главного управления не только задает новые стандарты в этой сфере, но и содействует развитию цивилизованного рынка аренды в России.

Рынок арендного жилья в Москве в большинстве своем довольно разрозненный и хаотичный. У иностранных граждан, которые прибывают в столицу, сразу возникает серьезная проблема: поиск безопасного, юридически чистого, качественного жилья бизнес- и экономкласса.

Именно такое решение жилищного вопроса предлагает ГлавУпДК при МИД России, в фонде которого находится около 50 жилых домов. Некоторые из них специально выстроены для размещения семей дипломатов и аккредитованных в России корреспондентов зарубежных средств массовой информации.

Все жилые дома ГлавУпДК представляют собой добротное, качественное жилье европейского уровня: презентабельные входные группы, парковки на прилегающей территории, охрана. Что не менее важно, у всех наших арендаторов гарантированно достойные соседи. Кроме того, жилые дома ГлавУпДК, как правило, расположены в экологически чистых районах Москвы (Запад, Юго-Запад).