ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Ядерная программа Саудовской Аравии: прошлое, настоящее, будущее

10:35 21.08.2020 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

Тема деятельности Королевства Саудовской Аравии (КСА) в ядерной сфере неоднократно поднималась в мировых СМИ в течение последнего десятилетия. Как правило, это было связано или с угрозами со стороны Эр-Рияда получить ядерное оружие, если такое появится в Исламской Республике Иран (ИРИ), или с появлением новых данных о ядерной программе КСА.

В последние дни интерес аналитиков был сконцентрирован на информации о создании в КСА секретного объекта для получения так называемого «желтого кейка»[1], который используется для изготовления ядерного топлива. Это событие указывает на значительный прогресс в работе Эр-Рияда по приобретению ядерных технологий.[2]

Некую сенсационность этому событию придает тот факт, что объект «тайно» построен при содействии Китая.

Что же представляет собой ядерная программа Саудовской Аравии, и включены ли в неё направления, связанные с созданием ядерного оружия?

В КСА ядерные технологии начали использоваться еще в 1980-х годах, но тогда это касалось в основном сфер здравоохранения.

В середине нулевых годов интерес Эр-Рияда к ядерным технологиям был коллективным вместе с союзниками из Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), которые в январе 2007 г. подписали с МАГАТЭ соглашения о сотрудничестве в области создания программы по освоению ядерных технологий. Однако такой формат оказался неэффективным, и каждая из шести стран ССАГПЗ пошла своим путем.

В августе 2009 г. Королевство заявило о начале разработки собственной программы по развитию ядерной энергетики. В апреле 2010 года выпущен королевский декрет о создании Центра (Парка – в других источниках) по развитию атомной и возобновляемой энергетики имени короля Абдаллы (KACARE), который функционирует в настоящее время. Центр осуществляет контроль и надзор за всей ядерной деятельностью в стране и выступает в роли представителя КСА в МАГАТЭ. В этом центре действует НИИ атомной энергии, занимающийся исследованиями в области атомной энергетики, подготовкой специалистов-ядерщиков, составлением проектов по использованию атомной энергии, а также изысканиями в области применения атома в медицинских целях и промышленной радиографии.

В июне 2017 г. Мухаммед бен Сальман стал наследным принцем, когда его отец, король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд, лишил этого поста своего племянника Мухаммеда бен Наифа. Своеобразной визитной карточкой нового, молодого и амбициозного кронпринца стала программа «Видение-2030», (Vision-2030)[3] предусматривающая диверсификацию экономики, в том числе путем снижения зависимости от углеводородов и развития возобновляемой энергетики. Ядерная программа КСА, разработка которой началась ещё в начале десятых годов, хорошо вписывалась в «Видение-2030».

По словам главы саудовского МИД Аделя ибн-Ахмеда аль-Джубейра, решение о развитии ядерной энергетики жизненно необходимо для диверсификации экономики страны и сохранения её нефтяного потенциала. Топливное обеспечение АЭС будет производиться из собственных урановых месторождений Саудовской Аравии.[4]

Согласно правительственным документам, в ближайшие 25 лет планируется создать 16 ядерных реакторов для АЭС общей мощностью 17,6 ГВт. и потратить на эту программу $ 80 млрд. Однако о сумма достаточно приблизительная, учитывая объем и длительные сроки предполагаемых работ.[5]

Для осуществления этой масштабной ядерной программы предполагается сотрудничество со всеми странами мира, обладающими ядерными технологиями. Аргентина и Бразилия, Франция и Германия, Россия и Китай, США и Южная Корея – у всех них саудовцы планируют поучить ядерный опыт и технологии.

В Эр-Рияде подчеркивают, что ядерная программа КСА предусматривает, что «вся ядерная деятельность будет служить только мирным целям в рамках, которые определяются международными соглашениями». Кроме того, согласно этому документу, Саудовская Аравия собирается «полностью придерживаться принципа прозрачности в организации работы атомной отрасли», а также «соблюдать стандарты ядерной безопасности в соответствии с требованиями независимого регулятора»[6]. Также королевство обязалось «следовать самым высоким стандартам в решении вопроса утилизации радиоактивных отходов».[7]

Однако некоторые заявления о ядерной программе КСА несколько настораживают.

В 2018 году наследный принц Мухаммед бен Салман заявил, что если Иран получит ядерное оружие, королевство последует за ним.[8] Его брат и министр энергетики принц Абдель Азиз бен Салман, год спустя на конференции Международного энергетического конгресса (World Energy Congress) констатировал, что Саудовская Аравия стремится к созданию полного ядерного цикла.[9]

Озвученные высокопоставленными политиками Саудовской Аравии установки тематически чрезвычайно связаны между собой и требуют некоторых пояснений.

Первое. Каким образом КСА может стать обладателем ядерного оружия? Самое простое – приобрести его у Пакистана.

Не секрет, что Пакистан в 70-90 годы ХХ века получил от Саудовской Аравии финансирование для своей ядерной программы. Это, безусловно, создает реальные предпосылки для Эр-Рияда претендовать на взаимное понимание со стороны Исламабада по принципу «я – тебе, ты – мне». Дверь для поставок в КСА ядерных технологий и, возможно, даже ядерного оружия в случае появления большой угрозы для безопасности государства открыта. Так, по оценкам Совета национальной безопасности Израиля, несмотря на разногласия и некоторую напряженность в отношениях Исламабада с Эр-Риядом в последние годы, Пакистан остаётся стратегическим союзником Саудовской Аравии и поспешил помочь ей с ядерной программой, согласившись рассмотреть несколько вариантов сотрудничества. Это включает передачу технологий и знаний, обучение саудовских специалистов в Пакистане, сотрудничество в области обогащения урана, а также передачу пакистанского ядерного оружия на территорию королевства, правда, под контролем Исламабада.[10]

Второе. Сформировать свою собственную сложнейшую, масштабную инфраструктуру, позволяющую создать ядерное оружие. И здесь главное не АЭС, а полный ядерный цикл.[11] Для формирования полного ядерного цикла необходимы: высокий научный потенциал, современные технологичные производственные мощности различных отраслей, причем на каждом этапе всей цепочки от добычи урановой руды до утилизации ядерных отходов. Всё это чрезвычайно дорогое и не всегда оправдываемое удовольствие.

Некоторое отступление. В настоящее время в 50 странах мира используют около 220 ядерных реакторов для научных исследований, для производства медицинских и промышленных изотопов, а также для обучения персонала.[12]

Сегодня в 31 стране мира действует 192 АЭС, где эксплуатируется 438 энергоблоков,[13] которые суммарно вырабатывают порядка 11% всемирной генерации электричества. Однако строить АЭС, конструировать и создавать атомные реакторы, энергоблоки и оборудование для АЭС способны лишь несколько стран: Россия, США, Франция, Германия, Канада, Китай, Южная Корея, Япония и, пожалуй, всё. Причем, первые три являются основными производителями АЭС. Поэтому все атомные станции, все энергоблоки, все ядерные реакторы в мире построены именно этими восьмью странами. Как правило, страны и компании, строящие АЭС, договариваются с клиентами о поставках ядерного топлива и техническом обслуживании станции (реактора) после введения ее в эксплуатацию.

Иногда владелец АЭС закупает ядерное топливо на мировом рынке, где также поставщиков не так много, поскольку технологиями и инфраструктурой для обогащения урана располагают: все ядерные державы, а также Австралия, Аргентина, Бельгия, Бразилия, Германия, Испания, Италия, Канада, Нидерланды, Япония. Причем рыночные цены на ядерное топливо, как правило, в 3-5 раз ниже, нежели в случае возведения собственных масштабных производств по обогащению урана. Причем полный ядерный цикл с системами обогащения урана и производством топлива для АЭС считается рентабельным, если в стране не менее 10 – 15 атомных электростанций.

Надо отметить, что этот специфический рынок строго контролируется международной Группой ядерных поставщиков с целью ограничения риска распространения элементов для производства ядерного оружия.

Поэтому пользователю АЭС не нужно и абсолютно экономически не выгодно возводить собственную инфраструктуру полного ядерного цикла, в том числе и производствами по обогащению урана.

Так почему же Саудовская Аравия и, кстати, Иран стремятся к формированию полного ядерного цикла? (Причем ИРИ практически уже осуществила эту свою мечту). Ответ один – обеспечить технические возможности для быстрого создания ядерного оружия в случае политического решения. Примечательно, что в недалеком прошлом Саудовская Аравия уже пыталась приобрести ядерные реакторы для производства электроэнергии. Соединенные Штаты были готовы удовлетворить ее просьбу, обусловив ее обязательством не строить объекты по обогащению урана, но Эр-Рияд отказался.[14]

Как сегодня развивается ядерная программа Саудовской Аравии? Для ответа на этот вопрос надо разделить ядерные устремления Эр-Рияда на две составляющие: ядерная энергетика и полный ядерный цикл с обогащением урана.

Если говорить о первой составляющей, которая не вызывает в мире беспокойства то здесь наблюдается определенный, правда, не слишком быстрый прогресс. На повестке дня строительство АЭС, состоящей из двух энергоблоков (реакторов). За саудовский заказ борются российская корпорация «Росатом» американский консорциум, возглавляемый Westinghouse, китайские, французские и южнокорейские компании, которые прошли предварительный отбор на участие в конкурсе по выбору подрядчика строительства АЭС. «Росатом» успешно прошел два отборочных этапа в тендере. Однако до сих пор неизвестно, когда состоится сам тендер. Специалисты полагают, что он вряд ли пройдёт в 2020 году, поскольку требуется разработать технические параметры проекта.[15]

Более сложным будет ответ на деятельность КСА по формированию полного ядерного цикла. В последнее время страна активизировала геологическую деятельность по разведке промышленных залежей урана для добычи урановой руды.

В октябре 2018 г. глава KACARE Хашим бин Абдулла Ямани заявил, что его организации было поручено осуществление «ядерных планов», и в этой связи предложил «добывать уран внутри страны в рамках своей ядерной программы», что является шагом к «самообеспеченности в производстве атомного топлива».[16]

В результате Эр-Рияд в лице KACARE заключил соглашение с китайской ядерной компанией China National Nuclear Corporation (CNNC), работающей в сфере атомной энергетики и разработки ядерного оружия, для проведения геологических изысканий, изучения и оценки ресурсов урана и тория в западной саудовской провинции Хайль.

Китайские геологи, нанятые правительством КСА, установили, что урановые месторождения Иордании простираются на юг провинции Хайль. Считается, что иорданские урановые месторождения обладают значительными запасами, до 65 000 тонн урана плюс потенциалом для извлечения 140 000 тонн из фосфатов. Таким образом, база для создания основ промышленной добычи урана в КСА существует. Это, по сути, первый этап полного ядерного цикла.

Одновременно при содействии китайцев осуществлялось строительство уже упомянутого объекта по производству «желтого кейка», который расположен в пустынной местности, недалеко от саудовского города Аль-Уяйна, что в 30 км к северо-западу от Эр-Рияда рядом с производством солнечных панелей.[17] Это уже объект следующего этапа в рамках создания полного цикла.

Еще один недавно построенный объект вызывает интерес разведок многих стран и МАГАТЭ. Это малоразмерный 30-киловаттный реактор для исследовательских работ. Он расположен в научном центре KACARE.[18] Пока конкретных договоренностей с МАГАТЭ о контроле этого объекта нет.

Конечно, еще рано говорить о каких-либо нарушениях международных законов. КСА – подписант Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), член МАГАТЭ.

Напомним, ДНЯО был открыт для подписания 1 июля 1968 г. и вступил в силу 5 марта 1970 г. Его участниками являются 191 государство. Договор не подписали Индия, Пакистан, Израиль и Южный Судан. В 2003 г., сформировав инфраструктуру для создания ядерного оружия, КНДР ещё до первых его испытаниях, вышла из Договора. Израиль продолжает политику «намеренной двусмысленности», то есть непризнания наличия или отсутствия у него ядерного оружия, следуя известному выражению бывшего премьера Голды Меир: «Во-первых, у нас ядерного оружия нет, а во-вторых, если потребуется, то мы его применим».

Однако, как свидетельствует история, полной гарантии, что страна даже подписавшая ДНЯО, никогда не сможет получить ядерное оружие или создать инфраструктуру для его быстрого создания, дать Договор не может. Ведь, реально ДНЯО, который разрабатывался в конце 60-х годов ХХ века, к сожалению, не совсем совершенен. Ну кто бы мог предположить тогда, что более 30 государств мире станут «пороговыми», то есть готовыми к производству ЯО. Однако вопрос о корректировки Договора, увы, не стоит сегодня в повестке дня.

Да, ДНЯО допускает развитие ядерных технологий в мирных целях в любой стране. В том числе и формирование полного ядерного цикла. И момент перехода ядерных производств от сугубо мирного до военного чрезвычайно расплывчат. Именно для контроля за всеми ядерными процессами и написаны правила МАГАТЭ, что ставит ядерно-амбициозные страны в суровые рамки. Однако у реально рвущихся к атомной бомбе стран есть для этого возможности – выход из ДНЯО, о чем свидетельствует опыт Северной Кореи, или выход из МАГАТЭ.

Политика развития ядерной сферы в Саудовской Аравии вполне понятна. Страна богатая. По уровню ВВП (2019 г.) занимает 18 место в мире из 189 – $793 млрд. (1 место – США – $21428 млрд.; 186 – Тувалу – $0,04 млрд.; РФ – 11 место – $1700 млрд.).[19]

По рейтингу ВВП по паритету покупательной способности на душу населения на 2020 г. занимает 15 место в мире из 191 - $56817. (1 место – Катар – $134623; 191-ое – Бурунди – $727; РФ – 55 место – $30284).[20]

Саудовская Аравия - одна из ведущих экономик не только Ближневосточного региона, но и всего мира. КСА занимает передовые позиции в финансово-экономическом рейтинге, имеет хороший промышленный потенциал, особенно в области добычи и переработки углеводородов. Поэтому совершенно естественно, что одна из передовых стран Ближнего Востока занялась освоением ядерной сферы. И это, действительно, необходимо для диверсификации экономики, как говорил глава МИД КСА.

При этом в Эр-Рияде с определенной степенью зависти смотрят на соседей. Ядерная энергетика уже развивается в ОАЭ, где недавно вошла в строй АЭС, расположенная на побережье Персидского залива. В Иордании запущен первый исследовательский реактор и планируется построить АЭС.

Саудовцы глубоко возмущены отставанием от ядерных усилий Ирана, где первая АЭС была введена в эксплуатацию в 2010 г., и практически создан полный ядерный цикл с серьезными мощностями по обогащению урана.

Проблема вступления КСА в ядерную эру имеет не только технический и экономический аспект, но и значительно превалирующий политический. Ведь никто не сомневается, что главная мотивация Эр-Рияда лежит в сфере «безопасности».

И здесь пересекаются интересы многих стран, в первую очередь США, Израиля, Китая и Ирана.

Первым риск превращения саудовского «мирного атома» в «немирный» углядел Израиль. Для единственной страны ближневосточного региона, не имеющей атомного оружия, но, «если потребуется, то его применит», даже гипотетическая возможность появления вблизи своих границ страны, обладающей ядерным потенциалом – повод для волнений. Ведь не секрет, что все военные ядерные проекты в мире шли примерно одинаковым путем и начинались «с просто электростанции».

В связи с этим Израиль передал главе ЦРУ США меморандум с требованием к Америке гарантировать сугубо мирный вариант саудовской ядерной программы, а еще лучше – ее блокировать. Однако Вашингтон требования Израиля проигнорировал.[21]

Отношения США к своему союзнику КСА варьируется в зависимости от того, кто хозяин в Белом доме. Президент демократ Обама, основываясь на «Соглашении 123»[22] ограничивал ядерное сотрудничество с Саудовской Аравией.

В свою очередь президент республиканец Трамп более терпимо расположен к запросам Эр-Рияда и дает «зеленый свет» на сотрудничество с КСА в интересах американского бизнеса, что вызывает недовольство Конгресса США.

Кандидат в президенты США от демократов Джо Байден в случае своей победы, вполне вероятно, займет позиции в отношении Саудовской Аравии, близкие к позициям экс-президента Обамы.

В этих не совсем ясных условиях, когда союзник - США – ведет непредсказуемую в отношении КСА политику уже многие годы, Эр-Рияд выбрал (и выбрал уже давно) Китай в качестве партнера по ядерному сотрудничеству. По мнению многих экспертов, Китай в своих ядерных связях с КСА заинтересован чрезвычайно. Во-первых, Пекин расширяет свою экспансию на мировом рынке ядерных технологий; во-вторых, обеспечивает устойчивость и безопасность поставок саудовской нефти в КНР; в-третьих, вытесняет своего главного глобально-стратегического противника – США из Саудовской Аравии, да со всего Ближнего Востока.

ИРИ явно обеспокоена ядерной программой КСА. Али Шамхани, секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана, в марте 2019г. обвинил региональные державы в том, что они «тратят свои нефтедоллары на подозрительные ядерные проекты», которые могут поставить под угрозу безопасность в регионе и в мире. Он не назвал эти силы, но всем понятно, что подразумевается КСА. Эти новые угрозы, сказал Шамхани, вынудят Иран пересмотреть свою стратегию в зависимости от их характера и географии, а также потребностей «нашей страны и вооруженных сил».

Немного ранее министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф обвинил Соединенные Штаты в лицемерии за попытку сорвать ядерную программу Ирана при попытке продать ядерные технологии Саудовской Аравии, региональному сопернику Тегерана.[23]

Между тем, если сравнивать ядерные программы КСА и ИРИ, то, конечно, иранцы на 20-30 лет опережают своих саудовских противников. И, конечно сегодня «иранский атом» вызывает пока больше вопросов и тревог. А что будет с «саудовским атомом» покажет будущее. Но оно на Ближнем Востоке спокойным не будет.

В регионе постепенно меняется политическая картина. Как уже отмечалось, Китай закрепляется на Ближнем Востоке, а США его шаг за шагом покидают.

Израиль устанавливает дипломатические отношения с ОАЭ. Как полагают эксперты, на очереди Бахрейн, Катар, а, быть может, и Саудовская Аравия. Это явно отразится на положении Ирана, его возможностях и, в конечном итоге, и политике.

Всё это приведет к радикальной смене всей парадигмы ближневосточного региона.

Однако при всех вариантах ядерная программа Саудовской Аравии не остановится, а будет развиваться и совершенствоваться, в том числе и процесс обогащения урана. А вот до какой степени, это будет зависеть от конкретно складывающейся остановки в регионе и мире.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] «Желтый кейк» (анг. Yellow cake) – шестой этап механической и химической обработки урановой руды (химическая формула - U3O8 - «закись-окись урана»). Как правило, «желтый кейк» производится на мощных химических производствах, расположенных недалеко от урановых рудников. Затем «желтый кейк» транспортируется на конверсионные комбинаты, где его уже переводят в форму гексафторида природного урана (ГФУ), который отправляют на обогатительные комбинаты. Там ГФУ переводят в газообразное состояние и запускают в центрифуги. В результате можно получить обогащенный уран, как для топлива реакторов, в том числе АЭС, (от 2% до 20% обогащения) или 90% - для создания ядерного заряда.

[2] Warren P. Strobel Michael R. Gordon and Felicia Schwartz. Saudi Arabia, With China’s Help, Expands Its Nuclear Program. Сайт издания Wall Street Journal. Aug. 4, 2020. https://www.wsj.com/articles/saudi-arabia-with-chinas-help-expands-its-nuclear-program-11596575671

[3] «Видение Саудовской Аравии 2030» - программа по уменьшению нефтезависимости КСА диверсификации её экономики и развитию государственного здравоохранения, образования, инфраструктуры, рекреационной сферы и туризма. Цели включают в себя интенсификацию экономической и инвестиционной активности, увеличении объёмов международной ненефтяной торговли товарами и услугами, и увеличение расходов на оборону.

[4] Дмитрий Салов. Саудовская Аравия приняла национальную атомную программу. ИА ANNA News. 14.03.2018. https://anna-news.info/saudovskaya-araviya-prinyala-natsionalnuyu-atomnuyu-programmu/

[5] Веселов А.Ю. О состоянии и перспективах развития ядерной энергетики в Саудовской Аравии. Сайт Института Ближнего Востока. 17.05.206. http://www.iimes.ru/?p=28381

[6] Ядерный регулятор – контролирующий всестороннюю ядерную деятельность любой страны орган (как национальный, так и наднациональный), надзирающий за безусловным выполнением требований законов, инструкций и положений эксплуатации ядерных объектов. Первоочередная задача регулятора – обеспечение безопасности.

[7] Сайт РИА Новости. 13.03.2018. https://ria.ru/20180313/1516297985.html

[8] Сайт The Guardian. 15.03.2018. Saudi crown prince warns it will build nuclear bomb if Tehran does the same. https://www.theguardian.com/world/2018/mar/15/saudi-arabia-iran-nuclear-bomb-threat-mohammed-bin-salman

[9] Сайт Центра деловой информации Капитал (Казахстан), 10.09.2019. Саудовская Аравия будет развивать ядерную энергетику. https://kapital.kz/world/81082/saudovskaya-araviya-budet-razvivat-yadernuyu-energetiku.html

[10] Сайт Raseef22 (Ливан).12.08.2020. https://raseef22.com/article/1079360

وأُفُقه؟ التعاون هذا جوانب هي. ما..والصين بين السعودية "تعاون نووي" عن الكشف بعد

[11] Полный ядерный (иногда – топливный) цикл включает: добычу урановой руды, обогащение (сортировку) руды и извлечение урана из руды выщелачиванием. Раствор, содержащий уран, концентрируют, превращая его в «желтый кейк», который является исходным компонентом ядерного топливного цикла. Затем «желтый кейк» отправляется на конверсионные комбинаты, где его уже переводят в форму гексафторида природного урана (ГФУ), который отправляют на обогатительные комбинаты. Там ГФУ переводят в газообразное состояние и запускают в центрифуги. Там происходит обогащение до необходимого уровня (до 3 – 19,75% - для последующего изготовления топливных элементов для исследовательских и АЭС реакторов, до 90 - 95% - для ядерного боезаряда). Отработанное топливо или перерабатывается (по возможности) для дальнейшего использования или складируется с последующим размещением в специальных могильниках.

[12] Сайт Интернет журнал Развитие науки. 2019. Атомная энергетика в мире. https://v-nayke.ru/?p=16036

[13] Сайт Яндекс Дзен. 10.06.2019. ТОП-5 стран – мировых лидеров по производству атомной энергии.

https://zen.yandex.ru/media/electroom/top5-stran--mirovyh-liderov-po-proizvodstvu-atomnoi-energii-5cfde528fa15f800b0971885

[14] Йоси Мельман. Союз коммунистов, шиитов и ваххабитов: новая угроза для Израиля. Сайт Detaly. 14.08.2020. https://detaly.co.il/soyuz-kommunistov-shiitov-i-vahhabitov-novaya-ugroza-dlya-izrailya/

[15] Сайт Atomic Energy. 10.02.2020. Росатом продолжает участие в тендерном диалоге в Саудовской Аравии. https://www.atomic-energy.ru/news/2020/02/10/101301

[16] Сайт Debka. 14.03.2019. Саудовцы будут вести разведку урана и тория с Китаем - несмотря на возражения США. https://www.debka.com/saudis-to-prospect-for-uranium-thorium-with-china-over-us-objections/

[17] Григорий Май. Спецслужбы США нашли в Саудовской Аравии подозрительный ядерный объект. Сайт Мировое обозрение. 06.08.2020 https://tehnowar.ru/165227-Specslughby-SShA-nashli-v-Saudovskoy-Aravii-podozritelynyy-yadernyy-obyekt.html

[18] Григорий Май. В Саудовской Аравии почти готов ядерный реактор, но нет соглашения с МАГАТЭ. Сайт ИА ANNA News. 06.04.2019. https://anna-news.info/smi-pervyj-yadernyj-reaktor-v-saudovskoj-aravii-pochti-zakonchen/

[19] Информационный портал NoNews Рейтинг стран по ВВП. https://nonews.co/directory/lists/countries/gdp

[20] Сайт Building. Обзор самых богатых стран мира 2020 года. https://building-ooo.ru/vse-dlya-stroitelstva-stati/obzor-samyx-bogatyx-stran-mira-2020-goda/.html

[21] Сайт Яндекс Дзен. 14.07.2018. Ядерная программа Саудовской Аравии – путь к уничтожению Израиля. https://zen.yandex.ru/media/id/5a4e579224809085dd22f29c/iadernaia-programma-saudovskoi-aravii--put-k-unichtojeniiu-izrailia-5b49fef8a701a500aa2a63bb

[22] «Соглашение 123» — это короткое, «обиходное» название части «а» статьи №123 американского закона «Об атомной энергии», принятого в 1954 году. В соответствии этой части закона, США передают свои атомные технологии другим странам только в том случае, если те соглашаются на целый ряд ограничений, в том числе и на отказ от обогащения урана.

[23] Сайт DEBKAfile. 14.03.2019. Saudis to Prospect for Uranium, Thorium with China – over US Objections. https://www.debka.com/saudis-to-prospect-for-uranium-thorium-with-china-over-us-objection/

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати