ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Сражение на реке Халхин-Гол: 80-лет судьбоносной битве

16:28 20.08.2019 • Аъзам Мурадов, стажер журнала «Международная жизнь»

Фото: А. Мурадов

В августе 1939 года советские войска под командованием пока еще неизвестного на тот момент комкора Георгия Жукова нанесли сокрушительное поражение силам Квантунской армии Японии в монгольских степях в битве при реке Халхин-Гол, изменив траекторию японского экспансионизма в сторону Перл-Харбора и азиатских колоний Европы. Бои на Халхин-Голе, начавшиеся за два года до вторжения фашистской Германии в СССР, справедливо называют одной из предпосылок военных успехов Советского Союза в Европе во время Второй мировой войны. Потерпев серьезную неудачу, милитаристская Япония потеряла всякую надежду на захват Сибири и Дальнего Востока в краткосрочной перспективе и сосредоточила свое внимание на Азиатско-Тихоокеанском театре военных действий.

К 80-летию сражения на реке Халхин-Гол в Москве был организован круглый стол, участниками которого выступили начальник научного отдела Российского военно-исторического общества Юрий Никифоров и старший научный сотрудник Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН, сотрудник Музея Победы Дмитрий Суржик. В ходе мероприятия спикеры рассказали о значении сражения при Халхин-Голе и обсудили особенности советской наступательной операции.

Сражения на Халхин-Голе стали решающими событиями необъявленных советско-японских пограничных конфликтов, которые велись между Советским Союзом и Монголией, с одной стороны, и, с другой – Японией и созданным ею марионеточным государством Маньчжоу-Го с весны по осень 1939 года.

После японской оккупации Маньчжурии в 1931 году Япония обратила свои военные интересы к советским территориям, граничащим с этими районами. Первый крупный советско-японский пограничный инцидент, битва у озера Хасан, произошел в 1938 году в Приморье. Столкновения между советскими и японскими войсками часто происходили вдоль границы Маньчжурии.

20 августа 1939 года Красная Армия при поддержке монгольских соединений начала наступательную операцию по оцеплению и ликвидации японских группировок на реке Халхин-Гол. К 31 августа территория Монгольской Народной Республики была полностью очищена от японских войск, хотя это еще не было полным окончанием военных действий. Лишь 15 сентября было подписано соглашение между Советским Союзом, МНР и Японией о прекращении военного конфликта, которое вступило в силу на следующий день.

«Сражение при Халхин-Голе следует рассматривать в глобальном масштабе в качестве интегральной части всего предвоенного периода, ведь данная битва смогла оказать существенное влияние на дальнейший ход истории»

По мнению Юрия Никифорова, сражение при Халхин-Голе следует рассматривать в глобальном масштабе в качестве интегральной части всего предвоенного периода, ведь данная битва смогла оказать существенное влияние на дальнейший ход истории. Это событие представляется важным и актуальным в связи с 80-летием Второй мировой войны и Советско-германского договора о ненападении 23 августа 1939 года. «Важно рассматривать бои при Халхин-Голе в более широком контексте, чтобы лучше понять причинно-следственную связь и всю сложность данных событий. Решения, принятые тогда в Кремле – заключение договора о ненападении с Германией и наступление Красной Армии на Халхин-Гол – были действительно судьбоносными, ведь оба события происходили почти одновременно в отнюдь непростых условиях», – заявил Никифоров.

 

Штабная палатка передового командного пункта ВВС 1-й армейской группы РККА на Халхин-Голе / Источник: http://waralbum.ru/category/war/pacific/khalkhin_gol/

Для Советского Союза на тот момент ключевую важность представляло недопущение войны на два фронта, поскольку советское руководство отдавало себе полный отчет в том, что Япония готова вступить в войну против СССР на стороне Гитлера. Именно на этом фоне Япония совершила своего рода попытку реванша в связи с поражение годом ранее у озера Хасан и вторглась в мае 1939 года на территорию Монгольской Народной Республики (МНР), подчеркнул спикер.

Япония, считает Никифоров, преследовала две главные цели, когда решила пойти на конфликт и вторгнуться на территорию Монголии. Во-первых, она стремилась вынудить Советский Союз отказаться от помощи Китаю в его освободительной войне против японской агрессии. Поскольку Япония потратила довольно много сил на оккупацию Китая, которому СССР оказывал поддержку в рамках Советско-китайского договора о ненападении 1937 года, японцы стремились как можно быстрее покорить Китай и установить там прочный оккупационный режим.

«Провоцируя советско-японские конфликты, Япония оказывала давление на ряд западных стран, в частности, Великобританию и Соединенные Штаты, с тем чтобы уйти от экономических санкций с их стороны»

Во-вторых, провоцируя советско-японские конфликты, Япония оказывала давление на ряд западных стран, в частности, Великобританию и Соединенные Штаты. Таким образом, японская сторона неоднократно заявляла о существовании «красной угрозы» и о том, что СССР якобы планирует экспансию на Дальнем Востоке и непосредственный захват «обороняющейся от коммунизма» Японии. «Подобное воздействие на настроения в США и Великобритании позволяло японцам на некоторое время уйти от экономических санкций со стороны западных стран», – считает Никифоров.

Подтверждением тому может служить тот факт, что принятое в июле 1939 года решение администрации президента США Франклина Рузвельта о приостановке действия торгового договора с Японией переносилось на шесть месяцев. «Откладывание этого решения как раз было связано с тем, что на Западе считали, что японцы в этот период «доблестно сражались с коммунизмом». Как же их можно было лишить возможности покупать военные материалы в США в этот отчаянный период?», – отметил спикер.

В то же время, по мнению Ю.Никифорова, японцы на том этапе еще не определились с направлением своей дальнейшей экспансии. Первый вариант предполагал продвижение на Север и планирование одновременного наступления на СССР совместно с Германией с целью захвата Дальнего Востока, то есть развязывания в регионе крупномасштабной войны, требующей в первую очередь качественное развитие сухопутных сил.

Альтернативу этому представлял «южный вариант», согласно которому планировалось активное финансирование программы развития военно-морского флота  для экспансии в направлении Юго-Восточной Азии с тем, чтобы осуществить захват колоний западных держав. Хотя внутри японского руководства было еще много разногласий, его подавляющая часть все еще рассчитывала на успех в «большой войне».

«Халхин-Гол для Жукова был как Тулон для Наполеона. Если бы не было решения направить в Халхин-Гол Жукова, то он вряд ли бы поймал другой шанс отличиться столь выдающимся образом»

В этой сложнейшей обстановке, с одной стороны, советскому генералу Георгию Жукову удается провести решительную операцию по окружению и ликвидации японских войск и продемонстрировать Японии силу и мощь Красной Армии. Главная задача, возлагавшаяся на Жукова, заключалась в быстром подавлении возникшего очага, с тем чтобы не позволить втянуть СССР в длительный вооруженный конфликт на восточном фронте. Проявив свой полководческий талант, Георгий Жуков блестяще справился с поставленной ему задачей. Спикер заявил: «Эксперт Алексей Исаев как-то замечательно сравнил: Халхин-Гол для Жукова был как Тулон для Наполеона. Если бы не было решения направить в Халхин-Гол Жукова, то он вряд ли бы поймал другой шанс отличиться столь выдающимся образом».

Комкор Г.К. Жуков на Халхин-Голе / Источник: http://waralbum.ru/category/war/pacific/khalkhin_gol/

С другой стороны, Сталин и Молотов подписывают с гитлеровской Германией договор о ненападении, который в сочетании с военным разгромом японских сил привел к внутриполитическому кризису в самой Японии.   

«Японское руководство было крайне разочаровано действиями Германии, восприняв данный шаг как некое вероломство Гитлера и откровенный «удар ножом в спину»

Кабинету министров пришлось немедленно уйти в отставку. Японское руководство было крайне разочаровано действиями Германии, восприняв данный шаг как некое вероломство Гитлера и откровенный «удар ножом в спину». Никифоров считает, что отчасти именно поэтому Япония так и не решилась вступить в войну против СССР в 1941-1942 годах, когда Советский Союз находился в критическом состоянии. В 1941 году Япония подписала Советско-японский пакт о нейтралитете, который в конечном итоге решила не нарушать напрямую, надеясь на окончательный крах Советского Союза.   

Старший научный сотрудник Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН Дмитрий Суржик напомнил, как развивались отношения Берлина и Токио непосредственно в межвоенный период.  Он заявил, что по окончании Первой мировой войны Япония, так же как и Германия и Италия, чувствовала себя «проигравшим среди победителей».

Япония была вынуждена отказаться от своих экономических преференций в Китае и не получила бывших колоний Германии в Тихом Океане, что способствовало росту реваншистских настроений в ее высших кругах. Она была недовольна как своим положением в целом, так и условиями Версальского мирного договора.  Еще больше японскую сторону не устраивало то, что по Вашингтонскому морскому соглашению 1922 года ограничивался ее военно-морской флот.

На этом фоне стало активно развиваться сотрудничество между Германией и Японией. Оно продвигалось настолько успешно, что уже в 1927 году был открыт первый Германо-японский университет. В принципе, обе страны, которые чувствовали себя изгоями, пострадавшими от Антанты, были намерены укреплять свое взаимодействие, которое еще более усилилось после того, как к власти пришел Адольф Гитлер.

В этот период диалог между Японией и нацистской Германией развивался преимущественно «за кулисами», поскольку официальный МИД Германии по-прежнему продолжал поддерживать режим Чана Кайши. Германия не прекращала поставки вооружений китайскому демократическому режиму, который боролся против японской агрессии. Однако вместе с тем существовал своего рода «теневой кабинет», в который входили один из наиболее влиятельных членов и идеологов НСДАП Альфред Розенберг и будущий рейхсканцлер Иоахим фон Риббентроп.

Оба политических деятеля начали активно сотрудничать с послом Японии в Германии  – Асимо Хирото. Посол был введен в приближенный круг Гитлера, его знакомят с главой Абвера Вильгельмом Канарисом, с Германом Герингом, третьим лицом в гитлеровской иерархии. Наконец, на квартире Хаусхофера он ведет длительную и оживленную беседу с Рудольфом Гессом, заместителем фюрера по партии. Таким образом, все верхи нацистского руководства были настроены на поддержку Японии. И когда наступает удобный случай – министром иностранных дел становится непосредственно Риббентроп, и все эти завесы секретности в одночасье срываются.       

«Германия, с одной стороны, поддерживала японскую агрессию, а с другой, Гитлер также поверхностно, с чувством расового превосходства относился к своим союзникам на Дальнем Востоке»

Германия, с одной стороны, поддерживала японскую агрессию, а с другой, Гитлер также поверхностно, с чувством расового превосходства относился к своим союзникам на Дальнем Востоке, отметил Сурик. Спикер процитировал отрывок из речи Гитлера о японских союзниках накануне подписания Договора о ненападении с СССР: «Нам следует видеть в себе хозяев и относиться к этим людям в лучшем случае как к лакированным полуобезьянам, которые должны знать кнут».

Соответственно, исходя из этого, Гитлер ставил во главу угла не общесоюзнические обязательства, а сугубо свои европейские интересы. По этой причине 23 августа в разгар ожесточенных боев на Халхин-Голе в Москве было подписано соглашение о ненападении между гитлеровской Германией и Советским Союзом. Японское руководство убедилось, что остается с СССР один на один. Через месяц после подписания документа, в октябре 1939 года, японский кабинет сменился на более умеренный и осторожный.  «Следует помнить одну важную вещь – 14 мая 1941 года Япония подписала советско-японский пакт о нейтралитете, то есть ответила Германии той же монетой, что последняя в 1939 году», – подчеркнул спикер.

По мнению Сурика, тот факт, что Япония так и не напала на Советский Союз в период 1941-1945 связан с тем, что, во-первых, победила военно-морская группировка, которая была нацелена на агрессию против Юго-Восточной Азии и против США в АТР. А во-вторых, экспансия в направлении ЮВА и борьба с США занимали все больше внимания и ресурсов Японии. Более того, в Японии не могли так быстро забыть о пакте Молотова-Риббентропа, который японцы расценили как акт настоящего предательства со стороны Германии. Разрываться на два фронта при ограниченных ресурсах было бы крайне затруднительно, убежден эксперт.

Советские авиаторы у самолета «Дуглас DC-3» на аэродроме Улан-Батор / Источник: http://waralbum.ru/category/war/pacific/khalkhin_gol/

В заключение мероприятия участники круглого стола отметили крайне высокую значимость сражения при реке Халхин-Гол, состоявшегося ровно 80 лет назад, и призвали рассматривать данное событие как неотъемлемую часть всего военного и предшествующего ему периодов. Эксперты выразили мнение о том, что, несмотря на кажущийся на первый взгляд локальный характер конфликта при Халхин-Голе, это событие имело далеко идущие и крайне важные последствия с точки зрения достижения победы в войне.

Версия для печати