ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Тлеющие угли нестабильности. Станет ли 2021 годом войн и конфликтов?

14:56 30.12.2020 • Артем Куреев, эксперт Валдайского клуба

Человечество вступало в 2020 год, всерьез опасаясь начала войны с Ираном, обострения ситуации в Сирии и напряженности в американо-китайских отношениях. Никто не ожидал, что уже через пару месяцев многие ожидания и планы будут перечеркнуты пандемией Covid-19, а к «гонке вооружений» добавится «гонка вакцин». Едва ли можно было предсказать и «конфликт года» на постсоветском пространстве – успешную военную операцию Азербайджана в Карабахе. Что же нам несет 2021 год, будет ли совместное противостояние пандемии способствовать хотя бы отчасти сохранению стабильности на планете?

Мировые лидеры и их глобальные проблемы

Следует признать, что 2020 год, заставив многие правительства сосредоточиться на внутренней повестке, только заморозил, но не разрешил некоторые конфликты, что вполне может привести к лавинообразному росту напряженности в 2021 году. Вместе с тем, в январе все ждут прихода в Белый дом демократа Байдена, что может привести к некоторому спаду напряженности между двумя ведущими геополитическими игроками – Китаем и США. Китай, на который действующим Президентом США Дональдом Трампом фактически была возложена ответственность за пандемию, понес на фоне других стран наименьшие потери из-за Covid-19. Его экономика даже немного выросла. Вместе с тем последний год китайско-американских противоречий был ознаменован «бряцанием оружием», которое не очень одобряют демократы в США. Прямолинейный Трамп проводил учения у китайских берегов, в Пекине тут же давали, по возможности, симметричный ответ. Байден же от прямой эскалации, которая не вполне в духе демократов, скорее всего, уйдет. Экономическое противостояние продолжится, но вероятность (а она на деле всегда присутствует) начала глобального военного конфликта из-за происшествия на учениях, столкновения двух кораблей, случайно сбитого военного самолета, будет сведена к минимуму. Байден и его окружение не смогут не разыграть карту «прав человека», а это и проблемы автономии Гонконга, и нарушение прав национальных меньшинств в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, и беглые китайские диссиденты. Кроме того, демократы явно захотят вернуть свое влияние в Европе, где перед новым годом было отложено инвестиционное соглашение ЕС-Китай, которое в Пекине рассчитывали подписать до 25 декабря. В свою очередь, Китай вполне сможет предпринять жесткие, хотя и не военные шаги, направленные против Вашингтона. Это и очередная экономическая блокада Тайваня, и поддержка КНДР. И, конечно, за скобками остается сотрудничество Пекина с Исламабадом у индийской границы, где Поднебесная может в региональном масштабе продемонстрировать свою мощь и обеспечить безопасность одному из маршрутов «Нового шелкового пути».

Впрочем, уже один приход демократов в Белый дом даст сигнал о наступлении некоторым их союзникам по всему миру. Так, власти частично признанного Косово, которые Трамп упорно пытался посадить за стол переговоров с официальным Белградом, фактически уже саботировали исполнение всех своих обязательств. Не самая стабильная и ситуация в Боснии и Герцеговине, которую в Брюсселе и Вашингтоне хотят видеть в НАТО и ЕС, что невозможно при нынешней позиции сербского меньшинства. Да, на Балканах всем сторонам 20 лет удавалось обходится без конфликтов, но они только загонялись вглубь. Не станет ли в итоге демократическая администрация в Вашингтоне тем катализатором, который позволит одним почувствовать свою безнаказанность, а других прижмет к стенке и вынудит к самым жестким мерам?

Не будем забывать, что вскоре после инаугурации Байдена нас с очень высокой долей вероятности ждет очередной виток напряженности на Корейском полуострове. Ведь в политической традиции Пхеньяна фактически предусмотрено напоминание о себе каждому новому хозяину Белого дома ядерным испытанием, запуском новых ракет или очередными маневрами. Впрочем, подобная напряженность ожидаема. Более того, никто не ждет от Ким Чен Ына и его окружения каких-либо по-настоящему радикальных шагов. Скорее всего, Байдену удастся сохранить баланс сил и на Среднем Востоке, возможно, даже реанимировав ядерную сделку.

Впрочем, не факт, что «Сонный Джо» и его команда смогут полноценно заняться столь любимой демократами внешнеполитической повесткой. Пандемия выявила слишком много внутренних проблем в США, которые вполне могут обострить обстановку внутри страны, где часть электората попросту не признает Байдена легитимным президентом, а некоторые из его верных избирателей, напротив, впали в анархо-социалистическое безумие. Вопрос несовершенства медицинской системы, расовых противоречий, борьбы с бедностью стоит слишком остро, чтобы демократическая администрация смогла решить его в сжатые сроки. Создание же искусственного витка напряженности и «маленькая победоносная война» в данном контексте никак не помогут демократам удержать ситуацию внутри США.

Новое – так и не забытое старое?

Невзирая на быстрое перевооружение азербайджанской армии, едва ли кто-то всерьез предполагал, что Ильхам Алиев проведет полноценную, успешную военную операцию в Карабахе, за полтора месяца решив в свою пользу спор, который две страны вели более 30 лет. Более того, Алиев получил поддержку Турции и добился невмешательства в конфликт Москвы. Ждут ли нас подобные сюрпризы в 2021 году? Крайне опасной остается ситуация на Донбассе, где стремительно теряющий авторитет Зеленский при поддержке националистов может попытаться провести очередной блицкриг. Хотя украинская армия не в лучшем состоянии, она периодически получала образцы западной техники. Существует и контингент, готовый по идеологическим причинам драться с русскими за «родную украинскую землю». При этом пандемия добила экономику Украины, и Зеленскому терять-то особо нечего. Кроме того, в глазах Запада он в любом случае будет легитимным президентом, осуществляющим законные меры по восстановлению территориальной целостности своей страны. И даже в случае крайне оперативного и ассиметричного вмешательства России украинский политический истеблишмент может остаться в плюсе, обвинив как для своего электората, так и для западных партнеров Россию в агрессии.

Вызывает беспокойство и другой регион – Приднестровье. Его непризнанный статус и российские миротворцы несколько мешают недавно занявшей президентский пост Майе Санду полноценно заниматься евроинтеграцией. Между тем, Приднестровье фактически пребывает в блокаде из-за напряженных отношений России и Украины. Конечно, полноценное вторжение молдавской армии в самопровозглашенную республику едва ли возможно, однако в пандемийном геополитическом хаосе исключать ничего нельзя. В том числе попытку Кишинева выдавить миротворцев при поддержке Киева. Слишком уж многие экономические проблемы можно списать на конфликт, а поддержка администрации Байдена практически гарантирована.

Покажет ли себя турецкий лев?

2020 год во многом прошел под знаком укрепления влияния Анкары. Турецкий лидер Эрдоган укреплял влияние в Сирии, помогал Азербайджану в конфликте с Арменией, защищал ислам от Макрона. Наконец, турки включили в орбиту своего влияния Ливию, где присутствуют их войска. Эрдоган независим, готов к диалогу и с Пекином, и с Вашингтоном, и с Москвой. Станет ли 2021 годом Турции или османский лев все-таки обломает зубы – вот еще одна интрига наступающего года.

В январе 2020 года первые турецкие части прибыли в Ливию. Поставив на главу «Правительства национального согласия» (ПНС) Файеза Сарраджа, Эрдоган помог его сторонникам удержать Триполи от войск фельдмаршала Хафтара, слишком долго лавировавшего между Москвой, Вашингтоном и Парижем. Более того, турецкий лидер де-факто получил контроль над ливийским миграционным потоком в Европу и ливийскими углеводородами, так необходимыми ЕС для реализации политики обеспечения энергетической безопасности и диверсификации поставок. Однако будут ли основные игроки ЕС терпеть неуправляемого турецкого лидера в центральном Средиземноморье? Под Новый год фельдмаршал Хафтар, с которым в октябре с трудом удалось достичь перемирия, пригрозил туркам войной из-за принятия закона, позволяющего их войскам и дальше находиться на территории Ливии. Фельдмаршал стар и болен, однако именно его харизма объединяет вокруг него сторонников. В ЕС заинтересованы в уходе Эрдогана из региона. Если в 2021 году турки удержатся в Ливии и укрепят свои позиции, год должен стать триумфальным для Эрдогана. Но Турция может не удержаться, а завязнуть в регионе, неся потери и не добиваясь успеха. В итоге, ливийская нефть станет малодоступна для всех игроков, потери снизят популярность турецкого лидера, а год может стать началом заката его звезды.

Год революций и бунтов?

Пандемия добила экономику ряда развивающихся стран, при том, что действия их властей по сдерживанию Covid-19 оказались непоследовательными и малорезультативными. Более того, даже ряд европейских держав-членов Евросоюза находится в очень плачевной ситуации. При этом тяжелая эпидемиологическая ситуация лишь усугубила уже имевшиеся проблемы. В итоге, пандемия в ближайшие месяцы не закончится, а в бюджете кончаются деньги, поддержка бизнесу не оказывается, и некоторые правительства вынуждены либо просить о помощи МФВ, либо поднимать налоги и цены. Следствием этого уже оказались массовые беспорядки в Чили в октябре, беспокойно было и в Венесуэле. На очереди Аргентина, пережившая в этом году уже девятый в своей истории дефолт. Впрочем, и в Бразилии падает поддержка президента Болсанару, что показали недавние муниципальные выборы. Увы, популизм не помог ему в борьбе с последствиями пандемии, а ссора с кубинцами, отозвавшими из Бразилии своих врачей, в итоге поспособствовала развитию пандемии.

В ЕС сложилась тревожная ситуация на Пиренеях, где находящиеся у власти социалисты не захотели поддержать бизнес временным понижением налогов, и по которым особенно тяжело ударило падение туристического сектора. В отличие от латиноамериканских стран, они могут рассчитывать на поддержку Брюсселя, однако массовая безработица и снижение реальных доходов населения вполне могут привести к социальному взрыву. Впрочем, не все благополучно и в соседней Франции, столкнувшейся в уходящем году с чередой террористических атак, в ответ на что президент Макрон направил усилия на борьбу с радикальным исламизмом. Едва ли Париж сможет избежать новой волны терроризма, из-за которой он вновь «закрутит» гайки, что вызовет и волну протестов, и новые атаки.

В целом, все больше стран превращаются в «пороховые бочки», где складываются условия для массовых народных протестов, которые могут перейти в бунты и неуправляемый хаос на улицах. Человечество привыкает жить в условиях пандемии, но до роста экономики и благосостояния еще далеко, поэтому с высокой долей вероятности 2021 год станет годом протестов, уличных беспорядков, и, возможно, голодных бунтов.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати