Перспективы российской нефтегазовой отрасли

13:09 29.06.2017 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: forexoceano.ru

Эксперт РСМД Виктор Катона считает, что запасы углеводородов позволят России до конца XXI века оставаться ведущим производителем и экспортером нефти. При этом по его оценкам, цена на нефть в ближайшие годы расти не будет. Это связано и с ростом запасов и с тем, что регулировать цены в рамках ОПЕК сейчас невозможно. Более того, эксперт считает газ более перспективным ресурсом, чем нефть, так как в будущем он может стать переходным звеном между нефтью и возобновляемой энергетикой.  

С лекцией о российском рынке углеводородов в «Библиотеке на Аргуновской» выступил эксперт РСМД и специалист по закупкам нефти крупнейшей венгерской нефтегазовой компании MOL Group Виктор Катона. Согласно мнению эксперта, российской энергетике в целом санкции ущерба не нанесли. Однако введенные ограничения значительно усилили роль государства в нефтедобыче и позиции государственных компаний на внутреннем и внешнем рынках. Свои слова Виктор Катона проиллюстрировал последними приобретениями «Роснефти», которая стала крупнейшей публичной нефтегазовой корпорацией в мире:

  • Внеконкурсная покупка «Башнефти»,

  • Покупка «Конданефти»,

  • Покупка НПЗ и глубоководного порта в городе Вадинар (Индия) у Essar Oil.

После поглощения «Башнефти», «Роснефть» стала добывать 40% российской нефти. Покупка активов индийской Essar Oil позволила компании получить доступ на Индийский рынок, на который, по оценкам эксперта РСМД, будет приходиться наибольший рост потребления нефти. Виктор Катона отмечает также, что «Роснефть» ведет активную деятельность на внутреннем рынке. Так к 2017 году она стала эксклюзивным поставщиком государственных структур (Минобороны, СКР, МВД, МЧС, Нацгвардия), где бензин продается дороже, чем в рознице. Кроме того, по словам эксперта, нефтяная компания стала  частью дипломатического инструментария российской внешней политики: является  кредитором венесуэльского правительства и подписала контракт на разработку и добычу нефти с правительством Иракского Курдистана.

Энергетические санкции, по словам Виктора Катоны, нанесли ущерб лишь наиболее высокотехнологичным отраслям нефтедобычи. Глубоководные, арктические и сланцевые проекты нуждаются в американском оборудовании и технологиях. В России аналогов этим технологиям пока не существует, а для их создания необходима значительная господдержка.

Соглашение ОПЕК краткосрочно

Говоря о договоренностях ОПЕК, Виктор Катона отметил, что российские компании выполнили то, что обещал министр энергетики Александр Новак в ноябре 2016 года в Вене. Согласно венскому соглашению, Россия должна была снизить добычу нефти на 300 тысяч баррелей в день в течение первого семестра 2017 года. Эксперт РСМД считает, что подобный успех стал возможен благодаря тому, что крупнейшими нефтяными компаниями в стране являются государственные. «Роснефть» снизила добычу на 115 баррелей в день, что пропорционально ее доле в добыче российской нефти. При этом Виктор Катона сомневается, что Россия сможет держать ту же планку и в дальнейшем, так как слишком много месторождений будут вводиться в этом году в эксплуатацию. Еще одной проблемой для договоренностей ОПЕК станет то, что текущее соблюдение квот среди других стран неравномерно. Если Саудовская Аравия выполнила свои обязательства на 124%, то Ирак сократил добычу лишь на 65%. Казахстан, к примеру, обещал снизить добычу на 20 тысяч баррелей в день, вместо этого он ее повысил на 160 тысяч баррелей. Более того, до конца текущего года Иран и Ирак планируют увеличить добычу (на 300 тысяч баррелей в день и на 550 тысяч соответственно). Главная проблема ОПЕК в том, что в ее рамках можно только координировать деятельность, повлиять на политику страны-участницы нельзя. «В этой ситуации сложно представить, что оговоренное продление соглашения ОПЕК на 9 месяцев будет соблюдаться», – заключил эксперт. Залогом будущей стабильности нефтяных цен Виктор Катона считает конструктивное партнерство Саудовской Аравии и России.

Причину, по которой рынок не отреагировал на нынешние договоренности ОПЕК, эксперт РСМД, видит в росте запасов нефти в США. Виктор Катона считает, что это станет угрозой как для России, так и для Саудовской Аравии, так как, по его данным, только за 2017 год добыча сланцевой нефти вырастет в США на 1 миллион баррелей в день. Это значит, что при текущих ценах, страны ОПЕК, ограничивая свою добычу, фактически отдавали бы рынок США. Тем не менее, на руку традиционным экспортерам нефти играет то, что многие НПЗ, в том числе американские, не приспособлены для легкой сланцевой нефти. Именно поэтому США продолжают покупать тяжелую нефть из Венесуэлы. «Скорее всего, американская нефть пойдет на азиатские рынки», – предположил эксперт. Однако и там Россия и США вряд ли будут конкурировать. Несмотря на то, что США оптимизируют добычу и занимаются только наиболее прибыльными месторождениями, американским производителям еще только предстоит снизить уровень себестоимости до 45 долларов за баррель.

Газ перспективнее нефти

Виктор Катона считает, что в течение нескольких лет общемировые цены на нефть не будут расти. Рост потребления будет сбалансирован увеличением запасов. В этом случае, по его мнению, газ станет перспективнее нефти: «Многими он воспринимается как некий переход от углеводородного настоящего к менее «грязному» будущему, потому что мы еще не в полной мере готовы обеспечивать свои нужды с помощью возобновляемой энергетики». Газ будет удовлетворять текущие потребности, не загрязняя атмосферу так сильно, как нефть. По словам Виктора Катоны, у России множество перспективных газовых проектов и огромные возможности для экспорта: «Корпорация «Газпром» уже в течение 12 лет обнаруживает в ходе разведки больше газа, чем собственно добывает». В условиях увеличения добычи и роста разведанных запасов приоритетом становится поиск рынков сбыта.

Цена украинского транзита завышена

Главным рынком сбыта для российского газа остается Европа, а основной страной транзита является Украина. Объем поставок российского газа по украинскому трубопроводу, по данным эксперта, достиг 100 миллиардов кубических метров (в 2014 году – 60 миллиардов). В 2019 году заканчивается контракт на транзит газа через Украину. Есть опасения, высказанные, в частности, министром энергетики РФ Александром Новаком, что при продлении контракта украинская сторона увеличит цену транзита в 2 раза. Украинская сторона, в свою очередь, опасается, что «Газпрому» удастся завершить строительство «Северного потока – 2», что позволит России отказаться от поставок газа по украинскому трубопроводу. Виктор Катона считает,  что у «Газпрома» хорошие шансы на реализацию «Северного потока – 2», благодаря поддержке крупных европейских компаний и части политической элиты. При этом он сомневается, что украинский транзит будет перекрыт: «Экспортные поставки в такие страны, как Венгрия и Словакия, будут по-прежнему осуществляться через Украину. До середины 2020 года вряд ли удастся найти способ интегрировать их в ту систему, которая будет создаваться в обход украинской территории».

«Украина делает все, чтобы транзит через ее территорию прекратился», – отмечает Виктор Катона.

По мнению эксперта, цена украинского транзита неоправданно завышена. Если за поставки через Украину «Газпром» платит 32,8 доллара за 100 кубометров газа (стоит учесть также дополнительные затраты на транзит через третьи страны), то за весь «Северный поток»  – 37 долларов. Кроме того, трубопровод, проходящий по дну Балтийского моря, исключает любые политические риски. Виктор Катона считает, что, если Украина не пересмотрит ценовую политику, то, с точки зрения рентабельности, даже для Венгрии и Словакии станет приоритетным подключиться к новым маршрутам поставок. В настоящее время Украина пытается противостоять угрозе, выступая против строительства «Северного потока – 2» и призывая США ввести санкции против всех компаний, прямо или косвенно участвующих в проекте. Потенциальные потери Украины при создании нового маршрута, по словам Петра Порошенко, составят 2 миллиарда долларов.

После выступления Виктор Катона ответил на вопрос корреспондента «Международной жизни».

«Международная жизнь»: На сколько лет хватит российских запасов нефти при текущем уровне добычи?

Виктор Катона: Еще в 60-70е годы в докладах ЦРУ писали, что советский нефтяной сектор выходит на пик добычи, а дальше будет спад. Запасы в Западной Сибири кончатся, поэтому соответственно будет снижаться и уровень добычи.

Доля Западной Сибири в общенациональной добыче упала, но появилось очень много регионов, которые будут способствовать удержанию добычи на том же уровне. Если бы не договоренности ОПЕК, российская добыча росла бы и достигла 11,5 миллионов баррелей в день (в 2016 году – 11 миллионов). Этому способствует как рыночные условия, так и девальвация рубля, но главное – огромные запасы. Есть части Арктики (ближе к Аляске), которые практически не разведаны. Море Лаптевых, к примеру, скрывает большое количество углеводородов. В Баренцевом и Печерском морях следует провести дополнительную разведку и найти там резервы. Есть перспективы и у российской сланцевой нефти. В Каспийском море не проводилась разведка в более глубоких подсолевых пластах.

До конца текущего столетия Россия останется ведущим производителем и экспортером нефти. Единственная проблема в том, что те месторождения, которые дешевле разрабатывать (операционные расходы 19-20 долларов), будут постепенно уходить. Появятся не менее емкие месторождения, но они будут дороже для эксплуатации. Добыча будет уходить на восток, в сторону шельфа (Каспийского и Арктического) и на Сахалин. В других богатых нефтью странах добыча на «рубежных» территориях уже ведется. Например, глубоководный шельф США в Мексиканском заливе начнет разрабатываться в начале 20-х годов. Российский же глубоководный шельф присутствует лишь в одном-двух проектах. Именно в этом запаздывании и преимущество, и недостаток России.

«Международная жизнь»: Спасибо за Ваш ответ!

Ключевые слова: США Газпром Саудовская Аравия РСМД Арктика ОПЕК Украина Северный поток Виктор Катона Роснефть Западная Сибирь Восточная Сибирь Арктический шельф Каспийский шельф

Версия для печати