ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Для ближневосточного танго двоих всегда мало

10:09 30.09.2020 • Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

США, как сейчас начали шутить, скоро поделят на «Трампляндию» и «Байденленд».

На Ближнем Востоке уже скоро век, как делят-поделят, а разделить ситуацию «по справедливости» не могут. Там многочисленных противоречивых интересов всегда больше, чем два – скажем, в палестино-израильском конфликте.

После учреждения в 1945 году Лиги Арабских Государств (ЛАГ) создалось было впечатление, что она станет площадкой для выражения консолидированной позиции арабов, которые, наконец, после столетий османского владычества обрели границы своих независимых стран. Но, чем больше таких независимых арабских стран появлялось на карте постколониальной эпохи, тем всё громче слышалось их многоголосье, и о единой позиции арабских лидеров даже по ключевым региональным вопросам можно было только мечтать. Насер мечтал, например…

Дело в 1970-х годах дошло до того, что внутри арабского мира образовался так называемый «Фронт стойкости и противодействия», в состав которого вошли страны, выступившие против сепаратных мирных переговоров президента Египта Анвара Садата с Израилем. В состав Фронта вошли тогда члены ЛАГ, задававшие повестку и имевшие немалое влияние – Ливийская Джамахирия, Алжир, Сирия, Народно-демократическая республика Йемен, Организация Освобождения Палестины. Их политические баталии внутри арабского мира, например, с монархиями Персидского залива, в ту пору были жесткими и принципиальными.

Теперь практически все названные страны и силы разгромлены в ходе «арабской весны». И это – явное свидетельство того, по каким «адресам» били организаторы того хаоса, который принесла на Ближний Восток эта серия цветных революций, получившая лукавое название «весна».

И в стенах ЛАГ сегодня роли поменялись – «первые скрипки» перешли в руки тех самых монархий, которые полвека назад были, что называется «в обороне», отбиваясь от критики прогрессистов. Маятник пошел в другую сторону. В последний ли раз?

Так что, если и есть такое выражение «Для танго нужно двое», то исполнители «ближневосточного танго» демонстрируют совсем иные навыки – там всегда для политических танцев набирается многочисленная кампания участников. Правда, в их составе есть, как водится тот, кто и «ведет» партнеров.

 

Что для Трампа – выборы, то для Ближнего Востока – судьба

 

Хорошо изучив ближневосточные нравы, Вашингтон в преддверии президентских выборов в США решил разыграть именно здесь свою очередную международную партию – сразу после визита в Овальный кабинет руководства Сербии и Косово последовало приглашение к Трампу на подписание документов Израиля с Бахрейном и Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЭ).

В обоих случаях Дональд Трамп продемонстрировал своим избирателям внешнеполитические успехи, которые, не исключено, такими останутся лишь на весьма короткую перспективу. А дальше – главное, чтобы к выборам публика знала: «Президент умеет разруливать самые сложные мировые конфликты»! А статус «политика-миротворца» и «первого президента США за 50 лет, не начавшего ни одной новой войны», выгодно демонстрирует Трампа на фоне Байдена – «ястреба». Так, глядишь, и новые голоса Трампу прибавятся…

В общем, в Вашингтоне в середине сентября состоялась, как её назвала местная пресса, «историческая церемония подписания соглашений о нормализации отношений ОАЭ и Бахрейна с Израилем». Заметим, что по эту сторону Атлантики всё было расценено, как красивый и организованный с большой помпой, но лишь предвыборный ход Трампа – не более. На церемонию в Белый дом созвали – гулять, так гулять! – сотни человек, в том числе, группу от демократов – противников президента. И Трамп поднял это подписание на уровень своего исторического достижения: «Мы здесь для того, чтобы изменить ход истории. После десятилетий разделения и конфликтов мы знаменуем начало нового Ближнего Востока».

Ещё деталь – сам премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху лично (вместо шефа своего МИД) подписал договоренности, нарушив тем самым протокол, чем теперь возмущается в самом Израиле оппозиция. А для него столь громкое мероприятие также – из разряда предвыборных, ведь нынешнее коалиционное правительство может просуществовать недолго, а политические висты где-то надо же набирать.

В Израиле теперь надеются на расширение круга арабских стран, с которыми можно будет подписать аналогичные соглашения об урегулировании. Не будем называть поименно… А ЛАГ  занял нейтральную позицию.

Похоже, что мировая турбулентность вызывает у некоторых лидеров Ближнего Востока повышенное беспокойство в связи с малопредсказуемыми последствиями процессов, разворачивающихся в международной политике. И они начинают принимать необычные для прошлых лет решения. Трамп прав, когда говорит о том, что ранее о договоренностях Израиля, ОАЭ и Бахрейна «и помыслить никто не мог».

Фотo vesti.ru

Смысл договоренностей в том, что начнется сотрудничество «в сфере обороны и безопасности, экономики, здравоохранения и науки». Что две арабские страны признают государственный статус Израиля, обменяются послами, начнут официальную торговлю и откроют авиасообщение.

Плюс – Израиль «согласился(?) остановить реализацию плана по аннексии части палестинских территорий на Западном берегу реки Иордан». Об этом плане мы писали в материале «В Израиле звучит слово “аннексия”». И это – очень интересный момент.

Фактически Трамп сумел продать арабам «пустышку» - в обмен на отказ от слов об «аннексии» получился политический прорыв США и Израиля в отношениях с арабскими странами. Трамп просто в восторге, как это «сработало»: «Сегодня мы добились колоссального успеха! Это историческое мирное соглашение!»

Да, здесь уместно напомнить, что ОАЭ и Бахрейн стали за десятилетия – лишь третьей и четвертой арабскими странами, заключившими мир с Израилем после Египта в 1979 году и Иордании в 1994 году. А арабских стран-членов ЛАГ – 22.

Значит, главное для Трампа – набрать предвыборные очки в глазах публики.

Главное для Нетаньяху – набрать предвыборные очки в глазах публики.

Главное для Бахрейна и ОАЭ – стать во главе нового периода отношений на Ближнем Востоке.

И это всё?

Не густо с точки зрения того, как более полувека развивается арабо-израильский конфликт.

Где палестинский вопрос?

Где вопрос об оккупации Израилем сирийских Голанских высот?

Где осуждение подписанных договоренностей от лица, например, монархий Персидского залива, которые прежде ревностно наблюдали за публикациями в Москве, в которых описывались их «танцы» с израильтянами, и гневно пытались это опровергать?

А теперь саудовское издание «Arab News» публично поздравляет израильтян с праздником еврейского Нового Года на иврите:

В этом нет ни чего предосудительного – как говорят на Руси, «худой мир лучше доброй ссоры». Но лучше все-таки проводить некую последовательную линию и не предъявлять претензии на публикацию объективной информации. Нет?

 

МИД России: Было бы ошибочно думать, что без урегулирования палестинской проблемы удастся достичь надежной стабилизации региона Ближнего Востока

 

Вопросов немало, и давайте взглянем на ситуацию глазами иностранных экспертов, которые, по идее, должны проявлять интерес к начавшему процессу.

Сначала – оценки от «Washington Examiner» и его корреспондента в Белом доме: «Президент Трамп объявил «Рассвет нового Ближнего Востока» (“Dawn of a new Middle East”), когда он прокурировал подписание соглашений между Израилем и двумя арабскими странами. Это событие, как он надеется, проложит путь к повышению стабильности в нестабильном регионе и сделает его миротворцем перед ноябрьскими выборами.

Однако, палестинские официальные лица осудили так называемые «Соглашения Авраама», как удар в спину со стороны других арабских стран… Скептики отмечают, что «Соглашения Авраама» технически не являются мирными сделками, и обеспокоены тем, что соглашения мало что делают для укрепления региональной стабильности в условиях, когда теперь палестинцы еще больше изолированы...

Для достижения реального прогресса потребуется участие таких стран, как Саудовская Аравия.

“Это соглашение приведет к изменениям в деловых контактах, что очень важно, - сказал Майкл Ханна, старший научный сотрудник аналитического центра «Century Foundation». – Было бы неправильно называть их мирными соглашениями. Эти страны не воевали друг с другом, и глупо думать о них с точки зрения описания мирного договора между Египтом и Израилем или мирного договора с Иорданией”».

Точно, но… цинично.

Хотя с точки зрения Большой Политики ясно – любое соглашение между любой арабской страной, поддержавшей палестинцев, и Израилем по факту – это сепаратное мирное соглашение вне рамок ЛАГ, а не какая-то особая торгово-экономическая сделка, как бы в эту сторону не пытались увести проблему. Видно же, что разъяснения для публики по большому счету делаются не на политическом характере соглашений – «эти страны между собой не воевали, мол», а на деловом уровне.

В результате «палестинцы еще больше изолированы». Хорошенькое такое решение главной проблемы ближневосточного конфликта – палестинского вопроса. Иногда начинаешь думать о том, что палестинцы просто мешают кое-кому в арабском мире со своими претензиями на справедливость

Поэтому именно с российской стороны прозвучало заявление МИД с напоминанием к особо забывчивым: «Российская Федерация в своих усилиях по стабилизации на Ближнем Востоке в качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН и участника «квартета» международных посредников всегда руководствовалась важностью достижения всеобъемлющего ближневосточного урегулирования. Но при том понимании, что его неотъемлемым компонентом должно стать справедливое и устойчивое решение палестинской проблемы в соответствии с одобренной в ООН международно-правовой базой, включая резолюции Совета Безопасности, Арабскую мирную инициативу и основополагающий принцип «двух государств» – Израиля и Палестины, мирно сосуществующих в международно-признанных границах…

Принимая к сведению происходящие подвижки в процессе нормализации отношений между Израилем и рядом арабских стран, констатируем, что палестинская проблема сохраняет свою остроту. Было бы ошибочно думать, что без ее урегулирования удастся достичь надежной стабилизации региона Ближнего Востока».

Недвусмысленно и адресно сказано: «Исходим из того, что, как заявляет руководство Бахрейна и ОАЭ, эти государства сохраняют полную приверженность урегулированию палестинской проблемы на упомянутой международно-правовой основе, а также в соответствии с Арабской мирной инициативой, которая была одобрена главами арабских государств в 2002 г.».

Иначе – какая уж тут справедливость в палестинском вопросе, когда надо получать новые прибыли в усыхающем потоке мировой торговли? Ведь, для тех же ОАЭ соглашение с Израилем – это, как они полагают, новые возможности роста товарооборота, а также развития новых технологий и инноваций, которыми ещё, правда, неизвестно – будут ли делить с ними израильтяне. Пресса же американская давит на эти детали: «самое технологически развитое и глобализированное арабское государство – ОАЭ», «самое технологически развитое и глобализированное неарабское государство в регионе – Израиль». Опять «морковку показывают»? Дело-то известное…

 

Новая ситуация, новые коалиции

 

И ещё один важный аспект: в связи с опять же резкими переменами в геополитике подбор новых «союзников» или, в крайнем случае, «партнеров» в этом взрывоопасном регионе вокруг Персидского залива – важнейшая задача всех четырех главных местных игроков. Не говоря уже об игроках внешних.

Не раз мы отмечали, что вокруг Залива исторически существуют четыре центра четырех цивилизаций, и от соотношения их сил и влияния зависит не только их собственная судьба – но судьба огромного, богатейшего региона. Это – Иран (персы), Турция (османы), Израиль (евреи) и арабы в лице монархий Персидского залива – Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Катар, Оман, Бахрейн. Конечно, каждому из них интересно и престижно быть «в центре событий», но… очень, порой, неуютно.

Сейчас мы видим, как Израиль, прекрасно понимая риски перспектив, начал выстраивать новые отношения с арабами Залива, создавая группу новых «партнеров» в ожидании противостояния с Ираном и, возможно, с Турцией, которые в отличие от ряда стран-членов ЛАГ не отказывают палестинцам в поддержке. А под влиянием давнего конфликта ряда арабских монархий Залива с Ираном, те также уже не прочь иметь Израиль в их антииранской коалиции. А уж американцы подыграют – к гадалке не ходи. И не в этом ли кроется секрет столь стремительного развития обстановки вокруг соглашения ОАЭ и Бахрейна с Израилем?

И Томас Фридман (Thomas L. Friedman), известный в США обозреватель ближневосточных дел удивляется на страницах «New York Times»: «Having covered Arab-Israel diplomacy for more than 40 years, I have to say that the normalization agreements signed between Israel and the United Arab Emirates and Israel and Bahrain came about in a most unusual — but incredibly revealing — fashion». – «Освещая арабо-израильскую дипломатию более 40 лет, я должен сказать, что соглашения о нормализации, подписанные между Израилем и Объединенными Арабскими Эмиратами, а также Израилем и Бахрейном, были заключены в самом необычном – но невероятно раскрывающим суть – варианте».

Он продолжает: «Мое правило – на Ближнем Востоке большие перемены происходят, когда крупные игроки делают правильные вещи по неправильным причинам.

Тот факт, что нормализация отношений между Израилем и Эмиратами и между Израилем и Бахрейном фактически началась из-за провала израильско-палестинской дипломатии администрации Трампа, не умаляет ее значения.

Израиль и Эмираты, Израиль и Бахрейн нормализуют свои отношения, потому что они хотят торговли, туризма и инвестиций, а также обмена разведданными против Ирана.

И Саудовская Аравия явно благословила все это, позволив израильской авиакомпании летать через саудовское воздушное пространство туда и обратно в Бахрейн и ОАЭ…

В случае успеха будет создана альтернативная модель против иранской модели

Почему это происходит сейчас? Потому что Америка резко сокращает свое военное присутствие на Ближнем Востоке, и в результате создаются новые союзы, чтобы заполнить вакуум:

- Шиитская ось Иран-Хезболла находится в Ливане, Сирии, некоторых частях Ирака и Йемена;

- Есть турецко-катарский союз;

- И тому и другому противостоит эта новая негласная ось Израиль-ОАЭ-Бахрейн-Саудовская Аравия, наряду с зарождающейся иракско-египетско-иорданской осью умеренных суннитов».

И чем этот анализ ближневосточной ситуации в «New York Times» отличается от нашего, приведенного выше? Всё столь объективно, что даже американцы – возможно, в предвкушении успеха (а успех, как известно из глубин истории – дело временное) проговариваются. Они уже забыли про то, что кое-где в регионе Залива «не хватает демократии», зато хватает сил на противодействие американскому врагу – Ирану?

А, возможно, формулируя новый раскол в арабском мире – «новая негласная ось Израиль-ОАЭ-Бахрейн-Саудовская Аравия, наряду с зарождающейся иракско-египетско-иорданской осью умеренных суннитов» – мистер Фридман из нью-йоркского издания просто отрабатывает интересы своих учредителей и подбрасывает «дровишек» в межарабский конфликт, которому, несомненно, будут рады не только в Нью-Йорке, но и в Тель-Авиве. Все грамотно – «разделяй и властвуй»…

А после этого расклада опять появляется «морковка» для новых «партнеров»: «Их будущая стабильность (т.е. арабских стран, идущих на урегулирование с Израилем – С.Ф.) зависит от предоставления арабской молодежи образовательных инструментов, торговых отношений, глобальной взаимосвязанности, а также религиозного, гендерного и образовательного плюрализма, которые необходимы им для процветания. Хотя они и отказываются включать в эту смесь политический плюрализм или инакомыслие, со временем им придется это сделать».

А палестинцам что делать, когда арабские соседи пойдут по начертанным в Вашингтоне путям «гендерного и образовательного плюрализма, которые необходимы им для процветания»?

Сказано в NYT это: «Therefore, the Palestinian issue will most likely become more and more an internal Israeli issue — one that Israel will own alone…» – «Следовательно, палестинский вопрос, скорее всего, будет все больше и больше становиться внутренним израильским вопросом – вопросом, которым будет заниматься только Израиль. 2,5 миллиона палестинцев на Западном берегу реки Иордан, столкнувшись с перспективой израильского контроля, которому не видно альтернативы, в конечном итоге, потребуют равных прав и израильского гражданства. И это будет представлять прямую угрозу еврейскому и демократическому характеру Израиля. Угрозу, которую никогда не представляла ни одна арабская армия».

«…Со временем им придется это сделать»! Вот что написал мистер Фридман, заглядывая вперед.

 

«Foreign Policy»: Что есть и будет Ближний Восток для США?

 

Под другим углом, но все равно – с точки зрения американских интересов, рассматривается ситуация в статье журнала «Foreign Policy» «Under Biden, the Middle East Would Be Just Another Region» («При Байдене Ближний Восток станет лишь одним из регионов»).

Там ещё более интересные повороты: «Ближний Восток – это место, где умерли идеалы внешней политики США в эпоху после «холодной войны»: продвижение демократии, государственное строительство, борьба с повстанцами, гуманитарное вмешательство и решение на основе сосуществования двух государств (Израиля и Палестины – С.Ф.)…»

Ближний Восток «имеет для Соединенных Штатов значительно меньшее значение, чем раньше», если цитировать широко обсуждаемую статью 2019 года Тамары Кофман Виттес (Tamara Cofman Wittes), бывшей сотрудницы государственного департамента при президенте Обаме, и Мары Карлин (Mara Karlin), также бывшей сотрудницы Пентагона при Обаме. Они пришли к выводу, что «Вашингтону пора положить конец тому, чтобы выдавать желаемое за действительное относительно своей способности установить порядок на своих условиях или превратить корыстных и недальновидных региональных партнеров в надежных союзников». – «But it is time for Washington toputanendtowishfulthinking about its ability to establish order on its own terms or to transform self-interested and shortsighted regional partners into reliable allies».

Джо Байден в случае победы на выборах будет в гораздо лучшем положении, чтобы последовать этому предложению «отвернуться» от Ближнего Востока… Байден, вероятно, воспользуется подобной возможностью, хотя, вероятно, не в такой степени, что «удовлетворила бы реалистов и прогрессистов, которые хотели бы, чтобы Соединенные Штаты ликвидировали свое военное присутствие в регионе».

Открытым текстом сказано: Америке не нужен более Ближний Восток, как раньше. Израиль и другие местные игроки это услышали, и стартовал тур региональной трансформации…

Байден «скептически относился к некоторым грандиозным идеям трансформации в ближневосточном регионе, включая нашу способность управлять результатами арабских революций», утверждает Дэниел Бенаим (Daniel Benaim), который был советником Байдена по Ближнему Востоку. Байден, как говорит он сам, «не инвестирует в большие надежды» (didn’t invest big hopes), но… если «арабская весна» вернется к жизни (не дай Бог! – С.Ф.) при администрации Байдена, «храбрые либеральные реформаторы, наверняка, получат большую поддержку, чем за последние четыре года при президенте Дональде Трампе, хотя Байден будет приветствовать их более осторожно, чем Обама…»

«Ближний Восток будет понижен в должности при президенте Байдене – но насколько?»

Так пишет журнал «Foreign Policy».

 

Палестинцы негодуют, но кто их слышит?

 

Через несколько дней после церемонии подписания в Вашингтоне прозвучала реакция арабских представителей.

Что касается палестинцев, то она – однозначна. Председатель Палестинской автономии Махмуд Аббас: «Все, что произошло в Белом доме с точки зрения подписания соглашений между Объединенными Арабскими Эмиратами, Королевством Бахрейн и израильскими оккупационными властями, не приведет к миру в регионе, пока Соединенные Штаты и Израиль не признают право палестинского народа на создание своего независимого государства со столицей в Восточном Иерусалиме. Ни для кого в регионе не будет мира, безопасности или стабильности без прекращения оккупации».

Большая часть палестинцев считает, что соглашение о нормализации отношений между Израилем, Объединенными Арабскими Эмиратами и Бахрейном «служит только интересам еврейского государства». Об этом свидетельствуют результаты опроса – такой ответ дали 86% респондентов. Они не считают, что есть какая-либо выгода для Палестинской автономии. Опрос проводился 9-12 сентября и охватил 1270 палестинцев на Западном берегу и в Газе.

По словам премьер-министра Палестинской автономии Мохаммада Штайе, церемония подписания является «черным днем в истории арабской нации»: «Эта нормализация арабских отношений с Израилем вредит арабскому достоинству. Арабская мирная инициатива будет убита. Арабская солидарность умрет».

Напомним, что в 2002 году по инициативе Саудовской Аравии этот документ – «Арабская мирная инициатива» – был принят ЛАГ. Главное в нем – предложение арабов к нормализации отношений с Израилем только в случае создания «независимого палестинского государства» со столицей в Восточном Иерусалиме.

Ну, в общем, всё так и происходит. Палестинцы обвинили два государства Персидского залива в «предательстве палестинского вопроса, мечети Аль-Акса и Иерусалима, а также нанесении ударов ножом в спину палестинскому народу».

В довершении всего сама ЛАГ не поддержала протест палестинцев. Заместитель генерального секретаря Лиги Хусам Заки по окончании заседания по палестинскому вопросу заявил прессе, что оно завершилось после трехчасовых дебатов «отсутствием согласия». «Дискуссия по этому поводу была серьезной и всесторонней... Требования палестинцев так не были реализованы».

Солидарность, где ты?

Палестинцы восприняли это, как личное оскорбление. «Сначала мы подумали, что Объединенные Арабские Эмираты – единственная страна, которая ударила нас ножом в спину. В среду мы увидели, как несколько других арабских стран предали палестинский народ и палестинский вопрос. Это черный день в истории палестинцев и арабов», – сказал высокопоставленный чиновник Палестинской Автономии. Официальные лица ПА убеждают, что отказ Лиги арабских стран поддержать их «чрезвычайно опасен для прав палестинского народа».

 

Где Палестина и где СП-2… Но геополитика пока едина

 

В этой ближневосточной истории можно рассмотреть и ещё один – геоэнергетический аспект, на который аналитики все-таки обратили свое внимание. При всей сложности геополитических раскладов и их малопредсказуемости в нынешних условиях, сформированные в последние десятилетие тенденции никуда не растворились. И, если в одном регионе мира происходят какие-то значимые события, стоит осмотреться – не аукнутся ли они в самом неожиданном, на первый взгляд, месте?

Вот и цитируем:

«Сам госсекретарь Помпео, скорее всего, мало что знает об энергетических альтернативных проектах. Это не его сектор ответственности. Точно так же госсекретарь практически ничего не знал о ходе переговоров на Ближнем Востоке, где зять президента Трампа – Джаред Кушнер мирил монархии Залива и Израиль. И это наводит на определенные мысли.

Даже, если Европа пойдет на беспрецедентные усилия (и небывалые инвестиции) в инфраструктуру регазификации, американский СПГ не сможет заместить весь трубный газ, который предполагалось прокачивать через СП-2. США и их лоббистам в Старом Свете потребуются дополнительные источники топлива, причем, принадлежащие дружественным структурам и странам, заявил политолог Дмитрий Дробницкий.

И тут, как нельзя кстати, приходятся монархии Аравийского полуострова. Прекращение их враждебности по отношению к Израилю означает, что они полностью солидаризуются с американскими правыми, поддерживаемыми, в числе прочих, значительной частью израильской элиты. И, если Израиль и монархии полуострова более не враги, с финансированием новых СПГ-проектов (в дополнение к уже имеющимся мощностям) проблем не возникнет. Само собой, снимаются и возражения Израиля против трансфера американских технологий монархиям.

Одним словом, гипотеза состоит в том, что резкое изменение риторики Вашингтона и переход от вялой критики «авторитарного русского газа» к решительным действиям точно вверенным санкциям и прямому давлению на европейские элиты связаны с тем, что после долгих переговоров на Ближнем Востоке, наконец, сошлись все части пазла альтернативы “Северному потоку-2”».

 

…С учетом того, насколько резко начали обострятся международные противоречия, и сколь критичны они для выработки взаимоудовлетворяющих решений, можно видеть и то, как выпукло проявляются явления, вроде бы далекие друг от друга географически, но связанные внутренней логикой.

А в том случае, если и такие предположения верны, то «ближневосточное танго», и это же видно, уже притягивает, как минимум, с дюжину участников с разных континентов.

 

- Что это они делают, Берримор?
- Танцуют, сэр.
- А почему музыка танго, а пляшут целой толпой?
- Ближний Восток, сэр…

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати