Балканские политики. Борис Вукобрат - политик, философ и бизнесмен. (ч.1)

13:54 06.01.2014 Константин Качалин, журналист-международник


(Интервью с Борисом Вукобратом летом 2005 года)

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Борис Вукобрат человек знаменитый и весьма успешный. Его несколько раз включали в список самых богатых сербов мира. В Борисе удивительно сочетаются два качества бизнесмена и философа. Многие годы своей жизни он посвятил изучению проблем Балкан конца ХХ века. Еще во время работы в Сербии и в Боснии мои друзья несколько раз пытались организовать мне встречу с господином Вукобратом. Затем я попробовал договориться об интервью с Борисом в Париже. Тогда тоже не получилось. Наконец, господин Вукобрат оказался в Москве. Мне повезло - в конце июня 2005 года мы проговорили больше трех часов. Господина Вукобрат очень заинтересовался моими публикациями в "Известиях" и в "Российской газете" в середине 90-х годов. Тогда я работал и Сараево, и в Загребе, и в Белграде. Я подробно рассказал Борису о своих встречах с Франьо Туджманом, с Алией Изетбеговичем, со Стипе Месичем, с Киро Клигоровым и другими государственными деятелями Балкан. После этого Борис Вукобрат стал отвечать на мои вопросы.

 - Почему в 1991 году произошел распад Социалистической Федеративной Республики Югославии? Что стало главной причиной развала некогда дружной и процветающей страны?

БОРИС ВУКОБРАТ: Главной причиной для трагических событий на Балканах в 1991 году стали не только внутренние, но и внешние факторы. Все произошло сразу же после того, как закончил свое существование Советский Союз. Это стало началом развала СФРЮ. И еще - в Югославии было слишком много внутренних проблем и противоречий. В Европе в это время происходило изменение соотношения сил. Наше внутренние благополучие во многом зависело от отношений между главными мировыми державами - Советского Союза и США. В начале 90-х годов американцы почувствовали, что они теперь могут без особых проблем заняться бывшими социалистическими странами. Все югославские противоречия, которые долгие годы существовали, но не выходили наружу, стали причиной для разногласий между республиками. В мире все думали, что СФРЮ это единое целое, действующее, как отлаженный механизм. Когда в Белграде, в Парламенте слушали боснийцев, хорватов, македонцев, то создавалось впечатление, что это люди, определяющие себя, как югославы. Но, например, когда тот же босниец возвращался в Сараево, он уже не считал себя югославом. Он становился патриотом своей республики Боснии и Герцеговины. И так было с представителями всех шести республик, которые и составляли СФРЮ. У нас долгие годы существовала политика двойных стандартов. И это было заложено в Конституции Югославии. В шести республиках (Словения, Сербия, Хорватия, Босния и Герцеговина, Черногория, Македония, а также у двух автономий, входящих в Сербию, Косово и Воеводина) были все атрибуты государственности. И фактически в СФРЮ было восемь самостоятельных государств. И все они имели свою территорию, свою Конституцию, свое правительство, парламент и президента. Мина для распада СФРЮ была заложена в ее Конституции. Так, что главная проблема бывшей Югославии - это система организации государства.

- Господин Вукобрат, но ведь при этом все бывшие братские республики значительно отличались друг от друга экономически. К примеру, развитая Словения и слабая Македония. Разница между промышленным севером и аграрным югом ощущалась всегда. Центральные власти перераспределяли средства и пытались поддерживать тех же македонцев, черногорцев и жителей Косово. Тем не менее, это не помогло. Что нужно было вкладывать еще больше средств, чтобы удержать страну от распада?

БОРИС ВУКОБРАТ: Если бы у нас сумели создать более высокий жизненный уровень, если бы на каждого жителя страны приходилось ежегодно по 25000 долларов, то, уверяю вас, Югославия никогда бы не распалась. У нас существовала система самоуправления. Она позволяла всем мало работать и прилично зарабатывать. Каждый тянул одеяло на себя. Но мы жили явно не по средствам. С каждым годом рос внешний долг. Мы назанимали по всему свету десятки миллиардов долларов. Кредиты брали все республики, а возвращать надо было Югославии. И наступил момент истины. Пришло время расплачиваться по долгам. Но денег у государства просто не было. И тогда Слободан Милошевич заявил: “Мы не умеем работать, но мы прекрасно научились брать кредиты.” Так что главная причина развала СФРЮ - это государственное устройство и слабая экономика, которая существовала только за счет внешних кредитов.

 

(Продолжение следует)

Ключевые слова: Слободан Милошевич Алия Изетбегович

Версия для печати