Борьба польских вооруженных сил против украинских националистов в 1944-1947 годах


Нынешняя Польша, точнее, ее руководство странным образом поддерживает установившийся в Киеве в феврале 2014 года откровенно национал-экстремистский режим, прославляющий былые подвиги украинских националистов в годы Второй мировой войны. Но руки Бандеры и прочих «вождей» Организации украинских националистов (ОУН) были по локоть именно в польской крови. Забывать об этом - значит поощрять современных бандеровцев на такие же зверства. И они стараются вовсю, сжигая заживо людей в Одессе. А ведь они уже делали это и в Польше, и не так уж давно.

С самого момента своего основания в 1929 году Организация украинских националистов рассматривала Польшу как исторического врага «соборной Украины» наряду с «московской империей». Все руководящие кадры ОУН составляли бывшие офицеры Западноукраинской народной республики (ЗУНР, территория Галиции), которая в 1919 году была оккупирована Польшей с согласия стран Антанты. Отсюда и проистекали резкие антипольские настроения верхушки и рядовых членов ОУН. В 1929-1939 годах оуновцы осуществили целый ряд громких терактов против высших официальных лиц польского государства, включая лидера Польши маршала Пилсудского. Кульминацией стало убийство украинскими националистами министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого в 1934 году. Стоит отметить, что ОУН смогла приобрести немало сторонников на оккупированной Польшей Западной Украине ввиду антиукраинской шовинистической политики польских властей.

После разгрома немцами Польши в 1939 году оуновцы активно использовались гитлеровцами на различных должностях в «генерал-губернаторстве» (так нацисты именовали захваченные ими польские земли). Немцы давали понять, что теперь украинцы и поляки поменялись местами и последние стали «второстепенной» нацией.

После нападения Германии на СССР оуновцы принимали самое активное участие в погромах еврейского и польского населения на Западной Украине. Наиболее известной «акцией» националистов на начальном этапе Великой Отечественной войны стало совместное с СС и СД истребление польской интеллигенции во Львове (так называемая «резня польских профессоров»)*. (*По состоянию на сентябрь 1939 г. 60% 318-тысячного населения Львова составляли поляки, 30% - евреи и примерно 10% - украинцы. )  Преподавателей забивали насмерть штыками, молотками или просто ногами на глазах их родных. Списки на «экзекуцию» готовили студенты-оуновцы.

Первой крупной боевой операцией вооруженного крыла ОУН - Украинской повстанческой армии (УПА), основанной в феврале-марте 1943 года, стал геноцид польского населения на Волыни, в результате которого в июле 1943 года боевики УПА зверски уничтожили, по разным данным, от 30 до 70 тыс. мирных жителей польской национальности. Расправы и пытки продолжались и после лета 1943 года, конец им положило лишь освобождение Красной армией Западной Украины зимой-летом 1944 года.

ОУН рассматривала Юго-Восточную Польшу, где жили сотни тысяч украинцев, как неотъемлемую часть «соборной украинской державы». Именно этой области будет суждено превратиться в кровавую арену противостояния националистов. К сожалению, сейчас, с учетом известных событий на Украине, об этих общих и для украинского, и для польского народов трагических страницах истории западные политики предпочитают не вспоминать. А им стоит об этом напомнить.

Район на стыке Словакии, Польши и Советской Украины (в границах после 17 сентября 1939 г.) назывался Лемковщиной, а его жители - лемками. Характерно, что сами лемки, как и жители Закарпатской Украины, предпочитали название «русины», или «руснаки», но отнюдь не украинцы*. (*Название «лемки» искусственного происхождения и появилось лишь в XIX в. от слова «лем» («только»), отличавшего население Юго-Восточной Польши от других восточных славян.)  Нынешняя Юго-Восточная Польша издавна населялась восточными славянами, была в составе Киевской Руси, а затем - русского Галицко-Волынского княжества. Польское королевство захватило этот регион в 1340 году. Восточная Лемковщина вошла в состав Русского воеводства Польши, а западная была присоединена к Краковскому воеводству.

Южная часть Лемковщины (нынешняя Закарпатская область) отошла к Венгрии и тем самым русины были разделены границами.

В 1772 году Лемковщина вместе с Галицией в результате раздела Польши была оккупирована Австро-Венгерской империей. В Австро-Венгрии лемки всегда считались русофилами, и после начала Первой мировой войны тысячи из них** (**По разным данным, от 1,5 до 3 тыс. человек.)  были арестованы и заключены в печально известный концлагерь Талергоф. Несколько сотен лемков погибли в заключении.

После распада Австро-Венгрии 5 ноября 1918 года в селе Команча (вблизи города Санок) была провозглашена Восточнолемковская республика (Республика Команча), объявившая о единстве с Западноукраинской народной республикой. Но республика эта была ликвидирована польскими войсками уже в январе 1919 года***. (***В феврале 1919 г. поляки арестовали все руководство Восточнолемковской республики, и тогда лемки, видя невозможность вхождения в Россию, выразили желание присоединиться к Чехословакии.)  В селе Флоринка 5 декабря 1918 года была образована Русская народная республика лемков (или Западнолемковская, Лемко-Русинская республика), стремившаяся войти в состав России. В этом первом в истории свободном политическом собрании лемков приняло участие более 500 делегатов из 130 деревень и городков, а также делегаты из Чехословакии и США. В качестве органа власти был избран Верховный совет Лемковщины. В марте 1919 года все основатели республики были арестованы поляками.

В межвоенный период часть лемков по-прежнему считала себя русинами и стремилось к воссоединению с Россией. Однако часть интеллигенции стала выражать солидарность с украинцами-галичанами* (*Галиция с 1919 г. решением Антанты была передана Польше. Поляки обещали украинцам широкую автономию, но обещания не сдержали.)  и со временем подпала под влияние ОУН. Русское течение издавало газету «Лемко», украинское - «Наш Лемко». Поляки не признавали самобытность лемков и считали их язык диалектом польского.

В отличие от католиков-поляков лемки издавна были православными, однако с XVII века из-за давления польских властей большинство населения перешло в греко-католическую (униатскую) веру. В 1934 году Папа образовал специальный церковный округ   Апостольскую администрацию Лемковщины, чем, кстати, была признана отличная от поляков идентичность лемков.

Лемковщина была самой отсталой частью межвоенной Польши, и польские власти стремились сохранить такое положение, чтобы препятствовать росту национального самосознания местного населения. Промышленность в крае отсутствовала, 60% населения было неграмотно, так как одна школа приходилась на 1446 жителей, а дети из 61 населенного пункта (всего их было 154) вообще не имели возможности учиться. Среди сельского населения царила дикая нищета, ибо 55 тыс. гектаров земли из имевшихся в крае 76 тысяч принадлежало 1647 помещикам, в основном полякам1.

Бывшие «венгерские» русины по требованию Антанты вошли в 1919 году в состав Чехословакии. Причем украинцами они не считались, в связи с чем их регион получил официальное название «Подкарпатская Русь».

Во время оккупации Польши и Украины Германией в 1939-1944 годах на Лемковщине (особенно в ее восточной части) активно действовали советские партизаны, а население в массе симпатизировало СССР. В этом состояло разительное отличие от Галиции, где немцы смогли сформировать из украинских добровольцев целую дивизию СС «Галичина» и где ОУН пользовалась довольно большой поддержкой местного населения.

Лемковщина встретила приход Красной армии в июле 1944 года ликованием, и ее жители в целом желали воссоединения с Советским Союзом. Того же хотели и русины Закарпатья. Но если в последнем случае правительство Чехословакии не возражало (в Праге считали Подкарпатскую Русь отсталым краем и бременем для чехословацкого бюджета), то случай с Польшей был иным.

Польское эмигрантское правительство в Лондоне не признало переход Западной Украины и Западной Белоруссии к СССР в сентябре 1939 года, несмотря на то что Сталин, Черчилль и Рузвельт на конференции в Тегеране (ноябрь-декабрь 1943 г.) предложили Польше территориальную компенсацию за счет промышленно развитых земель Восточной Германии (Силезии и Померании). В апреле 1943 года СССР разорвал отношения с польским эмигрантским правительством, после того как немцы обнаружили места массового захоронения расстрелянных польских офицеров в Катыни и лондонские поляки начали массированную антисоветскую кампанию. Боевая организация польского Сопротивления в Польше Армия Крайова (АК), подконтрольная лондонскому правительству, вела боевые действия против советских войск при освобождении Западной Белоруссии, Западной Украины и Литвы весной-летом 1944 года. В АК, как и в ОУН, также исходили из концепции «двух исторических врагов» - России и Германии.

Сталину пришлось создать в освобожденных районах Польши новое, более дружественное Москве польское правительство - Польский комитет национального освобождения (ПКНО)* (*31 декабря 1944 г. преобразован во Временное правительство Польской Республики.), - находившееся с августа 1944 года в Люблине (то есть на Лемковщине). Западные державы не признали ПКНО, продолжая иметь дело с эмигрантским правительством в Лондоне. Между союзниками по антигитлеровской коалиции назрел серьезный раскол, и в этих условиях Сталин не мог ослабить авторитет ПКНО присоединением Лемковщины к СССР, хотя это и отвечало чаяниям всего русинского населения края.

Осенью 1944 года УССР и ПКНО заключили соглашение о добровольном обмене населением** (**Такие же соглашения ПКНО заключил с Белорусской ССР и Советской Литвой.)  - Соглашение между Правительством Украинской Советской Социалистической Республики и Польским комитетом национального освобождения об эвакуации украинского населения с территории Польши и польских граждан - с территории УССР. С польской стороны договор подписал председатель ПКНО Э.Осубка-Моравский, с украинской - председатель СНК УССР Н.С.Хрущев.

Договор предоставлял возможность выезда украинцам, белорусам и русским в УССР и возвращения в Польшу поляков и евреев, которые по состоянию на 17 сентября 1939 года были гражданами Речи Посполитой. В соглашении подчеркивалось, что эвакуация является добровольной и потому принуждение не может быть применено ни прямо, ни косвенно. Срок проведения переселения определялся с 15 октября 1944 по 1 февраля 1945 года. По требованию одной из сторон этот срок мог быть продлен по взаимному согласию.

Таким образом, предполагалось переселить лемков на Украину (в основном в Полтавскую область), а поляков с Украины - в Польшу. Однако УПА террором препятствовала выезду русинов (которых она считала украинцами) в СССР, чтобы не потерять права на эту часть «соборной Украины». Тем же самым занималась и АК на Западной Украине в отношении желавшего переехать польского населения: аковцы и лондонское польское правительство считали Западную Украину частью Польши. Лемков же АК террором пыталась выдавить из Польши в Советский Союз. Таким образом, и бандеровцы из УПА, и аковцы фактически проводили массированные этнические чистки методами убийств, грабежей и пыток «не своего» населения.

Репатриация лемков на Украину проходила в четыре этапа вплоть до июня 1946 года и затронула примерно 480 тыс. человек (122 450 семей). В любом случае после переселения 1944-1946 годов в Восточной Польше оставалось еще примерно 140 тыс. лемков. Из СССР в Польшу в 1944-1946 годах прибыло около 518 тыс. поляков (в том числе 482 800 человек - из УССР). Причем поляки ехали неохотно, и польские власти скрытно поощряли их стремление остаться на Украине - в Польше еще не утратили надежду вернуть эти земли. Именно на таком непростом этническом и политическом фоне разворачивалась борьба Польши против УПА на Лемковщине.

Еще 26 января 1944 года УПА учредила в Юго-Восточной Польше особый военный округ - VI округ «Сан» (с октября 1945 г. входил в оперативную группу УПА-Запад). После освобождения этого района Красной армией в июле-августе 1944 года отряды УПА отошли в Карпаты, ожидая, когда фронт передвинется дальше на Запад и концентрация советских войск на Лемковщине уменьшится. Только в сентябре 1944 года две сотни УПА («Фомы» и «Черного») вернулись в Юго-Восточную Польшу. Сотни подчинялись командиру УПА Якову Черному (клички «Мушка», «Ударник») и входили в курень (батальон) «Смертоносцы» тактической группы УПА №22 «Черный лес». В октябре 1944 года сотни УПА провели «мобилизацию» среди украинского населения Польши.

В октябре 1944 года произошел самый крупный бой УПА против советских частей на территории Польши. 28 октября 1944 года* (*По другим источникам, 22 или 24 октября.)  в пять часов утра у деревни Лещава-Горишня отряд войск НКВД численностью до 300 бойцов был атакован превосходящими силами бандеровцев (до 500 человек, 70-80 автоматов). Бой шел более 15 часов, причем к советским частям подошло подкрепление (до 800 человек с броневиками). По явно завышенным в разы данным УПА, части НКВД потеряли 207 человек, два броневика и 13 грузовиков. УПА оценила свои потери в 17 убитых (в том числе сотенный командир «Фома»), восемь раненых, троих умерших от ран позднее.

Отряды УПА зверски истребляли поляков после ухода немцев и до прихода Красной армии. Так, в августе 1944 года на ступенях костела в Балигроде были убиты 42 мужчины, и лишь заступничество ксендза сохранило жизнь женщинам и детям. Были уничтожены и жители деревни Лишовате, где из 80 домов оуновцы оставили лишь три. В конце 1944 года была полностью вырезана деревня Руда Котловска.

Авторитет УПА на Лемковщине вырос после начала переселения местного населения на Украину. Большинство местных жителей естественно не желало покидать насиженные места, и отряды УПА их в этом всячески поощряли. В ответ поляки перешли к принудительному выселению лемков, в котором было задействовано на конечном этапе до трех пехотных дивизий войска Польского.

Активные усилия по развитию сети ОУН начались после выделения «Закерзонья» (термин, использованный бандеровцами для обозначения территорий, лежавших западнее так называемой «линии Керзона»)** (**Министр иностранных дел Великобритании лорд Керзон в 1919 г. предложил восточную границу Польши («линию Керзона»), примерно совпадавшую с этнической границей расселения поляков и украинцев. Тем не менее в ходе советско-польской войны 1920 г. Польша оккупировала большие территории восточнее «линии Керзона». В сентябре 1939 г. эти территории были возвращены СССР.)  в отдельный «организационный край» ОУН в марте 1945 года. «Край» состоял из трех тактических частей: «Лемко», «Бастион» и «Данилов».

Командующий УПА, немецкий прихвостень Шухевич (Тарас Чупрынка) назначил Ярослава Старуха (клички «Стяг», «Ярлан», «Стояр») руководителем «края». Службу безопасности (СБ) ОУН в «крае» возглавил Петр Федоров («Дальнич»), отряды УПА перешли под командование Мирослава Онишкевича («Орест»).

В ответ на принудительное переселение лемков-украинцев «проводник» (руководитель) УПА в Польше «полковник Орест» 9 сентября 1945 издал приказ о начале боевых действий против комиссий по переселению и польских войск, которые сопровождали депортированных, и о сжигании опустевших поселений с целью задержки их заселения поляками. Также нападениям УПА подвергались железнодорожные линии, станции, мосты и путепроводы.

Отношение местного населения к ОУН/УПА, согласно захваченным отчетам ОУН, было на первом этапе, «как к людям, дезертировавшим из Красной армии, чем-то провинившимся перед властью и, не имея другого выхода, ушедшим в лес». «К нашему движению относятся с недоверием и опасением… В целом население не считает, что наше движение имеет какой-либо вес, и не верит в успех нашего дела»2. Так же среди лемков встречались и более резкие оценки: «В УПА находится много немецкой полиции, персонала СС, которые, спасая себя, привлекают к своему делу и других». Эти выводы они делали, видя тех, кого помнили по немецкой полиции и из рассказов о «жизни в СС и на немецком фронте»3.

Подразделения СБ и «военной полиции» УПА жестоко расправлялись со всеми, кто уклонялся от мобилизации. Дезертиров расстреливали перед строем, их родственников убивали, дома сжигали.

Польская милиция и силы безопасности, находящиеся в стадии формирования, не были способны эффективно противодействовать хорошо обученным и вооруженным отрядам УПА. Например, зимой 1945 года на всей Лемковщине было около 300 польских полицейских, вооруженных в основном винтовками.

В связи с этим ряд районов Лемковщины были фактически неподконтрольны польской гражданской администрации, и на территории Польши продолжали действовать крупные подразделения УПА - сотни (роты) и курени (батальоны) численностью более 100 боевиков. На Советской Украине такие формирования были ликвидированы еще к лету 1945 года.

Общая численность отрядов УПА, СБ, ОУН и сети ОУН оценивалась примерно в 6 тыс. участников, из них до 2,5 тыс. вооруженных боевиков УПА. На руку националистам была и лесисто-горная местность Лемковщины. Боевики УПА часто скрывались в горной цепи Бескиды на границе со Словакией, а иногда переходили в соседнее государство на отдых.

На авторитет УПА среди населения Юго-Восточной Польши работал и тот факт, что среди солдат и особенно офицеров войска Польского было много людей, зараженных великопольским шовинизмом и привыкших рассматривать украинцев как «хлопов». Поэтому переселение лемков на Украину солдаты-поляки проводили подчас грубо, допуская грабежи и избиения местного населения. Эти обстоятельства усиленно использовали в своей пропаганде оуновцы.

С июля 1945 по март 1946 года оуновцы провели в Восточной Польше более 50 диверсионно-террористических актов, направленных на срыв переселения украинцев-лемков в УССР. Особенно активно УПА стала действовать с сентября 1945 года. Польская милиция и органы безопасности в ответ часто прибегали к репрессиям против мирного украинского населения. Затем было решено интенсифицировать процесс переселения украинцев в СССР.

Командир УПА на Лемковщине Дмитрий Дзюба 13 сентября 1945 года отдал приказ «освобождать» тех украинцев, которые попадали на переселенческие пункты. С целью нормализации отношений с польским вооруженным антикоммунистическим подпольем Дзюба даже запретил жечь польские деревни, за исключением случаев «крайней необходимости». УПА также решила в пропагандистских целях отпускать (после грабежа) «военнопленных» поляков, которых раньше обычно расстреливали. Зато было решено активнее бить по системам связи и транспортной инфраструктуре.

УПА стремилась перейти и в пропагандистское наступление. В выпущенной в 1946 году на польском языке листовке оуновцы пытались откреститься от сотрудничества с гитлеровцами и власовцами, оспаривали участие украинских карателей в подавлении Варшавского восстания 1944 года. УПА описывала себя как «антифашистскую и демократическую» силу, борющуюся против большевизма - «русского, националистически-фашистского, империалистического, диктаторского, тоталитарного, социально-реакционного движения»4. То есть ОУН просто вешала на большевиков собственные грехи.

Факты же говорят об обратном. Например, Василь Мизерный (Рен), командующий округом УПА «Лемко», еще до Второй мировой войны скрывался в нацистской Германии от польских властей и прибыл в Польшу с гитлеровскими оккупантами в сентябре 1939 года. Во время оккупации был начальником созданной немцами украинской районной полиции в Саноке. В 1941 году окончил немецкую школу для офицеров полиции.

В сотне Ивана Козеринского («Бира»), бывшего офицера дивизии СС «Галичина», было около 30 его бывших сослуживцев по СС5.

Ярослав Старух (Стяг), глава ОУН в Польше, еще до войны был агентом абвера, занимал пост «министра пропаганды» в провозглашенном бандеровцами в оккупированном немцами Львове «правительстве Украины».

Николай Савченко («Байда», «Зиновий», «Петро Миколенко») лейтенант Красной армии, уроженец Полтавщины дезертировал с фронта. Его сотня состояла в основном из дезертиров и уроженцев восточных областей Украины.

Сотенный командир УПА Ярослав Коциолек («Крылач») - бывший младший лейтенант дивизии СС «Галичина», его сотня еще в годы войны активно боролась против советских и польских партизан.

Другой сотенный командир УПА Владимир Щигельский («Бурлак») в 1939 году был направлен ОУН в Германию для прохождения диверсионной подготовки. Еще до войны был нелегально переброшен немцами на территорию СССР для ведения разведки. После нападения гитлеровцев на Советский Союз был начальником полиции в нескольких населенных пунктах. Перешел в УПА в 1944 году вместе со своим полицейским отрядом. 11 декабря 1945 года сотня УПА под командованием «Бурлака» попыталась освободить заключенных (главным образом, немецких пленных) из лагеря Негрибце, около Перемышля. «Бурлак» хотел за счет бывших солдат вермахта усилить собственный отряд. Но акция закончилась неудачей, так как заключенные отказались покинуть лагерь.

Григорий Янковский («Ласточка», «Гжегож») был унтер-офицером дивизии СС «Галичина», затем командиром отряда созданной немцами украинской полиции.

Петр Федоров («Дальнич», «Петро»), руководитель террористов из СБ в «Закерзонье», был одним из организаторов убийства министра внутренних дел Польши Перацкого в 1934 году. В 1938 году был арестован поляками уже в третий раз за нападение на пункт полиции вблизи Львова. Освобожден немцами, которые устроили его на работу в находившийся под присмотром гестапо «Украинский комитет помощи». После нападения Германии на СССР в составе «походной группы» ОУН вместе с вермахтом действовал на Киевщине. С 1942 года - один из руководителей СБ, организовывал геноцид польского населения на Волыни в 1943 году. В «Закерзонье» «Дальнич» сумел наладить контакты с посольством США в Варшаве (через связную «Звениславу»).

Между тем третий этап переселения лемков-украинцев продолжался с 1 сентября по 31 декабря 1945 года. Для сопровождения переселенцев были задействованы части 3-й, 8-й и 9-й пехотных дивизий польской армии. На данном этапе из Польши было выселено 81 806 человек (22 854 семьи). Депортация охватила четыре района - Залесский, Перемышль, Санок и Любачов.

Четвертый этап переселения лемков продолжался с 1 января по 15 июня 1946 года. В 1946 году отряды польских сил безопасности и милиции осуществляли акции подавления, в частности в следующих селах: Терки (30 жертв), Бжозовец, округ Чашина (девять жертв), Суровичны Поляны (девять жертв), Карликов (14 жертв), Мхава (количество жертв неизвестно). Кровавой была резня в Завадке Мороховской, где 60-76 жителей села были убиты польскими солдатами во время нескольких акций.

Следует отметить, что все эти акции были спровоцированы не менее жестокими действиями УПА и СБ. Так, например, в Терках боевики СБ 4 июля 1946 года похитили пятерых жителей села, в том числе одного поляка и четверых украинцев. Вся вина последних состояла в том, что они перешли в католическую конфессию. После этого поляки решили взять в Терках заложников (43 человека, часть из которых смогла скрыться по дороге в город). УПА был предъявлен ультиматум: освободить похищенных в обмен на освобождение заложников. В ответ 7 июля боевики СБ повесили двух похищенных (украинца и поляка) прямо в Терках, разбив им головы прикладами. В ответ поляки расстреляли 20 заложников. Характерно, что выполнявшие это два солдата-добровольца были выходцами из Западной Украины и ненавидели УПА за те зверства, которые националисты совершили против поляков на Волыни в 1943-1944 годах. В заложников, запертых в хате, стреляли из автоматов, потом бросили внутрь гранаты и, наконец, подожгли дом. Затем было убито еще десять жителей села.

В ответ в ночь с 14 на 15 июля 1946 года две сотни УПА из куреней «Рена» и «Байды» (всего до 200 боевиков) атаковали отделение милиции в местечке Волковый. Нападение было отбито, но националисты сожгли несколько зданий. Было убито 30 местных жителей-поляков и два милиционера (пять было ранено).

Эсбисты УПА вешали непокорных на сельских площадях, резали младенцев кухонными ножами. В деревне Гужвицы были заживо сожжены все мужчины, а также женщины старшего возраста и дети лишь за то, что село сдало государству обязательные поставки сельхозпродукции (как тут не вспомнить Одессу 2 мая 2014 г. - один и тот же почерк). При этом все убитые были украинцами. Молодых женщин изнасиловали и «из милости» «всего лишь» застрелили.

«Рен» по предложению врача его куреня немца Кемперера отдал приказ ликвидировать несколько десятков собственных боевиков, у которых был обнаружен сифилис. Это было осуществлено в точном соответствии с указаниями шефа СБ «Дальнича», согласно которым подлежали уничтожению все, кто заразился венерическими заболеваниями.

Фактически к лету 1946 года в Юго-Восточной Польше полыхала настоящая война: группы УПА нападали на мелкие гарнизоны и отделения милиции чуть ли не ежедневно. В большинстве сел органы власти реально не существовали, так как любого старосту немедленно убивали бандеровцы. В Жешувском воеводстве было сдано государству лишь 12% от обязательных поставок сельхозпродукции. Поэтому в Варшаве были вынуждены направить против украинских националистов регулярную армию.

Еще 5 апреля 1946 была создана Оперативная группа (ОГ) войска Польского «Жешув» (GO «Rzeszów») под командованием генерала Яна Роткевича. Этому соединению были подчинены 3-я, 8-я и 9-я пехотные дивизии армии и все силы органов безопасности в Жешувском воеводстве. Противниками ОГ «Жешув» были три куреня УПА под командованием «Зализняка» («Железняка»), «Байды» и «Рена».

Армия стала применять новые методы: неожиданное прочесывание лесов ночью, наблюдение за районами базирования УПА с воздуха. Одновременно опять решили активизировать процесс выселения украинцев и лемков.

26 апреля 1946 года генерал войска Польского Стефан Моссор приказал до 15 июня вывезти 14 045 семей на Украину, которые, по данным комиссий по переселению, все еще оставались в этом районе. Для достижения этой цели было увеличено число депортируемых семей от 100 до 500 в день. Осенью 1946 года ОГ «Жешув» была расформирована и ее место заняла 9-я пехотная дивизия войска Польского.

Следует отметить, что до начала 1947 года все наиболее боеспособные силы армии и войск безопасности народной Польши были задействованы в борьбе против польского вооруженного националистического подполья, подчинявшегося эмигрантскому правительству в Лондоне. На борьбу с УПА сил явно не хватало.

На Лемковщине действовали несколько вооруженных организаций польского антикоммунистического подполья, ориентировавшихся на лондонское правительство. Главной вооруженной силой была Армия Крайова (АК), которая в 1945 году была переименована в «Свободу и независимость» (польская аббревиатура ВиН)*. (*АК была формально распущена 19 января 1945 г. приказом ее главнокомандующего Леопольда Окулицкого («Медвежонка»). Однако были сохранены склады с оружием и законспирированная сеть боевиков.)  Боевым крылом правой национальной партии были «Национальные вооруженные силы» (польская аббревиатура НСЗ). Существовали и другие еще более экстремистские организации, например «Национальное военное объединение». Всех их объединяло негативное, шовинистическое отношение к украинцам.

Однако в мае 1945 года ВиН попыталась договориться с УПА о совместной борьбе против «красных» - то есть возникавшей тогда народной Польши. Речь шла о временном тактическом союзе. В июне 1945 года польское подпольное руководство обратилось к ОУН в «Закерзонье» с письмом, в котором указывалось: «Мы не будем сегодня разбираться в том, кто стал виновником того, что мы оказались во вражеских лагерях... Сегодня об этом нужно забыть... Мы призываем вас объединить и сплотить ваши силы с нашими для совместной борьбы»6. Однако крайний национализм обеих сторон помешал достижению формального соглашения. Лишь на низовом уровне отдельные группы ВиН и УПА координировали свою деятельность.

Другие правые польские националистические формирования видели лишь одно решение «украинского вопроса» - этническую чистку. В июне 1945 года «Национальные вооруженные силы» вырезали украинскую деревню Верховичи, убив 194 жителя, в том числе женщин и детей7. Позднее этот отряд польских националистов попал в засаду войск НКВД и был разгромлен. После этого сокрушительного поражения «Национальные вооруженные силы» перестали быть конкурентом ВиН.

В начале марта 1947 года была подготовлена инструкция Корпуса внутренней безопасности (КБВ) (Кorpus Bezpieczeństwa Wewnętrznego, аналог войск НКВД в СССР), в которой указывалось, что объявленная 22 февраля 1947 года амнистия для членов польского антикоммунистического подполья (ВиН, НСЗ, бывших активистов АК) дает возможность начать операцию по уничтожению «банд УПА», действующих в Жешувском и Люблинском воеводствах, на которых амнистия не распространяется «в силу фашистского характера и преступных методов борьбы, основанных на гитлеровских образцах».

Также указывалось, что «для успешного проведения операции по уничтожению банд необходима организация сотрудничества между органами власти трех заинтересованных стран (СССР, Польши, Чехословакии). Оперативные действия должны быть увязаны с проведением одновременной кампании по переселению (в СССР или на Западные Земли*) (*Бывшие территории Германии, отошедшие в 1945 г. к Польше.)  населения, являющегося главной опорой для банд УПА».

Численность задействованного личного состава, необходимого для проведения операции, указывалась в 4,3 тыс. человек. Средства усиления включали 19 минометных взводов, десять бронетанковых взводов, 19 бронеавтомобилей БА-64, десять бронетранспортеров М-2, семь САУ СУ-57 и другие силы и средства, необходимые для ведения боевых действий в лесистой местности.

Однако УПА нанесла удар первой. 28 марта 1947 года в районе села Яблоньки боевики УПА из сотни «Хрена»** (**Майор УПА Степан Стебельский (1914-1949 гг.). Один из основателей инженерных частей УПА. В довоенной Польше был учителем, директором школы. Окончил школу старшин польской армии, имел звание капрала-инструктора. Член ОУН с 1934 г. Был арестован польскими властями и отправлен в концлагерь Береза Картузска. В 1942 г. арестован гестапо и сидел в краковской тюрьме. С июня 1944 г. - в УПА. Неоднократно принимал участие в боях против советских войск. В бою при Лещава-Горишня сжег советский броневик и был ранен в обе руки, одна из которых осталась неподвижной. В августе 1946 г. был награжден Серебряным крестом за боевые заслуги УПА 1-го класса.)  «Ударник-5» (входила в курень «Рена») смогли убить заместителя министра обороны Польши генерала Кароля Сверчевского. На конвой Сверчевского (примерно 50 человек) напало более 150 националистов с пулеметами и минометами. Причем когда через три дня на место гибели генерала прибыла следственная комиссия под усиленной охраной, боевики «Хрена» устроили засаду и убили до 30 человек.

К.Сверчевский воевал в Красной армии (в том числе и против белополяков) еще в годы Гражданской войны и был награжден за храбрость редким тогда орденом Красного Знамени. Во время гражданской войны в Испании Сверчевский под именем «генерала Вальтера» был командиром 14-й интернациональной бригады, а затем 35-й дивизии в республиканской Народной армии. В годы Великой Отечественной войны формировал в СССР войско Польское, 2-ю армию которого впоследствии и возглавил. Под его командованием поляки вместе с Красной армией участвовали в штурме Берлина. Сталин считал Сверчевского лучшим «русским генералом в польской армии». С февраля 1946 года он был заместителем министра национальной обороны Польши, с января 1947 года - депутатом Законодательного сейма.

Пользовавшийся еще со времен гражданской войны в Испании большим авторитетом в мире, Сверчевский выполнял ряд дипломатических миссий, в частности на переговорах с международной Контрольной комиссией относительно репатриации поляков из Германии и западных стран, а также в США, Канаде и странах Латинской Америки.

Неудивительно, что убийство Сверчевского произвело в СССР и Польше большой резонанс* (*В 1975 г. в социалистической Польше портрет Сверчевского был помещен на банкноте в 50 злотых.)  и польские власти решили окончательно ликвидировать банды украинских националистов на Лемковщине.

Согласно распоряжению Государственной комиссии безопасности Польши №00189/III от 17 апреля 1947 года, для проведения операции была создана оперативная группа «Висла» (ОГ «Висла») в составе пяти армейских пехотных дивизий (3-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й пехотных дивизий войска Польского), 1-й дивизии Корпуса внутренней безопасности и двух отдельных полков (5-го саперного и 1-го автомобильного). Общая численность задействованного личного состава насчитывала до 20 тыс. солдат и офицеров. Общее руководство было возложено на заместителя начальника Генерального штаба войска Польского генерала Стефана Моссора**. (**В 1950 г. был арестован по делу о «заговоре генералов» и приговорен к пожизненному заключению. Несмотря на пытки, не давал показаний против других лиц. Реабилитирован в 1956 г., умер в 1957 г. На похоронах Моссора войско Польское представлял будущий Президент ПНР Войцех Ярузельский.)  

По просьбе Польши СССР заблокировал советско-польскую границу, перебросив в этот район танковую дивизию. Выдвинула воинские части на польскую границу и Чехословакия.

В зоне действий ОГ «Висла» орудовали два куреня УПА под общим командованием «Рена», который одновременно руководил и собственным куренем. В курень «Рена» входили, в частности, сотни «Бира», «Хрена», «Стаха», «Бродича» и «Веселого». Заместителем «Рена» и командиром второго куреня был «Байда». В его курень входили в том числе сотни «Бурлака», «Ласточки», «Крылача» и «Громенко».

В каждом курене были подчинявшиеся непосредственно командиру специальные части - группы СБ (занимались террором против мирного населения и контрразведкой) и «военной полиции» (по 10-15 человек), военные священники. Весь командный состав куреней и сотен, а также почти все эсбисты были бывшими полицейскими или эсэсовцами из дивизии «Галичина». Были в сотнях УПА и немцы, попавшие в окружение.

В сотнях УПА было по 100-200 человек, одному-два тяжелых и 15-20 легких пулеметов, 25-30 автоматов, винтовки. Встречались и минометы, в том числе самодельные («скрипуны»). Оружие было в основном из двух источников. Часть переходившие в УПА полицейские и эсэсовцы просто приносили с собой. Другую часть при отступлении передавали немцы. Например, немец «Орих» был командиром взвода в сотне «Хрена».

Польские власти оценивали боевые силы УПА в 2400 человек, из которых более 1770 человек постоянно были с оружием. Штаб УПА по «Закерзонскому краю» состоял из 25 человек, а все силы были разделены на два округа: «Сан» (№1, штаб в количестве 37 человек) и «Рящевщина» (Жешув по-польски) (№2, штаб - 27 человек).

Главными оперативными единицами УПА в первом округе - «Сан» были сотни «Бурлака» (120 человек), «Ласточки» (91), «Громенко» (121), «Крылача» (81), лемковская сотня «Стаха» (61), «Бора» (90), «Хрена» (121), «Романа» (121).

Основу боевых сил УПА во втором округе составляли сотни «Калиновича» (100 бойцов), «Шума» (101), «Тучи» (90), «Крука» (71), «Брыля» (60), «Яра» (41), сотня «Сагайдачин» (61), «Чауса» (51), «Дуды» (40), «Давида» (71).

Войсковая операция началась в четыре часа утра 28 апреля 1947 года на территориях Жешувского, а затем в ряде районов Люблинского и Краковского воеводств Польши. Цель операции «Висла» состояла в полной ликвидации УПА и организационной сети ОУН на территории Польши.

Одновременно проводилось принудительное переселение в западные и северо-западные воеводства Польши проживавших на юго-востоке Польши лемков и смешанных семей, которые, по информации органов безопасности Польши, составляли хозяйственную, мобилизационную и социальную базу для ОУН и УПА.

Следует отметить, что обмен населением по советско-польскому соглашению 1944 года был официально закончен 7 мая 1947 года, когда появилось сообщение правительств Польши и УССР об окончании переселения.

Но еще в марте 1947 года правительство Польши, ссылаясь в том числе и на убийство Сверчевского, обратилось к Совету министров УССР с запросом о возможности размещения на территории Советской Украины дополнительно 15-20 тыс. переселенцев, «выказавших желание» переселиться в УССР. Запрос поступил 29-30 марта 1947 года через заместителя министра иностранных дел СССР В.Гусева. Последний заметил, что «поляки считают, что при такой постановке вопроса часть украинцев будет проситься выехать в УССР и лишать их такой возможности нежелательно». Но в СССР не хотели принимать новых поселенцев, так как считали, что те, кто не выехал в УССР в 1944-1946 годах, заражены националистической идеологией и связаны с ОУН. К тому же в послевоенной Украине было плохо с жильем. Полякам ответили вежливым отказом.

Ввиду такой позиции советской стороны полякам пришлось переселять лемков в другие районы Польши, главным образом в те, которые до 1945 года входили в состав Германии.

Операция по переселению украинцев и лемков была начата 28 апреля 1947 года. В районах боестолкновений с сотнями УПА на сборы населения отводилось от 24 до 48 часов. Отмечались также отдельные случаи, когда население эвакуировалось в течение светового дня, и единичные случаи, когда время сбора было еще меньше. Условия переселения отличались от переселения в СССР в 1944-1946 годах тем, что крестьяне переселялись вместе с крупным рогатым скотом и сельхозинвентарем, а также и тем, что переселяемые были расселены дисперсно, не более нескольких семей в одном населенном пункте, создание же групп компактного проживания не допускалось.

До 29 июля 1947 года в пять западных и северо-западных воеводств было переселено 137 833 человека, из них в Щецинское - 46 118, в Ольштынское - 58 367, Вроцлавское - 20 938, Познанское - 7345, Гданьское воеводство - 3929 человек. Следует отметить, что зачастую поводом к выселению была даже не национальность, а православное или униатское вероисповедание.

Первые действия войска Польского и сил безопасности в ходе операции «Висла» показали неэффективность применения крупных войсковых соединений войска Польского против мелких групп противника. Многие из прибывших частей были незнакомы с местностью и тактикой действий противника.

После усиления разведывательной деятельности были начаты действия против куреней «Байды» и «Рена» штурмовыми группами, в результате которых националисты, по оценкам польской стороны, потеряли до 80% личного состава. Их остатки были вытеснены с территории ПНР в Чехословакию и частично в СССР. Сотни (роты) куреня «Зализняка» сократились до 15-25 человек, одна сотня была ликвидирована полностью. Сравнительно мало к 22 июля 1947 года пострадал наименьший по численности курень «Беркута», ликвидацию которого должна была завершить 3-я пехотная дивизия войска Польского.

Сотня «Хрена» прорвалась в июне 1947 года на территорию УССР, где он 15 августа 1947 года стал командиром 24-й тактической группы «Маковка» (УПА-Запад). По приказу Шухевича «Хрен» «демобилизовал» все пять сотен своей группы в 1948 году, что явилось фактически признанием полного поражения. Сам «Хрен» был убит в Чехословакии в сентябре 1949 года, когда пытался пробраться в американскую зону оккупации Германии (там находилось руководство ОУН во главе с Бандерой).

В мае 1947 года командир сотни УПА Михаил Дуда («Громенко», «Зиновий») получил приказ руководства ОУН пробиваться в «свободный мир» (то есть Западную Германию) через территорию Чехословакии и рассказать там о «зверствах коммуны». Всю группу прорыва (примерно 500 человек) возглавил «Байда». 17 июня 1947 года рейдовая группа УПА перешла в Словакию, где ей преградили дорогу чехословацкие войска, в которые временно влились бывшие словацкие партизаны и коммунистический актив. Избегая боев, «Громенко» разделил рейдовую группу на мелкие отряды и через 99 дней похода, 5 сентября 1947 года, боевики дошли до Западной Германии. Сам «Громенко» перешел границу 10 сентября, получив благодарность Бандеры. Всего из «Закерзонья» на Запад пробились примерно 350 оуновцев.

«Байда» без проблем получил американскую визу и перебрался в США в 1950 году, где, выучившись на инженера, возглавил общество бывших «воинов» УПА. Умер в Детройте в 1979 году.

К 30 июля 1947 года в ходе операции «Висла» было уничтожено 623 боевика УПА и СБ, 796 взято в плен и 56 сдалось добровольно. Было захвачено шесть минометов, девять станковых и 119 ручных пулеметов, четыре противотанковых ружья, 369 мин и 550 автоматов и карабинов8. Собственные санитарные потери составили 59 убитых и 59 раненых бойцов войска Польского. Корпус внутренней безопасности потерял 52 бойца убитыми и 14 ранеными. Также от действий ОУН-УПА погибло 152 гражданских лица. Было задержано 1582 подозреваемых в принадлежности к сети ОУН и УПА. Всего было арестовано примерно 2900 «активных пособников» ОУН-УПА.

Для рассмотрения дел взятых в плен и задержанных в рамках операции «Висла» был создан специальный судебный орган. До 22 июля 1947 года им было вынесено 112 смертных приговоров, 46 человек было приговорено к разным срокам заключения, а дела в отношении 230 лиц еще рассматривались. Для содержания подозреваемых был создан фильтрационный лагерь - «Центральный лагерь труда в Явожно». Позднее в него были помещены 112 боевиков УПА, переданных Чехословакией.

17 июля 1947 года ОГ «Висла» была расформирована, продолжение задач по ликвидации мелких групп ОУН-УПА было возложено на войсковые группировки 5-го и 7-го военных округов. В местах, где операция по ликвидации и переселению была завершена, военнослужащие ОГ «Висла» были задействованы на сенокосе и уборке урожая на сельхозугодьях, оставленных переселенцами (до 30 июля было убрано до 50% зерновых).

Структуры УПА и ОУН в Польше были формально распущены главкомом УПА Шухевичем как «полностью утраченные» в начале осени 1947 года. Сам командир округа «Сан» Онишкевич («Орест», «Богдан», «Белый») был взят живым вместе с архивом 2 марта 1948 года.
Последний опорный район операций УПА «Бастион», где действовал курень «Зализняка», был также местом дислокации главного штаба ОУН «Закерзонье». 18 сентября 1947 года это место было обнаружено, атаковано и захвачено поляками. Глава ОУН в Польше Старух и штабные работники покончили жизнь самоубийством в своем бункере (схроне). Командующий УПА в «Закерзонье» Онишкевич был арестован через четыре месяца в Западной Польше. Ликвидация района операций «Бастион» ознаменовала собой полное поражение УПА и разгром украинских националистов в Польше.

Руководитель террористов из СБ «Дальнич» был захвачен в плен, 20 января 1950 года приговорен военным трибуналом к смертной казни и 11 апреля казнен. Его жена по отбытии заключения эмигрировала в Канаду.

Официальные польские источники оценивают потери УПА за период с 1944 по 1947 год в 4 тыс. человек. Из них примерно 1500 - боевики УПА, остальные - члены ОУН и сторонники этой организации. Польские потери составили 2196 человек, в том числе 997 военнослужащих, 600 милиционеров и местных должностных лиц, а также 599 мирных жителей.

Отдельные бои против мелких групп украинских националистов в Польше продолжались до 1950 года.

Удивительно, что признав ОУН-УПА преступной организацией, нынешняя Польша сейчас поддерживает в Киеве идейных последышей Бандеры и Шухевича - палачей польского народа. Ставка на национализм, какие бы сиюминутные выгоды она ни сулила, приведет лишь к одному - крови невинных жертв.

 

 

 1Myslinski S. Ve stinu trojzubce. Praha, 1973. S. 9-10.

 2Шаповал Ю. ОУН і УПА на терені Польщі (1944−1947 рр.). Киев: Інститут історії України НАН України, 2000. С. 55−56.

 3Там же. С. 108.

 4Украiньска повстаньска армiя 1942-1952. Документи i матерiали. Львiв, 1991. С. 254-255.

 5Myslinski S. Op. cit. S. 123.

 6http://gazeta.zn.ua/SOCIETY/uroki_dvuh_repatriatsiy_v_sentyabre_2004-go_ispolnyaetsya_60_let_s_nachala_masshtabnogo_polsko-ukrai.html

 7http://www.kokolus.com/files/Akcja-Wisla.pdf

 8Шаповал Ю. Указ. соч. С. 230.

Отправить статью по почте