ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Франко-турецкие противоречия через призму евроатлантической солидарности

11:27 06.11.2020 • Анна Ершова, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: AFP

За последние недели президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган совершил несколько «информационных атак» на президента Франции Эммануэля Макрона. 26 октября турецкий лидер призвал своих соотечественников бойкотировать французские товары, 25 октября назвал Макрона «человеком, потерявшим свой путь», а 24 октября – «нуждающимся в медицинском уходе». В Елисейском дворце ответили, что оскорбления и грубость – это не дипломатический метод, а также отозвали своего посла из Турции.

Из-за чего начались противоречия Парижа и Анкары?В чем их суть и насколько они серьезны? Будет ли иметь продолжение словесная баталия, и ограничится ли она только двумя сторонами? Как реагируют на франко-турецкое обострение страны Евросоюза, одновременно являющиеся странами НАТО? Какова текущая ситуация во Франции? На эти и на многие другие вопросы ответили эксперты во время онлайн-дискуссии в Москве.

Старший научный сотрудник ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, доцент Дипломатической академии МИД России Владимир Аватков считает, что сейчас в мире разворачиваются три основные тенденции, которые сказываются, в том числе, и на франко-турецких отношениях. Первая из них заключается в росте этнической составляющей в мировой политике, вторая тенденция представляет собой эскалацию консервативно-религиозных конфликтов. По словам эксперта, религиозные столкновения становятся нормой, хотя в 1648 году, когда закончилась Тридцатилетняя война, казалось, что это осталось в прошлом. Третье явление, которое выделяет В. Аватков, кроется в росте эгоизма: в мировом политическом процессе происходит формирование «клубов по интересам». «На фоне происходящего и Франция, и Турция пытаются консолидировать вокруг себя как можно больше сторонников: Париж объединяет Европу, Турция – исламский мир. И надо сказать, что обе страны делают это достаточно успешно», – пояснил ученый.

В. Аватков выделяет несколько факторов, на основании которых действует Эрдоган. Во-первых, это «синдром имперскости»: в политической культуре Турции имперское наследие занимает крайне важное место. «Турция до сих пор ощущает себя империей, хотя прошло уже более 100 лет с момента, как Османская империя рухнула. Анкара пытается доминировать не только на бывших османских территориях, но и на исламском и тюркском пространстве», – считает доцент Дипломатической академии МИД России. Вторую причину, объясняющую политику турецкого президента, В. Аватков определяет как «синдром ущемлённости»: «Эрдоган полагает, что система международных отношений неидеальна, потому что Турция в ней не является членом Совета Безопасности ООН. Именно этим он объясняется жесткую внешнюю политику Анкары».

Кроме того, ученый не сомневается, что внешнеполитическое поведение Турции можно объяснить внутриполитическим аспектом. По словам В. Аваткова, в стране у власти находятся две партии: Партия справедливости и развития, которая продвигает «микс» неоосманской повестки и «исламизма по-турецки» и Партия националистического движения, которая пытается реализовывать пантюркистскую повестку («Турция от моря до моря, от Урала до Адриатики»). Периодически для подкрепления собственных усилий правящая власть нуждается в консолидации электората вокруг себя. Отсюда и превращение собора Святой Софии в мечеть, и изменение статуса Храма Хора. «По всей видимости турецкому президенту были необходимы большие шаги на исламском направлении, здесь Турция задействовала этнический фактор, а именно – диаспору в Европе. Сам Э.Макрон своими действиями настолько здесь подыграл Р.Эрдогану, что даже лидер Египта, у которого с Турцией отвратительные отношения, поддержал Анкару в полемике с Парижем», – объяснил эксперт.

Помнению В. Аваткова, раньше для турецкой интеллигенции вступление в Европейский союз было мечтой, в которую они были готовы вкладывать все. Турция в свое время очень многое получила от европейской интеграции: это и реформы законодательства, и запрет пыток, а также запрет смертной казни и Таможенный союз. Однако в последнее время Анкара ничего не получает от Брюсселя. «Турция устала стоять на входе в ЕС. В турецком обществе наблюдается усталость от этого пути не только во власти, но и в обществе. Анкара в рамках укрепления своего положения в мире не готова больше ждать и считает, что, напротив, Европа должна стучаться в её сторону и вовлекать в интеграционные процессы, если это нужно. Турция считает себя самодостаточной страной, способной влиять на Европу и не боится сталкиваться ни с Афинами, ни с Парижем. В то время как в Европе на фоне кризиса идей очень сильно увлеклись двумя вещами: нетрадиционными ценностями и карикатурами в широком смысле слова. Европейцы не выработали ценности, которые бы рьяно отстаивали сегодня», – заявил Владимир Аватков.

В свою очередь заведующая Центром евроатлантических исследований и международной безопасности ИАМП Дипломатической академии МИД России, профессор НИУ ВШЭ Татьяна Зверева отметила, что страшные теракты, которые потрясли Францию, способствовали консолидации французского политического класса: практически все партии поддержали Э.Макрона, который стремится сейчас сыграть роль объединителя нации. «На данный момент французскому президенту предоставляются благоприятные условия выступить в этой роли. Прежде всего, потому, что ранее делать это было достаточно проблематично. Еще Шарль де Голль говорил, что крайне сложно управлять страной, в которой 246 видов сыра», – сказала эксперт.

Отдельно профессор подчеркнула, что основные партии высказывались даже не в поддержку самого президента, а в поддержку тех жестких заявлений, которые он сделал в последнее время. Важно сказать, что политику государства поддержали и основные мусульманские организации, заявив что мусульмане Франции хотят жить в мире с соотечественниками, а ислам не имеет ничего общего с исламизмом. В то время как правоцентристские партии во главе с Марин Ле Пен продолжают критиковать правительство и требуют еще более жестких подходов и мер для решения проблем исламистского терроризма.

Настроения в обществе созданы за счет миграционных проблем, которые Франция уже не первый год не может полноценно решить. Когда в 2018 году принимался очередной миграционный закон, экс-министр внутренних дел Жерар Коллон сказал: «Если мы не будем реагировать на эту ситуацию, то будем вынуждены принимать сотни тысяч мигрантов каждый год. Сможем ли мы для них ежегодно строить по городу среднего размера?». По словам Т. Зверевой, эта цитата хорошо иллюстрирует состояние умов, которое царит во Франции. «В 2022 году в стране пройдут президентские выборы и все политические силы, конечно, уже начали готовиться к ним. То, что происходит сегодня нужно рассматривать и в свете будущего политического сражения», – подчеркнула эксперт.

Профессор отмечет, что Эммануэль Макрон заинтересован сохранить конфликтные отношения с Анкарой, равно как и Реджеп Тайип Эрдоган с Парижем. Французскому лидеру это важно в контексте выборов: он пытается показать, что способен сплотить Европу и определить против кого надо дружить, а президент Турции разыгрывает эту карту, потому что экономическое положение страны является катастрофическим и нужно как-то отвлечь общественное мнение, чтобы укрепить свои позиции у власти.

Старший научный сотрудник сектора региональных проблем и конфликтов отдела европейских политических исследований ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН Павел Тимофеев считает, что в контексте выборов 2022 года вряд ли стоит ожидать, что все французское общество займет единую позицию, поскольку традиционные дискуссии между левыми и правыми по поводу миграции останутся. Правые традиционно все больше будут выступать за закрытие границ, ужесточение въезда, а также критиковать левых за то, что те, как говорил бывший премьер-министр Франции Мишель Рокар, «хотят впустить в страну всю нищету мира». Левые со своей стороны будут настаивать, что этот подход совершенно некорректный, он не работает и нужно мыслить более фундаментально: решать вопросы с воспитанием мигрантов, способствовать урегулированию ситуации за пределами Франции. «Этот вопрос будет одним из ключевых сюжетов на предстоящих выборах и сохранит свою актуальность после них. Интересно, какую позицию займет президент Э.Макрон, поскольку в условиях падающего рейтинга, ему, с одной стороны, нужно бороться за правый электорат и отбирать его у Ле Пен, а с другой, сохранять поддержку умеренно-левых избирателей. Он должен как-то балансировать между двумя крайними позициями. Сможет ли он это сделать – вопрос открытый. Я думаю, что ему придется мобилизовать представителей других стран ЕС, искать общие подход, с учетом, что мигранты – это общеевропейская проблема», – подчеркнул он.

По словам ученого, ужесточение мигрантской повестки и критику политики Эрдогана, скорее всего, поддержат страны Вишеградской группы, а также Италия. В тоже время не ясно, какую позицию займут страны Бенилюкса, Испания, а также страны Северной Европы, которые в этом плане всегда занимали более мягкие позиции.

Пока известно лишь, что обсуждение вопроса отношений с Турцией запланировано на саммите ЕС в декабре 2020 года. Об этом сообщил представитель внешнеполитической службы ЕС Петер Стано. «Если подобные провокации со стороны Турции продолжатся, Евросоюз может пересмотреть свою политику в отношении Анкары», – сказал П. Стано. 

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати