ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Информационные войны нового типа

11:33 10.11.2020 • Юрий Меньшиков, редактор

В МИА «Россия сегодня» состоялась онлайн-конференция «Экстремизм: инфовойны нового типа». В ней приняли участие председатель Научно-консультативного совета при Антитеррористическом центре (АТЦ) Содружества Независимых Государств (СНГ) Марианна Анатольевна Кочубей и ответственный секретарь этого совета Александр Александрович Смирнов, декан факультета комплексной безопасности топливно-энергетического комплекса РГУ нефти и газа им. И.М.Губкина Сергей Николаевич Гриняев, эксперт в области информационных технологий Игорь Станиславович Ашманов и старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований Анна Вячеславовна Виловатых.

Современные терроризм и экстремизм используют новую генерацию информационных войн. Массированная пропаганда, задействование медийных платформ, применение продвинутых манипулятивных техник – все это реальность сегодняшнего дня. Как сдержать информационный натиск радикалов? Почему снова в ходу термины «пропаганда» и «контрпропаганда»? Участники конференции представили свои точки зрения на эти и другие вопросы, связанные с этой темой.

Открывая конференцию М.Кочубей, согласилась с тезисом, что экстремизм становится разновидностью информационных войн, и это новые реалии. АТЦ государств-участников СНГ в течение многих лет держит в фокусе внимания проблему противодействия пропаганде экстремизма и терроризма. Специальное внимание уделяется противодействию вербовке в ряды террористических организаций новых адептов, особенно среди молодежи.

По результатам отечественных и зарубежных исследований видно, что пропаганда превратилась в очень серьезный инструмент влияния террористических организаций. Она стала очень технологичной, гораздо более выверенной с точки зрения психологического воздействия. Также отмечается серьезное расслоение технологий пропаганды. Дифференциация проходит по линии регионов, где спецслужбы работают эффективно, и «серых зон», где «нет закона, нет шерифа». В первом случае физическим вербовщикам работать очень трудно, поэтому террористы взяли на вооружение сетевую работу в Интернете. Эта методика получила название «массированная» или «штормовая» пропаганда. Во втором случае работают и физический вербовщик и «штормовая» пропаганда. Это качественное изменение пропаганды.

По словам председателя АТЦ, новая реальность в медийном пространстве привела к появлению новых лидеров. Раньше большую тревогу вызывали информационные возможности ИГИЛ, теперь ему серьезную конкуренцию составляет медийная машина Талибана (обе организации запрещены в России). В самом Талибане, где раньше главную пропагандистскую скрипку играли пуштуны, появились медиа-программы на таджикском и узбекском языках. Очевидно, что эти видеоматериалы производятся для народов, проживающих в СНГ. Это производство поставлено на конвейер, а сам видеоряд стал очень качественным. Все чаще используется эстетика голливудских рекламных клипов, а также формат видео-обращений.

С.Гриняев остановился на вопросах контрпропаганды. Он подчеркнул значение критической информационной инфраструктуры в современной жизни. Очевидно, что сфера цифровизации и современных информационных технологий не могут существовать без управления человеком. Сам человек, при этом, подвержен пагубному информационному влиянию, которое называется пропаганда. Если человек оказался к ней восприимчив,то при замутненном сознании никакие капиталовложения в системы безопасности не остановят его от совершения теракта.

Фактором, который способствует распространению радикальной исламистской пропаганды, стала пандемия коронавируса, которая привела к атомизации общества, когда человек остается наедине с потоком информации и своими мыслями, которые этот поток вызывает. В условиях изоляции от привычного коллектива, такой человек особенно подвержен пропаганде. Если он имеет доступ к управлению системами безопасности на производстве, транспорте, в других критических инфраструктурах, он может использовать этот доступ в преступных целях.

Избежать этого, как считает эксперт, можно за счет подготовки специалистов в области информационно-психологической безопасности, то есть контрпропаганды.

И.Ашманов поделилсясвоими взглядами на то, возможны ли превентивные меры по нейтрализации потенциального противника.   По его словам, анализируя социальные сети в России и за рубежом, видно, что сейчас физический вербовщик действительно не нужен, потому что вербовка происходит по принципу воронки, где верхние уровни затягивания в деструктивную деятельность публичны. Всех вербовщиков-пропагандистов в них можно легко отследить, взять на карандаш и присвоить им рейтинги опасности. Проблема в том, что у тех, кто с этим должен бороться, нет инструментария.

Эксперт сообщил, что Роскомнадзор может только требовать, чтобы та или иная социальная сеть удалила какой-то контент, но наказать за неисполнение он не может. Высылать опергруппу на место можно, если только доказан экстремизм. Но это последний этап, когда специалисты уже знают, что некий персонаж приобрел оружие и взрывчатку для проведения теракта. На промежуточном этапе – от сбора информации до высылки опергруппы – механизм не отработан.

И.Ашманов считает, что на сегодняшний день существуют два способа предотвращения вербовки. Первый, – зачистить все вербовочное пространство в соцсетях. Для этого нужны законы, а таких законов нет. Мы не можем принудить иностранные сети и видео-хостинги удалять контент, который у нас является незаконным. Сейчас в первом чтении принят закон о взыскании штрафов с интернет-платформ в сотни тысяч рублей, но для таких гигантов, как Facebook, Instagram – это копеечное наказание.

Второй способ – это создание вытесняющей критической массы позитивного контента. Для этого нужна идеология (запрещена), единый учебник истории, единое представление о том, что школа должна воспитывать (запрещено), а не только учить, что образование – это не услуга. Для всего этого нужна политическая воля, чтобы повернуть все в сторону контрпропаганды и пропаганды здорового образа мышления. К сожалению, этих условий сейчас нет − государственные чиновники боятся прослыть противниками демократии.

Что касается вербовщиков, то на данный момент у них есть все возможности, поймав предрасположенного человека в тематическую капсулу в Интернете, за считанные недели «перепрошить» ему мозги.

Ответственный секретарь Научно-консультативного совета А.Смирнов представил на конференции изданное Антитеррористическим центром СНГ при поддержке Института проблем безопасности СНГ научно-практическое пособие «Организация контрпропаганды в области борьбы с терроризмом и экстремизмом».

Пособие определяет суть контрпропаганды как встречный информационный поток, который позволяет нейтрализовать идеологический базис экстремистских движений и организаций, те идеи, которые они транслируют на массовую аудиторию для осуществления своей деятельности и достижения целей.

Содержанием контрпропаганды является деятельность по оказанию информационно-психологического воздействия на конкретных лиц с целью переформатирования их сознания. Другим объектом воздействия является население нашей страны и других государств-участников СНГ. Здесь цель контрпропагандистской работы заключается в том, чтобы информировать общество об угрозах экстремизма, формировать неприятие его пропаганды и негативное отношение к экстремистским идеологическим вбросам.

Эксперт выразил убеждение, что в мире растет понимание того, что контрпропаганда является неотъемлемой частью успешной борьбы с экстремизмом и терроризмом. В качестве примера он привел принятый ООН концептуальный документ по борьбе с терроризмом, в котором подчеркивается важность контрпропаганды, а также сослался на региональные организации.

Об опыте западных стран в области информационной борьбыс идеологией экстремизма рассказала эксперт РИСИ А.Виловатых. По ее информации, в последние годы США, Великобритания, многие государства Евросоюза все чаще сталкиваются с активным распространением экстремистских практик в онлайн-среде. В связи с этим был принят ряд нормативно-правовых актов. В этой области безусловно лидируют страны Европейского Союза, столкнувшиеся с массовым притоком беженцев в 2015-2016 годах.

Несмотря на предпринимаемые меры, деятельность экстремистских пропагандистов в Интернете растет и по масштабам, и по темпам. Попытки правоохранительных органов противодействовать этому пока к существенным успехам не привели. Тем не менее, программно-аппаратные комплексы, разработанные в Великобритании и Франции, позволили сделать работу по выявлению деструктивного онлайн-контента более эффективной.

Согласно правительственному отчету Великобритании от июля 2020 года, 92 % деструктивной информации, которая была помечена волонтерами в качестве таковой, не была удалена интернет-платформами. Анализировались платформы Telegram, Facebook и TikTok.

США в период пандемии изменили свою стратегию в области кибербезопасности, адаптировав ее в сторону упреждения вызовов и угроз. Раньше они применяли наступательные меры, теперь ставка делается на превентивные шаги за счет создания новых подразделений в информационно-психологической и информационно-технической сферах. Во многом это было связано с активизацией социальных протестов, проявившихся на фоне пандемии.

Эксперт выразила мнение, что для нашей страны чрезвычайно важно осуществлять мониторинг ситуации в государствах-участниках СНГ в связи с нарастанием в них социальной напряженности из-за ухудшения экономического положения и пандемии. Она также считает, что России совместно с Китаем надо активнее продвигать идею суверенного Интернета в ООН.

Подводя итоги онлайн-конференции, М.Кочубей согласилась с необходимостью заимствовать зарубежный опыт, но при этом призвала не ориентироваться только на технические средства. Напомнив прошлогодний тезис В.В.Путина о наступающей турбулентности, эксперт призвала не забывать о «цивилизационном якоре» России, удержании ее традиционного образа жизни, потому что в альтернативе – расчеловечивание, дехристианизация, депопуляция. По ее убеждению, «охранная» пропаганда традиционных духовных ценностей и превалирующая критическая масса позитивного контента являются частью нашей контрпропаганды в ведущейся из-за рубежа информационно-психологической войне.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати