ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

ОБСЕ и «подводные камни» Хельсинкского процесса

10:02 16.08.2020 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: fb.ru.

На онлайн-площадке Международного клуба «Валдай» состоялась дискуссия, посвященная 45-летию подписания Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) в Хельсинки.

Традиционно подписание Хельсинкского акта считается одним из поворотных в развитии международной политики Европы, которое могло создать фундамент для неделимой региональной системы безопасности. Согласно распространенной точке зрения, первое и единственное масштабное соглашение между Востоком и Западом в период холодной войны помогло разрядке и ликвидировало многие предпосылки для глобальной войны на континенте. Однако после конца холодной войны ОБСЕ не смогла приобрести качество универсальной региональной организации в сфере безопасности и сотрудничества, разделительные линии в Европе сохранились. Было ли Соглашение по-настоящему значимым для мира в Европе или только одним из эпизодов холодной войны, который каждая из сторон стремилась использовать для своей выгоды?

По словам модератора дискуссии, программного директора Международного дискуссионного клуба «Валдай» Тимофея Бордачева, подписание Хельсинкского Заключительного акта – крупное историческое событие, значение которое до сих пор трактуется по-разному в зависимости от собственных предпочтений. Есть те, кто считает, что Хельсинкский акт был большим достижением для европейской безопасности. Их оппоненты, напротив, считают этот документ началом стратегического поражения СССР в холодной войне. «Сейчас Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе пребывает в непростом состоянии в результате деятельности наших в первую очередь европейских, а также американских партнеров, которые выступают там крепко сбитым коллективом, блокирующим любое альтернативное мнение», - заметил эксперт.

Постоянный представитель при ОБСЕ Александр Лукашевич заявил, что подписание Хельсинских соглашений – это триумф коллективного разума. «Невозможно согласиться, что это было поражение Советского Союза. Несмотря на идеологическую обстановку 1975 года и подготовительные мероприятия, можно сказать, что это был триумф советской дипломатии. Другой вопрос, что организация из структуры, направленной на поддержание мира на континенте, на наших глазах превратилась в структуру по культивированию подозрительности и конфронтации в Европе», - пояснил он.

Российский дипломат напомнил, что Соединенные Штаты были главными противниками развития СБСЕ и превращения его в полноценную дееспособную организацию. По его мнению, именно они несут ответственность за то, что выдвинутые в 1990 году на Парижском саммите ОБСЕ принципы, предполагавшие равноправное сотрудничество в Европе, не сработали. «Изначально Хельсинский Заключительный акт готовился не предполагая привлечения США и, тем более, Канады. Только на последнем этапе решили это сделать, поскольку без привлечения глобальных игроков нельзя было бы выстроить структуру, приемлемую всеми европейскими странами», - объяснил А.Лукашевич.

В свое доказательство он привел несколько цитат. В частности, президент США Джордж Буш-старший на пресс-конференции в Брюсселе 4 декабря 1989 года после завершения саммита организации заявил: «Если сегодня я просигналю вам, европейцам, что холодной войны больше нет, то тогда возникнет вопрос: а что вы, США, делаете в Европе со своими войсками?» А, уже принимая в Кэмп-Дэвиде канцлера ФРГ Гельмута Коля 24 февраля 1990 года, он развил свою мысль: «СБСЕ не может заменить НАТО как основу западной стратегии сдерживания в Европе и фундаментальное основание присутствия американских войск в Европе. Если все же это произойдет, у нас будет реальная проблема».

«Все эти позиции хорошо известны, и когда мы напоминаем эти цитаты американским и европейским политикам, в зале воцаряется тишина. Комментариев нет, поскольку эти высказывания ярче всего выражают смысл того, что происходит на площадке ОБСЕ на протяжении последних десятилетий», - подчеркнул А.Лукашевич.

В самом деле, именно России принадлежала инициатива переформатирования Совещания в полноценную Организацию и выстраивания матрицы европейской безопасности с учетом новых вызовов и угроз. Участники ОБСЕ брали на себя взаимные обязательства сторон о военной сдержанности, о развитии институциализации европейского процесса принятия коллективных решений. Правда, все это удалось осуществить «на бумаге», невзирая на сопротивление США и части членов ЕС. Была принята Хартия безопасности и ее оперативный документ – Платформа безопасности, основанная на сотрудничестве. Межинституциональное сотрудничество на базе с центральным элементом. Сейчас об этом стараются не вспоминать.

«В 2019 году отмечался юбилей Хартии европейской безопасности. Идея Москвы переподтвердить эти принципы не нашла своего понимания и была утоплена даже без предварительного обсуждения. Значит, принципы ОБСЕ уже не работают. Это тем более печально, что на саммите Организации в Астане в 2010 году все участники подтвердили дальнейшие шаги по развитию Хельсинкского процесса и приняли решение на уровне глав государств и правительств о формировании единой и неделимой безопасности в Европе, Евро-Атлантике и Евразии на базе сотрудничества и диалога. К сожалению, для западных держав – это уже «архив», давно положенный на полку. Если текущие принципы сохранятся, ОБСЕ ничего хорошего не ждет», - заключил А.Лукашевич.

Почётный профессор Таллинского Университета Рейн Мюллерсон считает, что главная причина краха надежд, возлагавшихся на новый мировой порядок с приоритетом права над политикой заключается в том, что в международных отношениях нарушился баланс сил. В период однополярности, наступивший после распада СССР, США, по словам эксперта, уверовали в собственную вседозволенность. «Власть развращает, а международное право задействовать было невозможно, поскольку за ним не стояла сила», - заметил он.

Есть ли выход из сложившейся ситуации? Рейн Мюллерсон отвечает на этот вопрос скептически. «В Вашингтоне выступают против принципов многополярного мира и за сохранение прежних позиций. Это не слишком благоприятствует принципам сотрудничества», - заметил эстонский политолог.

Более сдержанным было выступление директора Германо-российского форума Александра Рара. Он назвал Хельсинский Заключительный акт воссозданием ялтинских договоренностей, но с вливанием либеральных ценностей и без разделения на победителей и проигравших. В случае успеха этого подхода, в основе которого лежал принцип «перемен через торговлю», в Европе мог быть сформирован общий фундамент легитимной «мягкой» безопасности. Однако, уже в конце 1970-х годов, после ввода советских войск в Афганистан, холодная война возобновилась с еще большим ожесточением, а новая разрядка второй половины 1980-х годов привела к одностороннему доминированию Соединенных Штатов и их союзников, которые, воспользовавшись открывшимися перед ними возможностями, начали строить новую систему европейской безопасности исключительно под собственные нужды. Все это привело к тому, что ОБСЕ теперь де-факто недееспособна и служит исключительно инструментом для контроля над политическими процессами в странах, стремящихся стать частью «большого Запада».

Несмотря на такие печальные итоги, не хотелось бы, чтобы ОБСЕ окончательно исчезла. Как считает А.Рар, стремительно меняющаяся международная обстановка может открыть перед организацией новые возможности. Однако новая дееспособная архитектура безопасности для всей Европы потребует партнерства с Евразийским экономическим союзом и реального, а не декларативного претворения в жизнь принципа «Европы от Лиссабона до Владивостока».

Нужно ли России быть частью европейского баланса или эта задача, и ОБСЕ вместе с ней, канула в прошлое? Отвечая на этот вопрос, доцент кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО (У) МИД России Игорь Истомин заявил о наличии последовательного курса Москвы на построение инклюзивной внеблоковой архитектуры безопасности, в рамках которой Россия будет находиться в равном положении с западными партнерами. Подписание Хельсинкского Заключительного акта помогло нашей стране дальше всего продвинуться в этом направлении и создать с этой целью переговорную площадку, действующую на регулярной основе. Однако самого по себе подписания этого документа было недостаточно, чтобы разрешить назревшие фундаментальные проблемы. Что же касается наступившей в 70-х годах разрядки, то она стала возможна не благодаря Хельсинкскому совещанию, а тем процессам, которые происходили за пределами Европы. В настоящее время «европейское» направление для России не является ни наиболее перспективным, ни единственным. Однако ЕС и отношения с Брюсселем сохраняют свое значение для Москвы, хотя многие крайне неприятные для нас особенности европейской системы по-прежнему сохраняются, а наследие идеологической и блоковой конфронтации до сих пор не преодолено.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати