ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Как COVID-19 отразится на рынке нефти?

10:52 08.06.2020 • Евгений Педанов, специальный корреспондент

Фото: russiancouncil.ru

Бюджеты многих стран Ближнего Востока традиционно очень сильно зависят от экспорта нефти. В период пандемии коронавируса произошло самое сильное снижение нефтяных котировок за последние годы. Как это скажется на рынке нефти? Какое влияние оказала достигнутая в апреле договоренность в рамках ОПЕК+? Как текущие вызовы отразятся на ближневосточных государствах в дальнейшем? На эти вопросы попытались ответить участники вебинара РСМД и Фонда Горчакова: специалист по закупкам нефти MOL Group (Венгрия) Виктор Катона и программный менеджер РСМД Руслан Мамедов.

«Очень дешевая нефть и негде ее хранить — многим экспортерам станет невыгодно ее добывать» (Виктор Катона)

Виктор Катона привел оценки МВФ, согласно которым средняя цена на нефть в 2020 году будет на уровне 35 долларов. В подобном прогнозе сходятся также крупнейшие банки и рейтинговые агентства. Значительного роста цен эксперт не ожидает и в будущие годы: котировки, на его взгляд, будут расти в среднем примерно на 10 долларов за баррель в год. Резкое падение спроса в связи с мерами карантина привело к избытку нефти на рынке. Многие страны оказались к этому не готовы, поэтому сейчас для них главная проблема – где хранить добытую нефть.

«Это блеф, никакого сокращения в США не будет» (Виктор Катона)

Капитальные затраты на добычу, по словам Виктора Катоны, будут урезаны на треть. «Общемировой спрос на нефть может упасть в этом году на 9 миллионов баррелей в день (прежде был около 100). Хотя последние 10 лет каждый год был рост. Мы вернемся на уровень 2010 году только в течение этого года», — отмечает эксперт. Сделка ОПЕК+, заключенная в апреле, подразумевает урезание добычи почти на 10 миллионов баррелей в день. США и Канада тоже взяли на себя обязательства снизить добычу. Однако и Виктор Катона, и Руслан Мамедов полагают, что американское антимонопольное законодательство, не позволяющее правительству участвовать в картелях, не даст принудить нефтяные компании пойти на снижение объемов добычи. Для России, как заметил программный менеджер РСМД, выполнение договоренностей ОПЕК+ тоже станет сложной задачей, как минимум технически. Многие месторождения придется закрыть. Впоследствии чтобы их восстановить, зачастую будет легче бурить новые скважины. Виктор Катона предупреждает, что и в новые месторождения инвестировать будут неохотно.

«В США ситуация в плане мощностей и хранения еще хуже, там цена на нефть впервые в истории была отрицательной» (Виктор Катона)

Сложнее всего будет странам, где государство выступает основным работодателем. Сокращение бюджета может привести к социальному недовольству в нестабильных регионах. Все это можно сказать о странах Ближнего Востока, где экономика сильно зависит от нефтяных доходов и недостаточно диверсифицирована. Виктор Катона привел оценки МВФ, согласно которым ближневосточные государства в этом году из-за коронавируса и падения спроса и цен на нефть могут потерять свыше 230 миллиардов долларов. «Точка безубыточности бюджетов стран Ближнего Востока даже близко не подходит к прогнозируемой цене на нефть в 35 долларов за баррель: в Кувейте и Ираке она находится на уровне 60-62 доллара за баррель, в Саудовской Аравии – 77, у ОАЭ – 70, в Алжире – 157», — подчеркнул эксперт РСМД.

«Падение цен на нефть влияет на возможность государств предоставлять услуги населению и ведет к конфликтам и отторжению территорий» (Руслан Мамедов)

Руслан Мамедов уверен, что многие процессы на Ближнем Востоке связаны и с изменением отношений между США и их ближневосточными союзниками. Раньше это были отношения потребителя и экспортеров. Однако с 2011 года США начали сами наращивать добычу углеводородов, особенно активно в 2015-м, так что вышли по этому показателю в тройку лидеров, вместе с Россией и Саудовской Аравией. Президент Барак Обама принял решение вывести американские войска из Ирака. Важность Ближнего Востока для внешней политики США, как утверждает Виктор Катона, стала снижаться. Слабое правительство и недостаток средств из-за падения нефтяных цен в 2014–15 годах вызвали раскол в иракской элите. «Дисфункция госуправления привела к формированию террористических организаций в ряде территорий, из которых потом вырос ИГИЛ (террористическая группировка, запрещена в России)», — заметил Руслан Мамедов. Падение цен на нефть и сейчас может стать дестабилизирующим фактором для всего региона. Оно способно обнажить проблемы государственного управления, связанные с его неэффективностью, клановой системой и дисбалансом в распределении доходов от добычи нефти.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати