ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Турция в погоне за победой

11:34 19.11.2020 • Андрей Исаев, журналист-международник

Военно-политическая активность турецкого руководства все больше напоминает суетливость. Одно за другим следуют силовые вмешательства в Ираке, Сирии, Ливии, акватории восточной части Средиземного моря. К этому ряду по многим параметрам вполне можно отнести и недавние события в Нагорном Карабахе. И нигде Анкаре пока не удалось достичь поставленных целей – выдавить отряды Рабочей партии Курдистана (РПК) с иракских баз, свергнуть правительство Башара Асада и создать сплошной «коридор безопасности» в САР, разгромить Ливийскую национальную армию Халифы Хафтара, обеспечить международную легитимность буровым работам на кипрском шельфе (все большее внимание теперь уделяется геологоразведке в Черном море). Некоторые результаты есть на всех перечисленных направлениях, но результаты половинчатые и невнятные. Тогда как истеблишменту, несколько лет назад объявившему Турцию «великой державой», нужно добиться, перефразируя профессора Преображенского, окончательного, фактического, настоящего воплощения этого тезиса.

Похоже, что этого Турция рассчитывала добиться всесторонней поддержкой операции Азербайджана в Карабахе с тем, чтобы разделить лавры победителя в полном соответствии с принципом «два государства – одна нация». Тем более что соотношение сил в недавнем конфликте обещало именно такой исход. И опять не получилось – «освободить всю оккупированную территорию Азербайджана» не удалось. Пока остался неопределенным и статус Нагорного Карабаха. Конфликт этот застарелый и сложный, родом из истории и СССР. Казалось бы и решать его «наследникам», но в Анкаре решили иначе.

Судя по всему, Турция хотела разместить в зоне недавних боевых действий турецкие миротворческие силы, и об этом, как о само собой разумеющемся, поначалу говорили и президент Азербайджана Ильхам Алиев, и министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, и глава турецкого оборонного ведомства Хулуси Акар.

Однако, «никаких миротворческих подразделений Турецкой Республики в Нагорный Карабах направляться не будет..., турецкие наблюдатели не будут выезжать на территорию Нагорного Карабаха, их расположение будет ограничиваться мониторинговым центром в Азербайджане», - отрезал Сергей Лавров, сославшись на совместное заявление лидеров России, Азербайджана и Армении о прекращении боевых действий.[i] Что абсолютно логично уже потому, что в силу известных причин присутствие турецких военных в преимущественно армянских районах едва ли способствовало бы поддержанию мира. «Мне кажется, что и президент Эрдоган это прекрасно понимал и понял», – отметил Владимир Путин в недавнем интервью, посвященном урегулированию конфликта.

17 ноября Великое национальное собрание Турции (парламент) одобрило инициированный Тайипом Эрдоганом законопроект об отправке в Азербайджан (видимо, в мониторинговый центр) турецких военнослужащих. Примечательно, что по информации Анатолийского агентства, определение рамок миссии, сроков ее действия и численности контингента является прерогативой администрации президента.[ii]

Тем не менее, многие в Турции выражают недовольство «полупобедой», которое выплескивается на страницы СМИ, и далеко не только националистических. И почему-то обвиняют в упущенном успехе зачастую Россию.

В этой связи показательна статья под названием «Россия - проблема для Турции?»[iii] в интернет-издании Gazete Duvar, чьи публикации по российской тематике на общем фоне всегда выглядели, по меньшей мере, взвешенными и часто – объективными. Там написано, что после попытки военного переворота (2016 год) Анкара сблизилась с Москвой, чтобы ослабить свою внешнеполитическую изоляцию, противостоять диктату Запада, и прежде всего - США. Но вскоре Россия начала ограничивать свободу маневра Турции, - говорится в статье.

Еще в 90-е годы, - напоминает автор, - Россия противостояла Турции в Боснии и Косово. Сегодня она помогает Халифе Хафтару в Ливии, ас-Сиси в Египте, Башару Асаду в Сирии, поддерживает Кипр в противостоянии с Турцией, которую теперь «фактически оставила за рамками переговорного процесса» в Карабахе. В довершение всего Москва, якобы, стала препятствием на пути сближения Турции с западными странами. Оставим эти суждения на совести автора и вернемся к теме

Итак, очередная возможная решительная победа опять ускользнула. А недавно Эрдоган побывал с визитом в непризнанной Турецкой Республике Северного Кипра, где, посетовав на невозможность «смириться с несправедливостью, причиненной Северному Кипру», призвал турок-киприотов «самим решить свою судьбу». Стоит ли ждать обострения здесь? Исключить этого нельзя – серьезно за Республику Кипр может вступиться только Греция, но ее вооруженные силы несопоставимы с турецкими.

Конечно, такая потенциальная авантюра, скорее всего, переполнит чашу терпения Евросоюза, но в эпоху брутальности и постмодернистского ниспровержения правил и авторитетов, когда цель оправдывает средства, ничего нельзя исключить. А это может закончиться потерей многих международных позиций, тем более в условиях надрыва национальной экономики. Да и почти избранный новый американский президент явно не испытывает симпатий к нынешним действиям турецкого руководства.

Может быть, поэтому приоритетом Анкары все больше становится «восточный», а точнее тюркский вектор внешней политики, где руководство страны делает ставку на идеологической и эмоциональной составляющих своих усилий, продвигая тезис «тюркского единства»?

Кстати, в этой связи по-новому высвечивается один из пунктов совместного заявления президентов России, Азербайджана и Армении о прекращении боевых действий в Карабахе. Согласно документу, из Нахичевани в «континентальный» Азербайджан по территории Армении может быть проложен транспортный коридор, который предоставит Турции прямой доступ к каспийскому побережью. А оттуда – к странам Центральной Азии.

Десятого ноября турецкие СМИ сообщили о том, что Совет сотрудничества тюркоязычных государств («Тюркский совет» в составе Азербайджана. Казахстана, Киргизии, Турции и Узбекистана) принял стратегию развития до 2040 года, в которой среди прочего декларируется необходимость углубления военного и военно-технического сотрудничества. Интересно, что случилось это вскоре после визита в Узбекистан и Казахстан турецкого министра обороны, подписавшего здесь ряд «профильных» соглашений. В этом регионе, правда, громких побед ожидать не приходится, но всестороннее лидерство в союзе родственных народов (а Анкару устроит только статус лидера) добавит политических очков Партии справедливости и развития и президенту Эрдогану лично. 

Правда, реализация этого проекта по-прежнему остается величиной гипотетической, местные элиты больше тяготеют к России и Китаю, которые не предлагают им (элитам) своего политического покровительства.

Что касается России, то в отношениях с амбициозной Турцией она продолжает отстаивать свои интересы, сохраняя сдержанность, часто контрастирующую с экспансивной риторикой турецких партнеров. Как отметил российский президент в упомянутом выше интервью, позиции России и Турции не всегда совпадают, даже диаметрально расходятся, однако «искусство дипломатии – найти компромисс».[iv] Что у Москвы получается довольно успешно!

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати