Куда повернула Латинская Америка?

01:51 04.12.2017 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: libertylawsite.org

Центр политических исследований ИЛА РАН провел круглый стол, посвященный «правому повороту» в Латинской Америке. По наблюдениям сотрудников института, сдвиг в политике латиноамериканских стран был предопределен падением их экспорта. При этом идеи социальных реформ в отличие от лидеров, их провозглашавших, в регионе по-прежнему востребованы.

«Опора «левых» на лидеров, а не на институты, привела к политическому вакууму» (Збигнев Ивановский)

Начало 21-го века характеризовалось так называемым «левым поворотом»: в большинстве стран Латинской Америки к власти приходили левоориентированные движения и политики. В своих предвыборных программах они делали акцент на социальные реформы, чем и обеспечили себе поддержку большинства избирателей. В результате четырех импичментов (в Гондурасе, Парагвае, Гватемале и Бразилии) и электоральных процессов последнего десятилетия «политический маятник», по выражению руководителя Центра политических исследований Збигнева Ивановского, качнулся вправо. В Аргентине, Перу, Панаме и Доминиканской Республике правоориентированные силы пришли к власти в ходе избирательных кампаний, в Гондурасе Парагвае и Гватемале впоследствии также прошли выборы, легитимировав победу «правых». К этим событиям стоит также добавить парламентские выборы в Венесуэле в 2015 году, когда правящая социалистическая партия потеряла большинство в парламенте.

Почему побеждают «правые»?

«Востребованность ресурсов на мировом рынке позволяет пополнять бюджет и снижать накал социальных проблем» (Дмитрий Морозов)

Причинами «правого поворота» Збигнев Ивановский назвал конец «золотого десятилетия» (2003 – 2013 годы), связанного с высокими ценами на энергоресурсы, и мировой экономический кризис, который затронул Латинскую Америку несколько позже, чем США и Европу. Научный сотрудник ИЛА РАН Дмитрий Морозов также призвал искать причины политических процессов в экономической сфере. На его взгляд, все латиноамериканские страны как во времена метрополий, так и сейчас ориентированы на экспорт. Именно поэтому падение спроса на экспортные товары показывает финансовую неустойчивость системы и отражается на политической стабильности. «В 2015 году цены на жидкое топливо упали на 48%, на металлы и минералы – на 23%, на продовольствие – на 18%», – отметил Дмитрий Морозов. По оценкам эксперта, это привело к сокращению притока финансовых ресурсов примерно на 40%, к повышению инфляции (в Бразилии до 10%, в Аргентине до 14%) и обесцениванию национальных валют (в Бразилии на 30%, в Аргентине на 27%).

На ситуацию в регионе влияют и геополитические факторы. Дмитрий Морозов считает, что экономическая политика Китая в регионе напоминает экспансию США и Англии в 19-м веке: завладеть дешевым сырьем и использовать Латинскую Америку как массовый рынок для своих товаров. В результате, по его словам, возникла сильная привязанность латиноамериканских стран к китайскому рынку. Как только Китай перестал закупать сырье, пришлось свернуть все социальные программы. За десятилетие реформ сократилось число бедных, пополнились средние слои и одновременно повысились требования к правительству. В условиях экономического кризиса и снижения государственных доходов это сыграло против «левых» режимов. Уровень жизни в латиноамериканских государствах снова начал стремительно падать, перечеркнув тем самым достижения «левых». По оценкам Збигнева Ивановского, уровень бедности в Венесуэле сейчас выше, чем в 2002 году, когда стал президентом Уго Чавес.

Куда Бразилия, туда и вся Латинская Америка

«После импичмента Дилмы Русеф политическое время остановилось» (Людмила Окунева)

Ситуацию в Латинской Америке профессор МГИМО Людмила Окунева назвала откатом назад. Последствия «правого поворота» эксперт рассмотрела на примере Бразилии. Она констатировала, что спустя 1,5 года после импичмента кардинальных изменений в политике и экономике, провозглашенных Мишелом Темером, не произошло. Смещение с поста Дилмы Русеф, по мнению бразилиеведа, не завершило политический кризис, а открыло его новую фазу. Бразилия под новым руководством сменила вектор развития и полностью перешла к неолиберальной модели. Прекращена социальная модернизация, проводимая предыдущим правительством. «Бразилия была ареной развертывания уникального эксперимента и наглядным примером для многих стран», – утверждает Людмила Окунева. По ее словам, движение населения по социальной лестнице повернулось вспять. Кроме того, она раскритиковала, двадцатилетний мораторий на повышение государственных расходов, пенсионную и трудовую реформы, принимаемые новым правительством. Она считает, что они отрицательно повлияют, в частности, на систему образования и здравоохранения и на интересы большинства граждан в целом. При этом эксперт отметила апатию населения и разочарование в политических лидерах: «Голос улиц прежде всегда играл важную роль в политике». Людмила Окунева назвала действующее правительство временным и подчеркнула высокий рейтинг экс-президента Лулы Да Силвы (соучредитель социалистической Партии трудящихся) в преддверии выборов. В июле этого года он был приговорен к 9,5 годам заключения по обвинению в коррупции. Если ему удастся обжаловать приговор, его ждет уверенная победа, как уверяет эксперт.

«Бразилия не выйдет из БРИКС, но ее активность будет уменьшена» (Людмила Окунева)

Отвечая на вопрос «Международной жизни», о влиянии смены власти на внешнюю политику Бразилии, Людмила Окунева заметила наличие в ней постоянных направлений. Многосторонняя дипломатия, присутствие во всех возможных экономических альянсах, стремление превратиться из регионального игрока в глобального – будут сохраняться. «Бразилия никогда не выйдет из тех организаций, где она представлена, это основа ее политики», – Людмила Окунева. Главные задачи нынешней власти сосредоточены во внутри страны. Бразилия единственная страна, где приход «правых» сил к власти не был подтвержден выборами. Несмотря на легитимность и соблюдение всех юридических процедур импичмента, положение Мишела Темера остается нестабильным. По словам бразилиеведа, предвыборная кампания и консолидация «правых» сил уже идет.

Сдвиг «правых» и «левых» к «центру»

Среди факторов «правого поворота» помимо коррупционных скандалов Збигнев Ивановский выделил бюрократизацию и персонализацию политики, в результате чего уход лидера зачастую приводит к дестабилизации обстановки в стране. Эксперт также привел тенденции, которые (вместе с «правым поворотом») влияют на политическую ситуацию в Латинской Америке:

  • Фрагментация политических систем («крайний плюрализм», 20 партий в Бразилии),

  • Снижение рейтингов политических партий,

  • Победа нетрадиционных политических сил,

  • Стремление лидеров продлить срок полномочий,

  • Сетевые технологии увеличивают мобилизационные возможности и меняют политическую борьбу.

В современной политике размываются границы между политическими силами. «Левые» не отвергают рыночной экономики и демократии, а «правые» признают необходимость решения социальных проблем. Все хотят привлечь неопределившихся умеренных избирателей, число которых растет благодаря увеличению средних городских слоев населения. В Латинской Америке по-прежнему сохраняется актуальность социальной политики, при этом лидеры, ее проводившие, из-за коррупционных скандалов популярность теряют. Во многих странах региона элементы свободного рынка и неолиберальной модели сосуществуют с реализацией широких социальных программ. Это подтверждает то, что нельзя четко разграничить современные политические партии и, как уверяет сотрудник ИЛА РАН Анна Щербакова, нельзя однозначно говорить о конце эпохи «левых» и о возвращении «правых».

Ключевые слова: Латинская Америка Бразилия Венесуэла Аргентина Збигнев Ивановский РАН Мишел Темер Дилма Русеф ИЛА Анна Щербакова правые Людмила Окунева Дмитрий Морозов Лула Да Силва левые

Версия для печати