ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Примаковские чтения-2020: выступление Сергея Лаврова

10:40 11.07.2020 • Анна Ершова, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: https://wtcmoscow.ru

В Москве прошел заключительный этап форума «Примаковские чтения» на тему «Россия и постковидный мир». Специальным гостем мероприятия стал министр иностранных дел России Сергей Лавров. В ходе онлайн-сессии глава внешнеполитического ведомства дал оценку текущей геополитической ситуации в мире, а также ответил на вопросы ученых и экспертов-международников.

Как и предшествующие сессии, этот этап чтений стал результатом сотрудничества ИМЭМО РАН и агентства «Интерфакс» при поддержке Фонда Горчакова и Центра международной торговли Москвы.

Открывая мероприятие, Сергей Лавров отметил, что последствия пандемии COVID-19 повлияли практически на все сферы жизни. Особенно ярко «коронавирусный эффект» наблюдается в экономических процессах, а также в контактах между людьми, начиная от официальных визитов, заканчивая гуманитарными, культурными и образовательными обменами. Все цепочки взаимодействия приостановлены. «Возвращение к нормальной жизни займет немало времени. Никто точно не знает сколько, а главное неизвестно какой будет эта новая реальность», – уточнил министр.

По его словам, пандемия короновируса только обострила уже существовавшие вызовы и угрозы: многочисленные вооруженные конфликты в разных регионах мира, увеличение наркотрафика, киберпреступность, а также глобальные экологические проблемы, связанные с загрязнением окружающей среды и изменением климата. Отдельно Сергей Лавров остановился на проблеме международного терроризма. «Последнее время активно стали распространяться «спекуляции» о том, что террористические организации подумывают использовать штамм вируса в своих целях», – отметил глава МИД России. Звучит тревожно, особенно если учесть, что в 2015 году эксперты Министерства здравоохранения России заявили, что для создания эффективного биологического оружия не требуется значительных затрат и масштабной научной и организационной инфраструктуры. Компоненты доступны для заказа и приобретения на открытом рынке, в том числе через интернет. Также существует возможность скрытной доставки в любую точку мира.

Министр иностранных дел России отдельно отметил, что на все вышеперечисленные проблемы накладывается специфика работы администрации президента США Дональда Трампа: ее линия, направленная на сознательный подрыв всех договорно-правовых механизмов и сотрудничества на международной арене. Примерами этому служат выход США из ЮНЕСКО, скандал со Всемирной организацией здравоохранения и Советом ООН по правам человека.

Сергей Лавров признался, что Россия пристально следит за ситуацией на международной арене и придерживается идеи о том, что только коллективная работа на основе принципов Устава ООН, уважения прерогатив Совета Безопасности, а также мобилизации объединений БРИКС, ШОС и Группы двадцати (G20) сможет обеспечить урегулирование различных кризисов и конфликтов. Однако, по словам министра, в условиях пандемии не все страны готовы действовать сообща. «Сегодня наблюдаются попытки продвигать корыстные интересы и использовать коронакризис для того чтобы и дальше «душить» неугодные режимы», – заявил глава российского МИД. В частности, по словам министра, полностью был проигнорирован призыв генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша приостановить односторонние санкции, которые препятствуют поставке медицинских и прочих гуманитарных товаров, хотя бы на время вспышки эпидемии COVID-19.

Российский министр считает, что Запад пытается активно внедрить в политический и дипломатический оборот концепцию миропорядка, основанного на «неких» правилах, а не на международном праве. Эта инициатива облекается в формы созыва так называемых групп интересов, куда приглашают только удобные страны, легко поддающиеся давлению. «Это однозначно очередная попытка вернуть себе то доминирование, которым Западные страны так долго наслаждались», – подчеркнул С. Лавров.

«Россия предлагает идеи, которые объединяют» (Сергей Лавров)

Дипломат отметил, что Россия выступает против строительства такого рода конфронтационных блоков: «Наша главная цель – защита национальных интересов и создание максимально благоприятных внешних условий для развития страны. Одним из приоритетов сейчас является созыв заседания Совета Безопасности, над содержательной частью которого мы активно работаем».

Конфронтация США и Китая: пройдена ли точка невозврата?

Президент ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, модератор сессии Александр Дынкин напомнил, что пять лет назад в глобальном стратегическом прогнозе специалисты из ИМЭМО предположили, что одним из сценариев будущего развития мирового порядка может стать новая биполярность. Тогда основанием этой гипотезы послужила динамика роста совокупной мощи Китая и США, а сегодня пандемия COVID-19 дала многочисленные подтверждения этой теории.

В свою очередь С.Лавров заметил, что реальная ситуация в мире гораздо сложнее: он становится более полицентричным. По его словам, американо-китайские противоречия необходимо оценивать не только через призму политических и экономических обстоятельств, но и учитывать исторические и идеологические факторы. «То, что борьба за лидерство между этими безусловно сильными державами происходит не в вакууме, доказывает хотя бы то, что каждая из сторон пытается заручиться поддержкой как можно большего количества стран», – сказал дипломат.

Очевидно, что процесс динамичного роста КНР воспринимается Соединенными Штатами как угроза их претензиям на сохранение мирового лидерства. Еще в 2017 году в стратегии национальной безопасности США Китай наряду с Россией был причислен к основным угрозам.

«США ведут борьбу с Китаем нечистоплотными приемами» (Сергей Лавров)

Сегодня Белый дом предъявляет Пекину целый ряд претензий. США недовольны тем, что Китай перетягивает на себя рабочие места, заполняет рынок товарами (при этом сам не хочет покупать американскую продукцию). Администрация Дональда Трампа обвиняет китайские власти в сокрытии информации о коронавирусе, в кибершпионаже, в экспансионизме в Южно-Китайском море, а также в нарушении прав человека в Тибете, Тайване и Гонконге.

«Все эти процессы происходят одновременно, создавая мощную волну наката. Надеюсь, что здравый смысл возобладает, и отношение США и КНР не пройдут точку невозврата. Однако то, что последнее время и американские и китайские официальные лица переходят на личности, причем достаточно в жесткой форме, говорит о высокой степени напряженности», – заметил С. Лавров.

Также министр подчеркнул, что обострение конфликта не отвечает ни интересам России, ни Евросоюза, ни других стран: «Я не вижу каких-либо выгод вообще для России от торговой войны между Вашингтоном и Пекином. Мы здесь выгоды не поимеем ни в отношениях с Евросоюзом, ни в отношениях с Индией».

По словам С. Лаврова, Москва готова предпринять посреднические усилия в отношениях США и Китая только если стороны об этом попросят. «Опыт нашего исторического развития позволяет судить, что у России есть для этого потенциал. Если где-то существует потребность в наших посреднических усилиях, то мы готовы их оказать, но навязываться не будем», – указал Лавров.

Нельзя упускать тот факт, от развития российско-американских отношений зависит и международная безопасность, и стратегическая стабильность. Научный руководитель Института США и Канады РАН, академик РАН Сергей Рогов заметил, что система контроля над вооружениями находится в состоянии глубокого кризиса из-за чего в мире складывается достаточно тревожная ситуация. Проблему осложняет еще и тот факт, что сегодня для общественности приоритетными угрозами стали пандемия коронавируса, изменение климата, терроризм, и страх перед ядерной войной отступил на задний план. Но сама проблема никуда не исчезла. В связи с этим академик Рогов задал вопрос: «Неужели миру нужен новый Карибский кризис, чтобы человечество в полной мере осознало опасность ситуации?».

«В последнее время ядерные риски существенно возросли, ситуация в сфере стратегической безопасности откровенно деградирует. США ведут демонтаж всей архитектуры, которая обеспечивала международную стабильность», – сказал С. Лавров.

Глава МИД отметил, что российскую сторону особенно тревожит двухгодичный отказ американцев переподтвердить основополагающий постулат о том, что в ядерной войне не может быть победителей и она никогда не должна быть развязана. Также С. Лавров отметил, что решение США не продлевать договор СНВ-3 уже, скорее всего, принято. «Если говорить о контроле над вооружениями, то российско-американская дорожка еще далеко не исчерпана. Поскольку потерять все виды контроля и транспарентности было бы наверно неразумно и пред лицом своего народа и всего мира. Россия готова к любому развитию событий. При отказе о продлении ДСНВ мы продолжим диалог с США по стратегической проблематике», – заявил министр.

Стратегические интересы России в Евразии и на Ближнем Востоке Восток

На Евразийском континенте расположен целый ряд важнейших мировых центров это и Китай, и Россия, и Индия и Евросоюз. У каждого из этих игроков есть основание проводить свою независимую от США политику.

«Конечно, мы ощущаем присутствие сил, пытающихся строить конфронтационные блоки по интересам. Пример тому Индо-Тихоокеанская стратегия Соединенных Штатов, которая явно направлена на подрыв статуса АСЕАН в регионе. Но все же последние годы мы чаще наблюдаем центростремительные тенденции, которые выражаются в деятельности ЕАЭС, АСЕАН и ШОС. На евразийском пространстве Россия планирует продвигать не разделяющие, а объединяющие концепции и углублять трансрегиональное взаимодействие на основе равенства и взаимовыгодного партнерства. Мы также приглашаем Европейский союз посмотреть, как бы он мог с выгодой для себя подключиться для освоения нашего общего геополитического и экономического пространства», – отметил С. Лавров.

Все это направлено на создание Большого Евразийского партнерства, идею которого предложил Владимир Путин на саммите стран АСЕАН несколько лет назад в Сочи.

Комментируя отношения со странами Ближнего Востока и Северной Африки, министр заметил, что сегодня они переживают лучший период за всю историю связей с регионом. «Мы стремимся не только понимать их проблемы и нужды, но и учитывать их в диалоге. Причем не только с конкретной страной, но и в отношениях с теми акторами, с которыми этот партнер имеет сложности», – сказал С. Лавров.

По словам министра, сегодня российский интерес на Ближнем Востоке заключается в том, чтобы урегулировать старые конфликты и не допустить возникновения новых. «Мы хотим, чтобы регион стал зоной мира и стабильности. Россия в отличие от некоторых не собирается поддерживать там неуправляемый хаос. Мы не хотим, чтобы какая-либо страна повторила судьбу Ливии, которую просто лишили государственности и теперь не знают, как «склеить», – уточнил глава российского МИД.

Новые вызовы российско-японского диалога

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов заметил, что ввиду поправок, которые были внесены в Конституцию нашей страны, переговоры с Японией по Курильским островам могут расцениваться как антиконституционные. Все дело в том, что теперь обновленный Закон содержит такую норму, что действия за исключением делимитации и демаркации государственных границ Российской Федерации с сопредельными государствами направлены на отчуждение части территорий РФ не допускаются.

Однако С. Лавров указал, что отношения России с Японией базируются на целом ряде договоренностей. Российская Федерация как продолжатель СССР придерживается Декларации 1956 года, в соответствии с которой готова обсуждать принятие мирного договора. «Причем мирного не в понимании, после войны, хотя некоторые наши коллеги в Японии хотели бы именно так поступить», – подчеркнул министр.

Новый документ, о котором идет речь, должен отражать современную ситуацию между нашими странами сегодня, а не то, что было 75 лет назад. С. Лавров заявил, что Москва намерена развивать «полноценные» отношения с Токио, поэтому договор должен быть насыщенным и всеобъемлющим, охватывать экономическую сферу и проблематику безопасности.

Глава внешнеполитического ведомства рассказал, что российская сторона уже предложила основы такого концептуального документа, но ответа из Японии пока не получила.

Подводя итог онлайн-сессии, министр иностранных дел отметил, что все сложности, возникающие сегодня в международных отношениях, повышают значение такого рода экспертных дискуссий, как Примаковские чтения. «Вклад академических и политических кругов крайне важен. Как здесь не вспомнить ситуационный анализ, который Евгений Максимович Примаков активно внедрил в нашу внешнеполитическую и политологическую жизнь. Участники и организаторы «Примаковских чтений» всегда помогают нам иметь более богатую картину идей, из которых мы выбираем те, которые потом докладываются Президенту для определения нашего курса в той или иной конкретной обстановке», – заключил Сергей Лавров.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати