К 70-летию львовского собора

18:43 06.03.2016 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


На 2016 г. выпадает 70-летний юбилей Львовского собора, итогом которого стала ликвидация Брестской унии 1596 г., и воссоединение прихожан Украинской греко-католической церкви (УГКЦ) с Русской Православной Церковью (РПЦ).

Решение собора поддержали не все. Часть националистически настроенных униатских священников отказалась возвращаться в лоно православия, и ушла в изоляцию. УГКЦ и Католическая церковь по сей день отказывают Львовскому собору в легитимности, утверждая, что собор был инициативой сверху, т.е. инспирирован советскими спецслужбами, а не инициативой снизу, из народа.

Встречный вопрос: разве поддержали бы решение собора более половины всех униатских священников Западной Украины, если бы сам собор был всего лишь креатурой НКГБ СССР? Сам факт проведения собора говорит о том, что в западно-украинской среде наличествовала активная прослойка униатского духовенства, склонного к сближению с православием, вплоть до полного разрыва с УГКЦ.

Накал противостояния православием и греко-католицизмом на Западной Руси, часть из которой позже будет названа Западной Украиной, никогда не угасал с самого момента заключения Брестской унии.

Историкам хорошо известны противоречивость такого события, как Брестская уния, и те не совсем чистые методы, которые применяла католическая церковь для реализации униатского проекта. Утверждения, будто униатство является единственной традиционной христианской конфессией на Западной Украине, в корне неверно.

Православие на этих землях имеет более давнюю историю, чем греко-католицизм. Вошли в историю имена ярких проповедников западнорусского православия св. Георгия (Конисского) (1), свщм. Максима Горлицкого, еп. Пантелеимона (Рудыка), св. Алексия (Товта), прп. Алексия Карпаторусского (Кабалюка), и др.

В 1926 г. западно-украинская общественность всколыхнул т.н. Тылявский раскол – массовый переход в лоно православия десятков тысяч лемков Малопольского и Подкарпатского воеводств Польши, как ответ на политику латинизации униатского богослужения.

Тылявский раскол 1926 г. от Львовского собора 1946 г. отделяли всего двадцать лет – недостаточный период времени для того, чтобы полностью иссякло стремление части западно-украинского населения порвать с унией.

Самым видным сторонником единения с РПЦ  был, безусловно, о. Гавриил Костельник – яркий богослов и полемист, автор нескольких искромётных работ, критикующих униатство и политику Ватикана. Он был убит украинскими националистами в 1948 г. недалеко от Львовского оперного театра. Сейчас там нет ни  памятного знака, ни иного намёка на это трагическое событие. Украинские власти решили, что знать и помнить о. Гавриила львовянам не надо.

Сегодня, когда униатство превратилось в официальную религию украинского национализма; когда стало общеизвестным, что ОУН-УПА практически на 100% состояла из греко-католиков; когда украинские власти возводят на постамент очередного национал-героя  - Дмитрия Донцова, призывавшего Украину идти «прочь от православия», к греко-католицизму, как промежуточной фазе полного перехода в католицизм, вспоминаются слова о. Гавриила, сказанные на Львовском соборе: «Мы…сыты унией с Римом! Брестская уния проводилась, как инициативная группа по окатоличиванию всего Востока, всех народов России, и, в первую очередь, украинцев, белорусов, а потом – русских…Мы видим, что принесла нам христианская Европа. Это – рабство, море крови и страданий нашего народа».

Кому не нравится фигура о. Гавриила, можем напомнить строки из произведений украинского классика Т.Г. Шевченко: «…Ще як були ми козаками, а унії не чуть було, отам-то весело жилось!»; «Як та галич поле криє, ляхи, уніяти налетають – нема кому порадоньки дати». Как видим, позитивные отзывы об униатстве из-под пера Кобзаря не выходили.

Г. Костельник громогласно называл унию «колонией католической церкви», а унию второго тысячелетия – искусственным новообразованием (2). Он напоминал Западной Украине то, о чём она ещё смутно помнила: её общерусское происхождение. Ведь и уния воспринималась сначала западнорусскими униатами, как некий компромисс перед лицом насильственного давления католицизма, как «русская вера». Многие униатские священники прошлых веков были сторонниками воссоединения с Державной Русью, как они называли Российскую империю –  Иоанн Раковский, Александр Духнович, Николай Устианович и др. Многие из них заплатили за это жизнью.

Своим решением о ликвидации Брестской унии Львовский собор 1946 г. пытался восстановить историческую справедливость, поспособствовать воссоединению с РПЦ той части паствы, которая католицизму ранее не принадлежала, а попала туда в результате смут и политических махинаций.

В селении Русский Керестур (Руски Крстур) в  сербской Воеводине, где родился о. Гавриил, регулярно проводятся памятные торжества («Костельниковская осень»). На Украине против него и Львовского собора, в целом, затеяна настоящая информационная война.

Исключена сама возможность взвешенного исторического анализа этого события, право о нём высказаться предоставляется только историкам-националистам, которые с лёгкостью приносят историю в жертву своему национализму.

К 70-летию Львовского собора Украинский институт национальной памяти организовал специальный брифинг, где публике навязывалась ложная точка зрения об исключительно репрессивном характере собора (4).

Репрессивным проектом была, как раз, Брестская уния, а действия советских властей против УКГЦ были обусловлены политическими шагами тогдашнего униатского духовенства: поддержка и благословения на карательные действия боевиков ОУН-УПА, содействие националистическим бандам в убийствах инакомыслящих, и т.д., а отнюдь не богословскими нюансами в униатской религии.  

Киеву важно обелить УГКЦ, т.к. другого столь эффективного идеологического помощника в деле нацификации украинского общества ему найти будет сложно. Именно по каналам УКГЦ украинским гражданам навязывается идеология этнического неонацизма, сдобренная семенами религиозных проповедей униатских клириков.

За то, что сейчас творится на Украине, УКГЦ несёт прямую ответственность, ибо не только не пыталась остановить националистическую вакханалию «евромайдана», но и подбрасывала в костёр межнациональной и межконфессиональной вражды всё больше дров.

История показала, что решение Львовского собора 1946 г. было стратегически дальновидным, направленным на стабилизацию религиозно-политического ландшафта на линии соприкосновения православного мира с миром католическим.

 

1)      http://zapadrus.su/zaprus/istbl/1429-pastyr-dobryj-strogij-i-miloserdnyj.html

2)      http://webkamerton.ru/2015/02/gavriil-kostelnik-my-syty-uniej-s-rimom/

3)      http://zapadrus.su/rusmir/istf/1200-k-razgadke-smerti-ioanna-rakovskogo-1815-1885.html

4)      http://www.memory.gov.ua/news/brifing-do-70-kh-rokovin-lvivskogo-psevdosoboru

Ключевые слова: украинский национализм Львовский собор УКГЦ униатство

Версия для печати