ГЛАВНАЯ > Рецензии

США и Китай: столкновение двух цивилизаций?

13:26 08.09.2020 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Тавровский Ю. Америка против Китая. Поднебесная сосредотачивается на фоне пандемии. – М.: Книжный мир, 2020.

В издательстве «Книжный мир» вышла новая работа председателя Экспертного совета Российско-китайского комитета дружбы, мира и развития, востоковеда Юрия Тавровского «Америка против Китая. Поднебесная сосредотачивается на фоне пандемии». В ней он рассказывает о том, при каких обстоятельствах возник конфликт двух взаимосвязанных экономик – США и Китая – и к каким последствиям он может привести остальной мир.

Как отметил сам автор, когда он писал книгу, он предполагал, что она будет носить более лаконичное название - «Китай сосредотачивается». В самом деле, в 2013 году, например, холодная война против Китая не воспринималась как таковая даже в самой Поднебесной. Ученый тогда побывал с большой трехнедельной поездкой в Китае, и в Шанхае у него состоялась продолжительная беседа с заместителем мэра этого города. Когда российский гость случайно упомянул о сложностях во взаимоотношениях с Вашингтоном, чиновник поспешно возразил: «У нас действительно есть торговые трения с Америкой, но они скоро будут урегулированы». Однако прошло всего несколько лет, и стало ясно: санкции усиливаются, и начинается настоящая торговая война. А потом грянула пандемия коронавируса, дополнительно осложнившая взаимоотношения двух стран.

По сути, книга Ю.Тавровского посвящена столкновению двух мощных цивилизаций – американской и китайской, от состояния каждой из которых зависит будущее остального мира, и в том числе России. Исследователь считает, что этот конфликт растянется на десятилетия, поскольку его подоплека не в финансовых или технических проблемах, а в борьбе за приоритет двух различных цивилизаций. Какая из них будет преобладать в XXI веке? Ответ на этот вопрос должен быть получен практическим путем.

Структура книги Ю.Тавровского составлена таким образом, чтобы читатель смог понять, какие предпосылки привели Вашингтон и Пекин к нынешнему конфликту, разразившемуся довольно неожиданно для многих 18 июня 2018 года, когда президент США Дональд Трамп объявил о введении торговых санкций против Китая.

Первая глава книги носит название – «Извилистый путь к успеху: первые 30 лет КНР». После 1949 года, когда была провозглашена Китайская Народная Республика, у китайцев было примерно 10 лет бурного развития, когда они развивались по советским лекалам. Потом из-за политических разногласий отношения между Москвой и Пекином были заморожены, а Китай стал искать свой путь развития, на котором его ждали многочисленные испытания и проблемы. Сначала в ходе «большого скачка» Пекин попытался преодолеть свое отставание от ведущих индустриальных центров западного мира. Затем последовала эпоха «культурной революции», тяжело сказавшаяся на внутриполитическом положении страны. После смерти Мао Цзэдуна и непродолжительной борьбы за власть «смену караула» в стране обеспечили ветераны коммунистической партии во главе с Дэн Сяопином. Начинается период, получивший официальное наименование «эпохи реформ и открытости». В обиход вошла формула: «Неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей». Отчасти проводимая политика перекликалась с планами большевиков в 1920-х годах, которые начали «новую экономическую политику» в СССР, но по целому ряду причин не завершили начатое.

Новые руководители КНР понимали, что без сильной внешней помощи даже предлагаемый ими симбиоз капитализма и социализма быстро не даст результатов. В 1978 году СССР союзником быть не мог. Значит, им должны были стать США. Поэтому Дэн Сяопин буквально через несколько недель после того, как он получил мандат доверия от партийного руководства, отправился с визитом в Вашингтон, где встретился с президентом Соединенных Штатов Джимми Картером и представителями политической элиты, где сделал заявление о необходимости борьбы против «гегемонизма», под которым подразумевались усилия СССР на дипломатической арене. Однако у Соединенных Штатов, несмотря на то, что первые попытки нормализации отношений были сделаны еще при Мао Цзэдуне, сохранялось значительное недоверие к политической линии Пекина, поэтому требовались доказательства того, что Китай перешел на сторону Запада. Однако вскоре вспыхнула китайско-вьетнамская война, и началось первое в истории столкновение двух социалистических стран.

Сначала КНР оказывали помощь китайцы-хуацяо (выходцы из Китая, проживающие в других странах). Вслед за ними, создавшими в стране основы рыночной экономики, новые банки и компании, пришли японские и американские бизнесмены. В результате продуманной экономической политики КНР вышла из кризиса сильнее, чем вошла в него.

Поначалу США пытались сделать с Китаем то, что им в свое время удалось сделать с Японией: заставить Пекин «ревальвировать» юань, чтобы он стал дороже, а китайские товары стали менее конкурентоспособными. Однако в КНР на это не согласились. В 2009 году в Пекин приехал президент США Барак Обама и предложил китайскому руководителю Ху Цзинтао проект объединения усилий двух стран в формате «Группы двух» (G2) , аналогичной «Большой семерке» (G7), но уже тогда получил отказ. Почему – вполне очевидно. В этой «паре» не было бы равенства. Тогда решено было прибегнуть к другим «воспитательным» мерам – как военным, так и экономическим. В военном аспекте госсекретарь США Хиллари Клинтон предложила концепцию pivottoAsia («поворот к Азии»). Вооруженные силы США начали перебрасываться ближе к границам Китая. Укреплялись базы Соединенных Штатов в Японии, Южной Корее, на островах Тихого океана. В Сингапур начали приходить суда, способные блокировать Малаккский пролив. В экономической области стало активно развиваться Транстихоокеанское партнерство, в которое, естественно, не пускали Китай.

Китайские элиты понимали, к чему идет дело, но поначалу у них была определенная надежда на урегулирование отношений двух стран. В 2007 году заместителем Ху Цзинтао стал партийный руководитель Си Цзинпин. Он сформировал неформальную группу экспертов, разработавших целый пакет мер, принятие которых было необходимо в первую очередь.

Глава «По ступеням китайской мечты. Начало реформ Си Цзинпина» посвящена первым шагам этого политика в новом качестве. Буквально через несколько дней после того, как XVIII съезд КПК утвердил его генеральным секретарем, он стал председателем Военного совета и председателем КНР, то есть - объединил в своих руках три поста. 29 ноября 2012 года во время осмотра выставки «Путем возрождения», открывшейся в Национальном музее Китая, новый лидер озвучил свой план преобразований. По его словам, у народа страны есть мечта о великом возрождении китайской нации. Таким образом, акцент был сделан не столько на коммунистической идее, сколько на идеях национализма. Рубежным годом для достижения этой амбициозной цели назван 2049 год, когда будет отмечаться 100-летие КНР.

Чтобы осуществить задуманное, стране необходимо пройти «контрольные точки», одна из которых приходится как раз на нынешний год. Было сказано, что к 2021 году в Китае будет построено общество средней зажиточности («сяокан») и навсегда исчезнет нищета. Ю.Тавровский отмечает, что, несмотря на трудности и пандемию коронавируса, совершенно понятно, что в конце этого года будет большая информационно-пропагандистская кампания о том, что КНР первой в мире покончила с нищетой. Когда Си Цзинпин пришел к власти, в стране оставались еще 99 млн. нищих. С 2012 по 2020 год их число, по официальным данным, снизилось до 1 млн. 900 тыс. человек.

К 2035 году должна закончиться социалистическая модернизация, и есть основания предполагать, что и этот этап будет успешно пройден.

Очень скоро стало понятно, что развитие Китая идет «по расписанию», и в 2017 году XIX съезд КПК в целом одобрил линию нового лидера страны и снял ограничения сроков пребывания его во власти.

Современный экономический план развития КНР – «синь чан тай» - заключается в переориентации с обслуживания внешних рынков на внутренние рынки. Важнейшей задачей, поставленной руководством страны, остается «управление страной на основе закона». Несмотря на борьбу с коррупцией, она по-прежнему остается бичом страны. При Си Цзинпине эта деятельность приобрела систематический характер. В структуре спецслужб создана особая контрразведка, которая занимается злоупотреблениями членов партии. Стандартный приговор, выносимый китайскими судами по этим делам, звучит как «смертная казнь с отсрочкой на два года» (хотя практически никого не расстреливают, обвиняемые получают сроки от длительных до пожизненного).

Важнейшей стратегией, выдвинутой Си Цзинпином, стала «Инициатива Пояса и Пути». Под ним подразумевается выход КНР из созданного для нее окружения на европейские рынки и рынок Евразийского экономического сообщества.

Не менее важна идеологическая составляющая. Китай разработал своего рода симбиоз коммунистической идеи, национализма, основы которого были разработаны еще основателем партии Гоминдан Сунь Ятсеном, и конфуцианства, которое в значительной мере преследовалось при Мао Цзэдуне, а к настоящему времени в значительной мере возрождено. Новая идеология получила название социализма с китайской спецификой и была положительно воспринята населением. Нынешняя китайская молодежь совершенно не похожа на своих предшественников 80-х годов прошлого века. Она стала рослой, у них появился вкус к хорошей еде и одежде. Улучшению качества жизни способствовала и демографическая политика «одна семья – один ребенок». Детей в семьях холят и лелеют и нередко называют «маленькими принцами».

Однако все хорошее рано или поздно заканчивается. Своими действиями Пекин сильно насторожил ведущие страны Запада, и прежде всего Соединенные Штаты. Глава «Неожиданное препятствие на пути «китайской мечты» посвящена как раз мерам, которые Вашингтон стал применять для того, чтобы сдержать развитие КНР. В США оформилась целая школа ученых-китаистов, которые стали утверждать, что Китай реализует заговор против западного мира и даже тезис о том, что война с восточным гигантом неизбежна. Эти книги стали читать влиятельные люди, среди которых был и предприниматель Дональд Трамп, активно использовавший синофобскую риторику в своей предвыборной кампании в 2016 году. Став президентом, он развернул торговую и технологическую войну, из-за которой стали вытеснять из США китайские технологические фирмы ZTE и Huawei. Причиной стал тот факт, что именно Китай разработал технологию связи 5G, которой не было у США, и что эту технологию начали покупать немцы, французы, англичане и даже сами американцы.

Затем началась информационная кампания против Китая с активным акцентом на «болевые точки» КНР в Синьцзяне и Тибете. После начала пандемии коронавируса Вашингтон, недолго думая, обвинил Китай в ее возникновении, а термины «уханьская» и «китайская инфекция» стали практически повсеместными. Был выдвинут даже финансовый счет в 9 трлн. долларов – сумма, которую, согласно позиции США, Китай якобы должен Вашингтону и его европейским союзникам.

В 2019 году вспыхнули волнения в Гонконге, незамедлительно поддержанные Вашингтоном, и крайне обострилась ситуация вокруг Тайваня. Соединенные Штаты возвращаются на этот остров, хотя в 1978 году обещали этого не делать в обмен на развитие отношений с материковым Китаем. Там побывал министр здравоохранения США Алекс Азар. Возросла военная активность: самолеты электронной разведки совершили несколько посадок на Тайвань, Тайбэю проданы модернизированные истребители С-16, подводные лодки, торпеды. Все эти меры не способствуют нормализации отношений США и КНР и могут стать спусковым крючком крупного международного кризиса.

Сложность в том, что в Китае отношение к США на самом деле ровное и неагрессивное. На протяжении последних сорока лет, когда продолжался этот «брак по расчету» двух экономик, выросло несколько поколений, работавших в американских фирмах, учивших английский язык (300 млн. человек ежегодно). 200 тыс. китайских студентов проходят обучение в Соединенных Штатах. Все они – либо дети из хороших семей, либо те, кому удалось добиться этого за счет собственных ресурсов и способностей. Более того, в США тоже далеко не все относятся враждебно к КНР. Поэтому сейчас идет борьба между иллюзиями, которые до сих пор есть в правящих кругах, относительно возможности примириться с западным оппонентом или хотя бы откупиться от него, и сторонниками политического реализма, считающих, что точка невозврата уже пройдена.

В этих условиях у России сохраняются высокие шансы на развитие отношений с Китаем. На протяжении многих столетий Россия никогда не находилась с этой страной в состоянии полноценной войны, если, не считать нескольких пограничных конфликтов, самые крупные из которых – на острове Даманском и у озера Жаланашколь в 1969 году. Подчеркнуто уважительное отношение двух стран друг к другу позволило разработать новый формат взаимодействия со своим соседом – «стратегическое партнерство». Справедливости ради стоит отметить, что к нему нас подтолкнул Запад, который активизировал враждебную пропаганду в отношении России, а теперь и Китая. Правда, в Вашингтоне устами госсекретаря США Майка Помпео дают понять, что их не устраивает власть компартии, но в Пекине хорошо понимают, что речь идет не об идеологической надстройке, а о стране в целом.

Конечно, ни о каком военном союзе России и Китая речи не идет, В двустороннем Договоре 2001 года о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве отдельным пунктом предусмотрены взаимные консультации в случае, если у одной из сторон будут какие-либо проблемы. Но эта статья никогда не использовалась. Тем не менее, после того, как в 2019 году прошла очередная встреча российского и китайского лидеров, было заявлено, что отношения между нашими странами носят характер всеобъемлющего партнерства и стратегического партнерства в новую эпоху, потому что уже тогда в Пекине поняли, что расхождения между США и Китаем необратимы. Вскоре после этого президент России Владимир Путин заявил, что Москва предоставляет КНР технологию СПРМ (системы предупреждения о ракетном нападении). Об этом шаге Си Цзиньпин просил своего российского коллегу еще в 2018 году на полях Восточного экономического форума. Несмотря на все технологические и научные успехи, у Пекина подобной системы не было. У нас же она сохранилась еще с советских времен.

Заключительная глава книги – «Прогноз до 2035 года. Будущее КНР глазами сверстника» - адресована в первую очередь любителям футурологии. Дело в том, что автор исследования родился в 1949 году, за два месяца до провозглашения народной республики в Китае. Поэтому китайские коллеги полушутя-полусерьезно называют его «старшим братом». В этой части он пытается проанализировать возможные варианты развития Китая. Нужно сказать, что они носят в основном оптимистический характер и предполагают, что Си Цзиньпин будет управлять страной до 2035 года. Впрочем, по словам самого Юрия Тавровского, он готов к возражениям, которые прозвучат со стороны читателей. Мы же, со своей стороны, готовы порекомендовать книгу всем, кто интересуется современным состоянием мировой политики и перспективами российско-китайских отношений.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати