ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Станет ли Ливан новой «пороховой бочкой» Ближнего Востока?

14:28 17.08.2020 • Анна Ершова, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: Reuters

Взрывы, прогремевшие в порту Бейрута 4 августа, привели не только к масштабным разрушениям и человеческим жертвам (по последним данным, погибло около 200 человек, власти Ливана оценивают ущерб от взрыва бейрутском порту в 15 млрд. долларов, хотя ранее речь шла от 3-5 млрд. долларов), но и обострили до предела и без того напряженную ситуацию в стране. Тысячи ливанцев вышли на улицу с требованием независимого расследования причин трагедии, но их главной задачей было добиться смены политического уклада в стране: демонстранты скандировали лозунг: «Народ хочет свергнуть режим!». В итоге 10 августа правительство Ливана в полном составе ушло в отставку.  Однако это не решило всех проблем: страна продолжает находиться в глубочайшем политическом кризисе, а экономика прибывает в состоянии свободного падения.

Сможет ли Ливан самостоятельно выйти из создавшейся ситуации? Какие страны готовы оказать помощь и что они потребуют взамен? Не создает ли складывающаяся обстановка благоприятные условия для эскалации борьбы за влияние в Ливане международных и региональных игроков? На эти и на многие другие вопросы ответили специалисты по Ближнему Востоку в ходе онлайн-конференции в МИА «Россия сегодня».

«Кризис в Ливане, как и многие другие на Ближнем Востоке не возник в одночасье. Он стал результатом событий, которые происходили в стране и вокруг нее долгое время», – пояснил старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, эксперт РСМД Игорь Матвеев. По его словам,  начиная с прошлого года, кризис в Ливане накатывал волнами. Первая из них была в октябре-декабре 2019 года, затем в апреле и вот сейчас. «По большему счету, конечно, взрывы в Бейруте стали триггером новых протестов, но давайте говорить начистоту: и без них страна находилась на грани», – подчеркнул И. Матвеев.  

В связи с этим, предлагаем обозначить несколько факторов, влияющих на социально-экономическую и политическую обстановку в Ливане.

Начнем с внутренних проблем.  Первая и возможно самая серьезная – коррумпированность правительства, из-за которой за чертой бедности находятся более 48% граждан страны, а государственный долг Ливана в 2019 году вырос до 150% ВВП (83, 9 млрд. долларов).

Вторая проблема, усложняющая жизнь простым ливанцам – традиционно конфессиональная система правительства. В ее основе лежит так называемый принцип Мухасаса Таифийя или квотирование. Согласно ему, пост президента в Ливане достается представителю христианской маронитской общины, премьер-министра – сунниту, а спикера парламента – шииту. Как отметил программный координатор ближневосточных проектов РСМД Руслан Мамедов, преодоление конфессионализма – классическая для Ливана проблема, однако до сих пор альтернативы ей не предложено. «Другой политической элиты в стране нет, и именно шаткое согласие по закреплению интересов кланов позволяло избегать массового кровопролития последние три десятилетия», – объяснил эксперт.

«Консолидации общества на фоне трагедии в Бейруте не произошло. Вновь вскрылись внутренние разногласия и раскол» (Руслан Мамедов)

По мнению старшего научного сотрудника Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Константина Труевцева, требование манифестантов отменить квоты является достаточно спорным., так как нарушение существующего баланса  сил  может привести к новой гражданской войне.

Третья причина, которая раскачивает кризисную ситуацию в Ливане –  наплыв беженцев из соседней Сирии. По последним данным, их число составляет примерно 1,5 млн. человек. Это большая проблема: мигранты создают нагрузку на ливанский бюджет, а сирийская элита использует ливанскую банковскую систему в качестве инструмента для выхода на мировой рынок. Из чего следует, что Ливан попадает под «закон Цезаря» (закон о защите гражданских лиц в Сирии),  введенный США против сирийского правительства и всех, кто с ним взаимодействует.

Соединенные Штаты беспокоит не только дружба ливанцев с Сирией, но и военизированная ливанская проиранская шиитская организация Хезболла. Американцы уже давно реализуют стратегию максимального давления на Тегеран, поэтому, как отмечают эксперты, будут водить новые рестрикции против Хезболлы,  из-за чего экономическая ситуация в Ливане будет только ухудшаться.

Также не стоит забывать, что Ливан  всегда был открыт иностранному влиянию: конфликт с Израилем, конкуренция Турции и Объединенных Арабских Эмиратов за лидерство в регионе, разногласия саудовцев и иранцев привели к тому, что Саудовская Аравия и ее соседи сократили финансовую помощь Бейруту. Все эти явления повлекли за собой снижение инвестиционной привлекательности страны на международной арене и привели к серьезному экономическому кризису.

«Экономика Ливана является заложницей соперничествам между разными державами» (Игорь Матвеев)

Цифры, которые мы приводили выше (15 млрд. долларов), – это ущерб только от катастрофы в порту, на самом деле дела обстоят куда хуже. Собственных денег на восстановление у властей Ливана нет. Еще до взрывов Бейрут надеялся на получение помощи от Международного валютного фонда для выхода из экономического кризиса. Однако согласия не получил: доноры Ливана требовали от руководства страны начать экономические и политические реформы, на что те были категорически не согласны.

Отдельного внимания в этом контексте заслуживает недавний визит президента Франции Эммануэля Макрона в Бейрут.Европейский политик первый посетил полуразрушенный город и предложил долгосрочную финансовую помощь Ливану на своих условиях: необходимость смены курса правительства. Эксперты охарактеризовали визит французского президента как крайне многослойный и интересный. Руслан Мамедов призвал обратить внимание на то, что Э. Макрон встретился со всеми ключевыми ливанскими лидерами. В их числе был член Хезболлы, глава ливанского парламентского блока «Верность сопротивлению», Мухаммад Раад. По мнению эксперта, это что говорит о том, что Франция готова к взаимодействию с Хезболлой.   

«Хезболла вообще-то занесена США и другими европейскими странами в список террористических организаций. Встреча Макрона с  её лидерами – неординарное событие для политики Запада», – отметил Р.Мамедов. Эксперты предположили, что Франция пытается воспользоваться ситуацией в своих интересах. Э. Макрон хочет достичь консенсуса в Ливане: в обмен на более тесные контакты с Хезбаллой добиться отказа этой организации от участия в стратегических планах Ирана.

«Задача Макрона была в том, чтобы перебалансировать силы тех, кто близок Западу» (Руслан Мамедов)

В западных СМИ и телеграмм-каналах публикуется информация о том, что неизвестные распространяют в Ливане петицию, содержащую призыв передать страну под французский мандат (уже собрано несколько десятков тысяч подписей). Предполагается, что только в этом ливанцы видят решение всех экономических и политических проблем.

«Свои политические проблемы Ливан должен решить сам» (Константин Труевцев)

Однако, по мнению Константина Труевцева, кризис можно смягчить только если оставить ливанцев наедине с ним. «Как только начинаются действия одной страны,  подключается другая. Вслед за региональными игроками втягиваются и международные. А нам известно, чем может обернуться иностранное вмешательство», – объяснил он.

Безусловно, нельзя с полной уверенностью  сказать, что Ливан станет новой «пороховой бочкой» Ближнего Востока. Однако пока ясно одно:  после взрывов в Бейруте на вопрос как достигнуть стабильности в Ливане ответить стало еще сложнее, чем раньше.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати