ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Венесуэла: Политические разногласия уходят на второй план

12:35 31.03.2020 • Евгений Педанов, специальный корреспондент

Фото: ru.wikipedia.org

Венесуэла по-прежнему пытается преодолеть политический раскол, санкции, изоляцию, массовую эмиграцию, внешнее давление, дефицит товаров, рост преступности, резкое падение уровня жизни и стихийные протесты. Не успев разрешить множество накопившихся внутренних проблем, Венесуэла столкнулась с глобальной эпидемией  Covid-19. О том, как и в каких условиях Боливарианская республика противостоит коронавирусу, в интервью журналу «Международная жизнь» рассказал Збигнев Ивановский, руководитель Центра политических исследований ИЛА РАН, профессор факультета глобальных процессов МГУ им. М.В.Ломоносова.

Как Венесуэла борется с коронавирусом на фоне других стран?

«Венесуэла борется в сложных условиях» (Збигнев Ивановский)

По сравнению с другими государствами региона Венесуэла находится в относительно благополучной ситуации: по состоянию на 29 марта коронавирус обнаружен у 119 человек, скончались двое больных. Эпидемия в стране началась довольно поздно (первый случай был зарегистрирован 13 марта). Кризисная экономическая и социальная ситуация привела к отсутствию массового туризма, что также стало сдерживающим фактором. Учитывая острый дефицит лекарств, медицинского оборудования и фактический коллапс медицинской сферы в целом, правительство заранее приняло достаточно жёсткие превентивные меры, когда еще было мало жертв. В стране было объявлено чрезвычайное положение, приостановлены полеты зарубежных авиакомпаний, в шести штатах и в столичном округе объявлен карантин, изолированы все подозреваемые, для контроля над ситуацией привлечены армейские подразделения и проправительственные военизированные формирования (т.н. коллективы). Сочетание всех этих мер позволило удержать ситуацию под контролем. Проблему для соседних стран представляют венесуэльские мигранты и беженцы, численность которых, по данным ООН, составляет 4,7 млн (т.е. примерно 15% населения). Поскольку границы с соседними государствами закрыты, в большей степени это социальная, а не медицинская проблема. 

Как Венесуэла переживает изменения в мировой экономике?

Очередное резкое падение цен на нефть на мировом рынке (а в Венесуэле углеводороды составляют примерно 96% валютных поступлений) усугубило и без того непростую экономическую ситуацию. Отсутствие инвестиций, неэффективность управления и уход квалифицированных специалистов привели к тому, что за десять лет нефтедобыча упала почти в четыре раза.  Основной потребитель венесуэльской нефти – это Китай, однако большую ее часть углеводородов приходится поставлять ему в счет погашения кредитов. Другие страны, учитывая санкции и давление США, воздерживаются от заключения контрактов с Венесуэлой. До последнего времени венесуэльское правительство выручала «Роснефть», однако в феврале за посредничество в перевозке и продаже венесуэльской нефти под санкции попала швейцарская дочерняя компания Rosneft Trading. 28 марта «Роснефть» неожиданно объявила об уходе с Венесуэлы, её активы будут проданы компании "Росзарубежнефть".  

Как у Венесуэлы развиваются отношения с соседями?

«Кризисная экономическая и социальная ситуация привела к отсутствию массового туризма, что стало сдерживающим фактором (в распространении эпидемии)» (Збигнев Ивановский)

Системный кризис в Венесуэле имеет и политическую составляющую. Фактически в стране два президента – реально действующий Николас Мадуро и самопровозглашенный Хуан Гуайдо, два парламента – Национальная ассамблея и Национальная конституционная ассамблея, избранная как учредительное собрание, однако на практике взявшая на себя парламентские функции, и два Верховных суда (один из них в эмиграции). Более того, после событий января 2020 г. у Национальной ассамблеи два председателя, не признающие друг друга.  Венесуэльское общество также расколото и предельно поляризовано, как, впрочем, и международное сообщество.  На данный момент Х. Гуайдо в качестве главы государства признают 59 стран (Европейский союз, США и Канада и абсолютное большинство государств Латинской Америки, а Н. Мадуро – 19 стран, среди них Китай, Россия, Турция, Иран, а в латиноамериканском регионе – Куба, Никарагуа и некоторые островные карибские государства. В августе 2017 г. 11 стран Латинской Америки и Канада  создали Лимскую группу – своего рода политический клуб на уровне министров иностранных дел, которая осудила проведение президентских выборов 2018 г., а в январе 2019 г. признала Х. Гуайдо временно исполняющим обязанности главы государства.  В феврале 2019 г. левоцентристские правительства Мексики и Уругвая, а также Карибское сообщество заняли более сдержанную позицию, признав легитимность как законодательной, так и исполнительной ветвей власти, и призвали противоборствующие стороны к диалогу в рамках т.н. механизма Монтевидео. Позиция Уругвая изменилась после выборов 2019 г., когда новый президент Луис Альберто Лакалье Поу заявил, что  его позиция в большей степени совпадает с Лимской группой, чем с механизмом Монтевидео, однако пока не принял окончательного решения относительно вступления в объединение. К 2020 г. из состава Лимской группы вышла Мексика, однако ее ряды пополнили в качестве постоянных членов Боливия, Гайана, Гаити и Сент-Люсия, а в качестве наблюдателей – Эквадор и Доминиканская Республика. Приостановлено членство Венесуэлы в Южноамериканском общем рынке (MERCOSUR), венесуэльский кризис привел к фактическому распаду Союза южноамериканских наций (UNASUR), вместо которого по инициативе Колумбии и Чили создан Форум ради прогресса Южной Америки (PROSUR). Организаторы нового объединения не пригласили Н. Мадуро, а Х. Гуайдо счел свое участие преждевременным. Официальное правительство вышло из Организации американских государств, хотя в ней в качестве представителя Национальной ассамблеи аккредитован дипломат, назначенный Х. Гуайдо. В результате Венесуэла оказалась в полной изоляции в регионе. Несмотря на разрыв отношений, есть отдельные контакты с соседней Колумбией на уровне пограничных служб и местных властей из-за протяженной общей границы.

Кто помогает Венесуэле?

В условиях пандемии коронавируса правительство Венесуэлы обратилось к США с просьбой снять санкции, которые наносят огромный ущерб экономике, антигуманны и направлены против всего венесуэльского народа. Пока все санкции остаются в силе, поскольку, по мнению Вашингтона, не препятствуют поставкам лекарств и медицинского оборудования.  Венесуэла обратилась за кредитом в Международный валютный фонд, однако ей было отказано под предлогом «непонятного статуса Н. Мадуро». В нынешних крайне тяжелых условиях помощь Венесуэле оказывают Россия, Китай и Куба. КНР уже поставила 4 тыс., а Россия – 10 тыс. тестовых наборов и другое медицинское оборудование, МИД РФ заявил, что для улучшения эпидемиологической ситуации будет оказана дополнительная помощь, и призвал к отмене антивенесуэльских санкций. Хотелось бы особо отметить помощь Кубы, страны с ограниченными материальными возможностями, однако с хорошо развитой медицинской системой. В течение многих лет кубинские врачи работают в беднейших районах Венесуэлы в рамках программы «Внутри квартала», после начала эпидемии прибыли еще 130 врачей для оказания неотложной помощи.  

Как эпидемия коронавируса повлияет на устойчивость правительства?

Как я уже говорил, в Венесуэле очень много проблем в социальной сфере, однако правительство справляется с эпидемиологической ситуацией и в пределах скромных возможностей поддерживает население: гарантируется минимальная заработная плата, предоставляются продуктовые наборы по низким ценам, приостановлены выплаты по обслуживанию кредитов. В условиях пандемии политические разногласия на время ушли на второй план, люди думают прежде всего о здоровье. Известный оппозиционный политик, в прошлом кандидат в президенты Энрике Каприлес  призвал Н. Мадуро и Х. Гуайдо к диалогу, протестные акции практически прекратились, оппозиция создала специальный медицинский совет, призвавший международные организации оказать гуманитарную помощь, на которую не распространяются санкции. Как эта ситуация в дальнейшем отразится на устойчивости правительства, трудно сказать. Пока карантин не повлиял ни в ту, ни в другую сторону.

Как на Венесуэле могут сказаться недавние обвинения США?

Ни для кого не секрет, что президент Дональд Трамп не оставляет надежды «додавить» Н. Мадуро и не всегда следит за своей речью. Еще задолго до коронавируса американский лидер заявил, что считает правительство Венесуэлы тиранией и не исключает любых методов борьбы для ее свержения, включая вооруженные действия. Это заявление вызвало большой переполох даже среди правоцентристских правительств, которые негативно относятся к венесуэльскому правительству, однако опасаются прямой иностранной вооруженной интервенции как прецедента, хотя понятно, что действующий президент Венесуэлы не исключает подобного развития событий и регулярно проводит военные маневры.

«В условиях пандемии политические разногласия на время ушли на второй план, люди думают, прежде всего, о здоровье» (Збигнев Ивановский)

Само по себе обвинение в наркотрафике, выдвинутое против Н.Мадуро и его ключевых сторонников — это не новость, об этом писали американские газеты и раньше. Другое дело, что в трудную для Венесуэлы минуту США попытались в очередной раз организовать пропагандистское шоу с целью дискредитации правительства и усиления на него давления. Забавно, что Соединенные Штаты объявляют международный розыск, хотя прекрасно знают, где находится резиденция Н. Мадуро. Доказать непосредственную причастность венесуэльских властей к наркотрафику и предоставить убедительные доказательства крайне сложно.  С этой целью США используют колумбийский фактор: известно, что венесуэльское правительство симпатизировало партизанам из Революционных вооруженных сил Колумбии (FARC), выступавших под лозунгами социализма, однако использовавших кокаиновый бизнес для финансирования своей организации. Сама Венесуэла не производит наркотиков, но пористая и слабо контролируемая  граница с Колумбией позволяет наркодельцам использовать венесуэльскую территорию в качестве одного из транзитных путей. Важно отметить, что Венесуэла сыграла далеко не последнюю роль в прекращении внутреннего вооруженного конфликта в Колумбии и подписании мирного договора партизан с правительством. Впоследствии часть демобилизовавшихся партизан (примерно 10%) отказалась соблюдать достигнутые соглашения и возобновила вооруженную борьбу с правительственными силовыми  структурами. Партизанские отряды действуют в труднодоступных отдаленных пограничных районах и без особых трудностей переходят на венесуэльскую территорию и возвращаются обратно.

Можно, конечно, вспомнить прецедент военной операции и захвата главнокомандующего Силами национальной обороны, фактического руководителя Панамы Мануэля Норьеги  по обвинению в торговле наркотиками, который провел остаток жизни в тюремном заключении. Однако за прошедшие десятилетия времена изменились, мир стал другой. Будем надеяться, что до реальных действий дело не дойдет.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати