ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Константин Косачев: Система международного права неэффективна

22:33 29.05.2020 • Евгений Педанов, специальный корреспондент

Фото: gorchakovfund.ru

После пандемии мир будет прежним со всеми его недостатками. С таким прогнозом выступил председатель Комитета Совета Федерации ФС РФ по международным делам Константин Косачев, прочтя лекцию на тему «Постпандемический мир: порядок или право?». «Мир останется таким же, каким он был до сих пор, то есть далеким от идеала. Из-за давления пандемии в лучшую сторону он точно не изменится», — убежден сенатор.

«Вряд ли современный мир вызывает какой-то консолидированный восторг» (Константин Косачев)

Надеяться на лучшее ему не позволяет история человечества: две мировые войны, холодная война, падение Берлинской стены, атака на башни-близнецы. Все эти события, на его взгляд, как и сейчас в случае пандемии, тоже давали поводы порассуждать о том, что мир теперь точно изменится. «В 2020 году мы знаем, что ни одно из этих глобальных потрясений к изменению мира не привело: он примерно такой же, а в чем-то, может, даже и хуже», — полагает Константин Косачев.

«Запад все более отдаляет мир от тех принципов, которые были заложены в Устав ООН 75 лет назад» (Константин Косачев)

История международных отношений сенатор называет историей неравенства. Сильные государства, по его мнению, всегда подавляли слабых, подчиняли их своим интересам и развивались за их счет. Этот порядок в наибольшей степени раскрылся в эпоху колониализма. Константин Косачев считает, что причиной доминирования Запада большую часть истории было то, что он первым освоил кораблестроение, огнестрельное оружие и промышленное производство. Международное право приобрело свое значение в 20-м веке, когда на смену экономики начала выходить политика. «Оказалось невозможным оправдывать отношения превосходства и неравенства, которые все это время основывались на банальной силе», — отмечает сенатор. 

«В условиях расплывчатости критериев группа сильных государств (коллективный Запад) присвоила себе право генерировать истину в последней инстанции» (Константин Косачев)

Новые тенденции затронули отношения между людьми. Дурным тоном стало пренебрежительное отношение к женщинам и меньшинствам. Притеснение в международных отношениях тоже подверглось осуждению. В международное право после Второй мировой войны были заложены принципы равенства. «Организация (ООН – прим.авт.) основана на принципах суверенного равенства всех ее членов», — процитировал Константин Косачев. Однако в последнее время «коллективный Запад, по его мнению, осознал, что демократизация международных отношений ему невыгодна, и стал отдалять мир от тех принципов, которые заложены были в Уставе ООН, манипулировать решениями международных организаций.

«Опыт последних трех десятилетий оказался неудачным для всех» (Константин Косачев)

Сенатор обращает внимание на навязанные Западом разные системы координат, где похожим событиям даются совершенно разные оценки. Так, по его наблюдению, западные страны «влияют», а Россия — «вмешивается», Запад «формирует» сознание, а Россия — им «манипулирует». В пример он привел ситуацию, когда Косово имеет право на независимость, а Крым не имеет: «Поскольку они поддерживают стремление народов к свободе, а мы поддерживаем преступных сепаратистов».

«Проблема в расплывчатости критериев, изначально заложенных в международное право: что такое хорошо, а что такое плохо; кто благородный герой, а кто жестокий захватчик» (Константин Косачев)

Тем не менее, главной проблемой Константин Косачев считает не стремление Запада к единоличному доминированию, а лакуны в международном праве и расплывчатость формулировок. Ключевые противоречия, по его убеждению, создают две лакуны: соотношение принципа территориальной целостности и права на самоопределение, а также соотношение принципа уважения суверенитета и права на гуманитарную интервенцию. Сенатор уверен, что территориальная целостность в первом соотношении важнее, потому государство гарант в том числе и прав национальных меньшинств. Он считает, что народ имеет право на самоопределение только после диалога с государством. При этом он заметил, что оба принципа действительны только, пока действует конституция. В пример Константин Косачев привел «насильственную смену власти» на Украине: «Народы, не признающие переворота, должны иметь право на самоопределение». Второе нарушение конституции он видит в обеспечении территориальной целостности с помощью силы. Такое было, по его наблюдению, на Украине и в Чечне, пока Россия не перевела решение конфликта в политическую плоскость.

«Нарушение принципа суверенитета стран тоже является нарушением прав живущих в ней людей» (Константин Косачев)

Во втором соотношении Константин Косачев опять отдал приоритет первому принципу. «Основная задача принципа суверенитета – компенсировать неравенство между странами», — поясняет сенатор. Если государствам не нравится все, что происходит в другой стране, то, по мнению Константина Косачева, самой сильной допустимой реакцией может быть разрыв дипломатических отношений. На его взгляд, неприемлемо: поддерживать протестные настроение через СМИ и соцсети, с помощью НПО; финансировать политическую оппозицию в другой стране; вводить односторонние санкции против людей принимающих решения; объявлять властей другой страны вне закона; поддерживать вооруженную оппозицию и вторгаться в другую страну, применяя военную силу.

«Система международного права, которая сложилась после Второй мировой войны, неэффективна» (Константин Косачев)

Константин Косачев считает, что сейчас «силу права» сменило «право силы», поэтому нужны масштабные договоры (как после Второй мировой войны), которые не удалось принять после холодной войны. Константин Косачев предложил новый принцип для будущей системы международного права: «нельзя запрещать другим то, что позволяешь себе делать сам» или «нельзя позволять себе то, что запрещаешь другим». Он призывал считать нарушение принципа равенства в межгосударственных отношениях — фактом нарушения прав людей, которые живут в дискриминируемой стране. «Как наши оппоненты требуют от нас демократизации внутри наших стран, точно так же мы можем требовать от наших оппонентов демократизации межгосударственных отношений на основе соблюдения международного права» — заключил сенатор.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати