Венесуэльский кризис: развитие и перспективы

14:12 09.10.2017 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: foreignpolicyi.org

Политический кризис в Венесуэле, начавшийся с противостояния Национальной ассамблеи и правительства после победы оппозиции на парламентских выборах в 2015 году, продолжает обостряться. Николас Мадуро созвал учредительное собрание, которое заменит парламент и представит новую конституцию. Оппозиция, в свою очередь, отказалась от переговоров с венесуэльским правительством, которые были назначены на 27 сентября в Доминиканской республике. Венесуэльская экономика находится на грани дефолта. Растет и внешнее давление. США включила Венесуэлу в список стран, чьим гражданам будет ограничен въезд на американскую территорию. Во время встречи с премьер-министром Испании Дональд Трамп призвал и Евросоюз ввести санкции против Венесуэлы.

Для оценки ситуации в Боливарианской Республике мы обратились к руководителю Центра политических исследований Института Латинской Америки РАН Збигневу Ивановскому.

«Международная жизнь»: Уважаемый Збигнев Владиславович, расскажите, какова экономическая ситуация в Венесуэле? В чем причины венесуэльского кризиса?

Игнорирование экономических законов, злоупотребление командно-административными методами, чрезмерное государственное регулирование, отличающиеся на порядок параллельные валютные курсы, резкое падение мировых цен на нефть – составляющей до 96% валютных поступлений – и в какой-то мере саботаж части предпринимателей привели к резкому ухудшению экономической ситуации. По данным Международного валютного фонда, в 2016 г. падение ВВП составило 10%, инфляция достигла 500%, бюджетный дефицит – 17% ВВП, внешний долг превысил 130 млрд долл., что эквивалентно поступлениям от экспорта нефти за шесть лет. Ожидается, что в 2017 г. ВВП снизится еще на 4,5%, а инфляция (по самым пессимистичным прогнозам) может достигнуть 1660%. По итогам 2015 г. уровень бедности вырос до 76% и превысил показатель 1989 года (58,9%). По информации агентства Datanálisis за май 2016 года, дефицит продуктов питания составил 82,8%, 25% граждан не имели возможности принимать пищу три раза в день. Ухудшилась и криминальная ситуация. По официальным данным, в 2015 г. в стране зарегистрировано 58,1 убийств на 100 тыс. населения, а по информации неправительственных организаций, в 2016 г. этот показатель достиг 91,8. По уровню насилия Венесуэла вышла на первое место в регионе. Широкий размах получила коррупция: по данным международной организации Transparency International, в 2016 г. Венесуэла занимала 166 место из 176 в мировом рейтинге и завершала список латиноамериканских стран.

Наблюдается ли отток населения из Венесуэлы?

Традиционно Венесуэла считалась одной из благополучных стран региона и привлекала мигрантов, однако за последние десятилетия ситуация заметно ухудшилась. По оценкам демографов, за пределами страны проживает от 1 до 1,5 млн венесуэльцев, около трети из них – в Колумбии, остальные в других государствах региона, в США и ЕС (преимущественно в Испании). В свое время из-за вооруженного конфликта многие колумбийцы эмигрировали в Венесуэлу, сейчас ситуация обратная. Кроме того, по данным колумбийских миграционных служб, ежедневно пересекают границу 25 тыс. венесуэльцев для приобретения продуктов питания и работы в неформальном секторе. Основная их масса возвращается на родину. Одновременно колумбийцы из приграничных районов ездят в Венесуэлу за дешевым бензином.

Какие социальные группы поддерживают действующего президента?

Социальную базу боливарианской революции составляют малообеспеченные слои населения, на которых были рассчитаны многочисленные социальные программы (так называемые «миссии»). В период высоких мировых цен на нефть государство добилось заметного сокращения бедности и социальной поляризации, многие граждане получили доступ к системе образования и здравоохранения, большую помощь венесуэльцам в решении этих проблем оказали кубинские специалисты. Значительная часть населения привыкла к распределительной системе и получает продукты питания по привилегированным низким ценам, для  малоимущих созданы особые магазины с фиксированными ценами. Несмотря на сложную экономическую ситуацию, правительство продолжает решать жилищный вопрос, переселяя многих граждан из трущоб в современные квартиры. Создана мощная правящая Единая социалистическая партия Венесуэлы (PSUV), ее численность превышает 7,5 миллиона человек. При  помощи кубинских специалистов созданы мощные силовые структуры.   В поддержку власти выступают «колективос» – проправительственные военизированные формирования. В тоже время армия неоднородна, о чем свидетельствуют высказывания отставных военных и неудавшиеся попытки переворота. После поражения PSUV на парламентских выборах 2015 года Николас Мадуро сумел утвердить старым составом Национальной ассамблеи Верховный суд, который во всех конфликтах принимает сторону исполнительной власти. Нельзя не учитывать, что нынешний президент воспринимается в общественном сознании как политический преемник популярного харизматического лидера Уго Чавеса. В то же время я бы разделил поддержку лично Николаса Мадуро и поддержку «чавистской» модели: у боливарианской революции больше сторонников, чем у нынешнего президента.

Можно ли сказать, что сейчас оппозицию поддерживает большая часть населения?

Статистические данные крайне противоречивы и в каждом конкретном случае подвергаются сомнению одной из конфликтующих сторон. Образно говоря, речь идет о постоянном «перетягивании каната». Для иллюстрации позвольте привести несколько цифр. Во время досрочных президентских выборов в апреле 2013 года соотношение сил было примерно равным: за Н.Мадуро проголосовали 50,61% избирателей, а за кандидата оппозиционного Круглого стола демократического единства (MUD) Энрике Каприлеса – 49,12%. По итогам парламентских выборов в декабре 2015 года MUD набрал 66,27%, в то время как правящая PSUV – только 32,93%. По данным соцопроса, проведенного агентством  Datanálisis в октябре 2016 года, рейтинг президента составил 19,5%, негативно оценивали деятельность главы государства 78,5%. В июле 2017 года, несмотря на противодействие органов власти, в общенациональном опросе относительно созыва учредительного собрания, проведенном оппозицией, приняли участие 7,2 из 19,4 млн зарегистрированных избирателей, 98% проголосовавших отвергли идею избрания конституционной ассамблеи без предварительного референдума. По официальным данным, в этом же месяце в выборах учредительного собрания при бойкоте оппозиции приняли участие около 8 млн человек. (По официальным данным явка составила 41%, по подсчетам оппозиции – не более 12%).

Нельзя не учитывать и неоднородность MUD, в который входит более двух десятков партий самой различной ориентации, преимущественно левоцентристских (четыре из них входят в Социалистический  интернационал). Пока оппозиции на основе праймериз удавалось выдвинуть единого кандидата, однако в коалиции существуют самые разные течения.

Напротив, PSUV представляется более сплоченной и однородной, хотя  определенная часть сторонников боливарианского проекта выступает с критикой политики Н. Мадуро. Так, смещенный генеральный прокурор Л. Ортега, депутаты от правящей коалиции Э. Контрерас и Х. Феррер, советник-посланник Венесуэлы при ООН И. Медина, а также член Национального избирательного совета Л. Э.Р. Рендон и судьи Верховного суда Д. Мохика Монсальво и М. Годой также не видели необходимости реформирования конституции, принятой по инициативе и под непосредственным руководством У. Чавеса, и подвергали критике форму осуществления конституционного процесса. Позицию правительства не поддержали коммунисты и другие левые партии, не входящие в оппозиционную коалицию.

Почему Национальный избирательный совет отменил референдум против Николаса Мадуро, несмотря на то, что оппозиция собрала необходимое количество подписей?

Официальным поводом стали нарушения, допущенные во время сбора подписей. В то же время нельзя не учитывать, что в Венесуэле Национальный избирательный совет не является независимым и фактически подчиняется исполнительной власти (только один из его членов выражает интересы оппозиции). Он лишает полномочий известных политиков и определяет сроки и условия выборов. В частности, выборы губернаторов, которые должны были пройти в 2016 году, перенесены на этот год, оппозиции не позволили выдвинуть некоторых кандидатов.

Чем руководствовался, по Вашему мнению, Николас Мадуро, когда решил созвать Национальную конституционную ассамблею?

Моя гипотеза заключается в том, что в условиях противостояния ветвей власти, довольно низкого рейтинга президента и крайне сложной экономической и социальной ситуации в стране шансы Н. Мадуро победить на конкурентных выборах минимальны. Оппозиционной Национальной ассамблее не удалось добиться смещения главы государства, однако президент и парламент продолжают игнорировать друг друга. Безрезультатно окончились и переговоры  между властью и оппозицией, организованные при посредничестве Ватикана и авторитетных политиков – бывшего председателя правительства Испании Х.Л. Родригеса Сапатеро и экс-президентов Л. Фернандеса (Доминиканская Республика) и М. Торрихоса (Панама). Чтобы покончить с двоевластием, нужно было каким-то способом лишить полномочий парламент, а это можно осуществить только в результате принятия новой конституции (пока нет никакой информации о ее содержании).  Действующая конституция практически идеальна,  единственный ее недостаток – гиперпрезидентство, предоставляющее чрезмерные полномочия главе государства. В то же время в Основном законе заложен механизм досрочного прекращения полномочий президента, причем это не импичмент, однако на практике эта процедура оказалась невыполнимой.  Если уверенный в своей поддержке У. Чавес пошел на референдум и выиграл его, то в отношении Н. Мадуро это не сработало.

В соответствии с действующим Основным законом конституционная реформа может быть инициирована большинством депутатов Национальной ассамблеи, президентом республики в Совете министров или по ходатайству 15% зарегистрированных избирателей, а вносимые поправки должны быть одобрены двумя третями голосов депутатов. Поскольку квалифицированное большинство в парламенте принадлежит оппозиции, Н. Мадуро принял решение не реформировать действующую конституцию, а созвать учредительное собрание для разработки новой. Нынешняя конституция  предоставляет главе государства подобное право, однако предполагает проведение всенародного референдума до принятия решения. Именно так поступил У. Чавес в 1999 году. Тем не менее, Н. Мадуро издал указ о созыве Конституционной ассамблеи, проигнорировав это требование.

Немало вопросов вызывает и предложенная процедура формирования учредительного собрания, в соответствии с которой легитимность каждого будущего депутата основывалась на разном количестве полученных голосов (нарушен принцип «один человек – один голос»), поскольку 364 депутата из 545 избирались на основе территориального принципа, а остальные 181 – на корпоративной основе по квотам для пенсионеров, молодежи, предпринимателей, коренного населения и других сторонников боливарианского проекта. Был нарушен и гарантированный конституцией принцип политического плюрализма, так как утвержденный способ голосования исключал партийное представительство. Будущая конституция должна быть одобрена на всенародном референдуме. Если оппозиция будет в нем участвовать, сможет помешать утверждению Основного закона.  

О необходимости конституционной реформы говорила и оппозиция, но она ставила целью упрочить принцип разделения властей, ослабить полномочия президента, сократить срок его мандата до четырех лет и отменить право на переизбрание главы государства неограниченное число раз. В остальном принятая по инициативе У. Чавеса конституция устраивала практически  всех. Новая редакция основного закона скорее всего еще больше усилит исполнительную власть или даже отменит прямые выборы главы государства, что вряд ли устроит оппозицию.

Оппозиция добивается отставки Николаса Мадуро путем референдума. Сможет ли она его провести в нынешней ситуации?

Сейчас для оппозиции этот механизм уже не имеет смысла. В соответствии с действующей конституцией референдум по досрочному прекращению полномочий президента  должен проходить не ранее чем в середине шестилетнего мандата главы государства. Если отставка имеет место в первые четыре года, проводятся досрочные президентские выборы, если же глава государства покидает свой пост в последние два года, до конца срока полномочий главы государства его обязанности исполняет вице-президент, который, в отличие от остальных стран Латинской Америки, не избирается, а назначается и смещается президентом. Главный вопрос состоит в том, пройдут ли президентские выборы в предусмотренные сроки (конец 2018 г.), либо новая конституция пересмотрит электоральное законодательство.

Телеканал Telesur опубликовал на своем сайте статью, в которой проводятся параллели между военным переворотом в Чили в 1974 году и нынешней ситуацией в Венесуэле. При этом утверждается, что в обеих странах кризисы были следствием политики США, сформулированной еще в Доктрине Монро. Согласны ли Вы с такой точкой зрения?

Какие-то параллели, конечно, есть. С. Альенде был представителем Социалистической партии Чили, а Н. Мадуро – Единой социалистической партии Венесуэлы, ни тот, ни другой не по душе Соединенным Штатам. В обеих странах катастрофическая экономическая ситуация, тотальный дефицит товаров и услуг, не лишены основания и утверждения, касающиеся саботажа части предпринимательских кругов, называемого соответствующими правительствами торговой войной. В то же время в Чили государственный переворот совершили вооруженные силы, тогда как в Венесуэле армия поддерживает конституционного президента. Изменилась и ситуация в регионе, военные диктатуры, а тем более военные интервенции остались в прошлом. Хотя политика президента Д. Трампа часто непредсказуема, его заявление о возможности вооруженного вмешательства было крайне негативно воспринято всеми странами латиноамериканского региона независимо от политической ориентации их правительств. Будем надеяться, что до прямой интервенции дело не дойдет. 

Влияние США на венесуэльский кризис Вы считаете незначительным?

Напротив, я считаю, что США играют немаловажную роль в обострении экономического кризиса в Венесуэле, особенно после прихода к власти администрации Д. Трампа. После выборов в Национальную конституционную ассамблею администрация США в дополнение к принятым ранее мерам, направленным против высокопоставленных венесуэльских деятелей, в конце августа 2017 года ввела дополнительные санкции, запретив американским финансовым институтам заключать сделки по долговым обязательствам и ценным бумагам, выпущенным правительством Венесуэлы и государственной нефтяной компанией Petróleos de Venezuela (PDVSA), а также проводить сделки с бондами, которыми владеет госсектор этой страны, и  выплачивать дивиденды венесуэльским властям. США располагают практически неограниченными возможностями экономического и политического давления. Д. Трамп включил Венесуэлу в «черный список» и с 18 октября 2017 г. ввел ограничения на посещение США гражданами этой страны, касающиеся в первую очередь правительственных чиновников и их семей. Санкции против Венесуэлы ввела и Канада, аналогичные меры может принять и Европейский союз. При этом нельзя не учитывать, что Венесуэла находится на грани дефолта. В настоящее время внешний долг страны составляет 130 миллиардов долларов, только в октябре и ноябре 2017 года Венесуэла должна выплатить по долговым обязательствам 3,8 миллиарда долларов, а все ее валютные резервы не превышают 9,7 миллиардов, при этом только 1 миллиард составляют собственно доллары, остальное находится в золотых слитках.

Несмотря на антиимпериалистическую риторику, Боливарианская республика ежедневно поставляет в Соединенные Штаты 800 баррелей нефти. В Хьюстоне, штат Техас, базируется венесуэльская компания CITGO, занимающаяся переработкой нефти, коммерциализацией горючего, смазочных материалов и различных нефтепродуктов. При желании правительство США может пойти на некоторые потери и объявить эмбарго на торговлю с Венесуэлой и даже национализировать ее собственность. Нельзя не учитывать и политическое давление,  оказываемое Вашингтоном на своих союзников в Организации американских государств. В то же время я не согласен с приверженцами теории заговора, которые считают, что именно США спровоцировали нынешний системный кризис в Венесуэле и пытаются организовать там «цветную революцию». Все социальные потрясения порождаются исключительно внутренними факторами, другое дело, что всегда найдется кто-то, кто захочет использовать массовые протесты в своих геополитических интересах.

Как реагируют латиноамериканские страны на ситуацию в Венесуэле?

Отношение к событиям в Венесуэле, особенно после начала работы Национальной конституционной ассамблеи, неоднозначно, однако в целом можно говорить о растущей изоляции правительства Н. Мадуро в регионе. По мере углубления политического и экономического кризиса конфликт между руководством Венесуэлы и Организацией американских государств шел по нарастающей, ОАГ на основе обращения венесуэльской оппозиции неоднократно пыталась применить Демократическую хартию по отношению к Венесуэле. Подготовленный при участии 20 государств региона доклад о нарушении прав человека в Боливарианской республике констатировал эрозию конституционного порядка в этой стране, что вызвало волну возмущения ее правящих кругов. Неоднократно созывался Постоянный совет ОАГ в составе министров иностранных дел для принятия резолюции, дающей «зеленый свет» введению Демократической хартии, однако всякий раз не хватало одного или нескольких голосов (решение по этому вопросу принимается квалифицированным большинством).   Венесуэльская сторона сочла само голосование не соответствующим нормам ОАГ и сама инициировала процедуру выхода из организации. По существующему регламенту этот процесс может занять до двух лет.

Неоднозначное отношение к политике Н. Мадуро привело к фактическому расколу Союза южноамериканских наций (UNASUR) и парализовало деятельность Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна (CELAC), которые традиционно занимали более лояльную позицию. По мере обострения внутриполитического противостояния в Венесуэле усилились разногласия и в рамках южноамериканского блока. Большинство входящих в него государств призвали Н. Мадуро «обеспечить принцип разделения властей, уважение правового государства, прав человека и демократических институтов». В августе 2017 г. после начала работы Национальной конституционной ассамблеи в рамках UNASUR действия Н. Мадуро поддержали только Боливия и Эквадор.

Конструктивную роль в венесуэльском урегулировании пытается играть и CELAC, которое призвало руководство страны «приложить все усилия для начала диалога с участием всех политических сил, направленного на достижение мира и национального единства».  Вместе с тем на фоне «правого поворота» в Латинской Америке возможности CELAC в плане урегулирования конфликта весьма ограничены, поскольку по регламенту объединения все решения, как и в UNASUR, принимаются исключительно на основе консенсуса. В рамках CELAC правительство Н. Мадуро, помимо членов ALBA, поддерживают Сальвадор и некоторые небольшие страны Карибского бассейна, получающие венесуэльскую нефть по субсидируемым ценам. Доминиканская Республика выражает озабоченность ситуацией в стране, а Уругвай призывает мировое сообщество к умеренности и осторожности.  Президент Доминиканской Республики Д. Медина  предпринимает огромные усилия для организации диалога между исполнительной властью и оппозицией, однако его успех маловероятен из-за непримиримых позиций конфликтующих сторон.

Большой удар по позициям правительства Венесуэлы, в том числе и по ее экономике, был нанесен Южноамериканским общим рынком (MERCOSUR): в августе 2017 года его участники единогласно приостановили членство страны в объединении на неопределенный срок «за нарушение демократического порядка».

Каким образом Венесуэла сможет выйти из кризиса?

Политологи прогнозируют целый ряд сценариев дальнейшего развития ситуации, преимущественно негативных, однако ни социальный взрыв, ни государственный переворот, ни радикализация режима не приведут к росту экономики, преодолению гиперинфляции и товарного дефицита и не покончат с волной насилия. Гипотетически выход из кризиса возможен только в результате диалога, основанного на уважении, взаимном признании полномочий ветвей власти и проведении свободных демократических выборов под авторитетным международным контролем. После этого проигравшая сторона должна признать итоги народного волеизъявления, а победившая –  предоставить личные и политические гарантии проигравшей. Вспоминается ситуация на всеобщих выборах 1990 года в Никарагуа, когда потерпевший поражение Сандинистский фронт национального освобождения остался влиятельной оппозиционной политической партией, а в 2006 году снова смог вернуться к власти.  К сожалению, как я уже говорил, «перетягивание каната» продолжается, а успех диалога, даже если он и начнется, маловероятен.

Позиция эксперта может не совпадать с мнением редакции.

Ключевые слова: США Латинская Америка Венесуэла Дональд Трамп Збигнев Ивановский Николас Мадуро Конституционная ассамблея ОАГ Демократическая хартия Национальная ассамблея ИЛА РАН Боливарианская республика Круглый стол демократического единства MUD PSUV MERCOSUR CELAC UNASUR PDVSA боливарианская революция

Версия для печати