ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Порочный круг ливанской политики

10:33 07.10.2020 • Анна Ершова, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: AFP

Формирование нового правительства в Ливане должно было стать первым шагом на пути к реформам, которые позволили бы получить международную финансовую помощь, необходимую стране для преодоления глубокого экономического кризиса и последствий взрывов в порту Бейрута 4 августа. Однако 26 сентября исполняющий обязанности премьер-министра Ливана Мустафа Адиб заявил о своей отставке, отказавшись от формирования нового кабинета министров. Почему ливанским политикам не удалось договориться? Обусловлен ли провал только внутриполитическими причинами или роль сыграло давление внешних акторов? На эти и на многие другие вопросы ответили эксперты во время пресс-конференции в МИА «Россия сегодня».

За последние 12 месяцев в Ливане в отставку ушло уже два кабинета министров: правительство технократов во главе с Хасаном Диабом продержалось у власти полгода и сложило полномочия 10 августа (через неделю после трагедии в порту), новый премьер Мустафа Адиб был назван назначенцем коррумпированных элит и также продержался недолго. Причиной своей отставки он назвал нежелание политических блоков Ливана выполнять условия отказа от политизации процесса формирования нового правительства.

Получается, что ливанская политика уже не первый год идет по одному и тому же сценарию: формируется новое правительство, но остаются всё те же проблемы, которые никто не может или не хочет решить.

 «Политические силы Ливана и его руководство не захотели ясно и отчетливо выполнять обязательства, взятые перед Францией и международным сообществом. Я констатирую, что руководители Ливана решили отдать предпочтение своим личным интересам в ущерб общим интересам страны», – заявил президент Франции Эммануэль Макрон на пресс-конференции, комментируя отказ ливанских властей формировать новое правительство.

Напомним, что французский лидер первым посетил Ливан после трагедии в Бейруте и предложил дорожную карту по выводу страны из кризиса. По информации журналистов Al Jazeera, которым удалось ознакомиться с содержанием французской инициативы, Макрон требует:

  • разработать план по борьбе с пандемией COVID-19 и оказать помощь наиболее пострадавшим и уязвимым категориям населения, повысить социальную защиту граждан;

  • начать восстановление Бейрута на основе отчета, подготовленного Всемирным банком в сотрудничестве с ЕС и ООН.

  • создать прозрачный план распределения международной гуманитарной помощи в сотрудничестве с ООН;

  • провести прозрачное и независимое расследование и установить причины взрыва в порту Бейрута, также запустить тендер на восстановление гавани;

  • начать проводить регулярный обмен мнениями между правительством и гражданским обществом о качестве проводимых реформ;

  • немедленно возобновить переговоры с Международным валютным фондом (МВФ), а также выполнить все требования фонда, включая изменения в законодательстве по контролю за капиталом и по проведению аудита в Центробанке республики;

  • реформы должны пройти в энергетическом секторе, включая изменение цен и восстановление инфраструктуры;

  • А главное в течение года правительство должно провести досрочные парламентские выборы и реформировать выборное законодательство.

Как отметил экс-посол России в Ливане Александр Засыпкин, инициатива Макрона – это отражение французской политики последних лет. Не стоит забывать, что в 1923 году Франция получила мандат Лиги Наций на подготовку Ливана к независимости послепадения Османской империи. Ливанское общество было сильно подвержено влиянию французской культуры: большая часть жителей арабской республики до сих говорит на французском и считает его своим родным языком. После взрывов в порту в Ливане даже начали распространять петицию, содержащую призыв передать страну под французский мандат (было собрано несколько десятков тысяч подписей).

По словам А. Засыпкина, правительственный кризис в Ливане длится уже более 10 лет. Мустафа Адиб должен был сформировать технократическое правительство и начать выполнять условия «сделки с Францией». Однако шиитские партии «Амаль» и «Хезболла» отказались от принципа ротации министерских постов и заявили, что будут участвовать в правительстве только в случае сохранения за шиитской общиной контроля над Министерством финансов. «Хезболла и ее союзники объявили об этом после того как США внесли в санкционный список экс-министра финансов Али Хасана Халиля, обвинив его в связях с партией и указав, что представитель шиитов не может занимать этот пост. Получается, что Соединённые Штаты и другие внешние акторы оказывают сильное давление на политическую жизнь Ливана», – заявил Александр Засыпкин. Тем самым ливанский политический класс в очередной раз дискредитировал себя в глазах международного сообщества и продемонстрировал нежелание что-либо менять. В настоящее время Ливан претендует на финансовую помощь в размере 20 млрд. долларов, однако никто не готов дать стране эти деньги.

В свою очередь заместитель директора Института прогнозирования и урегулирования политических конфликтов Александр Кузнецов заметил, что международное влияние на ситуацию в Ливане нельзя назвать решающим, по его словам, в стране сохраняется и глубокий внутриполитический кризис.

«Политическая система Ливана себя изжила» (Александр Кузнецов)

Эксперт напомнил, что последние 30 лет в Ливане действует традиционно конфессиональная система правительства. В ее основе лежит так называемый принцип «мухасаса таифийя» или квотирование. Согласно ему, пост президента в Ливане достается представителю христианской маронитской общины, премьер-министра – сунниту, а спикера парламента – шииту. Также, по словам А. Кузнецова, определенные посты в правительстве негласно закрепляются за представителями определенных общин. Так, например, пост министра финансов долгие годы занимали шииты, должность министра обороны доставалась резиденту христианской общины, а министром внутренних дел Ливана неоднократно становился представитель суннитов. Ливанцы уже не первый год требуют изменений политической системы и перехода к неконфессиональной системе власти. «Естественно, такой переход не может быть безболезненным. Невозможно даже сказать, как это должно произойти на практике. Если к власти придут технократы, это будет обозначать крах традиционных политических партий и уход в небытие нынешней политической элиты Ливана. Если отменить принцип «мухасаса таифийя», христиане утратят свое выгодное политическое положение и Ливан трансформируется в мусульманское государство», – объяснил заместитель директора Института прогнозирования и урегулирования политических конфликтов.

Выход из кризиса в Ливане не просматривается, ровно, как и пути его решения. Прогнозировать будущее страны достаточно сложно, однако, как отметил А. Кузнецов, обострение ситуации может привести к распаду ливанского государства в его нынешнем виде или к коренным изменениям политической системе.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати